Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
30 ноября 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Объявление:
«Пропала теща. Пошла за пивом и не вернулась. Нашедшего просьба вернуть пиво».


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Было холодно. Падал снег.
Но, несмотря на снег и, как будто не замечая холода, унылые и сонные люди спешили на работу, боясь опоздать и получить замечание от начальства. Ещё вчера они веселились и праздновали начало нового года, не задумываясь над тем, что завтра придётся вставать и идти работать. Большинство из них направлялось к автобусной остановке, к которой должен был подойти автобус ещё минуту назад. В этой толпе встретились двое приятелей:
- Привет, Миха! - сказал один из них, протягивая руку другому. - Ну как тебе после вчерашнего?
- Да так, ничего. Только вот голова раскалывается, и поспать охота, - ответил другой, пожимая руку приятеля. - Ты сейчас куда?
- На работу конечно. А куда же ещё можно идти утром, да ещё и после нового года? - сказал первый усмехнувшись. - Если бы не она, то спал бы до обе... - он прервался на полуслове оттого, что услыхал звук удара и громкий скрежет железа. Через секунду они оба (и не они одни) посмотрели в сторону, откуда доносились эти звуки.
Там произошла авария. Судя по всему, машина врезалась в автобус, который все ждали на остановке. Дорожное движение мигом остановилось, и толпа людей с остановки двинулась к месту происшествия. Одни хотели посмотреть поближе, другие решили помочь.
- Скорую! Вызовите кто-нибудь скорую! – прокричал парень из толпы, который уже подобрался к месту происшествия.
В этой машине ехало два человека: молодая пара до сих пор державшаяся за руки. Девушка была беременна, и, судя по её виду, вот-вот должна была родить. Несколько людей осторожно вытащили девушку из машины, затем вытащили и парня, сидевшего за рулём. Больше всего пострадала девушка: её плечи были исцарапаны осколками битого стекла, она разбила губу, а с затылка сочилась кровь. Парень же судя по всему, почти не пострадал, хотя и было много мелких царапин. Эта молодая пара лежала, без сознания на тротуаре, тихо дожидаясь своей участи.
Подъехала скорая, и врачи, быстро выскочившие из машины, подбежали к пострадавшим, расталкивая собравшихся зевак.
- Что здесь произошло? – спросил один из них у парня, который в этот момент подкладывал свою куртку, свёрнутую в комок, под голову лежащему на холодном тротуаре мужчине.
- Машина врезалась в автобус, водитель которого почему-то нажал на тормоза на полном ходу. – Ответил парень, и по его лицу было видно, что он очень переживает за судьбы этих двух людей.
Поэтому врач задал следующий вопрос:
- Вы их родственник?
- Нет, – с грустью в голосе сказал парень, и добавил: - Я просто решил помочь.
- Ну что ж, заранее говорю вам спасибо… Извините, мне нужно ехать, – сказал врач и забрался в машину скорой помощи, в которой уже лежало два, на вид безжизненных, тела.

Большая и светлая палата городской больницы. В ней не было никого, за исключением молодого парня, лежащего на кровати около стены. Судя по тому, что ни на руках, ни на ногах у него не было наложено гипса, он легко отделался.
Это был парень лет двадцати худощавого телосложения. Его каштановые волосы, ещё недавно достававшие ему до плеч, теперь были очень коротко острижены. Нос напоминал небольшую картофелину, идеально подходящую его лицу, которое было очень чистым: не было ни прыщей, ни веснушек. Глаза его были закрыты, и поэтому о них ничего нельзя было сказать. Он лежал на кровати, набирался сил после аварии и даже не догадывался что ждёт его впереди…
Очнувшись, он не сразу понял где находится, но, осмотревшись по сторонам, понял что он в больнице. Рядом с ним на стуле сидела медсестра.
- Вы уже очнулись? Прекрасно, - сказала сидевшая рядом с кроватью медсестра. – Меня просили передать вам, что вас ждут в кабинете главврача.
- Зачем? – тут же последовал вопрос.
- Вы всё узнаете там, - ответила медсестра и решила пояснить, куда нужно идти: - Выйдете из палаты, по коридору, последняя дверь налево.
Парень, пройдя по указанному пути, оказался в небольшом, но довольно светлом кабинете. Здесь он увидел двух мужчин, которые громко обсуждали недавнюю аварию. Один из них был в белом халате, в то время как другой был одет в милицейскую форму. Врач встал и обратился к вошедшему:
- Вы Виктор Клёнов?
- Да, это я.
- Это майор Чернов. Он занимается вашей аварией и у него есть к вам несколько вопросов, но прежде я хочу, чтобы вы увиделись со своей женой. Мы не смогли ничего сделать, и теперь её жизнь поддерживается только с помощью аппаратов. И…
- Поддерживается только с помощью аппаратов?! – переспросил парень, на каждом слове повышая голос. Он почувствовал как его сердце начало биться с бешеной скоростью, и отказывался поверить в то, что девушка, которую он так любил, скоро умрёт.
- Не надо кричать, и если хотите успеть увидеться с ней – идите за мной.
Виктор быстро последовал за врачом.-
Он просто шёл за врачом, не замечая никого и ничего вокруг себя – ему было не до этого. Он понимал, что её уже не вернуть, и в то же время не мог поверить в то, что его любимый человек через несколько минут уйдёт из этого мира. Навсегда… Это слово отдалось эхом в его голове, от чего ему стало только хуже.
Наконец они пришли к палате, в которой лежала она. Едва они вошли, к врачу подбежала медсестра и сообщила:
- Василий Иванович, девушка с аварии скончалась три минуты назад.
- Я опоздал. Я даже не успел с ней попрощаться. – Сказал Виктор и по его щеке прокатилась крупная слеза.
- Вы её муж? – спросила медсестра, и, после положительного ответа, сказала. – За несколько минут до смерти она очнулась и попросила лишь об одном…
- О чём же? – громко спросил Виктор, желая узнать последние слова своей жены.
- Она попросила передать вам, чтобы вы достойно воспитали и вырастили своего сына.
Только сейчас он вспомнил то, что после аварии как будто было вырезано из его памяти. То, для чего он её вёз в больницу. Но этого не может быть! Этого просто не может быть! Неужели их ребёнок смог выжить. И тут он заметил, что кроме них, в палате есть ещё одна медсестра, которая до этого сидела на стуле, а теперь встала, держа на руках младенца.
Виктор подошёл к ней и едва слышно спросил:
- Это мой сын?
- Да, - ответила медсестра. – Да. Этот мальчик, самый везучий человек в мире.
Виктор взял младенца на руки, и ему стало легче. Ему не было сейчас интересно как он выжил, главное – он жив, и он у него в руках. Несколько минут он стоял неподвижно, потом отдал сына медсестре. Она, получив ребёнка обратно, спросила:
- Вы уже решили как назовёте его?
- Да. Я назову его Петей, в честь её отца, - ответил он. Подойдя к кровати, на которой лежала его жена, он наклонился к её израненному лицу и прошептал:
- Прощай. Я тебя не забуду, - он поцеловал её в лоб и из его глаз стали сочиться слёзы.
- Извините, но нас ещё ждёт майор Чернов, - через несколько безмолвных минут сказал главврач.
- Да, конечно, пойдёмте к нему.

Через несколько минут они уже вошли в кабинет, в котором их всё ещё ждал майор. Тяжело вздохнув, он сказал:
- Я понимаю, вам сейчас очень тяжело, но всё-таки расскажите мне всё, что помните об аварии.
Виктор напряг свою память, и с трудом начал вспоминать аварию. Ему казалось, что это произошло очень, хоть и произошло это несколько часов назад. Вспомнив, он начал говорить:
- Я вёз жену в роддом, как вдруг шедший впереди автобус резко затормозил на полном ходу. После этого я ничего не помню.
- Да – сказал задумчиво майор. – Вы говорите то же, что и все свидетели аварии. Хорошо, если у вас нет ко мне вопросов – можете идти.
- Вы выяснили, почему водитель автобуса так резко затормозил?
- Он был очень пьян и уснул за рулём. Сам он не пострадал, но зато убил вашу жену и покалечил несколько пассажиров автобуса. За это ему грозит около пяти лет.
Но Виктор больше не слушал. Он молча встал и пошёл домой. По дороге домой он впервые за день серьёзно подумал: как ему теперь жить, если он из-за беспечности и пьянства водителя автобуса, потерял свою вторую половинку. А ведь он даже не успел с ней попрощаться…
Он зашёл в квартиру, и, не включая свет, не разуваясь, рухнул в не заправленную кровать с которой ещё сегодня утром вставал вместе с ней. Ему стало грустно, как никогда, и из его глаз стали сочиться слёзы. Мысль, что её лицо он сможет видеть теперь только на свадебных фотографиях, ещё раз больно кольнула его сердце. Но тут он вспомнил о сыне, который спит в роддоме вместе с другими малышами, и ему стало легче…




