Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
08 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Пеpед девyшкой стоит непpостой выбоp: либо потеpять невинность в боpьбе
за любовь, либо потеpять любовь в боpьбе за невинность.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Бобков В.Н. | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Мартин умирал.... Умирал тихо и как- то очень спокойно. Можно-ли умирать «спокойно»? Наверно можно раз он так умирает. Уход он чувствовал как-то мягко и уж очень тонко. Да-да именно тонко другое слово не подошло бы. Мартин помнил многочисленные рассказы и фильмы о «уходе».... Тоннели, светящиеся коридоры, мерцающие «трубы» и всё что-то подобное его удивляло, немного пугало и во всё это с трудом верилось. И вот всё это он сейчас «увидет».... Стоп ! Почему он...он Мартин так разумен, рассудителен? Он мыслит, он рассуждает. Но как? Вернее почему? Он же умирает....умирает и так логично, спокойно и даже как-то научно думает о смерти? Или это ещё не ОНА? Тогда почему он не чувствует боль? Ту боль которая преследовала его последнии три месяца. Только сильные, очень сильные препараты заглушали эту невыносимую боль на время... только на время. На два — три часа. По окончанию этого времени откуда-то и глубины груди выползало змеёй жжение. За несколько минут оно сменялось таким нестерпимым внутреним жаром, что нельзя было даже кричать. А кричать хотелось … Хотелось кричать так, что бы слышал весь город, весь мир, вся вселенная...
Так куда же делась боль? Она не могла исчезнуть. Исчезнуть так надолго. Или прошло не так много времени после последней иньекции? Когда последний раз заходила в палату Инесс? Это было до обеда... а что было на обед? Что-то было желтое и кислое. А что Мартин вспомнить не мог. Что происходит с ним? Он забыл последние часы сегоднешнего дня. Но ведь он помнит все...почти все дни пребывания здесь. И он помнил их до сегоднешнего дня. Что же случилось сегодня? И точнее сейчас? Ведь это произошло только сейчас. Возможно несколько минут, секунд, мгновений. Или прошли уже часы? А может дни? Столько мыслей и за несколько мгновений ?нет...нет...нет. Тогда когда, когда это началось? И что началось? Это конец...конец жизни? А может конец страданий? Ему, ему Мартину Рольду умираешему неизвестно от какого заболевания эскулапы обещали нетолько облегчить страдания, но и вернуть ЖИЗНЬ. Его обычную жизнь... Работу в компании, отдых у моря, воспитание Мегги, хождение по магазинам с Дорет. Дорет … где Дорет? Она видит его? Он хочет поговорить с Дорет. Но он не видит Дорет. Он не видет ничего …
Мартин не видел палату клиники в которой находился уже 93 дня. Так точно помнить срок нахождения здесь и забыть последний часы, минуты, секунды. А может он не забыл? Может просто нечего было забывать? Всё это есть сейчас, вот сейчас. Он Мартин Рольд, один из преуспевающих людей этого города, пожалуй самый преуспевающий просто спит и во сне ведёт эту беседу, беседу с самим собой, со своим другим Я, со своим мозгом или со своей совестью. Так? Надо попробовать открыть глаза. Раз, два, три...и где все или хотя бы всё. Ведь в палате было что то? Оборудование, мебель, по крайней мере были дверь и окно. Где это всё? Или все-таки это ОНА? Та которую ждут все или почти все, та которая приходит ко всем и когда захочет ОНА...
Мартин пытает проснуться...Мартин пытается жить. Он хватается за то, что осталось от жизни. От его, ещё совсем недавно такой прекрасной жизни, за месяц которой, многие отдали бы год своей жизни, а сейчас почти пустой и никчемной. Он не жил последние месяцы он просто был. Был в этой палате, был в этом городе, был в этой стране и этом сложном мире. А разве бывают не сложные миры? А есть ли вообще миры...другие.... а что это?
