Рунетки

Администрация сайта постоянно следит за тем, чтобы каждая рунетка вела прямую трансляцию. Что это значит? Никакой наигранности, никакой постановочности. Искреннее и реалистичное общение в режиме реального времени. Но с некоторыми приятными особенностями, о которых мы упоминали раньше!

Реалистичность во всём. Под контролем только сам факт достоверности трансляции. А то, как модель себя ведёт, - не модерируется. Любые ограничения ставят жёсткие рамки и на корню убивают всё удовольствие от общения. Ведь за этим люди заходят на сайт Рунетки, за искренностью человеческого общения! Ни модели, ни зрители ничем не ограничены. И во время приватного чата вы можете общаться с девушкой на любые темы, делать что угодно. Но помните : окончить диалог могут оба собеседника.

Здесь не место конфликтам. Все гости желают одного : расслабиться и насладиться непринуждённостью общения. Поэтому, заходя в категорию Рунетки, оставьте весь негатив в стороне!

Вполне логично, что в приватном чате вы можете расчитывать на определённый отклик. Радость общения будет взаимной. Девушки из категории "рунетки" будут рады подарить вам бурю эмоций. Всё, что для этого нужно - договориться о приватной беседе, заранее всё обсудить. И получить максимум удовольствия от тёплого, искреннего общения.

Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
23 сентября 2019 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Недавние исследования показали, что степень достоверности прогнозов
Гидрометцентра России относительно погоды и Windows относительно
"оставшегося времени" при копировании - идентичны.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

2. Весенняя симфония.



Пролог


В парке было тихо и пустынно. Мокрые после дождя деревья сиротливо стояли, расправляя свои намокшие кроны. В воздухе пахло омытой листвой.
Май в этом году выдался дождливым.
В это время в парке не было никого, кроме старика, сидевшего на ближайшей к входу скамейке, да одной влюбленной парочки – Его и Ее, крепко державшейся за руки и бродившей по аллеям.
- Зайдем? – кивнул он головой на вывеску открывшегося в парке кафе.
- Давай, - согласилась она.
Они вошли внутрь и оказались в уютном маленьком зале, расписанном под русскую старину. В кафе было также малолюдно, как и в парке. Одна молодая пара, такая же как и они, один задумчивый мужчина средних лет с остывающей чашкой кофе и пиццой, да пара молодых людей, скорее всего студентов, зашедших перекусить после тяжелого учебного дня.
-Сюда? – он показал глазами на столик у окна.
-Хорошо, - согласилась она.
Они сели и посмотрели в меню. Потом отложили меню, взглянули друг на друга и сжали друг другу руки. Им было немножко грустно. Ведь это было их последний вечер вместе. А начиналось все так…


Часть 1

Три путника в пустыне большого города.

«Все счастливые семьи похожи друга на друга,
Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.»
Лев Толстой «Анна Каренина» часть 1








1



Олеся мыла пол в коридоре их районной больницы. Светило яркое весеннее солнце, и мокрое только что вымытое пространство было все залито солнечными бликами.
Олеся наклонилась над ведром, чтобы отжать тряпку.
-Вот это да! – сказал мужской голос у нее за спиной. – Вот это ноги!
Олеся вскрикнула и разогнулась.
Перед ней стоял человек лет сорока пяти в сером свитере домашней вязки с накинутым на него белым халатом и серых брюках. В руках у него был большой полиэтиленовый пакет.
-Вот так ноги, - повторил он, тихо улыбаясь. «У него такая красивая улыбка.» -подумала Олеся. – И так идет к его зелено-голубым глазам.
-Что вы себе позволяете? – вслух выкрикнула девушка. – Это неприлично подкрадываться сзади: и вообще часы впуска посетителей уже закончились. Что вы здесь делаете?
- Я-то? Пришел навестить брата, - ответил тот. – Иду по коридору, смотрю красивая девушка пол моет. Решил познакомиться. Меня Владимир зовут. А вас?
-Олеся, - тихо сказала Олеся.
-Вы здесь работаете, Олеся?
-Да, санитаркой, - сказала она. – Я поступала в училище в том году, но не поступила. Прописки у меня нет, только сюда и взяли.
-Понятно, - протянул Владимир.- А вы поступали в медицинское училище?
-Нет, - опять тихо сказала Олеся. – Совсем нет. Но я не хочу сейчас об этом говорить.
-Хорошо, не будем, - с легкостью согласился Владимир. –Погода сегодня какая хорошая. Может, пойдем погуляем в парк?
-Хорошо, пойдем, - согласилась Олеся.


С этого дня они начали встречаться, Олеся и сама не поняла , как это произошло. Владимир вошел в ее жизнь как-то незаметно, правильнее даже сказать – проскользнул. «Как змея», - подумала девушка. Ее передернуло. Нелепое сравнение. Володя не может быть таким. Нет, только не Володя, с его мягким голосом, с его темными грустно-серьезными, с его руками с длинными тонкими пальцами. Володя был пианистом. Он закончил консерваторию и играл на вечерах в районном доме культуры. Володе было сорок пять лет, он был женат, на женщине старше его на три года. Ее звали Рита. Олеся видела ее однажды, когда уходила с квартиры Володи после очередной ночи, проведенной вместе. Высокая, черноволосая, с узкими темными глазами. Красивая. Они приехали откуда-то с дочкой Кариной, такой же высокой и темноволосой. Олеся стояла за углом дома, а она – возле подъезда, свет от фонаря освещал их, и девушка хорошо разглядела их.
Володя был хорошим пианистом и хорошим мужем.
Володя умел играть на пианино и на гитаре.
Володя делал по утрам зарядку и бегал в парке.
Володя каждый день приходил навещать в больнице друга.
Володя очень часто ходил с семьей куда-нибудь в театр или в поход, или просто на прогулку.
Володя каждый раз при встрече дарил ей цветы и называл «солнышко».
Володя был вежлив в общении: он редко отказывал друзьям и был галантен с женщинами.
Володя был лучше всех.


Олеся стояла у входа в парк и ждала. День был солнечный, по-весеннему ярким. Снег уже сошел, и показавшийся асфальт выглядел как-то тепло и уютно. По тротуару бежали ручейки талой воды, а на свисающих из-за парковой ограды ветвей тополя уже раскрылись почки. Это был, вероятно, один из лучших дней уходящего марта.
Олеся подняла лицо к солнцу и зажмурилась. И в это время чьи-то сильные руки сзади закрыли ей глаза.
-Володя? – воскликнула девушка и обернулась.
- Ну, вот сразу узнала – так неинтересно, - сказал он.
- Конечно, я тебя везде узнаю, - кокетливо сказала Олеся. – Я узнаю тебя из тысячи…
-О, нет только не это, - застонал он и закрыл уши руками. – Пощади, я не могу этого слышать.
-Чего: моего пения или репертуара группы «Корни»? – угрожающе спросила Олеся.
-И того, и другого, - тихо буркнул он.
Олеся уставилась на него свирепым взглядом. А он, смеясь, поднял руки вверх и пятился назад до тех пор, пока не вступил в грязную лужу талой воды.
Олеся смеялась так, что у нее закололо в правом боку и выступили слезы.
-Ах, так, - он угрожающе-шутливо надвинулся на нее. – Ну, подожди, сейчас тебя ждет эта ванна.
Он обхватил девушку за талию и потащил на себя. Девушка завизжала.
-Нет-нет, Володя, не надо, - закричала она.
А он упорно тянул ее к себе. Ноги девушки подкосились, и она упала прямо на руки мужчине. И услышала стук часто бьющегося сердца.
Она посмотрела на него снизу вверх. А он наклонился и жадными губами нашел ее рот. Они застыли в долгом нескончающемся поцелуе.



Они гуляли по дорожкам парка, еще мокрым после сошедшего снега. На душе у обоих было хорошо и спокойно. Казалось, они нашли свой оазис счастья, в котором можно укрыться от бурь и потрясений. Солнце светило так же ярко и тепло, небо сияло голубизной. На повороте они купили у торговки по пирожку и семечек. «Это для белочек,» -пояснил мужчина Олесе. Провинциальная девушка и не знала даже, что в парках Санкт-Петербурга водятся белки и их можно кормить.
Они пошли дальше.
- А где ты училась до того, как приехала сюда? – спросил он.
- В обычной школе, - ответила Олеся. – В поселке под Тихвином. Поселок Озерный. Наверное, ты не слышал ничего о нем?
-Нет, не доводилось, - согласно кивнул Владимир. – А почему он так называется? Там много озер?
- Нет, немного, - засмеялась Олеся. – Два. А поселок находится как раз между ними почти как на острове.
-А, понятно, - сказал Володя. – Наверное, местные мальчишки просто вне себя от счастья.
-Почему?
-Ну как же, - удивился Володя. – Такая рыбалка.
-А-а! – засмеялась Олеся. – Ты об этом. Да, хорошая..
- Мы должны туда обязательно съездить, - задумчиво сказал Володя.
-Правда? – Глаза Олеси радостно засветились. – Ты вправду хочешь со мной туда поехать?
-Да, очень хочу, - сказал он. – Там, наверное, очень красиво.
-Класс! – по-детски воскликнула девушка. –А когда мы поедем? Может в следующие выходные?
Володя помрачнел.
-Нет, в следующие я не смогу, - сказал он. – Мы с Каринкой едем покупать ей подарок к Восьмому Марта. Я ей так и не подарил.
А-а, - протянула Олеся. – Ее плечи поникли. – Понятно…
Володя нежно притянул ее к себе.
-Что тебе может быть понятно, солнышко? – ласково спросил он. – Я не могу обмануть ожидания дочери. До тебя она для меня была всем.
- А теперь? – немного ревниво спросила Олеся.
- А теперь… - Он прищурился и посмотрел на нее. – Карине Владимировне придется разделить первое место в моем сердце с одной маленькой приставучкой, которая задает глупые вопросы. Понятно?
Олеся улыбнулась. Он щелкнул ее по носу и, обнимая за плечи, повел по аллее.



