Рунетки

Администрация сайта постоянно следит за тем, чтобы каждая рунетка вела прямую трансляцию. Что это значит? Никакой наигранности, никакой постановочности. Искреннее и реалистичное общение в режиме реального времени. Но с некоторыми приятными особенностями, о которых мы упоминали раньше!

Реалистичность во всём. Под контролем только сам факт достоверности трансляции. А то, как модель себя ведёт, - не модерируется. Любые ограничения ставят жёсткие рамки и на корню убивают всё удовольствие от общения. Ведь за этим люди заходят на сайт Рунетки, за искренностью человеческого общения! Ни модели, ни зрители ничем не ограничены. И во время приватного чата вы можете общаться с девушкой на любые темы, делать что угодно. Но помните : окончить диалог могут оба собеседника.

Здесь не место конфликтам. Все гости желают одного : расслабиться и насладиться непринуждённостью общения. Поэтому, заходя в категорию Рунетки, оставьте весь негатив в стороне!

Вполне логично, что в приватном чате вы можете расчитывать на определённый отклик. Радость общения будет взаимной. Девушки из категории "рунетки" будут рады подарить вам бурю эмоций. Всё, что для этого нужно - договориться о приватной беседе, заранее всё обсудить. И получить максимум удовольствия от тёплого, искреннего общения.

Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
20 июня 2019 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Утром я не завтракаю потому что думаю о тебе...
Днём я не обедаю потому что думаю о тебе...
Вечером я не ужинаю потому что снова думаю о тебе...
А ночью я не могу спать потому что хочу жрать!!!!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Глава 1

- Слава! Слава! Слава! – дружно скандировал квинтет девушек, одетых в cдержанно-элегантную униформу. К ним самоуверенным фальшивым баском присоединился голос невысокого мужчины в форменном костюме с генеральскими лампасами на брюках.
Кому слава? Чем она заслужена? И почему в хоре не торжественно-парадный трепет, а искренняя радость со смехом пополам?
Середина июня 1983 года. Мраморный холл гостиницы «Интурист». Небольшая комнатка отдыха администраторов службы портье.
У стены стояла среднего роста девушка в такой же форме, что и скандирующие.
- Мадемуазели и месье! Спасиииибо огроооомное вам! Но кто же сорокалетие славит-то? Примета не лучшая! – Смеясь и прижимая к груди огромный букет ромашек, спросила виновница торжества.
- Слава, кто тебе 40 даст, а?! И не смей больше произносить это лживое число! Ну, с натяжкой 25! – Выступил вперёд Лев Львович, раскрывая объятия.

***

Есть примета такая: cорокалетие не отмечается. Но как тут отвертишься, когда любимый коллектив изливает на тебя всю свою искреннюю симпатию, смело переходящую в обожание?
Ярослава Станиславовна Рудинская, администратор гостиницы «Интурист», бригадир смены, душа компании, спортсменка и просто красавица, (хотя уже давно не комсомолка), наплевала на приметы и пулей махнула в ресторан.
- Аннушка, мне очччень нужен стол на семерых сегодня после восьми вечера. Всё по высшему разряду и коньячок «Зефир», ладненько?
- Знаю-знаю, Славочка! Львович уже пробегал с инспекцией на кухню. Столик будет и непременно по высшему разряду! – Аннушка, пышная, про каких говорят «вкусная» блондинка в строгом стильном сарафане и с кокетливой косыночкой на шее, обняла Славу за талию и чмокнула воздух у самого носа подруги.
Но рабочая смена ещё не закончилась, и Слава поторопилась вернуться за стойку.
В широкие стеклянные двери вошёл высокий мужчина и неспешной походкой направился в сторону Ярославы. За ним следовала невысокая женщина, одетая явно по-заграничному. В глазах женщины искрилась радость и веселье.
- Доброе утро, девушка. Для нас забронирован номер полулюкс. Фамилия – Мецберг, Арнольд и Марина Мецберг, будьте добры. – Произнёс мужчина, приобняв свою спутницу и посмотрев на неё с нескрываемой нежностью.
Гостья прищурилась, рассматривая бейджик администратора:
- Здравствуйте… Ярослава! Как я рада снова приехать в любимый город! – Звонким, даже чуть мальчишеским голосом, поздоровалась женщина.
- От всей души рада приветствовать Вас, господа! Будьте добры, заполните анкеты… А, извините, у меня отмечено, что номер заказан на троих?
- Да, Руслан на море любуется. Романтик! Сейчас явится! – Не прекращая улыбаться, объяснил мужчина.
Когда две анкеты были заполнены, дверь распахнулась, и в холл ворвался свежий поток летнего ветерка и высокий юноша.
- Гуттен морген! Здравствуйте! Мам, пап, вы тут уже определились? Я не нужен?
- Ты будешь нужен вечно! Возьми бланк и аккуратно заполни. Руся, мы поднимаемся в номер, а ты нас догоняй! Ярослава, спасибо за тёплый приём! – Ещё шире улыбнулась гостья и, взяв под руку мужа, направилась к лифтам.
- Вот, пожалуйста! – Протянул заполненную анкету парень, внимательно посмотрев в глаза Славы.
Рудинская выдержала взгляд и, совершенно неожиданно для себя самой, подмигнула парнишке! Всегда сдержанная, профессионально-любезная и безукоризненно-собранная администраторша повела себя нестандартно. Она еле сдерживала смех! Странно: ничего смешного в ситуации не было, а хохот буквально душил Славу. С трудом оторвавшись от голубого взгляда гостя, администратор посмотрела в анкету парня
- Ой! У Вас сегодня день рождения? Поздравляю!
- Двадцать лет! Родители дату решили отметить в любимом городе мамы.
- Ещё раз поздравляю! Юбилей… - Улыбнулась Ярослава, регистрируя анкету. Едва уловимая печаль мелькнула на её лице.
- А почему так грустно? - Руслан перегнулся через столешницу стойки и заглянул в лицо Славы.
- Вам показалось! Добро пожаловать! Ваш номер на 10 этаже, 1023. Замечательный номер! – Добавила Слава, и тепло улыбнулась.
Руслан наклонил голову на бок и прищурился. Как он похож на свою мать!
Ярослава вдруг смутилась и отвела глаза от пристального взгляда мальчика. Больше смеяться ей не хотелось.