Глава 1
Прошло пять с половиной лет…
Виктор Клёнов проснулся от громкого звонка будильника, который даже не думал стихать. Он нехотя встал и, ещё до конца не проснувшись, пошёл умываться. Сегодня он особенно нехотя вставал так рано, ведь это последний рабочий день перед отпуском. Но что поделаешь? Надо! Умывшись, он пошёл будить сына:
- Петя, вставай! – сказал он, войдя обратно в комнату, в которой на кровати спал Петя. От отца он унаследовал лишь цвет волос и карие глаза. Поэтому между ними не было особого сходства.
- Пап, можно я ещё немножко посплю? – ответил сонным голосом Петя, надеясь на положительный ответ.
- Если ты ещё немного поспишь, то опоздаешь в сад. Ты же не хочешь опоздать в свой последний день там?
- В последний день? Значит, я проведу весь твой отпуск с тобой? - не веря своим ушам, переспросил Петя. Его сонливость исчезла без следа, и он бодро пошёл в ванную.
- Да. Я откладывал деньги полгода, так что мы завтра поедем отдыхать на море, - говорил Виктор умывающемуся сыну, но Пете было уже всё равно, куда они поедут. Главное, это то, что отец наконец-то проведёт какое-то время со своим сыном. Ведь отец так много времени проводил на работе, и так мало уделял сыну. Пете было так печально и грустно, когда он один оставался в саду ждать отца, в то время как других детей уже давным-давно забрали родители.
Петя решил в этот день не ссориться с отцом и поэтому он быстро оделся, и они с Виктором пошли в сад.
Петя шёл и думал, что это самый счастливый день в его жизни и совсем не хотелось его ничем портить. А раз это его последний день в саду, то надо будет со всеми попрощаться, хотя с некоторыми он ещё возможно увидится в первом классе.
Обычно они доходили до сада минут за двадцать, а в этот раз дошли за десять, потому что у Пети неожиданно появилось желание поскорее попасть в сад.
Как обычно воспитательница уже была на месте, и пока Петя раздевался, его отец подошёл к ней:
- Здравствуйте, - сразу же поздоровалась с ним Александра Михайловна. – Вы что-то хотели?
- Да. Я хотел сказать, что этот день для Пети здесь последний, так что постарайтесь, чтобы у него не осталось плохих воспоминаний об этом дне.
- Хорошо, я постараюсь, но с условием, что вы заберёте намного раньше обычного.
- Неужели вы думаете, что я уйду раньше с работы из-за того, что вам нужно куда-то идти, - сразу же возмутился Виктор.
- Нет. Это надо не мне, а наоборот – вам. Ведь если вы опять задержитесь, то сами испортите ему настроение, чего я думаю, вам не очень хотелось бы.
- Да, - сказал Виктор, обдумав сказанное воспитательницей. – Вы правы. Придётся мне сегодня отпроситься с работы пораньше. До свидания. И спасибо, спасибо за всё! – добавил Виктор, уже уходя.
Как только он зашёл на стройку, его встретил с криком начальник:
- Клёнов! Опять ты опоздал и уже в который раз! Мог бы хоть в последний день перед отпуском не опаздывать! – сразу же накинулся на него начальник. – Давай на место, и поживей – только тебя и ждём.
Виктор работал на башенном кране. Ему нравилось делать свой вклад в строительство очередного дома. Сейчас он заканчивал третий в своей рабочей практике дом. По окончанию строительства которого, весь рабочий коллектив уходил в отпуск. Этот отпуск для Виктора был первым. И этот отпуск он решил провести с сыном, так как до этого уделял ему очень мало внимания.
Он забрался на башенный кран в кабинку – своё рабочее место, и проработал там до обеда, думая о сыне. Он представлял себе, что было бы, если они тогда не попали в аварию, и Элеонора была бы жива. Они бы все вместе поехали на море, отлично провели там весь отпуск и Петю забирала бы из отпуска его мать… Но ничего не вернуть назад, всё это в прошлом, но она всегда будет жить в его сердце.
Виктор посмотрел на часы и вспомнил, что обещал забрать сына пораньше. Он спустился с крана и подошёл к своему начальнику:
- Дмитрий Николаевич, - обратился он.
- Что ты хотел, Клёнов? – его голос был гораздо добрее чем утром – у него хорошее настроение, а значит что у Виктора есть все шансы отпроситься с работы пораньше. – я тебя слушаю.
- Понимаете, из-за работы я всегда забирал сына из детского сада намного позже нужного, а сегодня я пообещал забрать его раньше обычного…
- Я понял. Ты хочешь, чтобы я тебя отпустил раньше? Клёнов, ты ведь опоздал сегодня, а ещё и просишь.
- Ну что вам это стоит?
- Ладно, иди, но если после отпуска те ещё хоть раз опоздаешь…
- Понял. Спасибо и до свидания.
- Куда ты? Что даже с коллегами не попрощаешься?
- Нет. Говорю же идти надо.
Виктор быстрым шагом отправился к саду. По дороге купил Пете мороженное – лето ведь.
Пока шёл, всё время смотрел на часы: боялся опоздать. Он шёл так быстро, что оказался в саду на двадцать минут раньше нужного. И Виктор задумался над тем, сколько данных сыну обещаний он не выполнил, к скольким его просьбам не прислушался. Но теперь всё! Вернувшись из отпуска он будет как можно больше внимания уделять сыну.
Виктор за своими размышлениями и не заметил, как прошли эти двадцать минут.
- Можете уже забирать Петю, - сказала воспитательница, и Виктор вздрогнул, оторвавшись от своих размышлений.
- А, ну да.
Петя был удивлён и, вместе с тем обрадован: неужели его отец пришёл раньше всех других родителей?
- Петя, давай собирайся, и побыстрей: нам ведь ещё надо собрать вещи для нашей поездки.
- Да, сейчас, - сказал Петя радостным голосом, едва оправившись от удивления.
И вот через пять минут Петя едет на шее отца, доедая подтаявшее мороженное.
- Пап, а куда мы поедем?
- В Крым.
- А сколько мы там пробудем?
- Ну не знаю, - ответил Виктор, и подумав, добавил: - около недели.
- Классно!
Придя домой они собирали вещи до полуночи, после чего пошли спать.
На следующий день они проснулись рано – их поезд отходил в семь часов утра. Хоть они вчера и собирали вещи, но у них была всего одна небольшая сумка( и правильно, зачем много вещей летом). На вокзале простояли всего тридцать минут и поезд уже подъехал.
- Он стоит здесь двадцать минут, так что можешь не спешить: мы ещё успеем занять свои места, - сказал Виктор, остановив Петю, который уже собирался бежать к поезду.
- Пап, а поезд быстро ездит? – задал уже не первый вопрос Петя, впервые ехавший на поезде.
- Да, очень быстро.
- А когда мы будем на море?
- Только завтра утром, - Ответил Виктор, и, увидев озадаченное лицо сына, добавил. – это ведь очень далеко отсюда.
- А… Понятно, - ответил Петя, чьё озадаченное лицо показывало противоположное.
- Ладно, пошли искать свои места.
И вот, уже через час они уже едут в поезде. Виктор сидел и читал газету, а Петя сидел и задумчиво смотрел в окно. Так он просидел, пока не стемнело, и тогда отец сказал ему ложиться спать. Уснул Петя быстро, то ли из-за того что сегодня встал рано, то ли потому что покачивание поезда действовало на него усыпляющее.
Виктор смотрел на сына, и думал, как же он всё-таки похож на мать, как же им сейчас её не хватает. Элеонора… Он вспомнил тот день когда она умерла. Он тогда был убит горем, но проходили месяцы, годы, и боль стихала. Ему не с кем было поделиться теми радостными мгновениями, когда Петя впервые встал, и, пройдя несколько шагов по комнате, упал. Или когда он впервые заговорил, его первым словом было “дай”… Но теперь у него остался только сын, который сейчас тихо спал на нижней полке купе. Виктор забрался наверх, и, размышляя о Пете и Элеоноре, медленно заснул.
Было около шести утра, когда проводник разбудил Виктора. Он слез с верхней полки, потянулся и разбудил Петю. Солнце уже поднялось и ярко светило в небольшие окна поезда. За окнами виднелись деревенские дома. Они были разные настолько, насколько были разные их хозяева.
Проехав деревню, они около десяти минут смотрели в окно. Они не видели ничего, кроме зарослей метрах в пяти от железной дороги.
И вот они уже подъезжают к городу. Всюду чувствовалось летнее настроение, все наслаждались последним летним месяцем. Было видно что это город для туристов (местные жители уже давно поняли, что на этом можно хорошо заработать) : несмотря на ранее время, продавцы всевозможных фруктов и овощей уже высыпали на улицу и сидели возле своих товаров, дожидаясь покупателей.
- Папа, а где мы будем жить всю эту неделю? – возник вопрос у Пети, которому не пришло в голову спрашивать это, пока они ехали в поезде.
- Не волнуйся, я обо всём договорился. Мы будем жить в гостинице, так что надо только узнать как нам добраться до неё, - ответил отец, и, остановив прохожего спросил: - Извините, не подскажете где здесь гостиница?
- О, это недалеко, вы её быстро найдёте. Идите по этой улице до перекрёстка, а потом поверните направо. - Довольно дружелюбно ответил прохожий (видно у него с утра было хорошее настроение).
- Большое спасибо, вы нам очень помогли, - поблагодарил прохожего Виктор, на что тот лишь улыбнулся и пошёл своей дорогой.

Это было четырёхэтажное, красивое здание. Они поднялись по ступенькам, и вошли в гостиницу. Весь первый этаж был сделан под комнату отдыха: здесь было много диванов, на небольшой тумбочке стоял телевизор был здесь и стол для настольного тенниса.
К ним подошёл человек в красном пиджаке. По видимому это был служащий гостиницы.
- Могу я вам помочь? – поинтересовался он.
- Да. У вас должна быть комната для меня и моего сына.
В ответ на эти слова служащий гостиницы достал из папки список и спросил:
- На какое имя заказана комната?
- Виктор Клёнов.
- Клёнов, Клёнов… - повторял он, пока искал фамилию в списке. – А, вот, Клёнов. Так, ваша комната номер 230. Это на четвёртом этаже, вот ваши ключи. Вас проводить?
- Нет, спасибо, мы сами найдём комнату.
Виктор и Петя поднялись на четвёртый этаж и принялись искать комнату 230. Но долго искать её не пришлось – она была в трёх метрах от лестницы.
Виктор открыл комнату и они вошли.
- Ну что ж, довольно уютная комната – вынес свой вердикт Виктор.
Здесь была большая кровать, в углу на тумбочке стоял телевизор, на полу лежал ковёр, Возле окна стоят большой стол с мягким стулом…
- Пап, а давай сейчас не будем оставаться здесь, а пойдём погуляем?
- Я думал ты хочешь отдохнуть с дороги.
- Нет, я же спал всю ночь, а теперь погулять хочу.
- Ну ладно, пошли.
И вот через пять минут Петя едет на шее отца, кушая холодное мороженое и весело поглядывая на всех «свысока»…

Глава 2
Эти 7 дней отпуска пролетели как один день. Да… эту неделю они запомнят до конца жизни. Виктор всё это время провёл с сыном не вспоминая о работе.
Но всё, даже очень приятное когда-нибудь заканчивается. И они уже едут из этого тёплого города ещё не успев забыть ни одного момента, заново переживая каждый из них. Но отпуск есть отпуск и пора возвращаться в реальность. Виктор начал думать чем они займутся когда приедут. Конечно же сразу пойдут покупать всё необходимое для школы. Интересно, а Пете понравится в школе? И кто будут его одноклассники? Ему предстоит узнать много новых людей. И справится ли он со школьными заданиями? И тут Виктор понял что жизнь его сына через пару недель очень круто изменится. А что же он сам? Для него должно быть всё по-старому. Та же робота, те же люди… Но теперь придётся уделять больше времени сыну.
Он сидел и размышлял, не давая себе уснуть, так как садится на обратный поезд нужно было ночью, да ещё и с пересадкой в три утра – в общем в конец весёлого отпуска им обоим пришлось провести целую ночь без сна, а когда начало светлеть, то Пете спать уже не хотелось, зато Виктор с радостью растянулся на верхней полке. Его разбудил сын словами «папа, дядя проводник сказал что мы скоро приедем и попросил чтобы я тебя поднял».
Виктор резко поднялся и, так как он спал на верхней полке, сразу же ударился головой о потолок. Он наверное набил здоровенную шишку, голова раскалывалась на части. Но он всё-таки слез и посмотрел в окно.
- О, так ведь это уже родные края! Собирайся Петя минут через десять уже будем на родном вокзале. И ещё через пятнадцать – дома.
И вот поезд уже подъехал и они вышли на перрон. Тут ничего не изменилось, да и что может изменится всего за несколько дней?
- Папа я хочу поскорее домой – вдруг сказал Петя.
- Я тоже… - задумавшись ответил Виктор.
И тут он решил не дожидаясь автобуса поехать домой на такси. Благодаря этому они оказались в родной квартире на десять минут раньше задуманного в поезде.
Пете не хотелось спать весь день, но стоило ему лечь, как он быстро стал засыпать, услышав «Выспись хорошенько, ведь завтра мы пойдём покупать тебе принадлежности к школе».

На следующий день Петя как только проснулся уже хотел звать отца и идти за покупками, но никуда идти уже и не надо было. Прямо на тумбочке лежали, готовые служить, тетради, ручки, карандаши, линейки, а на самом верху лежал красный пенал. И всего этого было так много, что аж разбегались глаза.
- Папа, спасибо! – прокричал Петя.
Он был очень рад. И его легко понять: ведь каждый дошкольник ждёт не дождётся похода в первый класс чтоб научится читать, писать и считать. Но многие, узнав что такое учёба очень разочаруются.
Сначала Петя подумал как же это папа успел всё это купить, но посмотрев на часы сразу всё понял: он проспал до двух часов дня. Уже был полдень и ярко палило солнце. Тут Петя неожиданно для себя спросил:
- Пап а пойдём на речку, лето ведь ещё не кончилось.
- А что неплохая идея, давай только поедим и пошли.
И Виктор достал из холодильника четыре яйца и разбил их на сковородку. Как только яичница была готова они тут же расправились с ней и, взяв всё необходимое, пошли на речку. Идти было недалеко и поэтому они добрались до места меньше чем за десять минут.
- Ладно ты иди купайся а я тут полежу, - сказал Виктор как только они ступили на горячий песок.
- А я думал что ты со мной плавать будешь, – немного расстроено сказал Петя – Мы ведь вместе сюда пришли. Как так? И кто же меня плавать то научит, если не ты?
- А ты что так хочешь научиться плавать, что готов заставить отца лезть в холодную воду? – с весёлой ноткой в голосе спросил он, и, увидев положительный кивок головой, ответил – Ну тогда пошли.
Они пошли к берегу реки. Пляж был так переполнен, что приходилось обходить чьё-то покрывало или переступать кого-нибудь до самой реки.
Они уже долго провели в воде, но у Пети не получалось проплыть даже двух метров. Он сразу же уходил под воду как будто был весь увешан железом. Поэтому Виктору всё время приходилось поднимать его на воздух. Делая вдох снова и снова Петя говорил отцу, который видимо думал что научиться плавать за несколько часов невозможно:
- Ну вот сейчас, смотри! – он ложился на воду и всё повторялось снова и снова.
После очередной попытки Виктор сказал:
- Ладно, хватит на сегодня, пошли на берег, - но Петя даже и не думал уходить.
Отцу пришлось повторить эти слова пока Петя не поднял глаза к небу и не увидел что солнце уже садится.
- Пап, а сколько мы уже купаемся часов?
- Да с обеда уже около семи прошло. Ну всё давай вылезай, а то ещё не хватало чтоб ты летом заболел.
- Хорошо, - уныло сказал Петя, и неожиданно добавил, - Пап а можно ещё один раз попробую, последний?
Ну ладно, давай, - сказал Виктор и уже заранее приготовился поднимать сына. Петя лёг на воду и начал грести руками и ногами изо всех сил, и… Поплыл! Он сам так удивился своему успеху, что перестал грести и опять оказался под водой. Виктор тут же его вытащил и на руках вынес из воды.
Домой они решили поехать на автобусе, так как не было сил идти пешком. И вот они, мокрые измученные, голодные, но всё таки счастливые до глубины души завалились на кровать и сразу же уснули.
С того дня они уходили на речку как просыпались и возвращались уже когда садилось солнце. Виктор был счастлив что ему удалось наконец-то уделить время сыну и потому что они теперь всё время были вместе.
Опомнились они лишь к тридцать первому августа. Виктору пора было уже выходить на работу, а Пете готовиться к походу в первый класс. И когда Петя в очередной раз перебирал всё, что отец купил ему для школы, он вдруг спросил:
- Пап, а в чём я буду носить всё это в школу?
После этого вопроса у Виктора было такое выражение лица, какое бывает у людей, которые что-то забыли сделать и только что вспомнили об этом.
- Как я мог забыть про рюкзак? – действительно, как? Если он составлял список всего что может пригодиться сыну в школе, и потом купил всё это. Но как же рюкзак? Придётся бежать и покупать его.
- Петя, ты посиди дома, а я схожу и куплю тебе рюкзак, - сказал Виктор сыну, который видимо расстроился из-за того что отец забыл про такую важную деталь.
Но вот в чём проблема: где же его взять? Магазин вот-вот закроется, а идти до него не так то близко. Виктор сразу же решил посмотреть расписание автобусов, но ему опять не повезло: последний автобус уехал 5 минут назад а до следующего ещё час. И вот он решил попробовать добраться до магазина пешком. Но не успел он и перейти через дорогу как услышал знакомый голос.
- Ну что Виктор отпуск кончился! Смотри не опоздай завтра как ты это делал до отпуска, - Виктор обернулся и увидел своего начальника, который сидел за рулём машины. – ну что стал ты вроде куда-то спешишь, так садись – подвезу.
- Хорошо, - с ноткой радости в голосе сказал он и быстро забрался на сиденье рядом с водителем, - мне вообще то нужно в магазин «школьник». – сказал он давая понять что нужно ехать не медля, и подумав добавил. – И чем быстрее, тем лучше.
- Зачем тебе туда? Ты что решил вернуться в школу? – шутливо спросил Дмитрий Николаевич.
- Да нет же! У меня ж сын идёт в первый класс, - ответил он начальнику и после небольшой паузы добавил. – И я забыл купить ему рюкзак, и вот этот «школьник» последняя возможность его купить.
- А ну тогда другое дело. Как говорится чем смогу помогу, а помочь я очень даже могу.
После этих слов они проехали до самого магазина в тишине. И ни одному из них не захотелось узнать кто как провёл последний месяц лета, ни одному не было это интересно. Виктор даже задавал себе вопрос: «Почему же он решил меня подвести, он ведь так меня не любит из-за этих опозданий». Когда они доехали до места Виктор как бы нечаянно обронил краткое «спасибо» и вошёл в магазин.
Продавцы уже готовились к закрытию и по их лицам было видно что это был трудный день.
- Мы через 5 минут закрываемся, - как бы предупреждающе сказала одна из продавщиц.
- Не волнуйтесь я быстро, - ответил на это Виктор
При выборе рюкзака его беспокоило одно: как бы это не купить сыну девчачий рюкзак. Быстро нашёл подходящий рюкзак и уже не торопясь потопал домой.
Когда он оказался дома сын уже спал предвкушая свой первый день в школе. Виктор вспоминал что когда он шёл в первый класс, то так же ждал этого дня. А как только проходили 2-3 года, он и почти все его сверстники поняли что школа это полная скука. Почти все – потому что нашлось в их классе несколько зубрил, которым кроме учёбы ничего не было нужно.
А что же будет с Петей? Виктор понимал что не узнает этого, пока не пройдёт время.

