Спроси Алену

БИОГРАФИЯ

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. На сайте собрана библиотека биографий и творчества известных людей. Официальные биографии сопровождаются фотографиями, интересными фактами из жизни великих людей: музыкантов, артистов, писателей. В биографиях можно познакомиться с творчеством: музыки mp3, творчество великих музыкантов и исполнителей, история жизни знаменитых артистов и писателей, политиков и других, не менее важных персон, оставившие свой след в Истории. Календарь и дайджест поможет лучше со ориентироваться на сайте.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
23 ноября 2017 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Скупой платит дважды!
Пойду работать к скупому.


Сегодня на сайте 1153 биографий


Биографии. История жизни великих людей

На этой странице вы можете узнать много интересного о жизни великих людей, познакомиться с их творчеством. Жизнь замечательных людей. Биографии. Истории жизни. Интересные факты из жизни писателей и артистов. ЖЗЛ. Биографии сопровождаются фотографиями. Любовные истории писателей, музыкантов и политиков. Факты из биографий. Выберете биографию в окне поиска или по алфавиту. Биографии дополнены рубрикой "творчество". Вы можете послушать произведения авторов в формате mp3.
Поиск биографии:
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я | ВСЕ
НАЗАД

Шмидт Петр Петрович
Шмидт Петр Петрович
Шмидт Петр Петрович
17 февраля 1867 года – 19 марта 1905 года

История жизни

Петр Шмидт лейтенант Черноморского флота в отставке, руководитель Севастопольского восстания 1905. Расстрелян.
Родился в морской семье. Отец его в дни первой Севастопольской обороны командовал батареей на Малаховом кургане. Впоследствии он дослужился до чина вице-адмирала и умер градоначальником Бердянска. Мать Шмидта происходила из князей Сквирских, чуть ли не гедиминовского рода - обедневшей ветви древних польских королей и литовских великих князей.