***

Сдав смену в 9 утра, Ярослава помчалась домой, потом в парикмахерскую, затем в ателье, и к семи вечера ворвалась в двери своей квартиры.
- Доча, деньги на ремонт мы копить уже начали? – Послышался звонкий женский голос.
- Мам, какой ремонт? – Остановилась в прихожей Слава и застыла в неестественной позе, намереваясь снять босоножки.
- Дорогая, если ты как вихрь будешь мотаться по нашей драгоценной хрущёбе, она непременно затребует ремонта в качестве компенсации за своё терпение! – Вышла в коридор высокая женщина в ярко-розовом халате с вышитыми маками на груди.
- Мам, тебе Бог дал талант говорить совершенно серьёзно о совершенно несерьёзном! День сегодня умопомрачительный! Я даже не знаю, чем весь этот спринтерский кошмар закончится? Я уже устала до обморочного состояния! – Слава рухнула на пуфик, чудом примостившийся в узкой прихожей.
- Нельзя праздновать сорокалетие. Говорю тебе, а ты не слушаешь! – Вздохнула Марианна Яновна.
- Ма, но все же ведь так радовались! Как-то не по-людски это… Нет, не верю я в эти забубоны! Самое страшное, что может произойти – умру от счастья. Но я клянусь тебе торжественно: буду дозировать нагрузки! – Слава звонко чмокнула мать в щёку и, глубоко вздохнув, разулась. Потом она подхватила большой куль, перехваченный пеньковым шпагатом, и направилась в спальню.
- Никак тебе платье дошили? Оно из моды не вышло? Это ж надо такое: два месяца платье шить! В нём теперь, пожалуй, в Кремль можно пойти: шедевр, не меньше! – Развивала тему Марианна Яновна, откровенно смеясь над медлительным стилем работы советских ателье индпошива.
Слава молча переоделась и вышла в зал. Мать, повернувшись на шелест платья, замолчала, не закончив фразу.
«Изделие» сидело на точёной фигурке дочери идеально! Бледно-бирюзовое платье было выше колен, открывая безукоризненные ножки. Узкая талия затянута тоненьким белым пояском с золотистой пряжкой. Белые босоножки на высоком каблуке были украшены золотистыми шнурами, обвивающими стройные икры. На груди красовалась скромная золотая цепочка с кулоном, который идеально гармонировал с серёжками гарнитура. Картину завершал браслет тонкого золотого узора.
-Мам, ты чего молчишь? Как я тебе? – тихо спросила дочь.
- Ярослава…. Ты – богиня! – После нескольких мгновений молчания, выдохнула мама. При своей склонности пошутить, Марианна Яновна никогда не «упиралась рогом» и красивое называла красивым.
- Поспорила б с тобой, но вижу, что ты не заблуждаешься: Богиня и есть! – В тон маме продолжила Слава. Обе рассмеялись от души.
Марианна подошла вплотную и потеребила платье:
- Что же это за материал такой? На пан-бархат похож, но плотнее вроде?
- Сама не знаю. У финки купила отрез.
- Ага, купила… А мне не показала!
- Мам, ты же у тётушки в гостях была! Мне что, ждать твоего возращения надо было, что бы продемонстрировать материалец? Тогда б точно платье только к новому году сшили бы!
- Ой, ну и красавица же ты у меня! Куда только эти мужики смотрят?! – Снова вздохнула Марианна, приложив руки к груди.
- Не начинай, мам, не надо. Глянь лучше, какую сумочку мне Ани, переводчица-француженка подарила?!
Миниатюрный ридикюль был усыпан золотой чешуёй и держался на длинной золотистой ручке-цепочке, поставив жирную золотую точку в общей картине.
- С Богом, родная! Повеселитесь там от души! Только дозу блюди.
Последнее напутствие мама произнесла, сдвинув брови и надув щёки. С угрозой произнесла! И тут же прыснула смехом.

***

- А теперь позвольте, я скажу! – Встала со стула Катерина, дежурный администратор в смене Славы. – Я самая молодая среди вас всех, но рядом со Славочкой чувствую себя её тётушкой. Чесслов! Выпьем за волшебную способность Славочки оставаться всегда юной. Горько! - Подытожила Катя и тут же рассмеялась от своей ошибки.
- Выпьем! – Пришёл на помощь Лев Львович, подхватив Катю под руку и прижавшись боком к её бедру.
Вечер был весёлым и очень тёплым.
- Сегодня у всеобщей любимицы, у феи гостеприимства, день рождения. Славочка, наш ансамбль поздравляет тебя с 25-летием и дарит эту песню! – Длинноволосый солист/вокалист/руководитель ансамбля Валера отвесил поклон, и «личный состав группы» заиграл … «Эммануэль»!
Лев Львович с важностью посмотрел на гостей и медленно поднялся. Слава улыбалась, следя за мужчиной, как вдруг на её плечо легла чья-то рука.
- Именинница, позвольте Вас пригласить на танец? – Раздался голос.
Слава ещё даже не повернулась, не взглянула на неожиданного партнёра, но жизнь в этот момент замерла, а потом разделилась пополам: до приглашения на танец и после…