2

Этой ночью Олесе не спалось. Она долго ворочалась на узком диванчике в своей комнатке больничного общежития.
Наконец она с постели, налила себе стакан молока, взяла из хлебной корзинки бублик и задумалась.
Олеся впервые в жизни попадала в подобную ситуацию она влюбилась безгранично и безнадежно и – «надо же было такому случиться» - в человека, который женат и никогда не будет принадлежать ей полностью. Кроме того, у него есть дочь, которая всего на пять лет моложе ее, Олеси. И он ее обожает.
Что же ей делать?
-Ну, вот, - уныло сказала Олеся стакану с молоком. – Я предаюсь извечному вопросу в любовном треугольнике. А мне всего двадцать лет.
Она снова погрузилась в молоко и размышления.
Ей двадцать лет. Она – девочка, приехавшая из провинции в большой город воплотить в жизнь свою мечту.

Девочка, не знающая жизни, не знающая любви.
И она влюбилась. ВЛЮБИЛАСЬ безумно и безнадежно. В человека, который никогда не будет ее, который старше ее настолько, что страшно даже сказать, насколько, который презирает попсовую музыку и слушает только классику.
Который самый лучший человек на земле…
Она круто попала…


Рита приняла душ, нанесла на лицо крем и, накинув халат, вышла из ванной. Она вошла в большую комнату. Володя сидел перед телевизором, смотря на пляшущих человечков рекламного ролика.
-Как прошел день? – спросила она, подходя к мужу.
-Нормально, - Володя качнул головой и снова уставился в телевизор.
-И у меня нормально, -сказала Рита.
Она постояла несколько минут, глядя на экран, потом сказала.
- Я пошла спать.
-Угу, спокойной ночи, -ответил Володя, не отрываясь от экрана.
-Спокойной ночи.
Рита ушла. Володя продолжал сидеть, уставившись на экран телевизора.


Они поженились, когда ему было двадцать три, ей – двадцать шесть.. Рита Вострякова была первой красавицей на курсе. Все в ней было прекрасно: удлиненное лицо, чуть раскосые монгольского типа черные глаза, роскошные волосы цвета воронова крыла. Неудивительно, что она выбрала самого перспективного и поддающего надежды Владимира Данилова.
Они поженились в прекрасный майский день, когда деревья шелестели нежно-зеленой листвой, а улицы города были украшены трепыхающимися на ветру флагами – День Победы. «Это хороший знак,» - сказали им в ЗАГСе, когда они подали заявление. – Значит, все будет удачно.
Но, видимо, у работницы ЗАГСа был дурной глаз, или она просто позавидовала красивой паре. Удачно не получилось.
Первый год супружества был счастливым. Через десять месяцев после свадьбы родилась дочка Карина. Володя был вне себя от счастья Он днем и ночью не отходил от кроватки, а Риту засыпал цветами и чуть ли не носил на руках.
А потом начались проблемы.
Сначала долго болела Карина. Рите пришлось продлить декретный отпуск. На работе – в фирме, где она служила секретарем, ей срезали зарплату. А Володе приходилось в ту пору перебиваться случайными заработками музыканта в кабаках.Он приходил домой усталый и неудовлетворенный своей работой
Олеся шла на работу в больницу. Было раннее утро, деревья шелестели свежей обмытой листвой, трава зеленела на газонах изумрудной зеленью.
Лучи утреннего солнца играли во дворах и оконных стеклах.
Олеся свернула на дорожку, ведущую к центральному входу больницы, когда услышала шум приближающихся шагов.
-Леся! – услышала она девичий голос.
Девушка обернулась и увидела свою подругу Люду. Людмила тоже работала в больнице, но поднялась немного выше, чем Олеся: она служила медсестрой на терапевтическом отделении.
-Ты на работу? – спросила Люда, как будто было неясно, куда Олеся направляется.
-Угу, а куда еще? – засмеялась Олеся.
-Пойдем вместе.
Они сели рядом.
- Ты сегодня, как обычно, в две смены? – спросила Люда. – Слушай, сколько же можно полы натирать! – рассерженно сказала Люда. – Переходи лучше к нам: у нас медсестры требуются. Окончишь курсы – получишь диплом, зарплата больше будет.
Олеся замялась на минуту.
-Нет, спасибо, - улыбнулась она. – Я лучше так, санитарочкой. Мне же только деньги от этой работы нужны: за жилье, питание, и на учебу. Я тебе говорила…
Они подошли к больничному коридору, и Олеся обнаружила там Володю.
-Привет! Что ты тут делаешь? – с радостным удивлением воскликнула она.
- Вот, приехал с утра пораньше – проведать брата и заодно посмотреть, как тут моя любимая, - Он обнял ее за талию и прижал к себе.
- Хорошо, - Олеся улыбнулась и погладила его по щеке. – Куда мы сегодня пойдем?
- Ну…, - Володя задумался. – Есть одно место, куда я хочу тебя сводить.
-Куда? – Олеся с любопытством взглянула на него.
-Увидишь, - он поцеловал ее и пошел к выходу. – До вечера.
-До вечера.
-До вечера.
-Олесь, а это кто? – с любопытством поинтересовалась тихо стоящая рядом Люда.
-Это… один мой знакомый, ты его не знаешь, - сказала она, задумчиво глядя вслед уходящему Володе.

Володя шел по весеннему Невскому, глядел в играющие солнечным светом витрины магазинов и думал об Олесе. Как так могло получиться , что она так прочно вошла в его жизнь, в его мысли? Кажется, всего неделю назад он и слышать не слышал ни о какой Олесе. А теперь…
Он не мог думать ни о ком, кроме нее. Рита, его когда-то обожаемая красавица-жена, с которой они вместе столько пережили, давно отошла на задний план. Даже Каринка, ее проблемы и успехи, не волновали его так, как прежде.
Только она…
Олеся… Леся… Лесенька…
«Жила в Белорусском Полесье, кудесница леса Олеся…»
Внезапно ему очень захотелось играть, что-то посвященное его любимой, и он зашагал к метро, чтобы поехать на место своей работы.


Олеся домыла пол в последней палате, убрала в подсобку ведра и тряпки и решила попить чаю. До конца ее смены оставалось два часа, времени хватит, чтобы перекурить и позаниматься.
А потом она пойдет работать: заменять заболевшую сменщицу. Это даже хорошо, она занята целый день, и не чувствует того оглушающего одиночества, которое наваливается на нее в тишине их комнатки в общежитии.
Правда, теперь у нее есть Володя…
Володя…
При мысли о нем Олеся улыбнулась. Какой же он все-таки замечательный. И так интересно рассказывает о музыке. И не только о музыке. Он очень разносторонний человек: много читает, любит путешествовать…
Он так интересно рассказывал о Египте, где они отдыхали в прошлом году, что Олеся даже заслушалась.
А как он любит свою дочку Карину! Когда он говорит о ней, у него лицо светится от счастья. Карина – то, Карина – се. Карина учит японский язык, Карина занимается в художественной школе, и ее работы хвалят преподаватели. Карина – умница и красавица.
А Олеся совсем не ревнует его к Карине. Наоборот, она даже хочет с ней познакомиться и подружиться. Она уверена, Карина – хорошая девочка, а, она, Олеся, умела найти подход и к детям, и к своим сверстникам.
И к его жене Рите, Олеся Володю совсем не ревновала: она знала, что он давно не любит жену и живет с ней только из-за дочери. Он любит только ее, Олесю.
- Лесь, ты о чем задумалась? – Голос вошедшей Людки вернул ее к действительности.
- Я так ни о чем, - сказала Олеся и достала из сумки. «Азы актерского мастерства».
-Даже по свое актерское искусство забыла, - протянула Людка. – Не тот ли это красивый дяденька, который приезжал к тебе утром.
- Да, это он. – И Олеся широко улыбнулась.
- Кто же он, Лесь?
- Он… самый лучший, самый любимый, самый важный для меня человек на земле, - торжественно сказала Олеся и, поднявшись, щелкнула Людку по носу. – Вот так-то.
Она направилась к выходу, не обращая внимания на удивленную подругу.


«В эти весенние дни образ Олеси не выходил из моей головы. Мне нравилось, оставшись одному, лечь, зажмурить глаза, чтобы лучше сосредоточиться, и беспрестанно вызывать в своем воображении ее то суровое, то лукавое, то сияющее нежной улыбкой лицо, ее молодое тело, выросшее в приволье старого бора, так же стройно и так же могуче, как растут молодые елочки, ее свежий голос, с неожиданными низкими бархатными нотками…»
Володя прочитал этот абзац в купринской книге и, отведя глаза куда-то в сторону «стенки» вздохнул. Молодое тело, выросшее в приволье старого бора… Кудесница леса, Олеся… Кудесница леса, Олеся… Маленькая дикарка, приехавшая в их большой зачумленный Питер из своего поселка Озерный… Зачем она приехала сюда? Поступать? Неужели в их областном Тихвине нет училищ и техникумов, или какого-нибудь скромного заштатного педагогического института? Она хочет быть актрисой… Ну, так ей в Москву надо ехать, в Щукинское поступать или во ВГИК. А она приехала сюда… И надо же устроилась на работу в больницу, где сейчас лежит его попавший в катастрофу брат. Но что это он? Он клянет ее, или судьбу, за то, что они встретились. Ведь она – его радость, отдых для его измученной житейскими передрягами жизни.
-Папочка, ты очень занят? – Высокая темноволосая девушка вошла в комнату.
- Нет, зайка, - Володя повернулся к дочери.
Карина… Его зайка, его солнышко, еще одно солнышко. Сейчас в его жизни два солнышка – Карина и Олеся. Каким же светом должна быть наполнена его жизнь!
-Пап, мы на выходные поедем на дачу? – спросила Карина, присаживаясь рядом.
-Cолнышко, в эти выходные я не могу…, - начал он. – У меня концерт в клубе в субботу. Вот что: вы с мамой поезжайте, а я попозже приеду в воскресенье… к вечеру.
-Но, папа…, - начала Карина. – К вечеру уже нужно уезжать. Да и мама не особо хочет в эти выходные ехать: у нее голова болит. Что же мне, одной ехать?
-А что? – встрепенулся Володя. – Поезжай одна, или… - Он хитро прищурился. – Друзей позови. Максима, например.
Максим – друг Карины с самого детства. Еще в детском саду они играли вместе в песочнице, строя замки и лепя куличики, в школе Максим стал делать вид, что не замечает Карины, но каждый день на протяжении десяти лет провожал ее до самого дома и нес ее тяжелую сумку.
- Папа, - укоризненно надулась Карина, но не выдержав проницательного испытующего взгляда отца, улыбнулась. – Ну, хорошо, хорошо. Мы поедем с Максимом и еще парочкой друзей. Мы устроим шашлык, можно?
- Конечно, можно, - сказал Володя. – А тебе деньги нужны?
-Ну… - Карина замялась. – Да. Мы скидываемся…
-Хорошо. Возьми в портмоне, в прихожей.
Карина ушла. Володя снова раскрыл книгу. И снова было ушел в мысли об Олесе…
-Карина! – вдруг спохватился он.
Дочь показалась в дверном проеме.
-Да, папа?
-На четверг, на вечер ничего не планируй. Поедем в Гостинку: я же тебе на Восьмое Марта ничего так и не подарил.
-Ой, пап, да зачем, да я уже и забыла об этом. Спасибо!
И чмокнув отца в щеку, она убежала по своим делам.
Володя устремил взгляд в книгу, лежащую на коленях, а мысли – к высокой сероглазой шатенке Олесе.