29 сентября 1886 окончивший Петербургский морской корпус Петр Шмидт был произведен в мичманы.
Сперва он плавал в качестве второго, а затем старшего помощника капитана на судах Добровольного флота, в частности, на "Костроме", а впоследствии перешел на службу в РОПИТ (Русское общество пароходства и торговли). В газете "Одесские новости" от 6 ноября 1905 года, то есть вскоре после первого ареста Шмидта, помещена заметка без подписи - "Лейтенант - борец за свободу": "Среди своих товарищей и сослуживцев П.П.Шмидт всегда выделялся как чрезвычайно просвещенный и выдающегося ума человек, обаяние которого было неотразимым. Честная, открытая и добродушная натура этого моряка привлекала к нему симпатии всех, кто приходил с ним в близкое соприкосновение. На тех судах, где служил Шмидт, не только все члены кают-компании относились к нему с какой-то нежной, родственной любовью, но и низший персонал команды смотрел на него, как на старшего своего товарища. С глубокой грустью Петр Петрович всегда говорил в кругу друзей о проявлениях бюрократического произвола, и от всех его речей веяло ненасытной жаждой свободы, не личной, конечно, а общей, для всего русского населения, гражданской свободы. Дума этого человека была переполнена верой в близость свободы, верой в силу передовой русской интеллигенции".
А вот воспоминание плававшего вместе со Шмидтом Карнаухова-Краухова, который впоследствии был одним из организаторов, восстания на крейсере "Очаков" и прошел все этапы каторжного ада. Краухов плавал на ропитовском грузо-пассажирском пароходе "Игорь" в качестве ученика штурмана, когда капитаном был П. П. Шмидт. "Команда "Игоря", - писал Краухов, - любила своего грозного и справедливого командира, безупречно подчинялась его распоряжениям и даже угадывала его жесты и движения". С глубоким уважением, вспоминает Краухов, относился Шмидт к матросам. "Мордошлепам" у меня места нет! - говорил он. -Я от них ушел с военной службы. Здесь только свободный матрос - гражданин, строго подчиняющийся своим обязанностям во время службы".
Шмидт много внимания уделял образованию команды. "Штурманам было распоряжение заниматься с матросами в специально назначенное для этого время. Для занятий приобретались учебники и учебные принадлежности за счет парохода. Сам же "учитель Петро", как мы называли Шмидта, садился на шканцах среди команды и много рассказывал". (Карнаухов-Краухов. Красный лейтенант, 1926)
Много требуя от подчиненных, П. П. Шмидт свято выполнял свои обязанности капитана. "Были и такие денечки, - пишет Краухов, - когда Шмидт не сходил с мостика по 30 часов. Это был моряк, до мозга костей влюбленный в море, знающий себе цену, отлично понимавший морскую службу" .
"Да будет Вам известно, - писал Шмидт 2 ноября 1905 года Зинаиде Ризберг, - что я пользуюсь репутацией лучшего капитана и опытного моряка" . И немного позднее снова: "Если бы ты немного побыла в Одессе, которая наполнена моряками, которые служили со мной и зависели от меня, то, я знаю, они бы тебе хорошо отозвались обо мне" ("Лейтенант Шмидт. Письма, воспоминания, документы", 1922 г.). И это не было бахвальством в устах человека, которого через два месяца царская юстиция приговорила к виселице.
Когда в 1889 адмирал С. О. Макаров задумал пробиться на вновь построенном "Ермаке" к Северному полюсу, одним из первых он пригласил с собой лейтенанта Шмидта. Взаимное уважение и дружба соединяли этих разных людей.
В том же году в Киле был спущен на воду пароход "Диана", заказанный РОПИТом. 8 тысяч тонн водоизмещения, 1800 сил в машине и 8,5-узловый ход - по тем временам это было внушительное океанское судно. Капитаном "Дианы" был назначен Петр Петрович Шмидт, вернувшийся из полярного плавания.
"...Очень мало прикасался к земле, - писал он о последующих годах Зинаиде Ризберг, - так как, например, последние десять лет плавал только на океанских линиях и в году набиралось не больше 60 дней стоянки в разных портах урывками, а остальное время обретался между небом и океанами" .
"...Если бы вы знали, какой каторжный физический труд представляет из себя служба на коммерческом флоте... Если мне дадут временно пароход Черноморский, то это вот какая работа. Я ухожу из Одессы по портам Крыма и Кавказа и обратно возвращаюсь через 11 дней. За эти 11 дней при тяжелых зимних погодах и штормах я должен посетить 42 города, в каждом из них сдать и принять груз и пассажиров. Придя в Одессу, я принимаю ванну, потому что в море почти невозможно это, и погружаюсь в летаргический сон в первый день, на второй день я уже принимаю груз, вожусь с формальностями и документами и к вечеру уже ухожу опять на 11 дней по тем же портам. В такой головокружительной гонке и вечно напряженном внимании, отвечая за сотни пассажирских жизней, находишься все время" .
В газете "Одесские новости" от 20 ноября 1905 года были напечатаны воспоминания о Шмидте, подписанные "Моряк". "Пишущий эти строки плавал помощником П.П.Шмидта, когда он командовал "Дианой". Не говоря о том, что мы все, его сослуживцы, глубоко уважали и любили этого человека, мы смотрели на него, как на учителя морского дела. Просвещеннейший человек, Петр Петрович был просвещеннейшим капитаном. Он пользовался всеми новейшими приемами в навигации и астрономии, и плавать под его командованием - это была незаменимая школа, тем более, что Петр Петрович всегда, не жалея времени и сил, учил всех как товарищ и друг. Один из его помощников, долго плававший с другими капитанами и назначенный затем на "Диану", сделав один рейс с Петром Петровичем, сказал: "Он открыл мне глаза на море!"
В конце ноября 1903 года "Диана" шла из Риги в Одессу, Двое суток не утихал шторм, и двое суток капитан не покидал мостика. Лишь когда погода немного улучшилась, Шмидт ушел к себе и уснул.
"Не прошло и двух часов, - пишет "Моряк", - как погода изменилась, нашел туман. Помощник, стоявший на вахте, по непростительной небрежности не сообщил об этом капитану и не разбудил его, и "Диана" налетела на подводную гряду камней, как потом выяснилось у острова Мен. Страшный удар о камни, треск всего корпуса парохода заставил выбежать на палубу весь экипаж. Темнота ночи, шторм, жестокие удары о камни, неизвестность - все это вызвало панику, команда шумела, начался беспорядок.
И вот раздался тихий, но какой-то необыкновенно твердый и спокойный голос Петра Петровича. Этот голос призвал всех к спокойствию. Это была сила влияния необыкновенная. Не прошло минуты, как все были спокойны, все почувствовали, что у них есть капитан, которому они смело вручают свои жизни. Эта спокойная отвага Петра Петровича не вставляла его все дни аварии, и он спас "Диану".
Радио в те поры еще не пришло на флот. Первая радиостанция на русском торговом судне "Россия" была установлена только через пять лет. Поэтому потерпевшие аварию не имели возможности сообщить о своем бедственном положении. А заметили их лишь через несколько дней, когда стих шторм.
"На третий день пароход был в положении опасном, и Петр Петрович приказал команде и помощникам садиться на шлюпки и выбрасываться на берег о. Мен. Он сам спокойно распоряжался каждой шлюпкой, заботливо относясь не только к людям, но и каждому матросскому узелку вещей, он передал нам свое спокойствие, и мы все благополучно выбрались на берег в бурунах.
Когда все мы сели в шлюпки, то обратились к нему, чтобы и он садился. Он грустно посмотрел на нас и со своей доброй улыбкой сказал:

- Я остаюсь, я не покину "Диану" до конца.