Руслан был высок, строен, даже излишне худощав. Изящные кисти столь музыкальны, что их обладателю хотелось немедленно предложить сыграть что-нибудь на фортепьяно. Густые белокурые волосы лёгкими волнами ложились на скулы и шею.
Слава подняла голову и посмотрела в глаза «претенденту на танец». Вторая жизнь начала биться вместе с пульсирующим током закипевшей крови. Этот поток поднял Славу с места и кинул в сторону парня.
- Поздравляю с днём рождения! А у меня сегодня тоже юбилей!
- Юбилей? Какой такой юбилей у мальчика? Ах да! Двадцать лет! – Попыталась разрядить своё напряжение Ярослава.
- Я ровно на пять лет моложе. Сегодня родители подарили мне вечер. Он стал частью праздничной поездки в честь моего двадцатилетия. Бывает же: мы с тобой в один день родились!
Парень двигался легко и непринуждённо, чувствовалось, что он занимается танцами. Слава забыла обо всём: о своём возрасте, о гостях за столом, о маме, сидящей у телевизора дома, о своём не совсем счастливом опыте семейной жизни…
- Славочка… А как твоё полное имя? – Голос юноши выдернул Рудинскую из потустороннего марева.
- Ярослава. Обычно в таких случаях девочек называют сокращённо Яся, но я, стараниями мамы с папой, превратилась в Славу… – Мгновение подумав, девушка добавила: - Ещё немного - и Слава КПСС!
Парень остановился и затрясся.
- Ой, не могу! Ой, сейчас диссидента рожу! Ой, хоть бы не посадили! – Шёпотом причитал парень, уронив голову на плечо Ярославы. И каждое движение белокурого полубога отзывалось внутри Рудинской, пробуждая неведомое притяжение, сравнимое с силой электромагнита по отношению к металлической скрепке.
- Тебя, естественно, зовут не так смешно? Вещай или умри! – Слава усилием воли заставила вернуться свою обычную юморную колючесть в отношениях с мужчинами.
- Руслан. Меня зовут Руслан, если не веришь анкете, заполненной мною ещё утром. Ого, послушай: Слава Руслану! Звучииииит сиииильно.
- Да, скромность пискнула напоследок и тихо умерла. Почтим память усопшую минутой молчания!
Замечание девушки заставило парня сбиться с ритма. В конце концов, Руслан остановился и пристально, с уже знакомым прищуром, посмотрел в глаза Ярославы.
- Что, мальчик? Ищешь истину? На дне моих глаз? Её там нет! Глаза – лишь двери во внутренний мир человека… Истина – в душе! Но туда путь нелёгок и долог... – Медленно, как бы гипнотизируя, произнесла Рудинская.
- Истина в том, что я… - Музыка закончилась, прервав слова «юбиляра». Парень зажмурился, потом медленно открыл глаза, взял Ярославу за руку и довёл до её места. Потом так же молча отвернулся и пошёл к столику, где сидели родители. Мама с папой дружно вскинули руки и приветственно помахали гостям именинницы. Друзья Ярославы, чуть разогретые шампанским и «запретной музыкой Запада» с готовностью приняли дружественный жест, загалдели и дружно рассмеялись.
… а новая жизнь Ярославы Рудинской уже жила по своим новым законам…

Глава 2

Середина июня. Какое волшебное утро! Целых три дня выходных!!!
Слава лежала в своей спальне и блаженно улыбалась. Проснулась она поздно: уже в 9-15. Женщина лежала с закрытыми глазами, разглядывая рисуемый воображением портрет Руслана Мецберга. Сына Рихарда Мецберга, известного учёного-немца с русскими корнями.
Со вчерашнего вечера Слава лихорадочно пыталась разобраться в природе своего неудержимого влечения к юноше.
- Он мальчик, вдвое моложе меня! Что это ещё за новости? Рудинская?! Прекращай эти маразматические выпады в сторону какой-то там чувственности! Чувственности? Ты сказала «чувственности»?! Я запрещаю тебе даже краем сознания касаться этого определения! Слышишь меня?! – С таким настроением Слава засыпала, вернувшись из ресторана в 2 ночи.
А сейчас, проснувшись волшебным утром новой жизни, Ярослава лежала спокойно.
- Любовь с первого взгляда… Чего себе-то врать, Славочка? Влюбилась – признайся! Теперь главное пережить эту влюблённость. Ну, это не проблема: в моём возрасте, думаю, это просто. У меня и по молодости-то страсти не накалялись горячее 36,9. Любовь? Нет! Скорее, попытка удержаться в статусе «девушка». Меня ещё до сих пор никто женщиной не называет. Но организм-то знает о способности мозга контролировать традиционный счётчик летоисчисления… Сорок. Повторяй: «тебе сорок лет!». А Руслану – 20! Как, стыдно? – Вела сосредоточенный, но не агрессивный внутренний диалог Ярослава.
А с кем она спорила? С собой? Да… Мудрые сорокалетние мозги спорили с бессмертной душой... Мозг претендовал на первенство и звание «безоговорочного авторитета», а душа лишь улыбалась, будучи чудесно осведомлённой о планах ЕГО относительно Славы.
Тишину утра нарушил телефонный звонок. Ярослава быстро поднялась и пробежалась до телефона, который висел в коридоре на стене у вешалки.
- Да-да-да-да? – Привычным нестандартным для других и обычным для себя приветствием ответила Рудинская.
- Привет, Славочка!
- Здравствуй, Ритуля! Что-то на работе случилось?
Голос сменного администратора звучал на самом деле взволновано, не так, как обычно. Рита была чем-то озадачена.
- Славочка, ты случайно не положила паспорт гостя куда-нибудь?
- Рит, я документы никогда не оставляю на ресепшн. Для чего? Погоди, а чей паспорт-то ищите?
- Руслана Мецбер… - Разговор внезапно прервался, и Ярослава услышала какой-то странный шорох и звук падающего тела. Душа ушла в пятки, а сердце замерло. Что стряслось?!
-Привет, четвертинка! Это юбиляр вчерашний! Да всё нормально! Паспорт нашёлся только что! – в трубке плескался голос Руслана.
- Послушайте, господин Мецберг, что за шутки?! Где Маргарита Романовна? – Строгим, что бы не сказать грозным, голосом потребовала Ярослава.
- Я ей руки связал, и кляп в рот засунул! – Рассмеялся парень, но тут же сменил тон на приближённо серьёзный – Слава, Рита кушает шоколад.
- Славочка! Это он всё подстроил! Он меня жестоко обманул! Он… - Трубка на три секунды перешла к Рите, но через заявленное время мембрана зазвучала снова голосом Руслана.
- Объясняю: Рита не хотела мне давать твой телефон. Требовала рассказать причину моего интереса. Вот я и выдумал пропажу паспорта. Прости, пожалуйста! Риточка, и ты прости, шалуна! – Видимо, обращаясь к администратору, со смехом в голосе произнёс парень. Почему-то на «ты»? Хотя Рите едва исполнилось двадцать. Она уже месяц на стажировке в гостинице.
- Ну, то, что Вы решили поиграть с симпатичной девушкой, я прекрасно понимаю. Но вот зачем мне звонить? Тем более, паспорт никуда не пропадал? – Вошла в обычное русло официального тона Ярослава.
- Рудинская, я жду тебя на третьем пляже. Лежаки уже зарезервировал, на 12-20 заказал столик. Значит так: никаких отказов не принимаю. Причин нет, что бы не соглашаться. Погода прекрасная. Жду! Меня, надеюсь, помнишь? Бай! – Звонко прыгнуло в ухо последнее слово, и короткие гудки безразлично залили монотонном эфир.
Слава медленно положила трубку и опустилась на пуфик.
Как по Чуковскому, «вдруг из маминой из спальни» выплыла сама мама в своём ярком халате.
- Доча, с работы, что ли? А они без тебя как в туалет-то ходят? С трудом? Или ты им подробную инструкцию составила? – Мамин юмор всегда отличался наличием ярко-выраженной производственной тематики.
- Мам, я на пляж сегодня пойду! – Даже неожиданно для самой себя решила Слава.
- Не часто ли на пляж ходишь? В прошлом году была, и в этом идёшь? Прям подряд два раза! – Марианна Яновна сложила руки «богомолицей» и рассмеялась необычно высоким смехом. – Наконец-то, я услышала от тебя это. Сидишь дома как … курочка-ряба, а жизнь мимо летит-скачет! Бегом давай! Где купальник – не забыла?
- Как ты меня назвала? – Прищурилась Ярослава, пристально посмотрев на мать.
- Ты ж не станешь проявлять верх глупости и обижаться на правду? Именно, как курица! Твои ровесницы уже раза по два замужем посидели, а ты всё разменять свою купюру не можешь! Носишься с памятью о первой любви как практикантка со списком канцелярских мелочей!
- Таааак… Будем прояснять взгляды на жизнь и приоритеты? – Опешивши, но тут же собравшись, парировала Слава.
- Не забудь ноги побрить. Новые лезвия в аптечке. Крем от загара там же. Я пойду телевизор смотреть.
Развернувшись, как заправский ротмистр на 180*, Марианна вернулась в свою комнату, где через мгновение раздался голос Аллы Пугачёвой, которая пела «… нужно быть смешным для всех».