Глава 3

И вот этот день настал, тот день которого ждёт каждый ребёнок, готовый пойти в первый класс. Линейка была только в девять, но Петя проснулся в шесть и уже бегал по квартире.
- Да не суетись ты так, успеешь ты одеться, да и поесть успеешь.
- Пап, а ты разве не беспокоился перед своим первым звонком?
- Ну вроде было дело, но не так как ты! – с усмешкой ответил он сыну.
Петя быстро поел, оделся и теперь, ёрзая на стуле, ждал положенного времени.
- Папа одевайся! – говорил он отцу, как бы боясь опоздать из-за него.
- Незачем так спешить, - получил ответ Петя на свои восклицания. – Твоя школа не так далеко отсюда, так что выйдем в восемь, и я думаю что будем ещё там стоять.
Семь… Семь с половиной… Без десяти восемь… И уже пора уходить. Петя взял букет гвоздик, которые Виктор купил вчера для того чтобы только узнав свою первую учительницу, тут же подарить ей букет цветов.
Пока они шли, Петя не задал ни одного вопроса (наверно от волнения). Когда они пришли, то Петя так же молча слушал что говорит директор:
- Вы уже стали большие и идёте в первый класс.
Эта нудная речь директора школы для первоклассников казалось что длится вечно, но вот наконец он сказал:
- Классные руководители постройте свои классы и проводите детей в кабинеты, - и потом с усмешкой добавил: - Которые будут для вас домом ближайшие четыре года.
Тут началась суета полнейшая: учителя пытались построить своих учеников, каждый из которых хотел поднести цветы своему первому учителю.
«Вот блин, какая же суета – думал Виктор – а ведь они всего-навсего идут в школу. Как же многие из них ошибаются что школа это класс! Лишь дня некоторых “избранных” это будет место, радующее душу.»
Тут Виктор усмехнулся и пошёл за сыном, который уже один из первых успел подарить свой букет и уже шёл искать кабинет. Когда Петя нашёл кабинет «202», то прислонился к стене и стал ждать. Тут никого ещё не было, и Петя вертел головой по сторонам, смотря то в одну сторону коридора, то в другую. Тут он неожиданно повернул голову к отцу и спросил:
- Папа, а ты волновался когда шёл в первый класс?
Виктор удивлённо посмотрел на сына, и спустя некоторое время ответил:
- Видишь ли, сын, дело в том что я жил тогда в интернате, и всё что изменилось это то, что наша воспитательница сменилась на учительницу которая учила нас читать-писать. И как бы никто и не заметил как игрушки сменились тетрадками и книжками.
Петя выслушал и вроде что то хотел спросить, но тут уже подошла учительница и открыла кабинет.
- Можете заходить, но прошу вас не толкайтесь и не спешите – места на всех хватит.
Через десять минут, когда все уселись, учительница попросила родителей выйти для её беседы с детьми.
- Здравствуйте. Меня зовут Тамара Ивановна. Я – ваш классный руководитель и буду учить вас первые 4 года.- сказала она, как только все расселись по своим местам и в кабинете стало тихо, потом она помолчала несколько секунд и продолжила: - Вы все уже стали достаточно большим чтобы начать обучение в школе. По крайней мере так решили ваши родители. Так как все вы здесь разные, собственно говоря, абсолютно одинаковых людей не бывает, то все вы воспримите учёбу по разному: кому-то из вас понравится учиться, и он будет жаждать знаний; кто то не будет любить учится, но учится потому что заставляют родители; а кто то из вас возненавидит школу и будет учится на одни двойки. Я надеюсь случаев с последним вариантом будет меньше всего.
Она сделала паузу, наверное для того чтобы сменить тему, или просто чтобы стало тише, так как уже начались тихие разговоры. Когда же возобновилась тишина, она продолжила:
- А теперь посмотрите вокруг себя, на таких же первоклассников, для которых школа это что то новое и неизвестное. С ними вы будете жить бок о бок одиннадцать или как минимум девять лет. Постарайтесь подружится и никогда не ссорится. Кто то из вас найдёт здесь друзей, кто то нет. Словом уважайте друг друга и учитесь прилежно как подобает приличным ученикам.
Петя осмотрел всех кто вокруг себя. Была кучка детей собравшихся на последней парте возле Коганова Арчи. Он уже с первых минут знакомства с одноклассниками пользовался у них популярностью.
А был и ещё один паренёк. Он сидел на первой парте и о чём-то думал. Ему было неважно, то что происходит там, сзади. Петя сначала хотел подойти с «кучке» за последней партой, но не смог пропихнутся. Поэтому он двинулся к первой парте. Петя сел и спросил:
- А почему ты не хочешь подружится с тем, за последней партой. Все хотят, а ты не хочешь.
- Мне это не надо, - тихо ответил он – Они идут к нему потому что он рассказывает как сегодня подрался с мальчиком во дворе. Мне такие друзья не нужны, он даже рад этому.
Он замолчал, и Петя думал что вряд ли он с ним ещё заговорит, поэтому сразу решил вернутся на место, где сел сразу. Едва он оторвался от стула, его сосед схватил его за руку и сказал:
- Как тебя зовут?
- Петя. Петя Клёнов, - от неожиданности скороговоркой выдал он. – А тебя?
- А меня Женя Буров. Давай дружить?
- Давай, – сказал Петя, в столь юном возрасте не понимающий истинного значения слова «дружба».
Учительница ожидала что эти минуты они будут спрашивать имена друг друга, сразу явно не запоминая их, тем самым знакомясь с одноклассниками. Вместо этого она увидела что пол класса делает так как она и хотела,: они сидели за партами и разговаривали, а вот другая половина столпилась возле последней парты, обступив одного мальчика, который был в этом скоплении единственным, кто сидел.
Но надо же было когда то ей заканчивать. И Тамара Ивановна решила завершить этот первый для детей день в стенах школы следующими словами:
- Это был ваш первый, хоть и не учебный, день в школе. Можете идти в коридор, туда где вас ждут ваши папы и мамы. А чуть не забыла, учебники. Их вы получите в библиотеке в которую вам всем надо зайти, прежде чем идти домой. На сегодня всё. До свидания.
Дети повставали со своих мест и двинулись к выходу. И вот что было интересно: они хотели покинуть кабинет так же сильно, как недавно хотели попасть в него.
- Вот и закончился твой первый вступительный день в школьную жизнь, - сказал Виктор сыну, когда они пошли домой, получив учебники, которые теперь мирно лежали в пакете.
- Да… - с мечтательным лицом сказал Петя.
Как только они пришли домой, Виктор сразу же принялся готовить им обед, а когда всё было уже готово и он пошёл звать сына за стол, увидел как Петя листает один из новых учебников. Его лицо было так напряжено, как будто он читал, хотя читать он не мог, так как не умел. Он перелистывал страницу за страницей с таким увлечением, что сначала не заметил отца, а когда Виктор позвал его, Петя как будто очнулся ото сна. « Что ж. Пусть я не знаю как он будет учится, но по крайней мере я знаю что ему это нравится» - Подумал Виктор, и пошёл с сыном есть омлет, который только что приготовил.

Глава 4

Уже прошел почти год с начала учёбы. Все они учились писать и читать, и никто не думал что это будет так сложно и нудно. Каждый из них представлял себе школу как что то великолепное, занимательное и хотел поскорее туда попасть, но очутившись в запертом на целое утро кабинете с учительницей которая не рассказывала сказки и не давала играть с машинками, все поменяли своё отношение к школе. Каждый как будто хотел вернутся обратно в детский сад и остаться там навсегда. Пете всё давалось не так уж сложно, но учится он расхотел уже после первой недели, проведённой с учительницей, говорившей «ерунду».
Казалось, все в классе учились, хоть и нехотя (а некоторые ещё и плохо), и всё было нормально, но была и другая сторона школьной жизни…
Петя ещё только-только начал узнавать тех, с кем ему предстояло учится дальше. Он думал, что все они будут одной дружной «семьёй», но ещё не знал как он сильно ошибался…

В их классе образовалась кучка приколистов, естественно в главе её был Коганов. Это были единственные дети в классе, которых не интересовали игрушки. Они всячески развлекались, используя орудием своих приколов тех, кто был вокруг – одноклассников. И каждый смеялся над их приколами, пока сам не оказывался «жертвой». Их было четверо: Дарин Руслан, Флот Артём, Чизур Игорь и глава - Коганов Арчи. Были разговоры среди мальчишек, как классно было бы попасть в эту компанию. И желающих попасть в их окружение был почти весь класс. Почти – это потому что Женя Буров по известной только ему причине не находил привлекательными все его шутки. И даже Петя хотел быть с ними: «классно – думал он – все их любят, все их обожают, всем нравится то, что они делают… Вот бы мне быть с ними…». Но в то же время Петя не забывал о своём первом друге – Жене. На него даже косо посматривали оттого что только он один общался с Женей.
Прошёл месяц, а Петю так и не желали принять в компанию Коганова, никого не принимали. Они так и были вчетвером с первого дня учёбы: сидели в классе на четырех последних партах, после школы сразу не шли домой, а сидели в беседке, обсуждая планы на следующий день.
Но Петя не сдавался, и подходил к последним партам, пытаясь прилепиться к ним, но ничего не выходило: они либо просто его игнорировали, либо говорили что то унизительное, и Петя отходил сам. Петя продолжал так до тех пор, пока однажды Женя не подошёл к нему и не сказал:
- Зачем ты хочешь быть с ними? Они же всего лишь кучка придурков, а ты хочешь быть с ними?
- Да, хочу, и я не понимаю почему не хочешь ты? У них же есть всё что можно представить, а у нас нет ничего.
- Ошибаешься! У нас есть дружба! – громко сказал, даже наверное прокричал Женя, отчего Пете стало даже немного страшновато: он никогда не видел друга таким возбуждённым, он тяжело дышал, лицо покраснело… Они простояли смотря друг другу в глаза около трёх минут, и Женя успокоился и принял свой обычный, немного занудливый вид. Петя думал что они сейчас просто разойдутся, и он опять пойдёт попытать счастья к лазенке, на которой, как обезьяны, повисли четверо друзей. Но женя, неожиданно даже для себя сказал:
- Выбирай! Или ты больше мне не друг, и можешь дальше сколько угодно пытаться попасть в их круг, или мы остаёмся друзьями, и ты никогда больше не будешь даже завистливо смотреть на них.
Петю этот неожиданный вопрос похоже сильно удивил, удивил настолько, что он минуты две с тупым выражением лица смотрел на Женю. Сейчас у него внутри велась ожесточённая борьба двух его половин, столь же юных как и он сам: «зачем мне дружить с Женей? Он же неудачник, с ним никто не хочет разговаривать, да и на меня уже стали посматривать косо… Но что мне делать если я откажусь от его дружбы? Быть одному? Нет, одному скучно… А ждать когда же они меня примут, да и примут ли вообще – глупо. Пожалуй, буду и дальше дружить с Женей»
- Я выбираю нашу дружбу – сказал Петя тихим голосом, – И я больше не буду пытаться с ними подружится. Ну что? Друзья? – Петя протянул руку для рукопожатия, которую Женя с радостью пожал.
Выбрав дружбу, он даже не подозревал что за этим последует.
После этого он забыл о мечтах быть другом Коганова, и решил оставить всё так, как есть…


