Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
01 октября 2022 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
В ресторане.
- Официант, дожарьте мою дичь!!!
- А что она плохо прожарена!?
- Не знаю, как она прожарена, но она жрет мой салат из моей тарелки!!!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Виктор Король | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Поклон тем, кто падал, и слава тому, кто, не разбившись - смог встать.











________________________
____________________________________________________
◊◊◊

Сумерки
Я научился любить жизнь и ненавидеть смерть. Пройдя через сомнения и боль в заоблачных долинах счастья, через миллионы световых лет, купаясь в обжигающих лучах последней синей звезды. Пройдя по краю черной бездны, что смеясь, обрушивается в свое начало. Испытав вечность сумасшествия от пронзающей силы этого смеха. Я научился видеть выжженными глазами и говорить разорванным ртом. Я научился созерцать и творить.
Когда то давно, я всегда смотрел на неё с нежностью, но однажды - наблюдал, как она, меняясь, превращается в чудовище, и умирал раз за разом не в силах выносить это зрелище. Я уходил пожираемый безумной злобой к этому беспристрастному существу и однажды, подойдя к нему вплотную, чтобы вонзить в его сердце острый нож, я разглядел в нем иную красоту. Я рыдал, обнявши непослушными руками, незыблемый алтарь вечности и раскаленные слезы капали из моих выжженных глаз на холодный гранит, тут же испаряясь. Я рыдал от жалости к самому себе, чтобы тут же себя возненавидеть.
Я уходил в ночь и пронзал темноту воспаленными глазами, стараясь уйти от самого себя в манящую черноту неизвестности. Я полюбил смерть, разглядев в ней путь к идеальному счастью. Я стремился к ней всеми силами и выпускал свою кровь каплю за каплей, засыпая уверенным в обретении этого счастья. Как страшно было просыпаться, разлепляя опухшие веки. Подымать с пола ослабевшее и трясущееся тело прячась от жгучих лучей полуденного солнца. Забиваться в темный угол и закрыв голову руками - скулить от страшной безысходности, дожидаясь заката, чтобы вновь разодрать едва зажившие раны. Так я падал все глубже и глубже пока не ударился о самое дно.
Я обжегся о ядовитую почву бытия и был выброшен на поверхность. Падая в холодные объятия смерти, я не прикрыл глаз, и был ошеломлен протянувшейся за ней пустотой. Не идеальное счастье, как мне думалось ранее, ни даже забвение, как я твердо знал в момент падения. Там не было даже покоя. Только необъятная всепожирающая пустота. Холодная и неживая, она неумолимо перемалывала все, что в неё попадало, не оставляя ничего.
Я очнулся продрогшим и ослабевшим. Отравленным до мозга костей, но живым. И тогда я посмотрел на мир совершенно другими глазами. Я возненавидел смерть, как то, самое страшное, что может случиться с живым существом. Я с трудом поднялся, и ослабевший шатаясь, пошел навстречу жизни. Я понял, что смогу её полюбить!
1. Закат
Красный диск солнца завис над водной гладью, готовый окунуться в зеркальные глубины лазурного моря. Воздух был насыщен треском цикад и предчувствием ночи. Я медленно спускался с каменистого обрыва к побережью. Не было никого, кроме меня, моря и этих цикад. И еще, какая-то томящая уверенность в том, что это произойдет именно сегодня… этим удивительным вечером. У подножия холма, я, оступившись, упал в зеленую поросль, которая словно взорвалась подо мной. От неожиданности я вскочил, и с удивлением глядя на место своего приземления - рассмеялся. Я был атакован маленькими сферическими растениями, что в изобилии пронизывали прибрежную траву. Ecballium elaterum Z – бешеный огурец - ворчливое растение из далекого детства, я, смеясь, вступил на белый песок и пошел по направлению к искрящейся воде.
Теплая вода податливо расступалась под взмахами моих рук. Я не чувствуя усталости спешил настигнуть погружающееся в море солнце. Я закричал ему, что - бы оно меня обождало, и, перевернувшись на спину, поплыл по течению, глядя на алые разводы, окрасившие рваные перья облаков. Я пронзал это небо ласковыми глазами, и казалось, видел, как мне улыбаются далекие звезды, спрятавшиеся за небесным куполом. Как мимо пролетает Иллианская комета, и, делая завершающий поворот, уносится вспять, задевая своим хвостом атмосферу. Как мириады сверкающих капель взрываются искрящимся фейерверком и тают, на одно мгновение, слившись с алыми облаками. Я помахал ей рукой, и мне стало немного грустно, от мысли, что этого всего не будет тут, когда комета вернется обратно. Тропические джунгли или тысячелетние ледники, знойные барханы или хвойный лес. Быть может, огражденное от океана соленое озеро, а может и сам океан, во всей своей красе. Но вот так вот уже, ни будет никогда. И никто… никто, не способен будет вернуть этот вечер, или любой другой из шестидесятимиллионного цикла, что завершит собой возвращение Иллианской кометы. Я с тоской смотрел сквозь алые облака и стиснув зубы изо всех сил гнал от себя мысль, что это небесное светило, может по своему возвращению, застать здесь совершенно иную, лишенную природной гармонии картину. Я набрал полную грудь воздуха и плавным движением руки перевернулся на живот, что бы тут же уйти под воду.