Гладко выбритые и намазанные кремом ноги выглядели великолепно. Коротенький сарафан с большими пуговицами мог свободно получить шквал аплодисментов на показе мод «лето-83». Слава всегда была неравнодушна к обуви, покупая только дорогие и модные экземпляры. Ни для кого не было секретом, что сотрудники «Интуриста» имели явное превосходство и большие возможности одеваться не хуже западных модников. Слава страдала непреодолимой слабостью к красивым вещам. И вещи, в знак благодарности за такую к ним любовь, на ней выглядели всегда великолепно. Ещё бы – с такой фигурой!
Стараясь ни о чём не думать и не возвращаться к утреннему диалогу с самой собой, Рудинская буквально бежала на свидание. Она бежала от себя, от законов приличия, от своей многолетней спокойной жизни. Бежала без оглядки, стараясь перегнать собственные сомнения!
- Чушь, стыд, срам! - Каждым шагом отдавалось в мозгу
- Страсть! Риск! Жизнь! – Триумфально вопила душа.
- Стой, взвесь, брось!
- Беги! Бери! Люби!
Кто знает, победил бы Разум, будь дорога до пляжа на половину длиннее? Но чего гадать? 15 минут по хорошо асфальтированному тротуару, и..
- Здравствуйте, дядь Серёж!
- Привет, редкая птица Слава!
- Пропустите так или аусвайс доставать из широких штанин? – Рассмеялась Ярослава, явно кокетничая со старым и заслуженным дядей Серёжей, главным «пропускателем» на пляж «Интуриста»
- Увижу такую красавицу в широких штанах – поймаю, штаны сниму и отлуплю, как следует. Славонька, это какими же такими судьбами тебя закинуло в наши Пенаты? – Расплылся в доброжелательной улыбке «строгий пропускатель».
- Всё равно не поверите, если правду скажу! – Рассмеялась Рудинская.
- А ты соври, и тогда я остаток лета буду голову ломать разно-всякими предположениями. Давай, помучай старика! – Шутливо насупился дедуля.
- Свидание у меня! – Выпалила Рудинская.
- Вот соврала, так соврала! Ведь можешь, когда хочешь! Ладно, беги уж.
Дядя Серёжа погладил усы, провожая взглядом точёную фигурку Ярославы и сам себя отругал… про себя.
Пляж гостиницы был, без преувеличения, лучшим пляжем курорта. Что поделать: иностранцы должны были видеть в Союзе всё только лучшее, ни в коем случае не хуже, чем своё, заграничное.
Чистенькая набережная с чередой баров, в которых было всё: от икры до французского коньяка.
Рудинская впорхнула в валютный бар и, обворожительно улыбаясь, подошла к бармену:
- Влад, привет, солнышко! Как лайф?
- Ясенька, девочка, ты всё хорошеешь-молодеешь! Ну, это уже даже неприлично! – Стильный мужчина лет сорока театрально закатил глаза, демонстрируя свой восторг. Наимоднейшая стрижка, редко встречающаяся бородка-испаньолка, аристократические кисти рук с очень красивым перстнем на указательном пальце – такой вот бармен валютного бара Владлен.
- Неприлично так хорошо выглядеть? – отвела со лба локон тёмно-рыжих волос девушка.
- Мы с тобой ровесники, а я смотрюсь рядом как твой папочка! Не жалеешь ты меня, одноклассница! – Влад с искренней симпатией смотрел на Рудинскую.
-Представляешь, вчера наши музыканты меня с 25-тилетием поздравили, веришь?! – Рассмеялась Слава, присаживаясь на высокий табурет у стойки.
- Правду сказать, и я бы тебе больше под страхом расстрела не дал! Яся!!! С днём рождения, милая моя! А ну-ка, иди ко мне и немедленно одари поцелуем. Требую малого, зная, что на большее рассчитывать не приходится. Или…? – Владлен быстро вышел из-за стойки и вплотную приблизился к Ярославе.
- Или, мой дорогой джентльмен! Именно ИЛИ! – Рассмеялась девушка, и чмокнула звонким поцелуем бармена в щёку.
- Я - следующий. А за мной прошу не занимать!
Слава вздрогнула, но поворачиваться не стала. А чего поворачиваться-то? Голос Руслана врезался в память осколком космического метеорита, и теперь женщина могла бы с первого вздоха узнать его среди миллиона, да что там - среди миллиарда голосов!
Влад немедленно вернулся за стойку и, надев на лицо безукоризненную любезность, обратился к вошедшему:
- Доброе утро! О какой очереди может идти разговор?! Всё для Вас и немедленно! Что будете пить?
- Гутен морген! Слава, что пить будем? – спросил гость, положив руки на плечи Ярославы и, с усилием, развернул её к себе лицом.
Что такое «не жива, не мертва» знаете? Нет? Описать трудно, однако именно себя в этот миг чувствовала Рудинская. Ноги – соляные столбы, руки – плети, язык – бесполезный кусок мяса. И только мозг, выдавая во всю мощь свой самолюбивый потенциал, разрывался в черепной коробке:
- Соберись, посмотри в глаза, ухмыльнись, ответь с чувством юмора! Не стой, как дура окаменевшая! Где твоё самоуважение, девка?! – Рвался на части разум, а душа в оцепенении и в… блаженной неге, застыла где-то в области сердца.
- Руслан, не пугай Влада! Привет. А мама с папой уже загорают? –Тихим и спокойным голосом произнесла Слава.
- Так вы знакомы, Ясенька? Руслан, что будете заказывать? – Уже более душевно спросил бармен.
- Влад, а можно у Вас на вечер заказать столик на двоих? Красивый столик: с икрой, шампанским и цветами? – Лишь взглянув на бармена, и снова уставившись на Ярославу, спросил гость.
- Ноу проблэм! Конечно! Это – вечером, а сейчас?
- А сейчас, битте, два кофе с коньячком. Да, Славочка? – Руслан не убирал рук с плеч Ярославы.