Рита шла от метро к автобусной остановке. По дороге она зашла в булочную и мясной маркет, а в павильонах на остановке купила фруктов и свежих газет. Володя всегда хотел быть в курсе происходящего в мире культуры, да и ей, Рите, не помешает развитие кругозора.
Придерживая одной рукой тяжелые сетки, она развернула газету и углубилась в чтение.
Остановка была пуста. Только справа от Риты на скамейке пристроилась грязного вида какая-то старуха да в левом углу сидел подросток и слушал в наушниках музыку. Женщина покосилась на старуху и продолжила чтение.
- Эй, дэвушка, помоги женщине подняться! – неожиданно громогласно возвестила бабушка. Рита обернулась. Старуха протягивала к ней старую темную руку.
- Слушай, глухая, что ли, да? Помоги старой больной женщине подняться!
Рита подошла к старухе и помогла ей подняться со скамейки старушка долго кряхтела и ойкала, поднимаясь. Наконец она подняла глаза и посмотрела Рите прямо в лицо.
- Беда у тебя, девушка, - сказала она. – Беда в доме…
Рита опешила.
-Какая беда?
- Злая девка хочет тебе судьбу поломать, завидует тебе. Дай монетки на хлебушек бабушке.
Рита сунула в протянутую ладонь пять рублей и спешной походкой пошла прочь. Бабка явно сумасшедшая. Их сейчас столько развелось.
Но почему-то сказанные глупые слова встревожили женщину. Ей захотелось увидеть Володю, посмотреть ему в глаза, поговорить с ним.
Женщина потуже запахнула пальто и еще больше ускорила шаг.
Где-то вдали, а может в дальних уголках ее души рокотали марокканские барабаны…




3



Люда и Олеся вышли из ворот больницы по окончании и остановились.
- Куда ты теперь? – спросила Люда Олесю. – Твой шейх приедет?
- Нет, у него… сегодня … дела. – Олеся почему-то не захотела говорить напарнице. Что Володя встречается с дочерью, необязательно Люде знать, что у него вообще есть дочь. – Он завтра за мной заедет, зачем-то добавила она. – А сейчас поеду на Лиговский проспект, там есть хороший книжный магазин
Я там такую книгу видела о Вивьен Ли. Может, со мной?
Люда снисходительно улыбнулась.
-Нет, мне по делам, - сказала она. – Гришку надо из садика забрать, а то мама сегодня в ночную.
А потом Алеша обещал зайти.
- А-а, ну, пока, - улыбнулась Олеся, и они разошлись.

Людмиле Кириловой этой зимой минуло восемнадцать лет. Позади была девятилетка средней школы в пригороде Питера, два года в медицинском колледже и год работы в их городской больнице. Позади также были дискотеки, задушевные посиделки с лучшей подругой Валькой, расставание с мальчиком – первой любовью, слезы, разрезанные вены и аборт.
Сейчас на момент встречи с Олесей, Людочка была здорова, весела, уверена в завтра и вполне счастлива.
У нее был парень Леша, высокий худой блондин, работающий слесарем на заводе и зарабатывающий отличные деньги (что-то около тридцати штук, говорила Люда Олесе, у нее были здоровая, надежная семья:
Папа, мама и шестилетний брат Гришка.
У нее было все хорошо.
И девушка, идущая по улице, улыбнулась этой мысли.
-Девушка, у вас все хорошо? – весело спросил ее какой-то парень с остановки знакомой всем до оскомины фразой.
-Все хорошо, - отвечала Люда и шла дальше.
«Бывает все на свете хорошо, В чем дело – сразу не поймешь, а просто летний дождь прошел,
Нормальный летний дождь…»
На работу или домой. Лучше было идти домой, потому что дома мама, добродушный сильный отец и Гришка, который радостно бросался ей на шею, когда она приходила, и не отходил от нее ни на шаг.
Книг Люда не читала и не признавала. Единственный и главный интерес ее жизни был телевизор.
С бесконечной чередой сериалов.
И Леша…
Людочка не была красавицей, и прекрасно осознавала это. Невысокий рост, средние до плеч волосы, собранные в неизменный хвост, обычная, чуть плотноватая фигура. Она знала, что не обладает какими-либо потрясающими знаниями или талантами, и не желала их приобретать. Учеба была для нее в тягость. Поэтому Леша, двухметровый блондин-слесарь с хорошей зарплатой и без единой мысли в голове был для нее прекрасным принцем.
Единственная книга, которую читал в своей жизни Алексей, было «Три мушкетера» Дюма. И то, потому что задавали на внеклассном чтении, а он от нечего делать открыл и увлекся.
Леша приходил по вечерам, когда Гришка уже спал, мама работала в ночную смену, а отец – шофер-дальнобойщик – был в рейсе.
Тогда это был их праздник, праздник для двоих. Они делали все, что хотели, что можно и что нельзя. И все тихо, молча, осторожно, чтобы не разбудить Гришку…
Мама и папа знали Алексея. Люда представила им его через полгода знакомства, и он им понравился. Он даже помогал старшему Кириллову в гараже.
И такое счастье продолжалось уже год…



Олеся вышла на Лиговский проспект и пошла по левой стороне, изредка поглядывая на витрины магазинов. Книжный магазин был рядом через пару домов. Там она купит новую книгу о Вивьен Ли. Она так давно мечтала о ней. Вивьен – ее кумир. Как бы она хотела хоть чуть-чуть быть на нее похожей.
Олеся подошла к дверям книжного магазина и вошла внутрь.
Походя по проходу между стеллажей, она остановилась возле стеллажа с биографиями. Листая хрустящие страницы, она кинула мимолетный взгляд в окно витрины и замерла.
На противоположной стороне улицы она увидела Володю с высокой черноволосой девушкой, его дочерью. Олеся знала же уже
его дочь. Карина, кажется ее зовут Карина.
Володя и Карина постояли немного у витрины магазина, расположенного напротив, что-то обсуждая, видимо, поспорили и пошли дальше.
Олеся молча смотрела из-за стекла на их удаляющиеся фигуры.
«Угнала тебя, угнала, ну и что же тут криминального?» запела внутри нее пошлым исполнением Аллегрова. Или нет, другое – «Ты у входа дочке клялся, то что вы похожи с ней…»
Она взяла книгу, пошла к кассе, расплатилась и вышла из магазина.
Остановившись, она набрала номер мобильного Володи
- Володя, ты где? – спросила она. – Мы увидимся сегодня? Да? Хорошо, я приеду.
Она сложила телефон, спрятала его в сумку и пошла в сторону.






Они встретились через пару часов у клуба, где часто по вечерам играл Володя.
При виде девушки Володя расцвел в улыбке.
-Здравствуй, солнышко, - сказал он.- Я так соскучился. Пойдем?
-Пойдем, - сказала Олеся. – А куда?
-Сейчас узнаешь, - сказал он.
Они прошли по узенькому переулку. В дом культуры, где играл на пианино Володя. Они обогнули здание и вошли с заднего входа в зал, где проводились концерты и другие культурно-увеселительные мероприятия.
Зал для концертов был пуст и темен. Володя зажег на сцене свет и сел за пианино, Олеся молча присела с ним рядом.
Володя положил руки на клавиши и начал играть.
Олеся никогда не слышала ничего подобного. Из-под рук мужчины вылетали божественные звуки, складывающиеся в прекраснейшую мелодию.
Олеся закрыла глаза. На миг ей представилось, что она снова дома, в родном Тихвине, бежит по зеленому лугу босиком, широко раскинув руки. Трава приятной прохладой холодит босые ноги, где-то сбоку журчит вода их Большого ручья, поднявшееся солнце тепло целует ее макушку и все тело, одетое только в тонкий сарафанчик. А кругом лето, зелень, жизнь!...
- Ну, как тебе? – услышала она Володин голос и открыла глаза.
-Хорошо, лето, жизнь, - только и смогла сказать она.
Володя удивленно раскрыл свои и без того большие каре-зеленые глаза.
-Что?
Олеся смущенно улыбнулась.
-Я хотела сказать, - зардевшись, сказала она. – Что пока ты играл, я будто бы улетела куда-то, домой, в Тихвин, шла по зеленому лугу босиком и слушала журчанье ручья и звуки утра. Твоя музыка пробудила во мне такие чувства. Ты – талант, Володя. У тебя необыкновенный дар. Сбереги его, пожалуйста.
Володя внимательно смотрел в ее серо-зеленые глаза.
- Иди ко мне. – Он протянул к девушке руки и прижал к себе.
Олеся стояла, прижавшись к его большому сильному телу, гладила его чуть вьющиеся русые волосы и вдыхала аромат его одеколона. Милый, любимый мой, единственный, думала она, на всю жизнь.
Да, она так думала … тогда.