Маленький краб, широко раскинув клешни, настороженно перебирался через ветку облепленного водорослями коралла. Его расставленные впереди панциря глазки – антенны недоверчиво меня сверлили, а я, в свою очередь, изогнувшись, завис над ним, таким независимым наблюдателем. Уже забыв про комету, и про погружающееся в море солнце, которому я наказал ждать, смотрел на это маленькое существо и мою душу переполнял восторг. Эти глубины меня всегда зачаровывали, но сегодня, сегодня я их полюбил искренне и беззаветно, как будто бы увидев в первый раз, проведя всю жизнь до этого в душной и тесной яме. Оставив краба, я поплыл вдоль по дну, разгоняя руками тучи серебристых рыбок. Подо мной плавно покачивались редкие ленты водорослей, расставив по сторонам узкие длинные листья. Песочные прогалины чередовались каменными нагромождениями, которые я огибал, не желая брать выше.
Закат брал свое, становилось все темнее и я, внимательно всматриваясь в морское дно, едва не ударился о неожиданно возникшую перед собой громадину. Резко взяв вверх, я проплыл поперек левого борта лежащей на боку деревянной яхты, едва не зацепив её своим носом. Проплыв по инерции немного дальше, я развернулся, чтобы хорошо её рассмотреть. Алые отблески заката зловеще играли на обращенной ко мне палубе. Сломанная в двух местах мачта лежала рядом, наполовину занесенная песком. Там же находилось и колесо штурвала, ощетинившись из песка полукругом полированных ручек. Моллюски и водоросли еще не успели обжить её покатые бока, значит, гибель произошла совсем недавно. Это было странно. Я сделал круг, в поисках каких либо механических повреждений и не нашел их. Попробовал было сунуться в отверстие зияющего на палубе открытого люка, и тут же отказался от этой идеи. Там было слишком темно, и кроме возможности запутаться в рыболовных сетях, я вряд ли, что ни будь с того получил. Подплыв к самому дну, я снова сделал круг и на этот раз, это принесло результаты. Недалеко от носовой кормы, между камнями белел человеческий череп и еще несколько костей, включая фаланги пальцев правой руки, что произвольно рассыпались вокруг большой конусной раковины. Я подплыл ближе и заглянул в пустые глазницы черепа, нисколько не удивившись состоянию останков. Маленькие, вечно голодные рыбешки, что сновали повсюду в поисках пищи, не имели никакой разоружающей философии, что могла бы их удержать от этого пира. Остальные части тела, наверное, унесли хищники покрупнее, и у меня не было никакого желания их искать. Санитары моря сделали свое дело не хуже чем вековое ожидание.
Я не испытывал жалости к этому безымянному моряку. Я вообще мало к кому испытывал подобные чувства. И дело вовсе не в падении. Помнится еще в глубоком детстве, я равнодушно проходил мимо нищих стариков, что промышляли попрошайничеством на центральной площади города. Они всеми силами старались вызвать мою жалость, выставляя напоказ свои уродства, свои разбитые судьбы, свои слезы, и мне они были равнодушны. Но я не мог пройти мимо маленькой забитой собачонки, что испуганно жалась к углам каменных стен. Я смотрел в её глаза и читал в них страх и смертельную тоску, постоянный голод и боль. Из моей груди вырывались рыдания. Я, пятилетний, готов был отдать ради неё все, лишь бы не видеть больше такого взгляда, лишь бы знать, что у неё все будет хорошо. Но у меня ничего не было. Я мог драться с мальчишками, сколько было сил, защищая грозящего быть раздавленным паука. Падать на землю и кидаться с кулаками вновь, лишь бы не быть свидетелем этой бессмысленной и неосознанной жестокости. Я мог жалеть только близких. Среди людей их было мало, очень мало, и этот безымянный моряк, конечно, не входил в их число. Я вновь заглянул в зияющие глазницы черепа и не прочел в них ничего, кроме звенящей тишины.