ЭТО было каким-то мягким...или нет, нежным....или легким, как тот ветерок на атолле в Полинезии, когда они с Дорет решили быть вместе. Тогда всё было легким. Будушая жизнь, решение проблем, всё... да и не было проблем тогда. Всё казалось действительно легким и невесомым. Почему так легко? Мартин вспомнил Гарри, его друга по колледжу, которого он видел редко и после встреч с которым ему всегда было не просто возвращаться в его , Мартина, жизнь. Ту жизнь к которой он привык, в которой он был самим собой Мартином Рольдом «создателем новостей» как называли его в городе. Гарри ещё до колледжа увлекался эзотерикой и ещё какой-то чепухой. Он вечно все простые вещи превращал в какие-то предпосылки и предвестники грандиозных событий. Его умозаключения были не понятны и даже загадочны для окружающих и особенно для Мартина. Он даже хотел взять Гарри в свой аппарат, штат, круг....круг «создателей новостей». Но Гарри, да именно Гарри отказался войти в этот круг. Он решил , что так будет лучше для всех. «Все» это мир людей, мир Мартина, Дорет, Мегги ...всех. Где-же Дорет? Да именно Гарри впервые произнёс слово «астрал» вслух для Мартина. Нет он слышал его и раньше, но от других. И эти другие не произносили его ТАК. Только в устах Гарри оно, это слово звучало ТАК. ТАК легко. Так как сейчас ощущал себя Мартин. А что сейчас Мартин? Что он такое? Он астрал? Нет не так . Он в астрале! Так ведь говорил Гарри. Или так понимал это Мартин. Вот как выглядит мир «по Гарри». Мир к которому должен стремиться «тот» мир. Мир Мартина. Мартин пришёл в НЕГО. Но где же Дорет?
Боль не возвращалась. Это ведь хорошо. Но она должна быть. Почему? Только лишь потому, что боль должна возвращаться? А если это то, что обещали врачи. А они обещали с первого дня пребывания в клинике. «Вы забудете боль... и очень скоро»-так говорили они. И Мартин верил им. А кому он мог верить? Ведь он же никогда не верил в Бога. Мартин верил в свой разум, в свои силы, верил в Дорет, в её любовь... так где же Дорет? Почему Дорет нет рядом, почему она не хочет обьяснить ему всё. Всё то что происходит сейчас... А что происходит? И есть ли это сейчас? А может СЕЙЧАС бывает всегда. Боль не возвращалась.
Мартин почувствовал легкое движение. Что двигалось было трудно ощутить. Мартин двигался в чем-то или что-то двигалось вокруг него. Надо было понять это и Мартин пробовал понять, но получалось это всё как- то не так. Даже возможно что и не получалось. Попытка «всмотреться» или даже «вслушаться» в происходящее не дало результатов. Мартин, не понятно даже для себя, не смог «найти» то,чем можно это сделать. «Если это смерть, то почему так долго всё это происходит»- так думалось Мартину. Ведь всегда говорилось, писалось, доказывалось о пяти ну семи минутах. А внутренние часики Мартина отсчитывали уже часы. А боль не возвращалась....
Он выглядил как иссиня-лиловый шар-круг. Он появился перед «глазами» как-то мягко, почти незаметно. Как и всё происходяшее в последнее время. В эти часы, минуты, секунды,мгновения. А может прошли уже дни. Трудно было судить о времени. Движения, а это можно принять за движения, приобрели маятниковообразность . Это значит, что или шар колыхался возле Мартина, либо Мартин, как маятник на часах деда в его ранчо в Текла, отсчитывал дуги вблизи шара. Когда их набралось 93 «движение» исчезло. Почему 93, кто считал их? «Я»-понял Мартин. «93... это столько же....да 93 дня я в клинике». Я могу управлять своими мыслями-я жив. Я не могу видеть и слышать-я мертв. Я могу вспоминать и мыслить-я жив. Я не чувствую своё тело-я мёртв. Я чувствую движение, пусть не понимая его происхождение-я жив.... Сколько наберется таких жив-мертв. Кто может мне Мартину Рольду понять это. Где-же Дорет?