- А что это ты играл? – шепотом спросила его Олеся, взъерошив ему волосы.
- Гендель, …., - сказал он. Его руки скользнули ей под кофточку.
Олеся вздрогнула. Сейчас? Здесь? Первый раз? Это будет здесь? Но она не хочет… так…
Она не успела додумать эту мысль. Через мгновение она уже взметнула руки, расстегивая пуговицы Володиной рубашки. Он сорвал с нее блузку, оставив в одном лифчике. Его прикосновения стали грубыми, жесткими: он ласкал ее грудь с каким-то ожесточением. Олеся даже испугалась сначала немного. Его ласки причиняли ей боль.
Но противиться им она не могла…




Рита стояла на кухне у окна и смотрела в темноту мартовского вечера. На плите давно уже вовсю кипел чайник, но женщина как будто не замечала этого. Она смотрела в темноту за окном и мучилась вопросами, возникшими с того самого вечера, когда к ней остановке подошла эта ненормальная бабушка. Нет, она – считала себя здравомыслящим, практичным человеком, и не верила ни в гадания, ни в предсказания, но что-то в тоне, говорившимся ей все это, насторожило женщину. И сегодня Володя не пришел, как обычно в шесть, к ужину…
Неужели у него кто-то есть?
«Злая девка хочет тебе судьбу поломать, завидует тебе…»
- Нет, этого не может быть, - прошептала Рита и заметила кипящий чайник.
Она выключила чайник и налив себе чашку зеленого чая, села за стол и задумалась, держась кончиками пальцев за виски.
В кухню вошла Карина.
-Мам, ты что? – спросила она. – У тебя голова болит?
-А? – Рита словно очнулась от сна. – Нет, просто задумалась. Каринка, ты же сегодня виделась с папой?
-Да,- согласилась Карина. – Мы ходили по магазинам.
-А он … еще куда-нибудь собирался…зайти?
-Нет, то есть да, он собирался поехать на работу в клуб,- сказала Карина. – Сказал, что там какой-то благотворительный концерт, а для него – дополнительный заработок. А что-то случилось, мам?
-Нет, ничего не случилось, Карочка, ничего, сказала Рита. – Чай будешь?
- Да, пожалуйста, - согласилась Карина и села за стол напротив матери. – А я включу радио?
- Включай.
Из приемника полились бодрые звуки голоса Верки Сердючки.
«Хорошо, все будет хорошо…»
Мать и дочь пили чай, смотрели в окно на сгустившуюся темноту и мысленно гадали, куда же мог запропаститься их муж и отец.




5


Прошел март, как-то незаметно пролетел апрель. Прошли майские праздники. Приближалось 9 Мая, День Победы. Во всем городе были развешены флаги и разноцветные фонарики, город собирался праздновать свое освобождение.
Накануне праздника, 8 числа, Олеся пришла домой, то есть в общежитие, рано. Девочек-соседок не было: кто-то уехал домой, кто-то – гулял со своими половинками по предпраздничному городу.
Олеся села за стол у окна и задумалась.
Прошло уже два месяца, как они встречались с Володей. Бродили по городу, сидели в кафе, целовались в кинотеатрах на заднем ряду. Но чаще всего они встречались наедине. Володя нашел для этих целей квартиру (его друг уехал работать за границу и оставил ему ключи.) И вот уже почти месяц, по будним дням (кажется, это были вторник и пятница), в строго определенные часы, тайком, они приходили по одиночке в эту обитель и предавались своей запретной страсти.
Потом Володя вставал, принимал душ, наспех собирался и уходил домой, к жене и дочери.
А Олеся оставалась одна. Ей некуда было спешить: ведь ее в этом городе никто, кроме Володи, не ждал.
А ждал ли Володя?
Этот вопрос возник в ее голове впервые именно сейчас и именно сегодня, 8 числа, - в День годовщины свадьбы Риты и Володи.Володя как всегда поднялся рано, быстро оделся и побежал домой. «Сегодня же уже восьмое», - говорил он на ходу. – Завтра Наш День. Ритуля меня убьет.»
И ушел.
А Олеся осталась сидеть на разобранной постели, ИХ ПОСТЕЛИ, оглушенная.
Ритуля…
Он ушел после ночи, проведенной вместе, ночи, полной страсти и любви, к РИТУЛЕ!?!
Он сказал, что они проведут вечер все вместе, втроем, он, его жена и Карина. Посидят немного дома, поужинают за праздничным столом, выпьют вина и все. Так они всегда проводили этот день. Потом, вечером, они пойдут смотреть Салют Победы, Рита с Кариной, а он, Володя, попытается вырваться к ней, Олесе. Они пойдут в театр. Олеся ведь любит театр? Он уже взял два билета на спектакль «Элеонора»…
Олеся встала с постели и пошла в душ. Стоя под теплыми, колючими струйками воды, она намыливала голову и тело, терлась мочалкой, а сама прокручивала в голове мысли.
Володя самый-самый лучший. Лучший?!
Да, Володя – самый лучший из мужчин.
Он красив, умен, талантлив во всем.
Но он женат… А значит принадлежит другой женщине. И своему, пусть взрослому, но ребенку…
Ну, и что? Ведь ей, Олесе, не нужно большего. Она любит Володю просто так, и ей достаточно этих двух-трех часов по вторникам и пятницам. Достаточно?!
Да, достаточно.
Олеся закончила водные процедуры, наспех обтерлась полотенцем и вышла из ванной. Натянула на высохшее тело джинсы и кофточку, высушила феном, принесенным из общаги, голову, выкурила сигарету (последние две недели она начала покуривать – втайне от Володи, втайне от Люды, втайне от всех) и, проверив напоследок порядок в квартире, выскочила за дверь.



Рита, в красивом черном бархатном платье зажгла от спички стоящие на столе свечи и отошла к зеркалу, чтобы снять с волос бигуди. Из зеркала на нее глянула еще не старая, красивая высокая женщина, про которую всю жизнь говорили «красавица» и которую куда бы она ни пошла провожали глазами все встречные мужчины. Она и сейчас ничего… Гладкая кожа лица, подтянутая фигура, блестящие без седины волосы цвета воронова крыла. Ее запросто можно перепутать с Каринкой… Ну, что ему еще нужно?!
У них уже давно ничего не было в постели. Уже месяца два.
Володя приходил домой усталый и поздно, около полуночи. Говорил, что подрабатывает частными уроками музыки. Ходит по вечерам по квартирам и учит ребятишек гаммам и сольфеджио.


А с ней, Ритой, он уже и словом не перекинется. А когда-то сочинил для нее целую симфонию, в которой сплелись звуки весны, капели и пения птиц. Весеннюю симфонию…
… Теперь он играет новую весеннюю симфонию. Интересно, как ее зовут?
Рита сняла последние бигуди, нанесла на лицо тонким слоем тональный крем, чуть подвела глаза, нанесла блеск для губ и капнула на запястья и за уши по капельке духов.
Ну, все, она готова. А где же ее домочадцы?
Словно услышав ее мысли, в дверях комнаты показалась Карина.
- Мама, - восхищенно воскликнула она. – Ты прекрасно выглядишь. Красавица.
-Спасибо, Карочка, - улыбнулась Рита сквозь силы. Однако где же Володя? Он уже должен прийти.
- А где папа? – спросила Карина, усаживаясь за стол и грызя взятый с тарелки огурец.
- Еще не пришел из клуба, - неопределенно повела плечами Рита. – Подождем еще минут двадцать. И если что, сядем за стол без него.
-Ну, как же, мама, - укоризненно воскликнула Карина. – Сегодня такой день – Ваш День. Как же без папы? А вдруг с ним что-то случилось? Пойду позвоню ему.
-Позвони, - равнодушно сказала Рита, опускаясь в кресло. Ничего с ним не случилось. Если и случилось, ей, Рите, на это наплевать. Он теперь играет весеннюю симфонию не для нее…




Володя стремительно выскочил из такси, расплатился с водителем и вбежал в подъезд. Перепрыгивая через две ступеньки он всбежал на свой этаж, открыл ключом дверь и ворвался в квартиру.
- Эй, народ! Где вы все? – весело вскричал он. – Почему не встречаете усталого отца семейства и кормильца?
Из глубины квартиры показалась Карина.
-Папочка! – радостно взвизгнула она. – Ты пришел? А я уже думала, что с тобой что-то случилось. Мама говорит, что если через двадцать минут ты не придешь, то сядем за стол одни. А как же без тебя ?
-Действительно, как же без меня, - пробормотал Володя. – А где мама?
-Она в комнате, - сказала Карина. – Ну, пойдем, пойдем, скорее.
Она потащила его за собой.
Рита сидела в кресле, неподвижным взглядом разглядывая хрустальный графин с компотом на столе, когда муж и дочь вошли в комнату.
- Привет, - сказал Володя. Он подошел к Рите, поцеловал ее в щеку и протянул ей коробочку, вытащенную из кармана. – Это тебе. Поздравляю с Нашим Днем.
Черные восточные глаза взметнулись на него.
-Спасибо, - только и сказала Рита.
Она открыла коробочку. В ней лежали золотой браслет-цепочка и такие же сережки с камушками. Купил в первом попавшемся магазине у метро?
-Ты голодный? – спросила она.
-Да, еще как, - с воодушевлением воскликнул муж.
- Мойте руки и садимся за стол, - сказала жена.
Володя и Карина послушно пошли в сторону ванной.



Олеся сидела у окна в своем общежитии. В комнате было пусто и тихо, в коридоре было тихо и пусто. И улица, на которую выходили окна ее комнаты , была пуста. А где-то сейчас бурлила жизнь, гремела музыка, реяли на воздухе флаги и флажки; веселые люди ходили, прогуливаясь по улицам. Ведь сегодня праздник, День Победы.
«Да, сегодня же праздник» - подумала девушка. – «А что же я сижу дома одна, о чем-то думая? Ах, да, вечером же Володя обещал прийти. А может быть и не придет. Пойду-ка я прогуляюсь немного по городу.»
Олеся встала накинула на плечи легкую куртку, подошла к двери т остановилась.А вдруг он все-таки придет?
Лучше остаться и подождать.
Олеся сняла, забралась с ногами на кровать и, положив голову на подушку, стала ждать.