- Владлен, Руслан будет то, что заказал, а мне, дорогой, завари хорошего зелёного чаю, ладненько? – С улыбкой, осторожно высвобождаясь из объятий парня, попросила девушка.
- Ясенька, есть у меня роскошный, с лотосом. Ты ещё не дегустировала! – Влад щёлкнул пальцами и состроил уморительно-блаженную физиономию.
- Ой-ёй-ёй! Уже хочу! Давай, милый! – Промурлыкала Рудинская, радуясь, что смогла пересилить своё оцепенение и войти в привычное дружески-субординационное русло с элементами безобидного кокетства.
- А я всё же кофе с чуточкой коньячка. Совсем каплю: солнце не простит большего. Вечером компенсируем. Да, Славочка-Ясенька? – В тон Бармену продолжил Руслан.
Ярослава взяла себя в руки и с предельным (насколько было возможно) спокойствием ответила:
- Понимание ситуации формируется в зависимости от осознания текущего момента. Осознание целесообразности зависит от уровня внутренней дисциплины, которая в свою очередь, строится на заложенных основах воспитательного процесса.
Парень улыбнулся, но, по всему было видно, нисколько не смутился.
- Руководствуясь определёнными знаниями и имеющимся опытом, могу с уверенностью констатировать неспособность субординации препятствовать возникшей симпатии.
- Пока вы тут соревновались в сложнословии, я приготовил и чай, и кофе! - Заключил дуэль Владлен, подавая на сойку две чашки.
Ярослава примирительно тронула Руслана за локоть, улыбнулась, потом повернулась на вращающемся табурете вокруг собственной оси, и придвинула к себе фарфоровую чашку с красным драконом. Еле уловимый аромат лотоса влился в организм, разнося ощущение тайны и предвкушения какого-то волшебства.
- Господа, очень рекомендую канапе из заварного теста. Наша Валюша - настоящая колдунья, когда дело доходит до вкусностей.
Владлен достал из холодильника блюдо с малюсенькими раковинками, наполненными икрой и разными паштетными наполнителями. Для начала восьмидесятых это было авангардным угощением!
- Какое великолепие! Спасибо, Влад. Вы - самый лучший бармен из всех мне до сей поры известных! Можно Вас попросить об одолжении?
- Не вопрос! Чем могу? – любезно и с чувством достоинства поинтересовался бармен.
- Вот Вам фотоаппарат. Моментальное фото. «Поляроид» называется. – Парень вытащил из сумки прямоугольный предмет.
- Я знаком с этой системой! – Остановил объяснения Влад.
- Великолепно! Пощёлкайте нас, хорошо?– Руслан взял тарелку с канапе, Славину чашку с чаем и пошёл в дальний угол бара, туда, где стояло пианино. Ярослава улыбнулась извиняющейся улыбкой, и последовала за парнем.
Руслан вернулся за стойку, расплатился, и, захватив свой кофе с бокалом коньяка, вернулся за столик.
- Тебе здесь нравится? – Спросила Яра.
- Очень! Спокойно, стильно, очень уютно. Слава, а Влад – твой друг?
- Да. А ещё – мой одноклассник – Слава отпила маленький глоток чая и посмотрела на Руслана.
Тот замер, медленно повернулся и посмотрел на бармена, неспешно натирающего бокалы.
- Погоди, но он выглядит лет на тридцать-тридцать пять!
- А я на сколько выгляжу?
- Ты! Ты моей ровесницей выглядишь! Я бы тебе твоих двадцати пяти не дал бы!
- Ой, врун! Ой, льстец! – Залилась искренним весёлым смехом Слава, даже не стараясь сдерживаться.
Ей вдруг стало так легко и весело, что она на самом деле забыла и о своём возрасте, и о всех тех, кто был в её жизни до возникновения Руслана. Мудрая волна любви захлестнула и не давала возможности вынырнуть. Девушка поняла, что дышать можно не только традиционным способом и только воздухом. Неожиданное открытие проявилось в голове осознанием текущего момента. Ярослава ощущала счастье, радость и любовь!
- Ну, хорошо. С натяжкой 23. Всё! Ни месяцем больше. Я настаиваю! Теперь мы знаем друг о друге достаточно, что бы выпить за здоровье! – Руслан взял в руки свой бокал, на миг застыл, а потом сорвался с места. Уже через полминуты он вернулся со вторым бокалом коньяка.
- Ещё даже 12 нет, а мы уже коньяк пьём? – Спросила Ярослава, но в голосе её не было ни протеста, ни осуждения. Стена напряжённости рухнула, оставив лишь лёгкую дымку, напоминающую о недавней преграде, не позволяющей двум влюбившимся друг в друга существам в полной мере насладиться этим чудом.
- А мы не пьём! Мы закрепляем наш союз тостом на брудершафт! Неужели ты настолько черства, что не видишь этой необходимости?! – Юноша сделал большие глаза и с театральным ужасом замер, не сводя взгляда с девушки.
- Не настолько… - Лишь это смогла произнести Слава. Она обвила руку Руслана и приблизила бокал к губам.
- За нас! – Прошептал парень, закрыл глаза и сделал несколько мелких глотков.
Время вспомнило про свои свойства быть относительным и принялось растягивать самое себя. Пока крепкая ароматная жидкость преодолевала сантиметр за сантиметром, мысли выстраивались в крепкую логическую цепь, которая сковывала собой два сердца, две души, две жизни. Две бесконечности… Которые слились в поцелуе…
Первый поцелуй. Слава и раньше целовалась, и «по-взрослому» тоже, но что могло бы сравниться с поцелуем единственного любимого мужчины?
Руслан сам был уже давно не зелёным девственником, но Ярослава вдруг перечеркнула весь предыдущий опыт парня. Все «страсти» и «любови» юности вдруг перестали существовать, разбившись о монолит истинного чувства.