Мегги родилась в тот год когда умер дед. Кто родится тогда, когда умрет он... или уже родился? Дед Мартина отказывался переезжать в город до последнего дня своей жизни. Он любил землю больше, чем своих детей и внуков. «Там»-опуская большой палец вниз- «наши корни»-говорил он с ноткой поучения. «А ваши бетонные коробки имеют опору,а не корни»-добавлял он с недовольством и даже брезгливостью. Как не уговаривал его Мартин он так не разу и непобывал в его городской квартире. «В гробу я ещё належусь...»-отвечал дед на очередное приглашение. «Почему я вспомнил это. Именно это... деда, его отношение к городам, его любовь и уважение к земле. Может потому, что я сам уже в «земле». Но где же все -таки Дорет?
Мартин хотел видеть только Дорет, его Дорет. Именно она придавала ему силы, когда казалось, что их уже неосталось. Дорет почти заставляла его хвататься за жизнь в последние недели прибывания в клинике. При виде Дорет у Мартина появлялось то, что называют желанием. Нет не простое мужское желание обладания своей женщиной, а желания продлить до бесконечности пребывание вблизи этой женщины. Видимо это и есть то, чему люди придумали словесное определение- ЛЮБОВЬ.
Неожиданно для Мартина лиловый шар-круг стал приобретать какие-то знакомые очертания и штрихи, как-то так это можно было назвать или так это определил Мартин. Мартин ЭТО не видел, он это каким-то непонятным способом понимал, чувствовал, ощущал. Шар приобрёл черты лица Дорет....да-да именно Дорет. С каждой секундой образ его любимой становился всё более живым и почти ощутимым. И Мартин ощущал его. Так-как ощущают в кромешной темноте присутствие чего-то живого, родного, любимого... Шар-лицо Дорет повернулось к нему и произнесло - «я нужна тебе по прежнему...». Это точно было произнесено, а может Мартину только так показалось, как и то что шар похож на Дорет. Ведь звуков не было, было только ощущение произнесенной фразы, мысли. Мартин также беззвучно-мысленно «произнёс» - «Что со мной? Где я? Что с тобой? Где Мегги?».... «Стоп! Неторопись, зачем столько вопросов... ты всё поймешь очень скоро... или может ты уже всё понял?»... Мысли- «слова» лились, как лунный свет истекает по водам озер в тихую летнюю ночь , где-то в Канаде. «И со мной и с Мегги всё хорошо и с тобой любимый, всё будет хорошо. Ты ведь понимаешь это.Да?»- звучала мысль-ответ. «Я верю тебе милая. Только тебе я и верю теперь. Только тебе... но где мы сейчас?». Боль не возвращалась...
Звук колокольчика отвлек Мартина от «разговора». Звук исходил ниоткуда и отовсюду. Мартин воспринимал его всем своим организмом-сознанием. Да, это именно то, чем предсталялся Мартин сам себе в настоящий момент. Мартин Рольд жил, жил вновь без боли, жил в окружение близких и любимых людей. Он не видел их, не слышал их в обычном понимание «видеть и слышать», но они, эти люди были с ним сейчас и будут с ним всегда. Это Мартин знал. Знал точно и наверное. Это чувство уверенности он приобрёл как-то внезапно и сразу. И пришло оно в тот же момент, когда Мартин впервые увидел шар-круг. Его сказочный синевато-лиловый отблеск навевал и внушал так много всего, что Мартин опасался сможет-ли всё это поместиться в его... голове... Так в чем же всё это должно поместиться и куда всё это направлялось. Мартин не знал этого. Он не мог знать этого. Этого не знал ни кто. Но самым главным и мучительным был вопрос о том, КТО это всё делает и зачем.
Шар вновь стал приобретать чей-то облик, знакомый, но не Дорет. «Мегги, милая Мегги, милая моя девочка» - осознал Мартин. «Хау папуля! Тебе лучше? Ты здоров? А когда ты вернешься домой? Я очень скучаю по тебе. Мы поедем в горы?». Вопросы сыпались как сухой горох из разорванного бумажного пакета. «Ты прекрасно выглядишь Мегги. Да и выросла на целых три дюйма». «На полтора папуля»- Мегги улыбнулась. Мартин любил дочь . И как можно было не любить это маленькое существо с глазами как синь вод Онтарио, и волосами цвета полей Кентуки в августе, в период сбора урожая. «Папуля тебе уже не больно дышать?». «Нет милая, нет. Папуле совсем не больно.» Боль не возращалась...