Володя, Рита и Карина ужинали все вместе у себя дома. Отмечали Их День. Это так называлось. На самом деле, каждый сидел будто бы в своем маленьком мирке, занятый только своими проблемами.
Карина быстро что-то говорила, уплетала жареную картошку с курицей и поглядывала на часы – к ней должен был прийти Максим.
Володя в самом начале сказал тост – кажется, это было что-то «За нас!» - вспомнила Рита и теперь вяло ковырялся в тарелке, угрюмо рассматривая содержимое. Хоть бы уж сказал что-нибудь, подумала жена, наорал бы что ли. Крикнул бы «Вы мне обе надоели!», разбил посуду, хлопнул дверью, выбежал вон…
А он молчал.
Часы на стене напротив Риты показывали без четверть восемь. У нее вдруг жутко разболелась голова. Ноги в туфлях на каблуках болели нещадно. Уйти, что ли спать? Интересно, пойдет ли с ней Володя? Или скажет, как всегда: «Иди, я еще посижу, покурю». Или почитаю, или посмотрю телевизор… Или еще что-нибудь.. Это уже стало своего рода ритуалом. Она уходила спать, а Володя оставался сидеть.
Так было всегда.
Так будет и сейчас.
-Ну, я пошла лягу спать, - поднялась Рита. – Что-то голова разболелась.
- Угу, иди, - согласился Володя, не отрывая глаз от тарелки.
-Мам, ты уходишь? – спросила Карина, поднимая на нее глаза. –Уже? В такой день?
-Да, Карочка, пойду спать, - сказала Рита. – Очень болит голова. – Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, мамочка, - сказала Карина.
-Спокойной ночи, - сказал и Володя.
Рита ушла в спальню.
Карина тоже поднялась.
-Я тоже пойду, пап, - сказала она. – Меня Максим ждет. Мы пойдем на салют.
-Хорошо, иди, дочка, - сказал отец.
Карина вышла из комнаты, а через несколько минут повернулся ключ в замке закрываемой двери.
Володя постоял немного посреди комнаты, словно не мог решить, куда же ему идти, потом подошел к окну и посмотрел на густеющие майские сумерки.
В квартире царили полумрак и тишина.
- «У людей праздник,» - подумал он. – «А тут…»
Это нужно кончать, подумал он.
Надо что-то решать.
Рита наверняка уже догадывается
Он посмотрел в сторону спальни, потом на входную дверь, вздохнул и, взяв с вешалки в прихожей плащ и бумажник, вышел на улицу.





Рита не спала.
Она лежала с открытыми глазами, рассматривая узор на ковре, и слышала, как хлопнула дверь один раз, второй. Ушла Карина, ушел Володя.
Она осталась одна.
Она лежала на боку, рассматривала узор на ковре, и тихие слезинки катились по ее щекам.
Одна…










Олеся вышла на улицу и остановилась в дверях общежития. На плечах у нее была накинута ее неизменная куртка, в руках у девушки дымилась зажженная сигарета. Девушка курила и смотрела на густеющие сумерки.
Скоро начнется салют.
Сегодня же праздник…
День Победы…
Они с Володей должны были пойти в театр.
И вдруг откуда ни возьмись из темноты вынырнул Володя и остановился рядом с девушкой
-Лесенька, здравствуй, с праздником тебя! – улыбаясь сказал они протянул ей букетик каких-то ранних весенних цветочков. – Мы должны пойти в театр, ты помнишь? Я пришел за тобой.
Олеся молча смотрела на него. Рука с сигаретой медленно опустилась, и последняя еле заметно тлела красным огоньком в темноте майского вечера. Пальцы разжались, и огонек полетел вниз и исчез. Потух.
Володя с беспокойством проследил за огоньком и посмотрел на Олесю.
-Леся?! – почти беззвучно позвал он. – Мы… пойдем в театр?
Она молчала и продолжала смотреть на него.
-Пойдем, - наконец сказала она. – Сейчас… только куртку другую одену и… пойдем.
Она вошла в подъезд общежития и поднялась по лестнице на третий этаж.




Люда сидела в этот вечер 9 Мая дома и ждала Лешу. Родители и Гришка ушли на набережную смотреть концерт и салют, а Людочка осталась дома. Скоро Леша придет, тогда они подумают, что им делать дальше: останутся ли они дома или тоже пойдут на набережную? Какой вариант выбрать Люда еще не знала, да ей это и не нужно было – где бы ни проводить время, лишь с Лешей.
Люде и не нужно было другое счастье: она была счастлива тем, что у нее был Леша, такой простой парень, слесарь, не замороченный сложностями интеллектуалов. Он приходил к ней очень часто, почти каждый вечер.
Люда была счастлива таким своим незатейливым счастьем.
В прошлые выходные они с Лешей ходили гулять в парк, катались на лодках.
В позапрошлое ходили в цирк.
Они каждые выходные куда-нибудь ходили.
А по будням работали. Она – у себя в больнице, он – слесарем на заводе.
Наверное, он скоро сделает ей предложение.
Даже если и не сделает, это неважно. Ведь они все равно вместе.
Людочка сидела в праздничный вечер одна дома и ждала Лешу. Леша скоро придет.




Театр был полон народу. Балкон был заполнен почти весь, лишь два-три стула пока еще пустовали.
Партер был забит до отказа. Лишь в ложах можно было еще найти два-три свободных места.
Олеся и Володя вошли в большой просторный зал и поднялись по лестнице в одну из лож.
-Нам сюда, - показал мужчина девушке на два свободных стула.
Олеся с интересом оглядывалась по сторонам. В этом Александринском театре она была впервые. И все здесь ей очень нравилось: и красный бархатный занавес, закрывающий сцену, и огромная хрустальная люстра, свисающая с потолка, и ряд ослепляющих прожекторов, вдоль сцены и на стенах.
Она вдохнула театральный воздух. В театре пахло нафталином и ветхостью, но этот запах очень нравился Олесе. Ей казалось, что так пахнет история.
- Скоро начнется, - шепнул ей на ухо Володя и посмотрел вниз,на сцену, пробежался взглядом по рядам партера.
Внезапно его лицо побледнело.Внизу в четвертом ряду сидели две до боли знакомых женских фигуры, с одинаковыми черными волосами, уложенными в прически – мать и дочь. Рита, его жена, и Карина, его дочь.Рядом с ними сидел молодой человек, вероятно, это и был Максим, друг Карины.
- Пойдем отсюда, - сдавленно сказал Володя девушке, сидящей рядом.
Олеся удивленно посмотрела на него. Она хотела было возразить, но, заметив залитое смертельной бледностью лицо и застывший взгляд, устремленный в одну точку, куда-то вниз, и не стала спорить. Она молча поднялась и тоже посмотрела вниз…
Конечно, она узнала их сразу – и Володину жену Риту, и его дочь Карину.
Можно было бы поспорить, сказать, что хочет посмотреть спектакль. Ведь на это она имела право…
Олеся послушно пошла к выходу.
Володя шел следом за ней.





Они вышли из театра и пошли по празднично украшенному Невскому. Майское питерское небо уже потемнело, и на нем зажглись две-три звездочки.
Они шли по Невскому, навстречу им шли толпы веселых, возбужденных людей, группки молодежи с баночками пива в руках. Все спешили на Дворцовую площадь, где проходило празднество и скоро должен был начаться салют.
Только Володя и Олеся шли в другую сторону. Зайдя на Аничков мост, они остановились. Володя облокотился о перила и смотрел на воду. Олеся стояла рядом и тоже смотрела на воду.
-Олесь…, - позвал мужчина.
-Да,Володя, - откликнулась девушка.
- Олесь, это была…
- Я знаю, Володя, я все знаю, я все поняла, - Голос девушки был высоким и дрожащим в темноте холодного майского вечера.
-Это была Рита, твоя жена, и Карина?
-Да. – Володя недоуменно уставился на нее. – Откуда ты знаешь?
Олеся замялась.
- Я уже видела пару раз твоих жену и дочь, Володя, - сказала девушка.
Воцарилось молчание.
- Они у тебя очень красивые, - тихим, дрожащим голосом сказала Олеся. – Очень, правда. И так друг на друга похожи…
- Олеся, замолчи, хватит! – Володя схватился за голову, закрывая уши. – Не надо о них больше, пожалуйста, не надо.
-Хорошо, Володя, не буду, - покорно сказала девушка.
Володя отнял руки от ушей,обхватил лицо девушки ладонями и приблизил к своему. Его губы нашли ее…
Так они и стояли, целуясь, на Аничковом мосту, а вдалеке на темном небе отсвечивали уже первые всплески праздничного салюта.









6




Прошло еще две недели. Олеся ушла из больницы и работала теперь в клубе, где играл Володя. Она была … кем-то вроде его ассистентки: готовила рабочее место перед концертом, раскрывала пианино, раскладывала ноты, объявляла номера. Работа была интересной, и самое главное – она всегда была рядом с Володей.
Володина жена Рита конечно же, ничего не знала о таких изменениях в рабочем процессе мужа. Его дочь Карина тоже.
Они все так же встречались по вторникам и пятницам на сьемной квартире.На два-три часа, не больше. Потом Володя быстро собирался, принимал душ и бежал к семье. Олеся наводила порядок в квартире и уходила чуть позже.
В общежитии об их встречах никто не знал.
В театральном институте, куда хотела поступать Олеся, начался прием документов к сдаче вступительных экзаменов.
И девушка, волнуясь, готовилась к новому важному этапу в своей жизни.