Прошло уже 4 года с того времени. Все одноклассники уже подросли, готовились расстаться со своей первой учительницей. «Знаменитая» четвёрка этого класса была неразлучна и по сей день. По мере того, как они подрастали, их приколы сводились ко всё большему унижению одного из одноклассников, чтобы услышать смех и одобрение остальных. Не так уж часто, но бывало что жертвой их веселья был и Петя. Но теперь было лишь то отличие, что не все розыгрыши получались классными. Если всё получалось, и весь класс падал со стульев со смеху, то это означало, что после школы они пойдут в какой-нибудь кафе и наедятся мороженного, желе или прочей вкуснятины. За всю эту пирушку платил Арчи, даже не говоря о том чтобы друзья лезли в карман за деньгами.
Дело в том, что у отца Коганова был свой бизнес, и очень прибыльный, так что денег в семье было в избытке. Мать же никогда не работала и всё время хлопотала над тем, как бы угодить сыну. Если ему что то не нравилось, и он кричал, то мама лишь извинялась перед ним и просила чтобы он успокоился, потому что нервничать – вредно для здоровья. Избалованный деньгами и заботой с самого раннего детства, ему не было больше интереса ходить в школу, кроме как развлечься. В общем он всегда работал на публику, а если что то не получалось – всё валил на своих друзей. А друзья его уже поняли, что лучше, когда всё получается, и они радостно переживают то, что они сегодня утворили в школе.
В этот день они собрались в кафе и пришлось за всё платить самим потому, что сегодня не было их предводителя – Арчи. Он пропустил один день, потому что это был его день рождения, и он не пожелал в этот день находиться в школе. И конечно же его мама не стала возражать - главное чтобы сын был доволен. Трое друзей уже собрались идти по домам переодеться, чтобы идти праздновать вместе с другом, но сначала им надо было придумать какой-нибудь «прикол» на следующий день. А без Арчи то у них ничего не выходило: оно и понятно, ведь зачинщиком всегда был Коганов.
Друзья уже полчаса сидели в тишине, что слышно как они звенят ложками, поедая порции мороженного. Они решили не наедаться, поэтому они медлили как могли, чтобы дольше подумать, но всё впустую.
- Как думаете, что он сделает, когда узнает? – пролепетал Руслан, но друзья дружно покачали головами, показывая незнание, тогда он добавил: - может он выгонит нас прямо из-за стола?
- Может быть, что то даже похуже этого… - все трое поняли, что он имел ввиду: в прошлый раз, когда он болел и просил их придумать розыгрыш, они додумались лишь спрятать классный журнал, над чем естественно никто не смеялся. Тогда Арчи сделал вид, что всё в порядке, и позвал всех, как обычно, в кафе. Он заказал торты, и влепил каждому по торту в лицо. – Тогда то мы хоть что то придумали, а теперь – вообще ничего.
Они посидели так ещё десять минут, но потом поняли, что бесполезно сидеть дальше, так как они опоздают на празднование.
Перед тем, как разойтись по домам, чтобы переодеться, Руслан предложил:
- Сейчас мы расходимся, дома все подумаем, а пока будем идти, обдумаем чья идея будет лучше, - Артём и Игорь закивали головами и разошлись.
Через двадцать минут все трое стояли одетые, и каждый из них думал: « пусть я не придумал, они двое что то наверняка придумали, а я выберу у кого лучше», но узнав, что никто из них ничего не предложит Арчи, с хмурыми лицами потопали по знакомой улице.
Вот они уже у подъезда , открывают дверь, поднимаются на шестой этаж. На пороге их встречает Арчи с радостным выражением лица – ведь пришли его лучшие друзья, и сейчас они, в качестве подарка на день рождения поделятся их гениальным планом. Но сначала надо было сесть за стол, задуть свечи на торте и выслушать поздравления.
Они все вместе вошли в зал, и их взору открылся огромный торт, из которого торчали горящие свечи. Под дружное «поздравляем» Арчи задул свечи.
Они посидели за столом, поели торта, послушали как поздравляют Коганова его родственники, которые пришли скорее к его родителям, чем к нему самому.
Но вот, наконец, минута, которой ждал Арчи, слушая как тётя Галя говорила «расти большим и сильным».
- Ну давайте, колитесь, что вы там придумали, - потирая ладони сказал Арчи.
Руслан, Артём и Игорь переглянулись – кому то надо было сказать Арчи неприятную новость. Они простояли в молчании минуты две, после чего Арчи нетерпеливо и громко сказал:
- Ну? Рассказывайте, это наверняка что то гораздо более интересное чем было раньше, ведь вы придумали это все вместе, а не я один.
Игорь собрался с духом, и, вдохнув поглубже, быстро и неразборчиво пролепетал:
- Мы-ничего-не-придумали! Может быть ты как всегда, сам?
- Что? – не поняв ни слова, переспросил Арчи.
Он хотел было повторить, но Руслан зажал ему рот рукой, и сказал сам:
- Он хотел сказать, что план тебе расскажу я, - у Руслана в последний момент появилась забавная идея. – это будет немного отличатся от того что было раньше, потому что займёт ни один день. Ты же знаешь, как к нам в компанию хотят попасть остальные? Так давай возьмём одного – Бурова. Он ведь весь такой послушный и тихий, а с нами хоть человеком станет, - закончил Руслан, и посмотрел на друзей, чтобы узнать, понравился ли им его план.
Игорь и Артём естественно об этом ничего не знали, и теперь у них был такой вид, как будто кто то сильно ударил каждого бревном по голове. Коганов же стоял с задумчивым выражением лица ещё минут пять, после того как закончил говорить Руслан. Потом улыбнулся и радостным голосом произнёс:
- Да, пожалуй ты прав, старые розыгрыши мне уже самому надоели и мне нравится ход твоих мыслей, но в твоём плане кое что надо изменить: вообще то на роль жертвы тут Буров совсем не годится – ведь он один не хотел быть с нами. А вот я придумал кое что поинтереснее…
Все подошли к нему поближе, и стали слушать что говорил дальше Коганов:
- Давайте позовём к нам Клёнова, он ведь помнится не меньше остальных тёрся возле нас. А ведь он ещё поссорился с Буровым, после чего перестал к нам подходить. Он выбрал дружбу с Буровым, но я думаю что он не откажется, если предложить, вот и посмотрим как будет ломаться на глазах их дружба с первого класса.
Они все рассмеялись, довольные что им всё таки удалось придумать достойный план, даже теперь это можно было назвать экспериментом, они разошлись по домам с предвкушением большого веселья.

Глава 5

На следующий день все четверо друзей пришли пораньше в школу чтобы как следует обдумать когда они позовут к себе Петю, и что они будут ему говорить. Для них это был особенный день, каким он не был больше ни для кого.
Петя, как всегда, встал, умылся, позавтракал, оделся и пошёл в школу чтобы просидеть там ещё один день. Он даже не подозревал что поджидает его впереди. Да и откуда он мог это знать?
Вот он уже дошёл до школы, сдал куртку в гардероб и пошёл в кабинет, в котором он уже учился четвёртый год. Он вошёл, сел на своё место, достал книги и стал ждать прихода Жени. Ведь он не знал, что Женя заболел и не будет ходить в школу целую неделю. Он сидел и терпеливо ждал, как вдруг услышал что его кто то зовёт:
- Клёнов… Клёнов… Иди сюда, кое что скажу. - Он обернулся, чтобы узнать кто его позвал, и если бы не увидел как открывается рот у Арчи, то никогда бы не подумал что звал его именно он.
Он встал и подошёл к последним четырём партам, где обычно сидела эта компания. Ему было интересно что от него хочет Арчи? Может что то попросить? Зачем? С такими деньгами Арчи просить не привык, а наоборот – любил чтобы просили у него.
- Чего тебе? – спросил Петя, и добавил после молчания Коганова, - что тебе от меня понадобилось?
- Ты ведь знаешь, как большая половина класса мечтает о том, чтобы быть с нами? Ты по-моему тоже относишься к их числу?
- Нет, больше нет. Женя – мой друг, и я пообещал ему что не буду пытаться попасть к вам. Меня это больше не интересует.
- Да? А не изменишь ли ты своего мнения, если я скажу, что зову тебя быть с нами. Раньше нас было четверо, а теперь, если ты согласишься – пятеро.
Несколько секунд Петя стоял в ошеломлении, повторяя про себя то, что только что услышал. Потом он посмотрел в глаза Коганову – вдруг это его очередной прикол? Но он смотрел На Петю совершенно серьёзно. Тогда Клёнов спросил:
- Почему? Вы же не обращали на меня внимания с первого класса, не раз издевались надо мной, а теперь хотите чтобы я был с вами? – в его голосе была нотка, указывающая на отрицательный ответ, но Петя ответил. – Я подумаю, можно?
- Конечно. А пока будешь обдумывать, представь что тебя ждёт.
Петя в прежнем ошеломлении двинулся к своей парте. Когда Арчи убедился, что Клёнов его не услышит, слегка наклонился, и сказал:
- Он наш! Это только дело времени.
- Как думаешь, когда он явится дать положительный ответ? – спросил Руслан.
- Я думаю что сегодня же!
В школе прозвенел последний звонок в этот день, дававший понять, что пора расходится по домам. Арчи, который так надеялся что Клёнов будет сидеть с ними уже после первого урока, сомневался что Петя вообще к ним подойдёт. Но вот когда он уже собрался идти домой, его позвал знакомый голос:
- Я согласен, если это ни какая-нибудь шутка, - сказал, всё ещё не веря, что ему это предложили, Клёнов.
- Я так и думал… Только тебе придётся пройти своего рода «испытание». Ты должен будешь придумать что-нибудь такое, о чём станет говорить вся школа, потому что скрывать наш «талант» в пределах одного класса становится неинтересным. Если и в самом деле что то придумаешь – ты такой же как и мы, и тебе самое место с нами, если же нет, то можешь вернуться к своему неудачтику-дружку Бурову. Решай сам! Даю время до завтра.
Зачем? Зачем он решил так обойтись с Петей? У него же было всё в порядке: он нашёл друга, стал частью этого класса, уже забыл о своей мечте быть с компанией, которая в школе – месте для учёбы – думала обо всём, кроме учёбы. Но вот вся дружба растаяла, как снеговик с приходом весны, он уже забыл о не пришедшем в школу, а значит больном друге, забыл о тех четырёх годах, которые он провёл играя и делясь всем с другом. Забыл… Его ум затмило желание смотреть свысока на обладателей завидующих глаз. И он чуть ли не на стену лез когда оказался дома, придумывая что то смешное. Идеи никак не могли придти в голову. Что делать? Может попросить у кого то помощи? Но единственным человеком кроме Жени, с которым можно было поделится всем, был его отец. И как бы он выглядел после того, как подошёл бы к отцу и сказал «папа, ты случайно не знаешь, какую можно сделать пакость, чтобы о ней говорила вся школа?». Улыбка появилась на его лице при этой мысли. Но по прежнему надо было решать поставленную задачу.
Он напрочь забыл об уроках. Зачем они, когда нужно придумать розыгрыш? Он стал ходить взад – вперёд по комнате, как будто от этого он что то побыстрее придумает. Уже стало смеркаться, вот уже последний лучик осеннего солнца заглянул в окно и пропал… Петя лёг на кровать – пора было ложиться, но спать он не хотел: ему всё таки надо было что то придумать. Но что? Он так и заснул, не узнав ответа на этот вопрос.
Утром он встал с кислой миной на лице оттого, что ничего не придумал.
- Петя, ты будешь пить чай с батоном?
- Нет, - хмуро ответил Петя, и всё же спросил. – А с чем батон?
- Ну вообще то с маслом, но ты можешь помазать его сгущёнкой.
Вот оно! Сгущёнка! Его лицо озарилось во внезапной улыбке. А что если налить сгущёнки кому-нибудь в сумку? Об этом точно учительница расскажет, а потом уже и узнает вся школа.
Довольный своей мысли, он быстро умылся, оделся и побежал в школу. Он думал что ему придётся ждать Коганова, Дарина, Флота и Чизура, но вся эта четвёрка уже дожидалась его у порога.
- Ну что? Есть идеи? – тут же спросил Арчи, - надеюсь что да, иначе ты потеряешь шанс, за который твои одноклассники придумали бы как развалить школу.
- Да! Придумал! – первые слова он сказал громко, а вот потом стал говорить так тихо, чтобы его было слышно линь им четверым, - Давайте нальём сгущёнки ком-нибудь в сумку, все точно будут смеяться, а училка расскажет директору.
- Сгущёнка? Тоже мне прикол! – насмешливо сказал Чизур Игорь.
- Вообще то идея мне нравится, - сказал Арчи и улыбку как ветром сдуло с лица Игоря, - вот только надо бы жертвой выбрать кого-нибудь из учителей.
Он остановился, чтобы увидеть реакцию друзей. Увидев их ошарашенный вид, он продолжил:
- Да и сгущёнка это уже как то слишком по-детски, надо что то другое, например клей. Точно, клей! – сказал Арчи, наблюдая, как его друзья ошарашено пытаются понять: шутит ли он? Насладившись вдоволь эффектом своей идеи, он небрежно добавил, - А и кстати, сделаешь это ты, - он показал указательным пальцем на Петю.
- Да у меня даже денег нет на клей то, - после минутной паузы, с надеждой что Арчи передумает, сказал Петя.
- А ну да. Так это ж не проблема – на, держи, - Петя уже хотел отказаться от всей этой затеи, но вдруг заметил купюру в тысячу рублей, которую протягивал ему Коганов, который отдав деньги Пете, добавил. – Если всё получится, сдачу можешь оставить себе.
Услышав это, Петя сразу же забыл все мысли о том, чтобы оставить эту компанию. Тысяча рублей! И всего лишь за что? За то, что он купит немного клея и выльет в сумку кому-то из учителей. Но кому? Чтобы получился действительно прикол, о котором говорила бы вся школа, то надо выбрать кого-то, кого знает вся школа, кого-то кто ему не нравился. И ответ на этот вопрос пришёл сам собой – Таисия Ивановна, завуч. В этот вечер он засыпал, думая не об отце, не о дружбе с Женей, а о своём «маленьком» заработке и появлении его в компании Коганова.
На следующее утро он проснулся, и только умывшись, но не поев, быстрей побежал в ларёк. Он купил сразу пять тюбиков клея и пошёл в школу. Пока ещё в школе было пусто, и он молча сидел на скамейке в вестибюле, возле учительской.
И вот она пришла. Таисия Ивановна, как заметил уже давно Петя, приходила рано, и оставив свои вещи в учительской, шла встречать учеников, шедших в школу, а заодно осматривая их, чтобы выяснить: не принёс ли сегодня кто-нибудь что то запрещённое в школу. В этот раз всё было так же: она оставила сумку и куртку в учительской, а сама пошла ко входным дверям.
Это был его шанс. Он незаметно проскользнул в учительскую, открыл сумку, и стал обильно поливать всеми пятью тюбиками клея её содержимое. Особое внимание он уделил классному журналу 6го «Б» класса, который непонятно как оказался в этой сумке. Едва закончив, он пулей вылетел из учительской и спрятался под лестницей первого этажа – чтобы потом, как -будто опоздать на урок, сняв с себя все подозрения в этом небольшом «злодеянии».
Он пришёл на урок после звонка, попросил разрешения сесть, и проходя мимо Коганова, показал ему оттопыренный вверх большой палец, говоря этим, что всё сделано. Коганов, чьё лицо с утра было самым хмурым лицом в классе, тут же развалился на стуле, и на его лице появилась улыбка.
Розыгрыш удался. И было неважно что он залили клеем паспорт, классный журнал и прочие документы в сумке завуча. Естественно всё это не прошло незамеченным и по всей школе ходили в этот день учителя, пытаясь найти виновника, но Петю это не волновало: он уже смотрел на остальных свысока, а на него смотрели с завистью. Что ещё ему нужно, если он в компании Коганова, о которой, благодаря Пете, теперь узнала вся школа.
- Представляете себе её лицо, когда она открыла сумку? – хохоча спрашивал друзей Коганов, да Петя, это супер! И теперь, раз нас уже знает вся школа, то нужно уде переходить на новый уровень.
- То есть? – с непониманием спросили остальные.
- Да всё будет так же, только теперь не в классе, а по всей школе, да и прикалываться надо как сегодня, или даже покруче.
Друзей похоже пугало такое отношение Арчи к этому делу. Все не обрадовались и не закивали головами, как ожидал Арчи, а ошеломлённо смотрели на него. И только Петя, едва пришедший в эту компанию, и не желавший так же быстро из неё уйти поддержал Арчи. Игорю, Руслану и Артёму только и оставалось, что закивать головами и засмеяться.