***

Семья Мецберг отдыхала в гостинице уже десять дней. И только в дежурство Славы мать с отцом могли лицезреть своего драгоценного сына. Надо отдать должное родителям: они не блюли своё чадо, дав ему полную свободу на отдыхе. Сами же наслаждались морем, водными лыжами, поездками на яхте и походами в горы.
- Отдых должен быть исключительно активным и подвижным! – вслух хором говорили супруги Мецберг, собственным примером закрепляя теорию практическими занятиями.
Ярослава, отработав две смены, попросила её подменить, и на целых шесть дней освободилась от профессиональных обязанностей. Они с Русланом ездили по красивейшим местам курортного побережья, забирались в самые безлюдные уголки и… любили. Страсть и нежность пульсировали, не давая ни отдыха, ни передышки. Поток чувственности захлестнул обоих, раскрывая все тайны и глубины своего многообразия. Любовь…
Неделя промелькнула как вдох-выдох.
- Ты всё здесь бросаешь и едешь со мной!
- Как же так?
- Я так хочу! И ты этого хочешь!
- Да, любовь моя. Хочу! Но…
- Какие могут быть «но»?!
- Ты - иностранец. Пусть и русскоговорящий, но гражданин ФРГ.
- Бред! Сейчас не рабство и не феодализм! Мы – свободные люди!
- Свободные в рамках свободы… отдельных государств…
- Ты не хочешь быть со мной?!
- Это единственное, чего я по-настоящему хочу. Но…
- Опять это «но»!
- Руслан. Давай будем честными до конца.
- Я тебе ни слова не соврал!
- Я соврала. Милый мой мальчик! Мне 40 лет! И это именно то, что не даёт мне права на счастье с тобой!
- 40 лет?! Ты врёшь! Ты врёшь!!!
- Нет.
- 40 лет… Ну и что? Ну и пусть! Я тебя люблю!
- Я тебя тоже!
- Поедешь?
- Нет. Но постараюсь приехать!
- Я тебя люблю!
- Я тебя тоже!
………………………………………………………………………………………………….
***

- Вам, товарищ Рудинская, отказано в визе.
- И что мне теперь делать?
- Жить на Родине и выбросить эти бредни из головы. Прошлое Ваших родственников… Вобщем, и думать забудьте! Прощайте!
Коричневая тяжёлая дверь захлопнулась, и … Слава провалилась в тягучую серую вертящуюся массу.

***
Вернувшись в Мюнхен, Руслан не сразу рассказал родителям о своём приключении в Союзе. Но такая необходимость назревала и с каждым днём всё требовательнее.
Стоя у раскрытого окна, слушая сына и не перебивая его, Рихард Мецберг смотрел вниз, на поток автомобилей, бесшумно двигающийся на дне двенадцатиэтажной пропасти. Сын был удивительно спокоен и не чувствовал никакой вины. За что?! За то, что впервые полюбил по настоящему? Бред! Тётка - ровесница Марины! Какая такая любовь?!
- Что?! Какая ещё «любовь»?! Здесь апокалипсис во всю ширится, а он – «любовь»! – Мецберг-старший никогда в жизни так не выходил из себя. Он вообще из себя никогда не выходил, и вдруг…
- Отец, мне не 15 лет. Я сам за себя в ответе! Слава приедет ко мне, в Германию, мы поженимся! Нравится тебе это или нет. Я в состоянии отвечать за свои поступки. Я так решил!– Руслан старался говорить спокойно, однако эта попытка ещё больше подчёркивала его напряжение. Скулы упрямо выступили, глаза лихорадочно блестели, а руки чуть подрагивали. Чтобы скрыть это, парень сжал кулаки и спрятал их за спиной. Сын подошёл к отцу и тоже глянул на улицу. Поток беспристрастных автомобилей был равнодушен к страстям на двенадцатом этаже.
- Что?! Мать, ты слышала? Твой Русенька поёт взрослую песенку про возбуждённую писеньку! Ему жениться приспичило! На старухе! – слова отца превратились в розги, которые хлестали душу и разум Руслана, причём, насмерть.
- Отец!!!
- Арнольд!!!
Голос матери и сына слились в один вопль, и… Руслан провалился в тягучую серую вертящуюся массу.

***

Не по-мартовски тёплым днём Ярослава родила мальчика. Родила очень легко.
- в 41 год! Первые роды! Это просто чудо какое-то! – Уже в пятый раз удивлялся заведующий роддомом Георгий Анатольевич. Он самолично принимал роды у Рудинской.
- Жора, уймись! Моя дочь – существо необыкновенное во всём! И мой внук – будущий гений! – Аж привстала со стула Марианна Яновна.
- Марья, ты меня простишь – я знаю: как ни как, соседи с тридцатилетним стажем! А как наследника назовёте? – Чуть понизив голос и споткнувшись на последнем слове, спросил доктор-сосед.
- Жора, давай без твоих обходных манёвров! Тебя интересует – кто отец? Меня это саму интересует! Но! Жорочка, моя Славочка – более чем взрослая девочка. Я рада, что она мне внука родила. А от кого он, какого будет роста и с каким цветом глаз – это уже не столь важно. Главное, что «Ярослав Русланович Рудинский» звучит гордо!
- Ага-ага. Тяк-тяк-тяк. Дорогуша, значит, Русланович? То есть, нашего папашу зовут Русланом? Ну, и здорово! Марья, как хочешь, но крёстным буду я!
- Жора? Что за ультиматумы? И потом: кто о своём атеизме стихи слагал? – Марианна Яновна легко вскочила со стула и нагнулась над столом, заглядывая в глаза собеседника.
Доктор неожиданно покраснел и отвёл взгляд в сторону.
- Ох, Марья…
- Да ладно тебе! Шучу! – смех женщины звучал необычно молодо, да и во всём облике Рудинской-старшей произошла волшебная перемена: женщина помолодела лет на двадцать!