- А ты думал, все будет иначе? Мысленно обратился я к черепу и, выхватив из песка - лежащую на дне раковину, устремился на поверхность, рассчитывая успеть полюбоваться последними мгновениями заката.
3. Ночь.
Солнце утонуло за морским горизонтом, забрав за собой алую дорожку, что тянулась к нему от моих ног. Я думал было побежать по ней за ним, но испугавшись не успеть – остался сидеть на песке. Лезть в воду больше не хотелось. Несколько белых чаек застыли у воды, вместе со мной наблюдая, как огненное пятно, исчерпывая себя, провозглашает наступление ночи. Она была безлунна. Я сидел у кромки воды, поджав ноги, и глядел, как фосфорическим светом серебрятся легкие волны. Я спрашивал, что я для них значу? Как и в любой из череды бесконечных темных ночей, я задавал вопросы. Волнам, морю и прибрежным скалам. Степенно тающей на небосклоне луне и таким далеким звездам. Я меньше спрашивал солнце и перистые облака, мглистые горы и первые лучи слепящего рассвета, потому что, был искренне верен только ночи. Сейчас я задавал ей вопросы, но знал, что отвечать на них придется мне самому. Гадать, строить предположения, грустить или смеяться, но все равно любить каждое утекающее мгновение, что давала мне ночь, забирая взамен, частицы моей жизни.
Отпустив чаек, я пошел вдоль берега, не забыв прихватить с собой красивую раковину. Ласково шумели волны, я наступал босыми ногами на мокрый песок, зная, что мои следы тут же будут стерты следующей накатившей волной. Я думал о судьбе найденной мною яхты. То, что она потонула – это было странно, в этих местах давно стояла хорошая погода, и о шторме не могло быть и речи. Неужели Большой Змей? Вряд ли, на моей памяти и памяти нескольких поколений предков, не было нападений на человека. Если кто из людей и умирал с его помощью, то только от страха, не в силах втиснуть обрушившуюся реальность в узкий объектив своего мировоззрения. Тем более нападение на яхту, нет, точно – нет. Что же тогда? Эта яхта лежала на дне моей маленькой лагуны, и это был неоспоримый факт. Пираты сюда никогда не заглядывали, а если бы это были и они, то на месте практически невредимой яхты, я бы верно нашел только несколько обгоревших обломков. Быть может, этот человек приплыл сюда, что бы свести счеты с жизнью и, просверлив в днище лодки незамеченную мною дыру, вышел на палубу в последний раз вдохнуть глоток свежего воздуха? В это предположение мне тоже, не сильно верилось, и я исчерпав все разумные варианты оставил мысли о яхте, пообещав ей на последок, что покоя она здесь не найдет, и в силу своих искусственных очертаний никогда не станет полноценной частью морского ландшафта.
В южной части лагуны была небольшая площадка, окруженная с трех сторон можжевельником. Там я обычно прятался от полуденного солнца, оставляя при этом прекрасный обзор на море. Сейчас я лежал в воображаемой тени хвойного дерева и сквозь треск цикад пытался уловить легкий шелест волн. Мягкий белый песок еще держал в себе дневное тепло, и я, периодически перекатывался с одного места на другое, исчерпав весь потенциал предыдущего. Так я наткнулся на свою раковину, отброшенную в сторону по прибытию на прогалину. Она была конусной формы, изгибаясь к основанию, словно диковинный рог. От широкой стороны расходилось пять небольших лучей с одинаковым интервалом. Один из них был надломлен. Я вытряхнул из раковины песок и приставил отверстием к правому уху, собираясь прислушаться к её дыханию.
4.
Обнаженная девушка сидела на обломке скалы, теряющим свое начало в глубине мерцающих волн. Она пела, и её песня завораживала меня, проникая в самые глубины сознания, освещая его самые далекие уголки. Я не слышал слов, а может быть, я их не понимал. Я стоял по пояс в воде и, затаив дыхание глядел на неё. Что-то перевернулось глубоко внутри меня, взорвалось и бесповоротно изменилось. Я не знал, я не хотел этого знать, сейчас. Я просто смотрел в её большие черные глаза и терял себя. Все что было, жило, существовало вчера, сегодня и тысячи лет до этого было теперь бесконечно неважным. Завтра – просто жестокая шутка. Я хотел раствориться в этом мгновении и навсегда остаться в нем, стать его частью. Я глядел в её большие глаза, и чарующая песня освещала каждый уголок моего сознания. Синие звезды пульсировали над головой, и я мог до них дотянуться. Я знал её имя. Я всегда его знал. Я закричал, но услышал только свой шепот. Мерцающая вода сомкнулась вокруг её обнаженных бедер. Я почувствовал на своих щеках тепло горячих рук. Её глаза расширились. Девушка задрожала, и яркая белая вспышка озарила все вокруг…
5.