Потом, когда Женя вернулся с больничного, Петя подошёл к нему и сказал:
Они меня позвали, позвали к себе! Я хотел бы с тобой дружить, но не могу, всё таки с ними лучше. И не надо на меня обижаться, может быть это только на время…

Глава 6

Пятеро друзей прошли вместе уже до восьмого класса. Виктор вспоминал про своего бывшего лучшего друга Женю только тогда, когда его вызывали к доске или просто в школе. С того времени, как Женя вернулся когда-то давно с больничного и увидел Петю в компании Арчи, они ни разу не разговаривали, даже не здоровались при встрече.
Теперь лучшим другом Пети был Арчи. Остальные три друга думали что Арчи стал лучшим другом Пети для осуществления того далёкого плана унижения Пети, но потом стали думать: а не друзья ли они теперь? Как то раз даже спросили об этом Арчи, когда Клёнова не было рядом:
- Мы же хотели унизить его перед всеми, ты же помнишь с какой целью мы его позвали к себе?
- Это всё в прошлом, - ответил на это Арчи. – Мы тогда были младше, глупее и… ошибались на счёт его. Теперь он мой лучший друг, лучше чем любой из вас.
Они не стали расспрашивать дальше, а просто стали относится к Пете так же, как и к Арчи.
Ведь надо же было им всем встретится вместе – их «приколам» не было предела. Они расписывали балончиками школьные стены, намеренно засоряли унитазы, бросая туда чей то учебник, взрывали петарды посреди вестибюля на перемены… А когда не было новых идей, они просто выбирали кого-нибудь, и просто приставали к нему, ударяя в плечо или бока.
Сначала Пете это было не по душе – зачем всё это? Но постепенно он вошёл во вкус.
А благодаря тому, что они продумывали всё, то их ни разу не «поймали с поличным». Им даже прислали нового, более грозного директора, но наша пятёрка быстро поставила его «на место» - они сломали замок в директорском кабинете, а так как он уже был наслышан о местных хулиганах, то приходилось все вещи таскать с собой.
Тем не менее несмотря на все их приколы, розыгрыши или просто просиживание за новым планом, Петя успевал довольно неплохо учится, так как Арчи сказал, что надо неплохо окончить школу, чтобы поехать заграницу, куда собирался сам Арчи, и уж конечно же не без лучшего друга. Поэтому приходилось учится, и учится неплохо.
А отец не интересовался поведением сына из за своей занятости, да и думал: «как может быть плохое поведение, у ученика, который учится на четыре и на пять?»
Однажды Арчи сказал Пете, когда они одни шли со школы домой:
- Мы ведь лучшие друзья, так?
- Да. Что за вопрос?
- Значит ты меня никогда не предашь, потому что тому кто осмелится это сделать, я никогда этого не прощу, и буду помнить до последних секунд своей жизни.
Тогда Петя всего лишь улыбнулся, думая: «да чем я его предать то могу? Да ничем, так что это больше относится не ко мне, а к Арте, Игорю и Руслану»…
Отец Пети всё так же работал в поте лица чтобы накормить, обуть и одеть сына, но ему вовсе этого и не нужно было – он ведь был лучшим другом богатого Арчи, который покупал вещи с таким же видом, с каким покупают все обычные дети жвачку в ларьке. А через некоторое время отец Коганова привёз сыну ноутбук – ведь раз он богат, то у его жены и сына должно быть всё самое наилучшее. Собственно ноутбук был и не нужен Арчи: а зачем он, если у тебя есть аж пятеро друзей, с которыми можно придумать то, что никогда не увидишь на пятнадцатидюймовом экране. Но по прежнему «главным» среди них был Арчи, последнее слово всегда было за ним.
Но вот в середине учебного года отец оплатил для Арчи путёвку в один из лучших санаториев страны, и Арчи уже завтра надо было уезжать. Он попросил всех прийти к нему попрощаться. Когда они пришли, он пошёл к холодильнику.
- О, отлично, сейчас мороженного поедим! – с улыбкой на лице сказал Артём.
Трое остальных друзей одобрительно зашумели, но тут все увидели что Арчи тащит им вовсе не мороженное. Он нёс в руках пять зеленоватых бутылок.
- Вот угощайтесь! Немецкое пиво, лучшее в мире, - с ухмылкой сказал он и, открыв бутылку, глотнул.
- Нам же нельзя до восемнадцати, - напомнил Игорь, но увидев, что Артём и Руслан открывают свои бутылки, последовал их примеру.
Один только Петя даже не прикоснулся к бутылке.
- Петя, в чём дело? – спросил Арчи, выпив уже треть своей бутылки - что ты в самом деле не как все?
- Я его ни разу не пил, да и отец мне запретил пить и курить!
- Мне мой тоже так говорил, - делая очередной глоток сказал Арчи, - да брось, открой бутылку, насладись, это всё таки лучшее пиво. Да и все сейчас пьют его впервые, ведь так? – спросил Арчи у остальных, и те дружно кивнули.
Петя посмотрел на друзей: они все пили пиво, и им это похоже нравится. Да и теперь его самого разбирало любопытство: если оно такое вредное, то почему его так много покупают люди? Наверно есть причина, и какая – он решил выяснить прямо сейчас.
Петя взял со стола открывалку, в ответ на что его друзья одобрительно зашумели. Он открыл бутылку и сразу же сделал три больших глотка.
Сначала во рту наступило неприятное ощущение горечи, отчего захотелось это пиво сразу выплюнуть, и забыть навсегда этот горький привкус, но потом, когда он проглотил часть содержимого бутылки, у него внутри как будто разожглось небольшое пламя, которое постепенно стало угасать. Через несколько секунд после этого он почувствовал в голове необычайную лёгкость. Ему понравилось это ощущение и он стал пить дальше, причём быстро выпил практически всю бутылку. И вот оно – то самое, за чем гонятся люди стоя в очереди в вино-водочном отделе магазина.
Его перестало что либо беспокоить, в голове как будто что то переключилось, и обычный здравый смысл как бы отодвинулся на задний план. Он понял как легко ему сейчас стало принимать любые решения.
- Да! Вот это вещь! – сказал, допив своё пиво, Арчи, - пьяным можно сделать то, о чём бы трезвым ты даже и не подумал бы.
- Ты был прав, зря я сразу отказывался пить пиво, - улыбнувшись, сказал Петя. – только теперь главное чтобы отец не заметил что я пьяный, а то не знаю что будет тогда.
- Да расслабься ты, ничего тебе не будет. Просто приходи и сразу спать. И скажи, что у тебя голова болит или ещё что. Он даже не подумает что ты можешь уже пить пиво.
- Действительно, что я парюсь по мелочам? – ухмыльнулся он и опустошил бутылку. – А ещё есть?
- Есть, но на первый раз хватит, а то даже домой не дойдёте.
- Ну нет так нет, давай что ли прощаться?
- Давайте. Ток вы тут я думаю и без меня не перестанете пакостить в школе, - с усмешкой сказал Арчи, после чего добавил, - Петя, проследи! Чтобы я не приехал, и не говорили, что мы за ум наконец-то взялись. Короче, давайте. Да и не будет то меня чуть меньше месяца. Что может такого произойти за месяц?
Все четверо пожали на прощанье друг другу руки и разошлись по домам, а Арчи остался возле подъезда ждать машину, которая вот-вот должна была подъехать.
- Ну что, Петя, теперь ты всё будешь придумывать.
- А что я один что ли?
- Ну мы как то раз пытались что то придумать, но придумали лишь… - тут Артём запнулся, потому что Игорь ударил его в бок. Ведь он чуть не раскрыл тайну, о которой Пете было вовсе необязательно знать.
- Придумали что? - тут же спросил Петя, - расскажите, и я посмеюсь.
- Да так, ничего, просто то даже и не смешно было.
Но виноватые глаза Артёма выдали его с головой, и лишь то, что все трое друзей наперебой стали доказывать ему, что это правда, удержало Артёма от дальнейших расспросов. Только вот в душу к Пете закралось сомнение: что же такое они сделали, что даже ему, лучшему другу Арчи, нельзя это знать?
Глава 7