Рита закончила рассылку факсов в организации, которые просил разослать ее начальник и бросила взгляд на часы. Четверть пятого. Через полчаса можно уже собираться домой. Хотя большого желания идти туда у нее не было.
Володя все так же приходил домой поздно, около полуночи, усталый и безмолвный. Он входил, здоровался с Ритой и радостно бросавшейся к нему Каринкой и, проходя в гостиную, усаживался около телевизора. Смотрел полчаса, час, или больше, он вставал с кресла, когда в доме уже все спали и тоже шел укладываться, а когда утром Рита просыпалась, его как правило уже не было. Лишь примятая подушка и смятая простыня говорили, что Володя ночевал ночь дома.
Рита была уверена уже на сто процентов, что у него есть другая. Она все ждала, когда он заговорит об этом, спросить первой она не решалась.
А он молчал.
«Его все устраивает?» - недоумевала Рита. –«Ну, что ж…»
Она тоже молчала и лишь спокойно кивала на его ежевечерние «добрый вечер», когда он все же приходил чуть раньше, чем она ложилась спать.
Больше они не говорили друг другу ничего…
Рита скоротала этот последний час за раскладыванием пасьянса. Когда большая стрелка часов, висящих над входом в приемную, приблизилась к пяти, женщина поднялась из-за стола, одела плащ, тщательно замотала вокруг шеи шарфик и медленно пошла к выходу.
Внезапно она натолкнулась на чью-то твердую грудь и подняла глаза. Ее взгляд встретился с взглядом больших голубых глаз.
- Простите, пожалуйста! – улыбнулся высокий мужчина с бородой и в элегантном темном плаще. И тут же удивленно вскрикнул: - Рита?
Женщина недоуменно воззрилась на него.
-Игорь? – медленно и недоверчиво спросила она.
Он схватил и закружил ее по приемной.
-Ритка! Ты ли это? Сколько лет прошло! Давно ли мы дипломы получали и гуляли потом в кафе. Как ты? Где ты? Что ты здесь делаешь?
- Ну, вообще-то,Игорь, я здесь работаю, - ответила Рита смущенно улыбаясь. – Я тоже рада тебя видеть. Но… может, ты поставишь меня, и мы пойдем где-нибудь посидим и поговорим? Здесь внизу есть приличное кафе. Ты не очень занят?
-Ну, вообще-то у меня на сегодня с вашим директором была назначена встреча, но похоже я опоздал, -помрачнел Игорь. – Придется перезванивать, извиняться. А для тебя, Ритуль, я готов отменить все важные встречи. Пусть катятся куда подальше.
Его голубые глаза светились такой неподдельной радостью от встречи и восхищением, что Рита почувствовала – еще немного и она разревется. Как дура. На нее ТАК давно никто не смотрел.
- Тогда пойдем, пойдем, -улыбнулась женщина. – Я тоже рада тебя видеть, и так много хочу знать о тебе.
Они вышли из офиса Ритиной фирмы и пошли к лифту.


… Они сидели в кафе, расположенном на противоположной стороне улицы от здания бизнес-центра, в котором работала Рита.
Сидели, пили кофе и говорили, говорили,говорили…
Больше говорил Игорь, он буквально завалил Риту вопросами. А Рита отвечала не торопясь. И обходя острые углы.
- А как Володя? – спросил Игорь.
Лицо Риты на мгновение словно бы окаменело и стало белым как мел.
-Нормально, - сказала женщина. – Как всегда.




Олеся и Володя сидели на траве в парке у метро «Горьковская». Вечерело. Только что прошел короткий ливневый дождь, и земля была еще влажной, и Володя расстелил на ней свою куртку. Трава вокруг них и листва на деревьях были омыты дождем и играли яркими изумрудными красками.
Олеся читала учебник по искусствоведению, а Володя, положив голову ей на колени, мечтательно смотрел в синее темнеющее питерское небо.
- Искусство в конце XIX – начале XX веков находилось на новой стадии своего развития, - вполголоса читала Олеся.
- Когда у тебя первый экзамен? – спросил Володя.
-31 мая, - отвечала Олеся.
-Какой?
-Творческий этюд. Нужно прочитать басню, стихотворение или отрывок из какого-либо классического произведения.
-Волнуешься?
-Нет, полна олимпийского спокойствия, - возмущенно воскликнула Олеся. – Ну, Володя, а как ты сам думаешь. Я ведь не каменная. Конечно, волнуюсь.
Володя посмотрел на нее снизу вверх.
-Ну и напрасно, - спокойно сказал он. – Меньше будешь нервничать – лучше сдашь.
Олеся внимательно смотрела на него.
- Поцелуй меня, пожалуйста, - неожиданно попросила она и наклонилась к нему.
Володя обхватил ее голову рукой и прижался губами к ее губам.




7


Было 15 июня, четверг. Это был день, когда заканчивались экзамены. Это был день, когда объявляли результаты вступительных экзаменов.
И это был день, когда Олеся встречалась с Кариной Даниловой.
Они познакомились неделю назад, совершенно случайно.
Олеся гуляла по городу. Был майский вечер, солнечный и душный. По городу стайками гуляла молодежь, держась за руки, медленно прохаживались влюбленные парочки.
Олеся устала и решила зайти в свое любимое кафе, чтобы выпить кофе с булочкой.
Она сидела и смотрела в широкое окно на проходящих прохожих.
- Блин, тут нет ирландского кофе, - неожиданно услышала она позади себя немного капризный девичий голосок.
- А что ты хотела? – отвечал ей мужской басок. – Это же не «Кофе Хауз».И не говори слова «блин», пожалуйста.
- Подумаешь, - фыркнула девушка. – Я закажу каппучино.Но плачу сама.
- Но…, - начал было парень.
-Никаких «но», - отрезала девица. – Я плачу за себя сама.
- Хорошо, эмансипированная ты моя, - проворчал паренек.
Девушка повернулась к сумке и стала рыться в ней, пытаясь найти кошелек. Но все ее попытки были безуспешными.
-Блин, куда же он подевался? – воскликнула она.
Олеся вдруг увидела, что на полу лежит что-то черное . Она наклонилась и подняла черный кожаный кошелек.
- Девушка, вы не это ищете? – спросила она.
Девица обернулась и засияла.
- Да, это, - воскликнула она. – Спасибо вам большое. А где вы его нашли?
- Под стулом лежал, - ответила Олеся.
- Спасибо вам огромное, - повторила девушка. – Присаживайтесь к нам. Угощу вас кофе. Меня Карина зовут, А это мой друг Макс.
Олеся хотела было отказаться, но девушка выглядела такой радушной и благожелательной, что она не смогла.И она уже где-то видела эту девушку. Может, наваждение?
Олеся взяла свою чашку пересела к паре подростков.
- Итак, я беру каппучино, - заявила Карина. – А вы можете себе заказать… что-нибудь, Макс заплатит. Правда, Макс?
-Конечно, - проворчал он. – Надеюсь, девушка более нормальная, чем ты, и позволяет молодым людям платить за себя в кафе. Кстати, девушка, как вас зовут?
- Олеся, - улыбнулась Олеся.
- А меня Максим Машков, - сказал паренек. – А это чудо черноволосое – моя одноклассница и девушка Карина Данилова.
- Оч… очень приятно, - сказала Олеся, старательно борясь с жаром, бросившимся в лицо. Карина Данилова? Она вгляделась в красивое лицо с темными глазами, обрамленное ореолом черных волос.Господи Боже мой, да это же дочь Володи! И она так на него похожа!
Первым желанием Олеси было вскочить и бежать куда глаза глядят. Но, опомнившись, она села на стул и раскрыв меню, решила заказать себе чтонибудь. Что ж, может это и к лучшему, судьба, как говорится. Она давно хотела познакомиться с дочерью Володи, и вот судьба предоставила ей шанс, невероятный шанс. Почему бы и нет?!
Олеся смотрела на весело улыбающуюся и болтающую Карину, и непонятная боль захватывало ее сердце в тиски.
… Олеся сидела в том же самом кафе, где они встретились первый раз. Карина опаздывала, но она предупредила, что может опоздать.


Олеся заказала себе кофе и просила пепельницу. В ожидании она курила, нервно постукивая пальцами по столу.
В дверях показалась тонкая девичья фигурка, и Карина с сияющей улыбкой приблизилась к столику.
-Привет! – улыбнулась Карина. – Ты что здесь делаешь? Заждалась меня?
Олеся улыбнулась в ответ.
-Да, немного, - ответила она. – Уже заказала себе кофе. Заказывай, и мы поговорим.
Карина села напротив нее и взяла меню, лежащее на столике.
- Так… Я буду это и… это, - пробежалась она глазами по книжечке. – Официант, можно вас на минуту?
Она подождала, пока работник кафе подойдет к их столику, передала свой заказ и устремила взгляд черных прекрасных глаз на Олесю.
-Ну, рассказывай. Как ты? Как экзамены? Сдала? Поступила?
Олеся глубоко вдохнула.
- Пока не знаю, - сказала она. – Экзамены сдала на два отлично и два хорошо.
- Ну, может и поступила, - сказала Карина. – А проходной балл какой?
- Девятнадцать.
-Одного балла не хватает, - задумчиво протянула Карина. – Ну,может и пройдешь. Может у них недобор?
Олеся покачала головой.
- Нет у них недобора, - сказала она. –Там такой поток шел экзамены сдавать… Ну, конечно, одного балла не хватает.
- Ну и что? – воскликнула Карина. – Бывает, что и двух не хватает, берут.
Олеся засмеялась.
Да, действительно, - сказала она. – Что это я? Ну, не возьмут – уеду обратно в Тихвин, устроюсь на работу в тихвинскую больницу и буду готовиться к поступлению на следующий год. Один раз я уже не поступила. В институты же принимают до тридцати пяти, да? Буду пытаться…
Но по еле уловимой дрожи в голосе, Карина поняла, что девушка очень волнуется из-за результатов прошедших экзаменов.
- Все, пошла, - Олеся встала из-за стола. – Наверное, уже вывесили результаты.
- Не бойся, я с тобой, - подняла руку в поддержке Карина.
Олеся глубоко вздохнула и вышла из кафе.