И друг Мартина озарило, если он так просто общается с живыми людьми, а в том, что они, и Дорет , и Мегги живы не могло быть сомнения, следовательно и он, Мартин Рольд жив. Шар слегка качнувшись «принял» облик Гарри. «Как ты старина? Вот и тебя нет сомнений в том, что я доказывал тебе при всех наших встречах. Да? Или все ещё есть?» - Гарри прищурил глаза. Что он имел в виду, причем тут наши встречи, беседы, споры. Неужели... АСТРАЛ?!...
При встречах Гарри уверял его, Мартина Рольда в том, что смерти практически несуществует. Смерть переход, переход в другое состояние, если хотите в другой мир и не более того. Так и именно так говорил и конечно же думал Гарри. Мартин слушал всё это в пол-уха, не вдумываясь во все услышанное. И вот те звуки превратились в «реальность». Но что это за реальность Мартин понять не мог. Но боль не возвращалась.
За месяц до того как Мартин оказался в клинике Дорет почти нечаяно проговорилась о том, что беременна. Реакция Мартина была естественна.... он был рад. Он давно мечтал о сыне.
Но болезнь приглушила эту новость и он вспоминал о этом только когда видел Дорет или слышал её голос по телефону. В последние дни Мартин вспоминая о беременности Дорет всё больше и больше огорчался, да именно огорчался понимая то, что скорее всего он не доживет до рождения сына. А в том, что родится именно сын Мартин не сомневался или почти не сомневался. Даже сейчас, где-то в глубине этого клубка сознания в чистом его виде, червяком в яблоке сидела мысль именно о этом. Досада, так можно назвать то, что испытывал Мартин всё больше и больше поглощала его. Дожить, дожить до рождения своего второго, ещё не родившегося, но уже любимого ребенка, Мартину хотелось с той же силой с которой он ощущал приблежение ЕЁ. А ОНА надвигалась неумолимо. Количество иньекций увеличивалось ото дня к дню, но эффект от них уменьшался пропорционально. Но сейчас боль не возвращалась...
«Ты готов?»-спросил шар каким-то механическим голосом. «Ты готов?»-спросил шар голосом Гарри. Только сейчас Мартин начал понимать, что вопрос обращен к нему. «Ты готов милый ?»-теперь звучал голос Дорет. «Папуля, ты готов?»-добавилась интонация Мегги. Если бы Мартин понял раньше, что все эти вопросы были обращены к нему и только к нему, он бы наверно успел и ответить и приготовиться, но... Но вдруг вернулась боль. Боль вернулась внезапно, она охватила и пронзила, но … она была другой. Её можно было терпеть и не только терпеть, она была почти приятной. Но как боль может быть приятной, если только это не мазохизм. Мартин же сразу нашел ответ, если после боли приходит счастье и нега, эту боль можно терпеть и Мартин терпел. Но как он понял это, кто ему внушил ему это.
«Шар!»-Мартина озарило- «Да-да, шар».
Мартин почувствовал, что вновь появилось движение. Но теперь он уверенно знал, что двигается он, именно он. Это движение было всё более болезненым и всё более увереным. Нельзя было остановить или замедлить это движение, так-же нельзя было и определить его направление. Боль нарастала, но нарастала и скорость движения. Мартину показалось, что он
двигается в подобие тоннеля. Он не желал ни возвращения боли, ни этого непонятного движения. Кроме того, ведь понятно, что движение и боль в связи. Почти теряя «сознание» Мартин увидел впереди свет. «Все-таки в конце свет...»- послядняя осознанная «мысль» Мартина.
Действительно в конце движения был свет-яркий, слепящий и даже обжигающий. «Мальчик»- произнёс мягкий женский голос - «У вас родился сын Дорет». Боль не возвращалась...

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
восемь + семь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