На следующий день, когда они пришли в школу, было что то не так: не было слышно новых идей, место на последней парте пустовало, четыре друга как будто собрались месяц отдохнуть от своего, уже привычного, образа жизни. Но они не решили отдохнуть, просто запас их идей был исчерпан. Даже у Пети, у которого было постоянно полно замыслов, ни один из которых Арчи не одобрял, не было сейчас ни одной идеи как бы повеселиться.
Так они и просидели уже одну неделю, и у учителей поднялось настроение, дети ходили по школе, уже не опасаясь, что за углом их ждёт один из четырёх друзей. Один из четырёх, потому что Арчи никогда сам ничего не делал. С него был план, а друзья, послушно подчиняясь, его выполняли. Все четверо уже решили что просто будут сидеть в скукоте пока не приедет Арчи. Но на восьмой день, после отъезда их заводилы, к ним подошёл один из одноклассников - Женя:
- Ну что, хоть школа от вас, дураков, отдохнёт, да и вы отдохнёте, - он засмеялся, и уже собрался уходить, но вопрос Артёма заставил его развернутся.
- От чего нам отдыхать то? Это вы отдыхайте, пока Арчи не приехал.
- А у самих то что? Мозгов не хватает? Вам ещё не надоело быть на побегушках у Коганова? Вы просто инструменты, которые служат Арчи для его целей. Я когда то хотел быть рядом с ним, но уже не хочу. Тоже мне гордость делать всё, о чём он скажет.
- Да ерунда это всё! – сказал Петя, когда они возвращались домой.
- Может и ерунда, но он прав. Ведь без него мы ничего не придумали, да и насмехаться над нами никто не смел, потому что за это мог быть унижен при всех.
- Точно! Надо его проучить.
- Да мы простой прикол то придумать не смогли, а ты ещё кого-то унизить собрался.
- Да я просто тупил раньше – это ведь так просто.
- Просто? Ну давай, скажи прямо сейчас, что ты сделаешь с Буровым?
- Да хоть клея ему в сумку налить, - сказал он, вспоминая свою первую идею с улыбкой на лице.
- Да нет, это уже было с завучем, и тогда было гораздо прикольней, чем было бы сейчас с простым учеником – в конце концов он просто может пойти домой, никому ни о чём не сказав.
- Да в трусы ему клея этого налейте, - влез в спор Игорь, как будто пошутив.
- А это идея! Так мы и сделаем!
Эта идея понравилась всем, кроме Пети, ведь он не забыл того времени их дружбы, но Петя решил не возникать, а пойти вместе с друзьями составить план, чтобы меньше нанести вреда Жене. Но Когда план был составлен, ему не удалось отвлечь использовать для этого клей, вместо этого, они решили вообще налить его Жене в штаны.
- Да зачем? Он просто не понимал что говорит, вот и всё. Может просто соли ему в столовой в еду подсыпим?
- А что, хорошая идея! – сказал Руслан, и Петя облегчённо вздохнул, - но сделаем это с кем-нибудь другим, а сейчас клей, клей и только клей!
Они все засмеялись так звонко, как не смеялись никогда. Петя сделал вид, что ему так же смешно, как и им, но у него внутри что-то шевельнулось.
- Остаётся одно: кто это сделает?
Трое друзей переглянулись – всегда того, кто будет что то делать, назначал Арчи, по очереди, но по странным стечениям обстоятельств, очередь его самого постоянно обходила стороной.
- Давайте что ли жребий бросим – предложил Игорь, но этого не потребовалось, потому что Петя неожиданно сказал:
- Я сам всё сделаю, только у меня нет денег на клей, так что деньги с вас.
- Вот это уже другое дело! На – сказал он протягивая деньги Пете.
Хотел ли Петя унизить своего бывшего друга? – нет. Но почему он сам вызвался сделать всё сам? Да потому что он не хотел причинять боль Жене, которого уже обидел, предав дружбу с ним, но он не хотел быть опять его другом, потому что это означало бы, что он уходит из пятёрки, чего он не хотел. «Надо как то сделать вид, что я налил ему клея в штаны, чтобы они ничего такого не подумали, но и в то же время не сделать то, что надо. – думал он по дороге домой, - Но как? Как этого добиться? Я же всё таки не Дэвид Коперфильд.»
Он лёг спать, думая об этом, и быстро уснул, надеясь, что утром идея придёт сама собой.
Но утром он не смог придумать ничего, кроме подстроить перед друзьями собственную оплошность: что то вроде того, что он хотел выдавить клей, но промахнулся струёй или что то в этом роде. Решив что это оптимальный вариант и что ничего лучше он уже не придумает, Петя встал, позавтракал, умылся, оделся и пошёл в школу.
Его друзья встретили его одобрительными возгласами – мало того, что Буров получит по заслугам, так ещё и от своего бывшего лучшего друга, да и они тут будут как бы и не при чём.
- Ну, сделай это, - сказал Игорь, похлопав по спине Петю.
- Да без проблем, - ответил Петя, но в это время он думал о том, как будет оправдываться перед друзьями за свою промашку.
Он зашёл в школу, поднялся по лестнице и пошёл по коридору к кабинету физики. И вот, впереди него, бодрой непринуждённой походкой шагает Женя Буров. Он оглянулся: сзади стояли трое его друзей, взглядами заставляя его делать то, чего он не хотел. Ну что ж, пора. Он достал из кармана тюбик клея, распаковал его. Он уже был в трёх метрах от Жени и думал как именно ему промахнуться, чтобы даже не испачкать его одежду. Как вдруг из кабинета справа вылетел какой – то четвероклассник. Убегая почему то от своего одноклассника, он не смотрел вперёд и со всей скорости налетел на Петю.
Клёнов потерял на секунду равновесие, и тюбик выскользнул у него из рук, подлетел, и ударившись о потолок, выплеснул всё содержимое впереди идущему Жене на голову. Прошло несколько секунд, после того как Женя увидел упавший перед ним пустой тюбик клея, и он понял что именно сейчас находился у него на голове. Он принялся руками смахнуть с головы быстросохнущий клей, но поняв, что ничего не получается побежал в другой конец коридора в туалет, но резко остановился, как будто перед ним выросла стена – он увидел лицо обидчика, который пытался встать с пола.
- Ты! – прокричал на весь коридор Женя, - Я считал тебя своим другом, помогал тебе, и вот как ты отплатил мне?
На его глазах наворачивались слёзы, он не мог поверить что это сделал именно Петя. Неизвестно сколько бы он ещё стоял неподвижно, не обращая внимания ни на смеющуюся тройку в другом конце коридора, ни на выскочивших из двух кабинетов учеников, которые так же заливались радостным смехом, если бы Петя не крикнул два слова:
- Женя, Клей!
Буров тут же вспомнил о том, что творится у него на голове: теперь, когда клей уже почти высох, было похоже что о его голову разбили несколько яиц. Он со всех ног бросился к туалету, но сколько бы он не обливал голову водой, уже ничего нельзя было сделать – клей уже застыл на его голове.
Поняв, что уже бесполезно что то делать, он быстро сбегал за сумкой, и помчался домой.
А Петя так и лежал на полу, повторяя про себя четыре слова «что же я натворил?».
- Блин во ты даёшь! Так здорово придумал, а нам даже не сказал, - говорил Игорь, протягивая руку, чтобы помочь Пете встать.
- Ничего я не придумал, просто на меня выскочил какая-то малявка с начальных классов.
- Ну всё равно, получилось лучше не куда!
Тут за его спиной подошла завуч, и смех притих:
- Клёнов, ко мне в кабинет. Живо!
Петя послушно встал, но думал сейчас он не о наказании, не о том, как его вместе с отцом будут обсуждать на совете профилактики, а может даже пошлют и в комиссию по делам несовершеннолетних… Нет, он думал не об этом, а о том, что надо на следующий же день попросить прощения у Жени, и, если потребуется, уйти со своей старой группы.
Но на следующий день место на первой парте пустовало, и потом тоже, его не было всю неделю.
Он появился лишь через десять дней в сопровождении матери. На голове у него, несмотря на то, что он вошёл в помещение, была надета шапка.
- Интересно, что у него сейчас на голове творится? – с интересом спросил Артём, после чего улыбнулся друзьям, и побежал по коридору в сторону Жени.
- Ты куда? – крикнул ему вслед Петя.
Но он лишь услышал «посмотрю» со стороны Артёма. Пробегая мимо Жени, он сдёрнул шапку и пробежав ещё метров пять, развернулся посмотреть на голову Жени. На его голове не было ни единого волоска – ему пришлось постричься наголо, а ведь с начала учёбы, он успел отрастить себе волосы до плеч, что ему очень шло. Он даже перестал быть на себя похожим, и если бы все не знали кто перед ними стоит, то приняли бы его за нового ученика.
- Что, решил всё таки прийти? – прокричал Руслан, перебивая громкий смех Артёма и Игоря.
- Да! В последний раз. Я забираю документы и рад, что не буду больше учиться с такими как вы! - сказал он, и направился к кабинету директора, даже не пытаясь вернуть себе шапку.
Через несколько минут прозвенел звонок, а Женя всё ещё не вышел, и Петя решил, во что бы то ни стало дождаться его:
- Что встал то? Пошли на урок, - позвал его Руслан, увидев что Петя не обратил на звонок никакого внимания.
- Скажите ей что у меня разболелась голова, а то что то и вправду побаливает, - придумал Петя способ, как дождаться момента, когда оттуда выйдет Женя с матерью.
После звонка коридор постепенно опустел, и он один остался стоять, и ждать.
Уже прошла половина урока, а из кабинета директора вроде бы никто и не собирался выходить. Лишь когда стрелка часов, подаренных Пете на прошлый день рождения, которым позавидовал бы даже сам директор, показала что осталось меньше десяти минут, дверь открылась и оттуда вышел Женя с матерью. Она держала в руках папку с документами, и было видно что она расстроена.
- Женя, послушай… - начал Петя, но Женя его сразу перебил:
- Что же ты не на занятии со своими друзьями? Или тебе мало того, что ты сделал, и ты решил сейчас добавить? Валяй! – Петя ещё никогда не видел его таким злым, и подумал что Буров сейчас его огреет кулаком по голове, но ему было всё равно, и он даже не сдвинулся с места.
Тем не менее удара не последовало, а вместо этого Женя посмотрел ему прямо в глаза. Этот взгляд был невыносимым… Казалось даже многочисленные удары были бы лучше, чем его холодное бездействие.
- Как ты вообще посмел сейчас со мной заговорить? После того, как ты присоединился к ним, я всё ещё считал тебя своим другом, но то, что произошло неделю назад, открыло мне глаза! И не смей даже говорить кому-нибудь что мы были друзьями!
- Это почему же?
- Не позорь меня.
Буров уже развернулся, и сделал несколько шагов к лестнице вниз, где его ждала мать, но тут, отчаянно пытаясь не дать Жене уйти, Петя крикнул:
- Я нечаянно… я не хотел, прости!
- Нечаянно?! Ты хочешь сказать что я поверю, будто ты нечаянно выплеснул мне на голову тюбик клея. Он рассмеялся, и каждый звук его смеха эхом отдавался внутри у Пети.
- Я постараюсь больше не встретить тебя на своём жизненном пути!
После чего он, теперь окончательно, ушёл. Ушёл, казалось, навсегда.