Поднявшийся ветер гнал мелкие песчинки через мое обнаженное тело. Холодный рассвет пробивался сквозь веки. Я полностью сосредоточился на этих песчинках, стараясь найти себя в безграничных просторах холодного белого песка. Сознание медленно возвращалось. Очень медленно, словно после многолетнего летаргического сна. Шаг за шагом, я выхватывал, вытаскивал из своего сознания образы и фрагменты жизни существа, которому должно было быть имя. Я их искал, скрупулезно и настойчиво складывая в одно целое. Спустя вечность, я сфокусировал взгляд на хвойных ветках можжевелового дерева, что плавно покачивались над моей головой. И лишь когда моего слуха коснулся легкий трепет морского прибоя, я резко поднялся и закричал… Остывшее солнце пронзительно смотрело на меня пустым взглядом мертвых глаз.

Я бежал по выжженному песку, обхватив голову руками, и раз за разом повторял слова из короткой считалочки далекого детства. Я падал на песок и, обжигаясь, вскакивал, что бы тут же упасть. Я хотел вбить эти простые слова глубоко в свое сознание, заполнить ими его до предела и остыть. Нет, я хотел найти…
Шум волны…
Стена воды поднялась передо мной, выбросив к моим ногам округлый предмет. Оцепенев от ужаса, я смотрел на вонзившийся в песок череп безымянного моряка. Его глаза, поводив по сторонам, остановились на мне, и гигантская волна обрушилась в бездну, увлекая меня за собой.
И треск дождя…
Грозовые тучи сгустились над моей головой. Я лежал на холодном песке, не в силах ни о чем думать. Беспристрастным и остывшим наблюдателем смотрел на себя со стороны и видел, как черные тучи выплеснули из себя первый дождевой порыв. Воздух наполнился кровью. Тяжелые красные капли взрывались на моем теле и сыпались мелкими осколками на влажный песок. Я вздрагивал всем телом, и в отражении этих осколков менялись мои глаза, наливаясь пустотой и безразличностью.
Не рыдают уходя…
Я исступленно бил руками по воде, нырял в глубину и вновь поднимался на поверхность. Прочесывал метр за метром, трепетно собирая их в морские мили. Я резал свои дрожащие от холода руки, об острые донные камни и раковины моллюсков. Я мог назвать по имени каждую частицу своей маленькой лагуны, но не мог найти.
Не смеются, выпив грусть…
Очередной закат сменялся рассветом. Красный диск солнца метнулся по небосклону и на мгновение завис, перед тем как вновь уйти под воду. Он пульсировал над водной гладью, каждый раз вызывая во мне все меньше чувств.
- Ты мне больше не страшно, чудовище, пусть в твоем взгляде заключен весь ужас вселенной, уже не страшно, повторил я устало, всему приходит конец - исчезни!
Шипение испаряющейся воды… темнота…. Рассвет… мрак… вновь постылое солнце… рассвет…
Хочется сойти с ума и смеяться, смеяться, смеяться. Хохотать от счастья и от своей обретенной глупости. Бездумно наслаждаться теплом лучистого солнышка, нежась в мягкой зеленой траве и не знать его истинного обличия. Хочется поверить, в какого ни будь Бога, не важно, в какого, лишь бы свалить на его плечи тяжелый груз из рвущихся вопросов, и еще более тяжелый – из найденных ответов. Поверить и смеяться…
Посчитаю и вернусь…
Невозможно, пустые надежды, все это уже было и ты прекрасно об этом знаешь, остается сидеть на этом песке и ждать старости. Дожди сотрут вымученную улыбку, занесет песком больные уши и выжжет солнце воспаленные глаза, и может быть ты, когда-нибудь, все забудешь, и волею несуществующего рока, вновь спустишься с этого склона, что бы окунуться в теплые морские воды. Возможно, ты окажешься слишком упрямым - слишком, но спустя время - все равно рассыплешься на мельчайшие составляющие, смешавшись с прибрежным белым песком, ты все равно себя окончательно потеряешь. Это всего лишь вопрос времени. Невозможно бросить вызов вечности, потому, что ты есть только капля воды в этом бушующем потоке.
Я приложил красивую раковину к своему уху, собираясь послушать её пение.
6. Рассвет
Обнаженная Сирена сидела на обломке скалы, что терял свое начало в глубине мерцающих волн. Завидев меня, она улыбнулась.
- Нам остается только её любить, понимаешь? Только её любить! Она засмеялась и взяла меня за руку, потянув за собой на скалу.
- Посмотри, как эта ужасная лодка портит вид, Белиал.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
три + шесть = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