Мы все, едва удерживая слезы, уговаривали его, но он остался при своем решении. Тогда мы сами пожелали остаться с ним, но он разрешил это только четырем из нас, находя, что эти люди могут понадобиться ему для сигнализации и сообщения со спасательными пароходами, если бы таковые пришли".

16 суток пробыл Шмидт на гибнущем судне, до тех пор, пока 14 декабря его не сняли окончательно с камней.

"После аварии, - продолжает свой рассказ "Моряк", - мы были озлоблены все на помощника, который был виновником несчастья. Он же, Петр Петрович, не произнес ни одного слова упрека и потом в своих донесениях к директору РОПИТа старался всеми способами снять вину с помощника и принять ее на себя.

- Я капитан, - говорил он, - значит, я один и виноват.

Недаром так сильно было влияние этой безукоризненной личности на всех, кто соприкасался с ним..."
Недавно в "Неделе" опубликовано письмо Шмидта сыну, написанное из Киля, где ремонтировалась "Диана":

"Очень большая работа должна быть окончена, и только тогда я могу просить отпустить меня .вследствие расстроенного здоровья, да и то еще не знаю, как пойдет ремонт парохода и не потребует ли он тоже моего присутствия. Надо, сыночка, смотреть на вещи по-мужски и не допускать в душе слабостей; если пароход под моим командованием потерпел такую жестокую аварию, то мой долг не избегать всей работы для приведения дела в порядок. Я хочу, чтобы "Диана" после несчастий и починки была бы лучше и крепче, чем раньше, а для этого нужен мой хозяйский глаз` если я не буду больше на ней плавать, то пусть она плавает еще долго и благополучно без меня вполне .исправная. Кончу все, тогда отдохну дома с чистой совестью, а не как беглый лентяй".
В начале русско-японской войны Шмидт был призван на военный флот и назначен старшим офицером большого угольного транспорта "Иртыш", который должен был сопровождать эскадру адмирала Рождественского, направлявшуюся на Дальний Восток с Балтики. После погрузки угля транспорту приказали идти в Ревель на императорский смотр. Предоставим слово ещё одному очевидцу.
"Из канала в другой канал "Иртыш" выводили два буксирных катера. Нужно было сделать крутой поворот. Стали развертываться, но вследствие ветра развернулись неудачно. Буксир .вытянулся и заскрипел. Вдруг раздается оглушительный выстрел, как из пушки, буксир лопается, и транспорт полным ходом идет к берегу. Катастрофа была бы неминуемой, если б её не предупредил старший офицер. Не потеряв присутствия духа, лейтенант Шмидт перевёл обе ручки машинного телеграфа, и обе машины заработали полный ход назад. Старший офицер командовал, как всегда, красиво, отдавая приказания спокойным, звучным голосом.

"Комендоры, к канату, - загремел металлический голос. - Оба якоря к отдаче изготовить. Из правой бухты вон! Отдать якорь!"

Якорь полетел в воду.

"Канат травить до пяти сажен".

Комендоры только что успели застопорить канат, как с мостика раздалась команда: "Из левой бухты вон! Отдать якорь!"
Полетел в воду и другой якорь. "Канат травить до пяти сажен. Как на лоте?" - справился старший офицер у лотового. "Остановился", - ответил лотовой. Не прошло и минуты, как лотовой закричал: "Назад пошел!" Старший офицер быстро перевел телеграф на "стоп", и катастрофа миновала.
Командир, всё время стоявший на мостике неподвижно, как изваяние, наконец, сообразил, какой опасности подвергался транспорт Взволнованный, он подошёл к старшему офицеру и молча пожал ему руку.
...Буксирами командовал зав. гаванями. Когда катастрофа миновала, он снова вступил в командование. Старший офицер подошел к нему: "Уходите, я без вас лучше бы управился..."

"А кто дал бы вам катера?" - спросил его заведующий. "Я и без ваших катеров под своими парами управился бы... Уходите с мостика!"

Заведующий с обиженным видом сошёл с мостика. "Я отправлю рапорт адмиралу, - бросил он старшему офицеру. - Вы не имеете права оскорблять меня" . (Из дневника матроса-цусимца, "Современник", № 9, 1913)
Рождественский, не разобравшись, посадил Шмидта на 15 суток в каюту под ружьё.
Но Шмидту не суждено было пережить позор Цусимы. В Порт-Саиде он заболел и вынужден был вернуться в Россию. Когда Шмидт сел в катер, чтобы покинуть корабль, вся команда - две с лишним сотни матросов - выбежала на ванты и грянула ему от всей души "Ура!".
Не удивительно, что в среде морских офицеров Шмидт пользовался репутацией вольнодумца, "розового". Когда на мачте "Потёмкина" взвился красный флаг революции, по Севастополю пополз слух, что восставшим броненосцем командует лейтенант Шмидт. А Шмидт в это время прозябал в Измаиле на миноносце № 253.