Глава 8

Пете оставалось только остаться со своими «друзьями». Ведь за всё, что он натворил, с ним не общались бы даже самые зануды, а быть одному ему не хотелось. Он не мог быть один, привык к тому, что постоянно рядом кто то есть, что ему есть с кем поговорить. И он даже представить себе не мог, что он будет делать, если Арчи решит его выгнать со своей компании. Да и если бы он ушёл сам, то не остался бы без особого внимания со стороны своих старых друзей. В общем он решил плыть по течению жизни.
Вскоре вернулся с санатория Арчи, и, услышав подвиг Пети, похвалил его, и всё стало, как раньше, за исключением того, что место на первой парте пустовало. Когда Петя смотрел на это пустующее место, то ему сразу становилось холодно, неуютно и неприятно от воспоминаний связанных с ним.
Но вот они однажды решили выйти вечером прогуляться, да и Арчи обещал, что попросит кого-нибудь постарше купите им пива. Для того, чтобы не быть случайно замеченными родными или учителями со школы, друзья решили пойти в другую часть города, в парк.
Когда они пришли, Арчи сказал:
- Вы тут на скамейке посидите, а я пока что схожу за пивом, - после чего двинулся по направлению к магазину.
Они устроились на жёстких скамейках, и стали ждать.
- Прикиньте, я сегодня, когда в буфет зашёл, там мелкого какого-то пацана увидел, - своим, уже начавшим ломаться голосом, сказал Игрорь, - так он набрал гору булочек, а пока шёл, кто то подножку ему сделал, ну он все булки и рассыпал на пол, потом поднял и сел есть. Как будто его дома не кормят!
Все засмеялись. И принялись рассказывать друг другу кто что сегодня в школе видел смешного. По крайней мере такого, что находили смешным те, кто сейчас сидел рядом с ним на скамье.
Через минут пятнадцать подошёл Арчи с пивом:
- Ну это не свежее германское пиво, но всё таки самое дорогое, что там было.
Он раздал все по литровой тёмной бутылке, и по большой пачке фисташек, сказав «берите, с этим лучше идёт».
Они просидели так около часа, обсудили весь этот день, что будут делать завтра, потом просто слушали, как Арчи рассказывает как он выводил из себя вожатых в санатории. А Петя, выпив пива, наконец-то смог забыть о совести, которая грызла его день ото дня с момента его поступка, и на душе даже стало легче. Он решил во что бы то ни стало найти школу, в которую перешёл Женя, и извиниться, хоть сейчас – алкоголь придал ему решительности, и он решился на то, о чём и не подумал бы вчера, трезвым.
Они бы наверно так и просидели до следующего дня, если бы Руслан не сказал:
- Уже темно, а нам ведь ещё через пол города пройти нужно.
- И правда засиделись, но давайте ещё минут пять посидим, - предложил Арчи, и заметив неодобрительный взгляд Артёма, которому нужно было быть дома, до прихода матери со второй смены, добавил, обращаясь к Артёму:
- Да не бойся ты, не опоздаешь, сейчас ещё посидим, а потом срежем через лес.
Артём несколько секунд подумал, и кивнул в знак одобрения.
«Лесом» они называли не очень большой участок посадки деревьев, которые планировали спилить, а местность застроить, но проект заморозили. Так что теперь на окраине города был «лес», идя через который, можно было сэкономить целых двадцать пять минут времени.
Они допили пиво и пошли.
Когда они прошли чуть меньше половины посадки, друзьям преградила путь кучка из пяти человек, на вид которым было лет по шестнадцать.
- Закурить не найдётся? – спросил один из них, и Арчи ему ответил:
- Не курим… А пора бы уже, - он улыбнулся.
- А что это вы такие мелкие, и не дома? Не боитесь что кто то отлупит?
- Нет! – вызывающе ответил Арчи, остальные же молчали – побаивались этой компании, потому что вид у них был не очень дружелюбный.
- А ты что это такой смелый то? Дерзишь так!
- Я вас не боюсь! Меня не трогают, благодаря отцу.
- Ах да, слышал о пацане, с окраины города, у отца которого большие связи, - глаза его загорелись яростным огнём, хотя голос был спокоен.
«Он прямо как удав – подумал Петя – тих и спокоен до последнего момента, потом - неожиданное нападение на жертву»
- А ещё я слышал что он со своей компанией придурков сделал с моим двоюродным братом в школе…
- А кто твой брат? – всё так же вызывающе, но уже и заинтересованно спросил Арчи.
- Ещё узнаешь… Арчи, - он улыбнулся, не сводя глаз со всей компании, потом коротко кивнул, и те, кто были за его спиной подошли, - А ты думал что можешь испоганить голову клеем поему брату, и никто не заметит? Пришёл час расплаты за вашу дерзость. Бей!
Последнее слово эхом разнеслось по всему лесу, и едва услышав команду, они бросились на пятерых друзей. Они не обращали внимания ни на угрозы Арчи, ни на хлынувшую ручьём кровь из носа Артёма, ни на обездвиженное тело Пети – он молча лежал, терпя боль, и осознавая, что это достойное наказание за его проступок.
Неизвестно когда бы они остановились, если бы не заметили вдали троих мужиков в милицейской форме, которые бежали к ним:
- Шуба, менты!!! Сваливаем, - сказал самый мелкий, из них.
Они довольно быстро убежали, оставив после себя стонущих от боли подростков.
- Требуется машина скорой помощи… - сообщил по рации один из милиционеров.

Вот они лежат в отдельной палате больницы на пяти кроватях, все они спали, а около одной из кроватей стояла капельница.
Петя проснулся от боли в ноге – по видимому закончилось действие обезболивающего, он мог терпеть боль, но был не в силах уснуть с ней. Он решил пролежать так до утра, а заодно и осмотреться.
Через несколько минут его глаза уже привыкли к темноте, и он мог различать очертания тумбочек, кроватей, табуреток… Стало видно лучше, когда в окно заглянул лунный свет. Теперь он рассмотрел что возле окна, под капельницей, спал Артём, у него на носу была какая-то повязка, после него – Руслан, Арчи и Игорь. Сам он лежал на крайней койке – ближайшей к двери. У всех его друзей, за исключением Руслана, лица были все в царапинах и синяках. У Руслана же только красовался один единственный фингал. На тумбочке, которая была ближе всего к Арчи, лежал шприц с приготовленным лекарством – значит скоро сюда зайдёт медсестра.
Когда он посмотрел в окно, то увидел верхушки нескольких деревьев – их палата находится не ниже четвёртого этажа. Луна освещала всю комнату, и лунный свет действовал на него успокаивающе – он даже начал забывать о боли в ноге. Решив что у него уже ничего не болит, и он может уйти из этого незнакомого помещения, он попытался подняться. Но тут же оставил эту затею – боль в ноге стала ещё сильнее, и он стиснул зубы, чтобы не закричать.
Тут в палату кто то вошёл, и Петя решил, что будет лучше претворится спящим. Это была какая-то женщина, это было понятно по цоканью её каблуков. Наверно медсестра, пришедшая сделать укол Арчи.
Затем медсестра вышла из палаты, закрыв дверь. Петя снова открыл глаза и решил осмотреть своё тело. Он слегка приподнял одеяло, которым был накрыт и увидел что он лежит совершенно голый, но это его не смутило, потому что он даже в темноте увидел огромную царапину, если конечно же это можно было назвать царапиной. Чуть ниже колена темнел порез около десяти сантиметров длиной. Но больше никаких глубоких ран на его теле не выделялось. Он решил скинуть одеяло и осмотреть себя полностью. Сбросить одеяло к ногам – казалось что может быть проще? Но это было не просто, потому что Петя чувствовал себя так, как будто только что закончил разгружать вагоны, всё тело при его усилиях стало ныть, болеть… А само одеяло как будто весило тонну. Когда, через полчаса, ему всё же удалось сдвинуть одеяло до колен, он постарался повернуться так, чтобы на него попало как можно больше серебристого лунного света.
Всё тело вдоль и поперёк было усеяно синяками и царапинами, но вроде бы ничего сломано не было – он с облегчением вздохнул. Потом он поднял руку и пощупал своё лицо: левая половина была в норме, а вот правая слегка разбухла, а между глазом и ухом он обнаружил ссадину.
Проведя осмотр своего тела, он пришёл к выводу – ничего страшного нет. Но что же с остальными? Может у кого то что то сломано? Но раз они все лежали тут, то одно он знал наверняка: они живы! И с этой мыслью он расслабился, и, забыв о боли уснул.

- Как они? – спросил врач утром у медсестры, когда ему рассказали о доставленных на скорой помощи пятерых подростках.
- Да в общем четверым повезло: ушибы, синяки, ссадины... А вот одному из них досталось больше – у него сломан нос, было сильное кровотечение, но сейчас всё в порядке. А, и у мальчика на крайней койке глубокий порез, но мы обработали его рану, так что до свадьбы заживёт, Ещё всем вкололи обезболивающее… - она уже собралась уходить, но вспомнила ещё одну деталь: - Кстати, у всех пятерых было обнаружено небольшое содержание в крови алкоголя – ещё такие маленькие, а уже пиво пьют, - недовольно сказала она - Ну, в общем – это всё. До свидания.
Она ушла, закрыв за собой дверь.
Через несколько минут в его кабинет вошла заплаканная женщина. Она протёрла, уже мокрым от слёз, носовым платком глаза, и медленно опустилась на стул.
- Простите, но… Кто вы? – удивлённо спросил Врач, потому что даже его коллеги спрашивали разрешения, прежде чем войти.
- Я…Флот Маргарита Владимировна, мама Артёма… - каждое её слово сопровождалось судорожным всхлипом, а увидев недопонимание со стороны Врача, добавила, - Артём, мой сын, он лежит в вашем отделении, ему сломали…нос… - дальше она говорить не могла, по щекам потекли слёзы.
- Успокойтесь, Маргарита Владимировна, нате вот, выпейте, - он взял стакан и капнул в него несколько капель валерьянки, - всё с ним будет хорошо, кость срастётся, ничего страшного.
- Ничего? А как же искривлённый, изуродованный нос, который таким и останется до конца его жизни… А боль? Боль которую он испытывает?
- Не волнуйтесь, он ничего не чувствует – мы колем ему обезболивающее.
Она больше ничего не говорила, а минут пять посидела, то и дело вытирая платком красные глаза. Но вскоре она и совсем перестала плакать – наверно подействовал настой корня валерианы.
- А теперь прошу меня извинить, но мне пора делать обход, а оставить вас здесь одну я не могу. Так что посидите в коридоре.
- Вы сейчас пойдёте в палату, где лежит мой сын?
- Да
- Я пойду с вами, да и остальные тоже хотят увидеть своих детей.
- Кто, остальные? – но отвечать ей не потребовалось: как только он вышел из кабинета, то увидел горстку людей, которые разместились около лавочки. Здесь были родители всех, кроме матери Пети и Отца Арчи, который не смог отлучиться от работы.
- Ну что ж, пройдёмте. Посмотрите на ваше чадо, - он направился к двенадцатой палате, а за ним, словно свита, двинулись родители.
Когда они подошли к палате, врач повернулся, и выставил ладонь вперёд, давая понять что дальше идти не надо:
- Сейчас я осмотрю их, а потом вы сможете побыть с ними около пятнадцати минут.
Он вошёл, и очень быстро осмотрел четверых друзей, а вот возле Артёма задержался, пощупал лицо, вокруг гипса, приподнял одеяло, осмотрел, записывая что то себе в блокнот после каждого действия. Закончив, он сказал:
- Ну, этих четверых мы через денька два-три выпишем, а вот этому пареньку, - он показал пальцем на Артёма, - придётся задержаться как минимум недельки на две. Теперь можете пройти к ним, - он быстро отошёл, уступая дорогу восьми взрослым людям.
Все они быстро подошли и присели рядом со своими сыновьями. Некоторые матери тихонько что то причитали себе под нос, что то вроде «ну почему же моего сыночка так побили?» или «почему именно его?». Некоторые просто стояли, и с сожалением смотрели на закутанные в одеяло, избитые, спящие тела своих детей.
Виктор стоял возле сына, думая чем же Петя так разозлил этих хулиганов? Может Петя с друзьями оказался не в то время не в том месте? Или всё-таки был какой то повод? Если был повод, то чем же они пятеро могли разозлить этих парней? Знакомые ли это были? Или просто швара со двора, которая почувствовала себя уже взрослой?
Было много вопросов к сыну, но Виктор решил его не будить, потому что он так крепко спал. По крайней мере все думали что он крепко спал. Петя плотно закрыв глаза ловил каждое слово, каждый звук, который произносил кто либо в этой палате. Так как его отец стоял тихо, не произнеся ни одного слова с того времени как он сюда пришёл, Петя подумал что рядом никого нет. Его охватило уныние, он решил что этим отец окончательно доказал на деле, большую важность работы для него, нежели сына. Он решил открыть глаза, и хотя бы посмотреть как за другими ухаживают их родители. Приоткрыв глаза, он увидел отца, и попытался быстро зажмуриться, но Виктор заметил это и спросил:
- Ты уже проснулся? Как самочувствие?
- Да вроде нормально в целом, только нога болит, и голова разрывается.
- У меня много вопросов к тебе…
- Пап, давай дома, когда меня выпишут, а то сейчас голова…
- Ну, отдыхай, набирайся сил, - Виктор уже пошёл к выходу, но обернулся и добавил: - Дома ещё поговорим.
На Петю нахлынули сразу радость и отчаяние. Радость за то, что отец всё таки пришёл - значит сын ему важнее работы, как бы долго он там не задерживался. А отчаяние за то, что он не знал как всё рассказать отцу. Рассказать правду? Нет, он не хочет выслушивать от отца получасовые нотации, за которыми последует какое-нибудь наказание, если последует. Лучше он что-то соврёт, но что? На то, чтобы обдумать этот вопрос у него ещё будет достаточно времени лёжа на кровати…
Через день их уже выписали из соображения «нечего тут просто так койки занимать». Остался в палате только один Артём, но он и десяти минут не провёл в одиночестве, как в эту палату положили какого-то толстого лысого дядьку.
Когда они расходились по домам, никто не мог идти ровно, как обычно: каждый шёл, за что то держась, кто за бок, кто за грудь или просто прихрамывал.
- И что теперь? – спросил Игорь.
- Да ничего, - тяжело вздохнув сказал Руслан, - Просто надо прекращать вести такую жизнь, в чём то они и правы, мы слишком высоко себя ставили.
- Не говори чушь! – засмеявшись сказал Арчи, - Подумаешь, побили! Вы пацаны или кто, в самом деле?
- Что ты предлагаешь? Жить как жили, и дальше получать? Наверно надо было чтобы кого-то инвалидом сделали, тогда бы ты остановился.
- Мы больше не получим! Будем защищаться.
- И как ты себе это представляешь? Нам уже по четырнадцать, а набирались секции боевых искусств ещё во втором классе. Ты же сам, помниться сказал, что это бесполезная трата времени. Короче, мы не можем ничего!
- Мой отец…
Теперь засмеялся Руслан:
- Если ты не заметил, их нисколько не напугал тот факт, кем является твой отец. Их это даже разозлило по моему, и за это ты наверно получил на несколько ударов больше.
- Я не об этом! И не перебивай, когда я говорю! – голос Арчи постепенно переходил на крик, но он вздохнул, успокоился и продолжил: - мой отец наймёт одного из лучших тренеров в России, по любому виду боевых искусств, который, за небольшую плату, будет обучать нас индивидуально, и быстрее в два раза, чем обучаются остальные.
- Но ты же не думаешь, что мы научимся за один день? Что делать пока мы только будем учиться? А если они нас ещё раз так заловят? Да и теперь не они одни…
- Да подумаешь, побьют ещё раз, не так уж и страшно.
- Не страшно? Это же нам ещё повезло, что менты подоспели вовремя, и то Артём в больнице.
- Ну так тем более надо, а что касается Артёма, то он, если мужик, захочет им отомстить, и будет за обеими руками.
- Ну я не хочу, чтобы меня ещё раз ножом резанули, - впервые за дорогу открыл рот Петя – он всё думал, что сказать отцу, но, так и не придумав, решил что «не в том месте и не в то время» будет самый оптимальный вариант.
Тут Арчи резко развернулся, и с такой злобой посмотрел на своих друзей, как будто здесь собрались все его заклятые враги, после чего сказал:
- Прекрасно! Я один буду учиться, и Артём тоже со мной, а вы можете жить скучной бедной жизнью, как и все обычные лохи! Если вы не со мной, то идите отсюда, прямой сейчас, и не попадайтесь лучше мне на глаза больше, бабы!
Последнее слово возымело именно тот результат, который он хотел:
- Мы не бабы! – крикнул Игорь так, что его голос был слышен в конце улицы.
- Ну так докажите! Соглашайтесь, и через год будете бить вы, а не вам! – после этих слов он выставил вперёд руку, как бы пытаясь сказать: «если ты положишь свою руку на мою, то ты со мной».
- Эх, уговорил, - громко сказал Руслан, и положил свою ладонь, поверх ладони Арчи, через несколько секунд тут появилась и рука Игоря – не хватало только Петиной.
- Ну же!
- Нет, это не для меня – я боюсь боли…
После согласия двух приятелей, Арчи приостыл, но пока они шли, он уговаривал и Петю. После неоднократных «нет», и ста причин, Арчи сказал:
- Ну хотя бы попробуй. Что ты теряешь?
- Ничего.
- Ну вот и отлично! Подождём неделю пока не пропадут синяки и ссадины, и можете приходить ко мне на тренировку.
- А что ж мы будем изучать? – спросил Игорь.
- Это я решу сам, дома.
Теперь Пете предстоял разговор с отцом. Он твёрдо решил придерживаться своего запланированного ответа. Но когда он зашёл в квартиру, и прошёл на кухню, его не встречало весёлое лицо отца – отец был напряжён и хмур, его что то беспокоило.
- Пап, я не хочу есть – нас покормили в больнице, - соврал Петя, чтобы быстрее пойти в свою комнату.
- Не спеши. Есть серьёзный разговор.
Петя сразу понял – отец что то узнал, но вот вопрос – что?
- Почему ты мне не говорил, что попал в такую плохую компанию? Сколько ты уже с ними хулиганишь? Год, два?
- Вообще то с четвёртого класса, а что?
- С четвёртого? Но почему? Почему я об этом узнал только сейчас, и то случайно.
- Хм, нетрудно догадаться – у Лены Козыревой два брата, а отец вкалывает на двух работах, но ни одного не пропустил, у Васи отец дальнобойщик, но ни разу во время собрания не был в рейсе, а ты, работаешь в городе и ни разу на собраниях не был! Да и как ты сходишь? У тебя же работа на первом месте! Ты бы только работал и всё. У тебя нет одного свободного вечера раз в два месяца. Я уже не говорю о времени, которое проводят мои одноклассники с родителями… И ты ещё теперь чему то удивляешься! Жаль что нету мамы, хоть кто то бы за мной тогда следил!
- Неправда, - отчаянно попытался Виктор опровергнуть слова сына, - ну допустим, я не ходил на собрания, но почему учительница не звонила?
- Она звонила, и не раз, но тебя либо не было, либо ты был занят дома. Наконец после десятой попытки с тобой связаться, она бросила это бесполезное дело.
- Извини, но я работал… для того чтобы ты ни в чём не нуждался, - тихим голосом сказал Виктор, ужаснувшись, как оказывается мало внимания он уделял своему единственному сыну, несмотря на то, что Петя – его единственная родня.
- Ну так работай так и дальше, уже поздно что-либо менять!
- Петя, прошу… Делай что хочешь, но пообещай выйти из этой компании, - попросил отец сына, но увидев его реакцию на эти слова, добавил: - ну или хотя бы дай слово что не будешь нарываться на неприятности.
- Ладно, постараюсь…
- Петя, но объясни хотя бы, зачем ты вообще ты с ними связался? Ведь уже в четвёртом классе ты знал что они за люди, ведь ты сам рассказывал это мне, когда я работал.
- О, так ты оказывается что то всё таки слышал? А то я тогда уже думал выпрыгнуть из окна, чтобы ты на меня хоть внимание обратил.
- Правда? – резко спросил Виктор и лицо у него слегка побледнело.
- Нет, шутка, - после этих слов отец облегчённо вздохнул, и добавил:
- Не шути так больше. И все таки может расскажешь почему?
- Да что рассказывать, ты всё равно не поймёшь.
- Почему?
- Ты не знаешь, что значит быть одному, ни с кем не общаться, или общаться только с изгоем. Пытаться сделать хоть что то, чтобы на тебя обратили внимание… И такой шанс представился – Арчи позвал меня к себе, и я был рад, до недавнего времени… - он хотел продолжить: « …когда мы такое сотворили с Женей, я стал понимать что поступаю неправильно», но у него язык не повернулся рассказать историю о Жене.
- До какого недавнего времени? До того, как вас избили? – Виктор улыбнулся, но не потому, что его радовала мысль об избиении его сына, а потому что ему в голову пришла одна мысль: - Значит ты всё таки уходишь от них?
- Я сам это решу! Если захочу уйти – уйду, но давить на меня не надо! У тебя уже была возможность меня воспитывать, но ты ей не воспользовался, ты же работал, - на последнее слово он сделал натиск, как будто хотел выделить именно это слово.
- Да, я работал! – голос Виктора с тихого перешёл на полу крик, - если хочешь, я сменить работу, чтобы уделять тебе больше времени!
- Да брось! Сейчас взять просто так и всё бросить? Бросить то, к чему ты шёл всю жизнь? Ты не сможешь, да и не надо, ведь тогда вообще денег будет хватать только за квартиру заплатить.
Петя уже развернулся, чтобы уйти, но слова отца заставили его развернуться:
- Ты не прав, что думаешь, будто я не знаю, каково это быть одному.
- Не прав? Да ты же вырос в деском доме, ты даже спать ложился в окружении как минимум четверых, как ты мог быть один?
- Если ты живёшь в окружении множества людей, это ещё не значит что ты не один… Ты просто существуешь рядом с ними и всё.
Виктор по лицу сына увидел, что его это заинтересовало, Петя сел на диван и сказал:
- Продолжай.
- Хорошо, я расскажу тебе эту историю, которую наверно никогда бы никто так и не узнал…