Володя бесцельно бродил по городу. Ему нужно было привести в порядок мысли и успокоиться. Олеся сегодня уехала в институт узнавать результаты.
Он тоже с нетерпением ждал этих результатов.
Ведь от этих результатов зависела и их дальнейшая жизнь.
Володя и сам не знал точно, хочет ли он навсегда остаться с Олесей и только с ней, оставив жену и дочь.Он боялся принять решение и боялся этой своей боязни.
Вдруг Олеся не поступит? Тогда она уедет домой в Тихвин, и они больше никогда не увидятся.Эта мысль была ужасна: Володя не мог перенести ее.
В этом случае он вернется к Рите и Карине… Если конечно, он там еще нужен.
Да что это я, подумал Володя, отгоняя мрачные мысли, конечно, нужен. Куда они без меня? Мы же всегда вместе, все праздники вместе отмечали и выходные проводили. Нет, Рита и Карина всегда будут у него.
Так думал Володя, шагая вдоль набережной Невы этим солнечным июньским днем.




На пляже у речки в Пушкине было шумно и многолюдно. Этот июньский день выдался очень теплым, даже жарким, и горожане – и местные, и приехавшие из Петербурга и других пригородов – предпочитали отдых у воды другим видам отдыха.
Люда и Леша разместились неподалеку от реки и в сторонке от других отдыхающих, в траве на берегу. Леша ушел купаться, а Люда, нацепив белую плетеную шляпу и раздевшись до купальника старательно раскладывала на покрывале принесенные из дома тарелки, бутерброды, помидоры и огурцы.
Это был один из их совместных выходных. Была суббота, и Люда не работала в больнице. У Леши тоже выпал выходной. И парочка чинно как уже сложившаяся семья собрала корзинку провизии и отправилась на пикник.
… Леша выбрался на берег, попрыгал немного на одной ноге, чтобы вытряхнуть воду из уха и ,подойдя к их месту бросился на покрывало.
- Лешка, осторожней! – проворчала Люда, поправляя стоявшие на покрывале тарелочки.
Тот не ответил, задумчиво прищурился, взял с тарелки огурец и стал хрустеть им.
- Лешик, ну договорились же после купания, - умоляюще попросила Люда.
- А я уже искупался, - возразил тот, дожевывая огурец.
- Вода теплая? – спросила Люда, печально смотря как исчезают помидор и бутерброд с копченой колбасой.
- Вода отличная, - показал большой палец Леша. – Как парное молоко.
-Пойду искупаюсь, - сказала Люда и встала.
Она скинула халатик и осталаcь в одном купальнике.
Леша лежал на спине, откинувшись на траву. Люда взглянула на не него из-за плеча и пошла к воде.
Войдя по пояс, она бросилась в воду и поплыла.
Проплыла несколько метров,поплыла назад к берегу. Вышла из воды,накинула на плечи чуть влажное полотенце и, склонившись над Лешей, поцеловала его прямо в чуть припухлые губы.
Они целовались на берегу реки несколько минут.
Это было их счастье, такое простое и такое … весеннее.














































Часть 3






В поселке под Тихвином.

Шурочка (преданно заглядывая ему в глаза):
«Петр Александрович, а можно ли сказать, что у нас роман?»
Он снисходительно рассмеялся:
«Да, Шура. Вполне решительно можно заявить, что у
у нас роман.»

эпизод из фильма
«Сердца
Четырех.»

- Зачем, зачем ты это делаешь? Зачем позоришь меня?
-Ты - хороший, я – плохая…»

Эпизод из фильма «Граница. Таежный роман»



1


Олеся в обнимку с крепким парнем, с которым познакомилась на дискотеке, возвращалась домой.
Был первый час ночи, окна в поселке были темны, лишь два-три окна светились тусклым светом светильников. Олеся злорадно взглянула на окно своей соседки напротив: у той одиноко светилось окно спальни. «Что, не спишь? Видать, не дают тебе покоя мои поклонники.» Олеся обвила руками шею крепыша и сильнее прижалась к нему.
- Ой, холодно что-то, - прошептала она.
Парень остановился и накинул на нее свою куртку.
- Пригласишь меня на кофе? – игриво спросил он.
- Конечно, заходи. – Олеся, покачиваясь, открыла калитку и вошла в садик.
Парень осторожно последовал за ней.
-А твои предки ничего не скажут, что ты так поздно возвращаешься и не одна? – спросил он.
Олеся пьяно улыбнулась.
-Нееет, они уехали к тете, маминой сестре,в Волхов – протянула она. – Я одна… сама с-себе хозяйка.
-Бедный мой зайчик. – Парень руки и обхватил Олесю за талию. –Тебе, наверное, одиноко.
- Мне? Одиноко? – Олеся рассмеялась. - Разве мне может быть одиноко? У меня… есть ты.
Парень усмехнулся и, прижав Олесю к себе сильнее, жадными губами нашел ее губы.
Олесе было жарко и неудобно, но она не отталкивала его…
-Олеся, что ты делаешь?
Голос, донесшийся из тени дома, заставил парочку вздрогнуть и отпрянуть друг от друга.
- Андрей? Что ты здесь делаешь? – заикаясь спросила Олеся.
Из стены вышел худой паренек с русыми волосами и большими голубыми глазами.
«Голубые, голубые обалденные глаза», пронеслись в голове у Олеси слова песни.Да, на Андрея у нее звучит такая симфония.
- Андрюша, а … мы тут гуляем с… - она запнулась. – Как тебя зовут? – посмотрела она на парня.
- Вадим, - с достоинством ответил тот.
- C… Вадимом, - сказала Олеся.
- Это… я вижу, - сказал паренек. – Но зачем ты это делаешь? О тебе в поселке идут дурные слухи.
- А мне плевать! – с вызовом заявила Олеся. – Вадим – мой друг… на сегодня. А что будет завтра – я не знаю. Посмотрим.
-То есть… как это на сегодня? – вскинул голову Вадим. – Не понял.
Олеся махнула на него рукой. Андрей даже не посмотрел на парня.
- Леся, Леся, остановись, что ты делаешь? – почти взмолился он. - Ты же губишь себя. Пожалуйста, остановись!
- Слушай, Олесь, я думаю, мне лучше уйти, - сказал Вадим. – Твоему защитнику явно неприятно мое присутствие.
-Нет, Вадим, подожди, почему? – воскликнула Олеся, но было уже поздно: парень повернулся и пошел к калитке.
Олеся в ярости повернулась к Андрею.
-Послушай, какого… тебе надо? – почти закричала она. – Что ты лезешь в мою жизнь?
- Я тебя спасаю, - последовал короткий сухой ответ.





Володя выключил телевизор и подошел к пианино, стоящему у окна.Нажал пальцем одну клавишу, потом другую.Потом сел, сыграл несколько аккордов. И откинув голову назад, задумался.
Потом встряхнулся, выпадая из своего анабиоза, и начал играть.
Он играл импровизацию - медленную, нежную, грустную мелодию. Мелодию, в которую постарался вложить все: и свою тоску, и печаль, и боль, и радостную надежду встречи. Мелодия получилась хорошей – сладкой, грустно-веселой, с переливами.
В квартире не было никого: Карина ушла гулять с Максимом, Рита была у матери. В квартире было пусто и темно. Лишь Володя с его пианино и звуками, льющимися из него.
Неожиданно звуки смолкли. Володя прекратил играть, встал, подошел к окну и задумчиво посмотрел вниз.
За окном темнела сумерками июньская ночь. Крона росшего по соседству дерева казалась совсем черной и будто бы выточенной на фоне неба. Мокрая после дождя трава на газоне блестела маленькими бриллиантиками. Интересно, а в Тихвине тоже сегодня шел дождь? Надо бы посмотреть прогноз погоды.
Володя прижался лбом к холодному стеклу. Его губы едва заметно шевелились, повторяя одно и то же имя.
Олеся… Олеся… Лесенька…






- Леся! Лесь-ьь! Леся-яяя!
Олеся с трудом открыла глаза. В комнате было светло, яркое июньское солнце водопадом врывалось в комнату.
Над ней стоял Андрей и с мрачным видом тряс за плечо.
- Леся, вставай, на работу пора! – настойчиво звал он.
Олеся тихо зарычала.
- Ну, что ты привязался ко мне? - спросила она. – Ты что, ночевал здесь?
-Да, - невозмутимо ответил Андрей. – Вставай, тебе скоро на работу.Пойду готовить завтрак.









Был ясный июньский вечер. Солнце уже зашло, и над Озерным взошла бледная полная луна. Дело близилось к ночи, но на улицах было полно народу: туда-сюда шныряли стайки гуляющей молодежи и влюбленные парочки.
Олеся и Валерий Юрьевич сидели на берегу озера, на корнях старого поваленного дерева. Со стороны поселка их не было видно, и никто и ничто не могло нарушить их уединение.
Олеся нагнулась и зачерпнула пригоршни чистой озерной воды. Валерий Юрьевич с волнением наблюдал за нависшими прядями каштановых волос, за белыми холмиками грудей, мелькнувших в глубоком вырезе блузки, за соблазнительным изгибом бедра, мелькнувшим в поднявшемся разрезе юбки.
Валерий Юрьевич вздохнул, облизал пересохшие губы и подвинулся поближе к девушке.
- Олесенька, не хотите ли выпить еще шампанского? – спросил он, показывая на стоящую неподалеку бутылку и пластиковые стаканчики.
Девушка ослепительно улыбнулась стареющему донжуану.
- С удовольствием, Валерий Юрьевич, - сказала она.
Он разлил пенящуюся жидкость по стаканчикам протянул один из них девушке.Та взяла его.
Валерий Юрьевич взял в одну руку стаканчик с шампанским, а другой подвинул к девушке раскрытую коробку шоколадных конфет.
- Олесенька, вот конфеты, шампанское, - сдавленным голосом, понизившимся почти до шепота сказал он. – Давайте за вас, за вашу нежную красоту настоящей Женщины!
Олеся в удовлетворении прикрыла глаза и улыбнулась. Как просто было увлечь вас, Валерий Юрьевич, подумала она. А еще врач, светило медицинской науки!Ха-ха!
Олеся едва сдержалась, чтобы не расхохотаться в лицо старому эскулапу и поспешно спрятала свой смешок в бокале шампанского.