После знаменитой речи на кладбище, когда Шмидт сидел уже под арестом на броненосце "Три святителя", рабочие Севастополя избрали его пожизненным депутатом Совета.

"Я - пожизненный депутат севастопольских рабочих. Понимаете ли, сколько счастливой гордости у меня от этого звания. "Пожизненный". Этим они хотели, значит, меня выделить из своих депутатов, подчеркнуть мне свое доверие на всю мою жизнь. Показать мне, что они знают, что я всю жизнь положу за интересы рабочих и никогда им не изменю до гроба...
Я должен это ценить вдвое, потому что может быть более чуждым, как офицер для рабочих? А они сумели своими чуткими душами снять с меня ненавистную мне офицерскую оболочку и признать во мне их товарища, друга и носителя их нужд на всю жизнь. Не знаю, есть ли еще кто-нибудь с таким званием, но мне кажется, что выше этого звания нет на свете. Меня преступное правительство может лишить всего, всех их глупых ярлыков: дворянства, чинов, состояния, но не во власти правительства лишить меня моего единственного звания отныне: пожизненный депутат рабочих" .
Шмидт называл себя "социалистом вне партии". Единственное его "революционное" деяние до 1905 - переписка для гектографа "Исторических писем" Лаврова. Но в то же время Шмидт "с юных лет интересовался общественными науками, которых требовало оскорбленное чувство правды и справедливости". Он обладал безбрежным, как океан, энтузиазмом, кристальной чистотой души. Шмидт был весь соткан из гуманности.
И вот этот человек волею судьбы и своей любви к свободе вынужден был стать вождем восставших матросов "Очакова". Шмидт не был организатором восстания, он не был даже его сторонником. Он поехал на "Очаков" только по настоятельной просьбе матросов. Экзальтированный, пораженный величием открывающихся перед ним целей, Шмидт не столько руководил событиями, сколько вдохновлялся ими. И вот уже отправлена в Петербург телеграмма царю, подписанная "Командующий Черноморским флотом гражданин Шмидт", и на стеньге "Очакова" поднят сигнал: "Командую флотом. Шмидт". И он ждет, что вся эскадра немедленно выбросит красные флаги, арестует офицеров во главе с ненавистным .адмиралом Чухниным и присоединится к "Очакову". А эскадра зловеще молчала... Потом каземат, суд. Было время обдумать все происходящее, покаяться, попросить прощения и тем вымолить себе жизнь. Но тут Шмидт непоколебим: "Лучше погибнуть, чем изменить долгу", - пишет он в завещании сыну.
"...Тверда моя вера, что в России социалистический строй уже не за горами, и, может быть, мы ещё доживём до всех признаков переворота, последнего переворота, после которого человечество выйдет на путь бесконечного мирного совершенства, свободы, благосостояния, счастья и любви! Да здравствует же грядущая молодая, счастливая, свободная, социалистическая Россия!" .
"Я знаю, что столб, у которого я встану принять смерть, - бросил Шмидт в лицо судьям, - будет водружён на грани двух разных исторических эпох нашей родины... Не гражданин Шмидт, не кучка восставших матросов перед вами, а стомиллионная Россия, и ей вы выносите свой приговор".
На рассвете 6 марта 1906 грянули винтовочные залпы на острове Березань. Был приведен в исполнение приговор над лейтенантом Петром Шмидтом, кондуктором Сергеем Частником, комендором Николаем Антоненко и машинистом Александром Гладковым. Стреляли 48 молодых матросов с канонерской лодки "Терец". Сзади них стояли солдаты, готовые стрелять в матросов. А на солдат были наведены орудия "Терца". Даже осуждённых, связанных, поставленных под дула винтовок, боялось царское правительство Шмидта и его товарищей.
Сегодня имя лейтенанта Шмидта стало символом беззаветного стремления к свободе, символом подвига русской интеллигенции. В.И.Ленин высоко оценил значение восстания на "Очакове". 14 ноября 1905 он писал: "Восстание в Севастополе всё разрастается... Командование "Очаковым" принял лейтенант в отставке Шмидт.., севастопольские события знаменуют полный крах старого, рабского порядка в войсках, того порядка, который превращал солдат в вооруженные машины, делал их орудиями подавления малейших стремлений к свободе".


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