***

У только что насыпанного холмика земли остались двое.
- Мам, отца не вернёшь. Мы ведь медики и понимаем весь жизненный цикл. Пойдём к тебе. Я пока с тобой поживу.
- Русечка, а как же твоя работа?
- Мам, я на кафедре предупредил, что меня какое-то время не будет. Лаборатория загружена проектом. Справятся.
- Сыночка мой…

Марина Мецберг обняла молодого мужчину и замерла. Женщина вспомнила, как 15 лет назад чуть не погиб Руслан. Тогда, во время скандала, Руся от нервного потрясения потерял сознание и… выпал из окна. Каким таким чудом у светофора остановилась фура с брезентовым фургоном? Чудо, одним словом. Руслан изрядно покалечился: перелом бедра, ключицы, сотрясение мозга, надрыв селезёнки, но жизнь в нём удержалась. Чудом! Но вот сознание….
Парня срочно увезли в Штаты. Жизнь ему спасли, а вот память вычеркнула из своего архива и Ярославу, и саму поездку к морю в тот год. Мецберги остались в Америке. В семье больше никогда не упоминался город, в котором Руслан влюбился в Ярославу. Как потом оказалось, эта любовь была единственной…

***

- … и не мучилась. Она даже не заметила, как ушла. И если можно хотеть смерти, то непременно только такой, какой умерла Марья.
Георгий Анатольевич сидел в кресле и смотрел сквозь пространство. Казалось, он блуждает в параллельном мире, куда отправилась его соседка, подруга, кума … да, что там: ТАЙНАЯ СТРАСТЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ!
-Дед, ты мне сам говорил, что смерти не существует. Бабуля только перешла рубеж воплощений. Я вот ночью сегодня с ней разговаривал!
- Ярик, тебе бабушка снилась? – Голос Славы был тихим и печальным.
- Мам, бабуля приходила ко мне и шутила как обычно. Я не спал! Она мне сказала, что нам даже трудно предположить, насколько тот мир иной! Но он не хуже и не лучше нашего. Он просто другой. Бабуле там хорошо.
- Сороковой день… Она уже совсем ушла… - Будто не слыша мальчика, задумчиво произнёс доктор.
Пятнадцать лет Георгий Анатольевич жил интересами семьи Рудинских., став для Руслана не просто крёстным отцом, а настоящим родным дедом. Ему пошёл восьмидесятый год! Мужчина был бодрым и крепким, осознавая свою нужность Марье и её семье. Но Марья ушла… За сорок дней Георгий Анатольевич сдал значительно…

***

- Русечка! Это триумф! Ты – гений! Поздравляю, родной! - Анна всхлипнула и прижалась к груди сына.
- Ма, это и твоя победа! Кто всё время обеспечивал мне надёжный тыл и высокий сервис обслуживания? Я тебя люблю, ма!
Руслан Арнольдович Мецберг триумфально защитился, получил в своё безграничное пользование научную лабораторию, оборудованную даже не по последнему слову техники, а по завтрашнему его проекту. Жизнь научного гения складывалась великолепно. Признание в неполных 40 лет, интереснейшая работа, богатая спокойная жизнь…
Марина разбирала старые альбомы с фотографиями. Женщина бережно перелистывала картонные листы альбома, который не открывался уже лет двадцать. Руслан тихо подошёл сзади и взглянул на смешные карточки.
- Мам, а это ты? – Сын взял маленький пожелтевший прямоугольник, с которого смотрели умные детские глазки.
- Руся, это – ты! Мы тогда с папой и с тобой первый раз поехали на море в… - Марина замолчала. Не произнеся название города. Она перевернула лист и вдруг…
- Ого, а здесь фото уже явно не моего детства. Погоди, а это, кажется, снимки «Поляроида»! Точно! Мне отец на восемнадцатилетие его дарил! Куда я его потом девал? Ну-ка, ну-ка?
На фото был сам Руслан в обнимку с изящной девушкой. Глаза обоих искрились ЛЮБОВЬЮ! Надо же, фотоаппарат смог зафиксировать это чувство. Картинка буквально лучились, извергая потоки энергии. Руслан взял фото, поднёс его ближе и застыл на месте.
- Мама, кто эта девушка рядом со мной? Где это? Когда?
Мать закрыла глаза и сидела неподвижно. Сын не мог оторвать взгляда от карточки. Девушка, казалось, шевельнулась. Её глаза ожили, дрогнули уголки губ и Руслан услышал голос. Руслан услышал голос!
- Я соврала. Милый мой мальчик! Мне 40 лет! И это именно то, что не даёт мне права на счастье с тобой!
- Слава! СЛАВААА!!!
Снова, как много лет назад, Руслана обволокла липкая масса, и мир закружился…

***

- Нет! Славочка! Нет! – Георгий Анатольевич рыдал вслух, не сдерживаясь, и потоки слёз буквально выжигали старые морщинистые щёки.
- Дядя Жора, теперь только Вы есть у Славочки. Он мальчик самостоятельный, но… Как страшно быть одному в этом мире! – каждое слово давалось Ярославе с трудом.
- И ещё. Мецберг Руслан Арнольдович. Это – папа Ярика. Он – учёный из штатов. В моём столе, в нижнем ящике, есть папка… Там журналы на английском… Прочтите … Простите меня…
В палату вбежал парень. Высокий белокурый красавчик с голубыми глазами. Локоны беспорядочно разметались по плечам, и некоторые пряди прилипли к влажному лицу.
- Мам! Мамочка! – парень упал на колени и прижался к бледному исхудавшему лицу женщины.
- Успел, сынуля! Спасибо, родной… Прости… те… меня…

Саркома сожгла Славу за две недели. Ярослав с друзьями праздновал «красный диплом», когда надломленный голос деда сообщил, что мама в больнице. Тут же сорвавшись, парень помчался на вокзал. Никакие выпускные торжества его больше не интересовали. Мама заболела!