Олеся возвращалась с работы домой. Идти не хотелось: в доме было пусто, родители еще не вернулись из Волхова, Егорка, скорее всего, сидит сейчас с няней Оксаной у нее дома.
-«Егорка», - спохватилась девушка. – Нужно забрать Егорку…»
Она повернулась и зашагала в направлении дома Оксаны.
И вдруг чья-то крепкая мужская фигура преградила ей путь.
Девушке потребовалась невероятное усилие воли, чтобы не закричать. На мгновение ей показалось, что перед ней Володя.
Но, приглядевшись, она вздохнула и воскликнула:
-Олег! Ты? Как ты меня напугал!
Мужчина посмотрел на нее строгим черноглазым взглядом.
- Ты меня не ждала? – спросил он. – Да, Олеся?
-Нет, ну, что ты, - смутилась Олеся. – Я всегда тебя жду … ты же знаешь.
Тот покачал головой.
- Нет, не меня.
- Что? А кого же?
-Ты сама знаешь. Ты ждешь его уже давно. А он не идет, и никогда не придет, - спокойно и жестоко бросил он в лицо девушке. – У него другая семья – жена и дочь.
- Что ты себе позволяешь? – холодно посмотрела на него Олеся. – Какое ты имеешь право… Ты ничего не знаешь.
-Знаю достаточно, чтобы сделать правильные выводы, - выкрикнул Олег и внезапно схватил Олесю за плечи. – Леся, не думай больше ни о ком. Оставайся со мной. Я … не могу без тебя, я люблю тебя, я хочу тебя. Ты для меня все. Бери Егорку и переезжайте ко мне… сегодня же.
- Ты что, пьяный, что ли? – Олеся пыталась вырваться из кольца крепких рук. – Пусти, мне больно!
- Я не пьяный, а наоборот, очень даже трезвый, - воскликнул Олег. – И я отлично понимаю, что говорю. Леся, я говорю серьезно…
- Перестань! – закричала Олеся. – Я никогда не забуду… Володю.
- Нет, это ты перестань, - закричал на нее в ответ Олег. – Ты не нужна ему. Он никогда не приедет к тебе в твой Озерный. У него в Питере прекрасная жизнь, работа, семья, жена и дочь. А я вот, рядом. Стоит только захотеть.
Олеся взглянула на него повлажневшими глазами и несколько слезинок выкатились из глаз и покатились по щекам.
- Зачем ты все это мне говоришь? – сказала она. – Мне очень больно… от этих твоих слов.
Олег отпустил ее руку.
- Прости, - сказал он. – Но ты же знаешь, что я люблю тебя.И всегда буду ждать. И Юлька тебя любит. Приходи к нам когда захочешь, можешь даже просто так. Мы всегда будем тебя ждать.
- Спасибо, - только и сказала Олеся и пошла к Оксаниному дому. Нужно забрать Егорку.


Володя сидел в кресле перед телевизором и мрачно смотрел на темный экран. В квартире было тихо, темно и пусто. Который вечер уже подряд. «Это уже входит в традицию у членов семьи Даниловых – вечера проводить по отдельности вне дома» - мрачно подумал Володя. Карина гуляет с Максом или сидит у него дома и слушает диски, Рита… Где была Рита, Володя не знал и не хотел знать.
«А что ты хотел?» - спросил себя Володя. – «Ты думал, что такая женщина, как твоя жена будет сидеть и ждать пока ты нагуляешься по молоденьким девушкам? Идиот!»
Хлопнула входная дверь. Володя повернул голову.
Рита.
Она стояла в прихожей, снимая шарфик и плащ.Высокая, стройная, непостижимо красивая, с элегантно уложенными волосами.Почему же Володю совсем не тянет к ней? Когда возникло охлаждение между ними? Было ли это при появлении Олеси? Или это было много раньше, когда они изо всех сил боролись за существование, разгребая наваливающиеся проблемы, делая вид, что живут?
Рита обернулась и посмотрела на него. Он спохватился, подошел к ней и, взяв нее из рук плащ, повесил его на вешалку.
Она постояла немного, глядя на него.
- Где ты была? – спросил Володя.
- Гуляла, - спокойно-равнодушно ответила жена. – Со старым другом.
И ушла в спальню.
Володя вернулся в гостиную и сел в кресло перед телевизором.
Спустя несколько минут он вскочил и схватив куртку с документами и деньгами, выбежал из квартиры.
С какого вокзала отправляется поезд до Тихвина? Кажется, с Московского.



Володя сидел в купе поезда, отправляющегося на Тихвин, у окна и смотрел на улицу. На улице уже стемнело, и зажглись фонари.
Володя вспомнил их темную, тихую квартиру, в окна большой комнаты которой светил одинокий фонарь. Карина – у Макса, Рита… спит уже… наверное.
Да, Карина.
И Володя вспомнил последний разговор с дочерью, в шок, в который он его поверг.
«… Володя заглянул в комнату дочери. В комнате было темно. Карина лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку.
- Кара, ты спишь? – шепотом спросил Володя.
В ответ молчание.
- Карина, ты меня слышишь?
Молчание.
- Карина!!!
Силуэт на кровати зашевелился, и девушка подняла на отца заплаканное лицо.
- Ты плачешь? – встревожился Володя. – Что случилось?





Эпилог

В Тихвинском парке было тихо и пустынно. Мокрые после дождя деревья сиротливо стояли, расправляя свои намокшие кроны. В воздухе пахло омытой листвой.
Май в этом году был дождливым, и начало лета не радовало хорошей погодой.
В это время в парке не было никого, кроме старика, сидевшего на ближайшей к входу скамейке, да одной влюбленной парочки – Его и Ее, крепко державшейся за руки и бродившей по аллеям.
- Зайдем? – кивнул он головой на вывеску открывшегося в парке кафе.
- Давай, - согласилась она.
Они вошли внутрь и оказались в уютном маленьком зале, расписанном под русскую старину. В кафе было также малолюдно, как и в парке. Одна молодая пара, такая же как и они, один задумчивый мужчина средних лет с остывающей чашкой кофе и пиццой, да пара молодых людей, скорее всего студентов, зашедших перекусить после тяжелого учебного дня.
-Сюда? – он показал глазами на столик у окна.
-Хорошо, - согласилась она.
Они сели и посмотрели в меню. Потом отложили меню, взглянули друг на друга и сжали друг другу руки. Им было немножко грустно. Ведь это было их последний вечер вместе…



… Олеся шла по перрону, глядя вслед уходящему поезду. Там сейчас в поезде уезжал ее любимый, ее Володя. В ее памяти навечно впечатались его глаза, его лицо, его черты, его губы,говорившие прощальные слова любви
«Я приеду к тебе, обязательно приеду…»
Олеся посмотрела вслед уходящему поезду и расправила плечи.
Когда-нибудь он к ней обязательно приедет, ее Володя, и сыграет для нее свою весеннюю симфонию.
- Девушка, у вас закурить не найдется? – спросил у нее местный забулдыга.
Она машинально протянула ему пачку сигарет.
Парень вытащил одну.
- А прикурить? – спросил он.
Олеся протянула ему зажигалку.
Парень закурил, затянулся и прищурившись, посмотрел на нее.
- Девушка, а как вас зовут? – спросил он.
Олеся посмотрела на него и пожала плечами.
- Маруся, - сказала она. – Все?
И пошла по перрону.
-Эй-эй, девушка, стойте, давайте познакомимся, - кричал ей вслед парень. – Меня Эдик зовут. А вы где живете? Может, в кафе посидим? Вы куда, девушка?
Олеся его уже не слышала, она быстро шла по перрону в сторону привокзальной площади. В голове звучали прощальные слова Володи.Я приеду к тебе, обязательно приеду…»
А сейчас ей нужно жить,работать, учиться в своем театральном училище и воспитывать Егорку. Да. Ведь дома ее ждал Егорка.





Рита вышла из такси на привокзальной площади Московского вокзала, и подхватив дорожную сумку, направилась к зданию. Мимо нее текли люди,много, очень много. Они шли тесной толпою,усталые, очень серьезные, занятые своими проблемами.Из Питера и в него.Туда и оттуда.
Вечное движение.
Рита подошла к кассе.
-Скажите, пожалуйста, до Москвы скорый на 22.30 будет? – спросила она.
Женщина в кассе подняла на нее удивленные усталые глаза.
-Конечно, - отвечала она. – У нас все как часы.
-Спасибо.
Рита кивнула и отошла.
Она села на сиденье в зале ожидания, поставила сумку и посмотрела на часы. Пять минут одиннадцатого. У нее еще есть двадцать пять минут. Двадцать пять минут – и она уедет отсюда. Навсегда. Чтобы начать новую жизнь.
- Рита?!
Она обернулась. На нее, растерянно и радостно улыбаясь, смотрел Игорь.
-Ты? – удивленно раскрыла глаза женщина.
-Как ты здесь? Почему? – Он бросился к ней и, сжав ей руки. Поднес к губам.
- Я уезжаю, Игорь, - тихо улыбнулась Рита. – В Москву, к сестре.
Насовсем.
- Уезжаешь? Надо же, я тоже, - обрадовался Игорь. – На скором?
-Да.
- Поедем вместе.
Рита помолчала, потом улыбнулась.
-Поедем.





Спустя девять месяцев,
Поселок под Тихвином.


Олеся стирала на крыльце дома в Озерном. Рядом сидел Егорка и старательно рисовал цветным карандашом в альбоме домик.
- Посмотри, - показывал он рисунок Олесе.
Олеся улыбалась и продолжала заниматься своим делом.
Внезапно ее будто что-то толкнуло.Она подняла голову, посмотрела в окно и вздрогнула.
Во дворе стоял Володя.
Олеся скинула фартук, обтерла об него руки и выбежала во двор.
Мужчина немного растерянно улыбнулся девушке.
- Долго не мог найти твоего дома, - сказал он. – Ты так далеко забралась.
Олеся молчала.
- Ты приехал, - наконец сказала она. – Спас меня…
Володя помолчал немного, потом вдруг резко поставил чемодан и крепко прижал девушку к себе. От него вкусно пахло туалетной водой и дорогой.
Егорка с интересом высунулся в окно.
А они не говорили ничего, просто стояли, тесно прижавшись друг другу и ничего не говорили.
Они были вместе.
Им было хорошо.




Конец




Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
восемь + десять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