- Дед, мама перешла рубеж… Мы с тобой медики и знаем весь процесс… Это естественно.
Георгий Анатольевич сидел на скамеечке, ссутулившись, мелко подрагивая и глядя в пространство…
По щекам Ярослава текли слёзы. Парень не рыдал, не бился в истерике, он просто плакал кипучими слезами, оставляющими на щеках красные русла горя…

***

- Слава! Ярослава Станиславовна Рудинская! Мама, же её любил!
- Русенька, мы с папой не могли никак поверить в то, что это на самом деле любовь. Папе и мне казалось, что это просто курортная интрижка! Мы ошиблись, горько ошиблись. Но ничего уже исправить было нельзя. У нас началась новая жизнь, а твоя амнезия поставила точку в той истории. Сыночка, Ярослава уже совсем старая женщина. Тебе 42 года, а ей – 62. Мы с ней почти ровесницы! Я всего-то на два года старше.
- Мам, ты всё свела к шкале времени! А я ведь и сейчас её люблю! Всё! Еду!

***

Гостиница за 20 с лишним лет очень изменилась! Но Руслан Мецберг сразу ощутил тёплую струю узнавания места, где каждый сантиметр помнил его любимую.
Подойдя к стойке, мужчина мельком отметил симпатичную администраторшу.
- Good morning, mister…? – Девушка профессионально-любезно улыбнулась, интонационно спрашивая гостя о том, кто, собственно он и чего ему, собственно, надо.
- Доброе утро, барышня. Вопрос у меня, скорее всего, странный.
- Вы замечательно говорите по-русски.
- Я – русский.
- Извините. В чём состоит Ваш странный вопрос? – Улыбнулась девушка.
У вас здесь, давно – ещё во времена Союза - работала администратором Рудинская Ярослава Станиславовна.
- Мама Славы? – Выпалила администраторша, и тут же осеклась. Видно было, что она смутилась.
- Мама?! Славы?! – Гость заметно побледнел.
- Простите. Я хорошо знала Славу… Ярославу Станиславовну. Она до последнего работала в гостинице…
- Что значит «до последнего»? До пенсии?
- Нет. До смерти. Она полтора месяца назад умерла… Простите. Вам плохо?! – Девушка вскочила с места и жестом позвала швейцара.
Руслану помогли сесть в кресло, а расторопная администратор тут же принесла какие-то капли и стакан воды.
- Спасибо! Будьте добры, мне нужен номер с видом на море. На три дня. Возможно, я продлю. По обстоятельствам.
Речь гостя была прерывистой, голос осипшим, а внешне мужчина моментально состарился. Колдовство, не иначе.
Море лениво набегало на мелкие камешки и шептало, шептало, шептало… Руслан сидел на балконе, в кресле, с закрытыми глазами. «Мама Славы?» - постоянно крутилось в его мозгу. А море шёпотом повторяло «мама Славы… Мама Славы…»
- Я Вас напугал? Простите! Это Вам в качестве компенсации за беспокойство! – Мецберг уморительно сморщил нос и, оглянувшись по сторонам, протянул девушке розовый пакет.
- Что Вы! Не стоит! Но … Ой! Это «Эсте Лаудер»?! Спасиииибо, господин Мецберг! – У девушки в глазах плескался восторг, и ничто не могло прервать этого восторга.
Руслан внимательно изучал бейджик администратора
- А скажите… Наталия, не окажите ли Вы мне любезность? Мне нужен адрес или телефон … Рудинских.
- Вы знали Славу… Ярославу Станиславовну? Конечно! Вот… адрес… телефон… и… мобильный Руслана. Вы, наверное, родственники? Похожи очень…
Девушка снова будто бы споткнулась и умолкла, стараясь не смотреть в глаза гостя.

Дом Рудинских был недалеко от гостиницы. Каких-то 15 минут и вот оно, крыльцо с цифрой 4.
Руслан стоял в задумчивости, не решаясь нажать кнопку звонка. Прошло минуты три. Как вдруг дверь щёлкнула и распахнулась. На пороге стоял сгорбленный совершенно седой старик.
- Если не ошибаюсь, Мецберг Руслан Арнольдович? Проходите.

***

- … амнезия. Как следствие падения и нервного потрясения. Родители переехали в штаты. Там постепенно я вернулся к жизни, но… Я все эти годы краем сознания понимал, что оставил часть себя в прошлом… в ком-то или чём-то…
- Славочка сама чудом сохранила Русика. Когда ей отказали в оформлении выезда, она долго была в состоянии шока. Но беременность… Только ожидание твоего ребёнка держало её на плаву. Она в жизни ничего плохого про тебя не сказала. Впрочем, она вообще о тебе ни с кем не говорила. Даже с Марьей…
- Слава ничего обо мне не знает? – Тихим шепотом спросил Мецберг.
- Мальчик знает, что отец у него есть. Знает, что встреча возможна: это её последняя воля. В день смерти она мне рассказала о папке. В ней все вырезки из иностранных журналов. Она всю жизнь следила за твоими успехами…
Старик как-то странно крякнул и умолк.
- Дед, дверь открыта! Ты в зале? – Раздался голос. Бархатистый баритон был очень похож на голос гостя. Руслан вздрогнул и вскочил со стула. В комнату зашёл высокий парень. Копия того, кто был на фото с «поляроида»… Двадцать с лишним лет назад…

***

Порой жизнь бывает богаче сказок. Такие обороты и зигзаги, что никакой фантазии сказочника не хватит!

Руслан смотрел на сына и удивлялся своему спокойствию. Спокойной уверенности. Уверенной радости! Неожиданное появление в его жизни сына не стало таким уж НЕОЖИДАННЫМ! Руслану казалось, что он краем подсознания знал - его с Ярославой любовь имеет продолжение. А, может, это сила любви самой Славы поддерживала Руслана, нге дав ему погибнуть тогда, в молодости?

***

Любовь на всю жизнь… Это красивая сказка! А реальность ещё прекраснее! У Руслана есть сын. СЫН!!!
Ярослава принадлежала всей своей душой Руслану… Ярослава Руслану подарила Славу… Славу Руслану…
СЛАВА РУСЛАНУ!!!!!!!


















Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
три + десять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