Глава 9

«Говорят что из раннего детства ребёнок помнит лишь самую малость. Когда мне было шесть лет я спросил у нянечки о своих родителях, а она ответила всего лишь: «Тебя к нам направили когда тебе было всего десять месяцев, никто здесь не знает твоих родителей, да и ты сам не в силах что то помнить о них». Я не помнил ничего.
Как ты знаешь я вырос в детском доме, каждую минуту мечтая, что проснувшись однажды утром я не увижу бедную знакомую комнату на пять, уже сильно надоевших, но пока терпимых человек. Что не увижу лицо воспитательницы, пришедшей на работу, которая встречала детей подделанной улыбкой. У меня даже и в мыслях не было, чтобы проснуться богатейшим человеком на земле или известным актёром кино. Я просто мечтал, чтобы утром меня нежно разбудила мама, поцеловала, и ласково позвала завтракать. Для меня не было ничего дороже простой семьи, которой у меня не было. Люди часто стремятся к чему-то новому, дорогому, не замечая того прекрасного, что есть под самым носом. У меня не было ни денег, ни семьи. Я не мог попросить маму купить в магазине игрушку, которую я захочу, а приходилось лишь руководствоваться тем, что было: почти разломанные игрушки, старые зачитанные книжки и журналы.
Скоро я пошёл в школу, точнее она пришла к нам – учительница приходила к нами каждое утро. Она всё время твердила:
- Учитесь детки, а то ведь некому вас вытянуть в жизнь, кроме вас самих. Ну разве что если вас случайно усыновят миллионеры… - после этих слов она всегда смеялась.
«Усыновит? Что это может быть?» - твердил я себе, и наконец спросил у воспитательницы:
- Ну это когда у пап и мам нету детей, и они берут к себе кого-нибудь из детского дома, но это случается очень редко, так что учись Витя, учись! – ответила она, и у меня внутри вспыхнула надежда – вот мой тот самый спасательный круг, брошенный с корабля нормальной счастливой жизни.
Теперь мне хотелось чтобы за мной пришли. Я дни просиживал у окна, смотря на улицу, в душе умоляя каждую молодую пару, проходящую мимо, стать моими родителями. Но никому не было дела до бедного мальчика, запертого в этом здании до восемнадцати лет.
Когда мне было восемь, и я, как обычно в свободное время сидел у окна, рассматривая прохожих, входная дверь открылась и воспитательница вошла, держа за руку ухоженного мальчика лет восьми с чёрными, как уголь, волосами.
- Дети, это Дима, он теперь будет жить в третьей комнате, надеюсь вы подружитесь.
- Я не собираюсь задерживаться тут надолго, - нагло ответил он, после чего воспитательница звонко расхохоталась.
- И куда же ты пойдёшь? Отсюда есть два пути: поступить куда-нибудь, но тебе до этого ещё долго и усыновление… - она хотела что то добавить, но Дима её перебил.
- Вот именно! Усыновление. Меня с радостью заберёт к себе какая-нибудь богатая тётя. И я буду жить, как жил до этого. Так, как вам всем здесь не снилось!
Я насторожился – он тоже хочет исчезнуть из этого места поскорей. Выходит у нас общая цель.
После недолгого разговора, мы подружились, не проводя друг без друга больше ни минуты. Мы даже уговорили поселить нас в одну комнату, чтобы лучший друг всегда был рядом.
Он рассказал о себе. Оказывается его родители погибли в автокатастрофе, а единственным живым родственником была его тётя, которая его терпеть не могла. Его родители много зарабатывали, поэтому всего в его доме было очень много: машинки на дистанционном управлении, о которых я услышал впервые только сейчас, роботы, видеоигры. У меня загорелись глаза – так сильно мне хотелось самому всё это иметь. Тут же мне расхотелось, чтобы меня усыновил лишь бы кто – хотелось иметь богатых приёмных родителей.
И тут я подумал: Дима был наделён красотой от природы, хотя красота – была всего лишь компенсацией за его несносный характер. Только мне удавалось с ним совладать, когда он злился по пустякам. Но за красоту, пришедшая сюда женщина, сразу бы выбрала Диму. Если только она не захотела бы себе умного мальчика. Но Дима решил эту проблему, предложив заключить уговор:
- Тот, кого из нас первым заберут из этой дыры, будет обязан уговорить приёмных родителей вернуться за вторым из нас.
Я конечно же согласился, и был удивлён что это предложил именно он, а не я.
Мы проводили часы, дни, недели сидя за газетным столиком у окна. Но при этом ничего не читали, а просто ждали…
В это время Дима обычно рассказывал о своей прошлой жизни: как хорошо ему жилось, как он ни в чём себе не отказывал. Как можно было есть мороженное вёдрами, и никто не скажет хватит. Можно было смотреть телевизор допоздна.
Меня, видевшего игрушки только те, что попали сюда в качестве помощи, и смотревшего мультики раз в неделю, когда приходилось толкаться, чтобы увидеть хотя бы кусочек экрана, только мысли о всём этом создавали невероятно хорошее настроение – ведь однажды всё это будет и у меня, по крайней мере я так думал. Я даже вообразить себе не мог каково это – одному разлечься на диване и смотреть что душе угодно и когда угодно. И это всё заставляло меня сильно завидовать своему другу.
Так мы прождали до тринадцати лет, и за это время усыновили человек десять из нашего окружения. Я уже отчаялся, и жалел, что позволил своему однокашнику заполучить хороших, хоть и бедных, приёмных родителей. Но Дима всё время говорил:
- Терпи, уже наверняка скоро…
Но я ему уже не верил, как и не поверил своим глазам, когда увидел молодую пару, заходившую в здание детского дома. Явно они были не бедными, раз приехали они сюда на своей новенькой блестящей машине – лишь потом я узнал что это была Феррари.
Внутри как будто что то взорвалось – Дима всё таки был прав!
Я спрыгнул со стула, подбежал к двери, за которой скрывалась лестница, и стал ждать цоканья каблуков моей, как я думал, будущей матери.
Меня кто то тронул за плечо, я обернулся и увидел Диму:
- Витя, иди к ты лучше посиди на стуле, а я попробую чтобы они взяли именно меня?
- С какой это стати? Я хочу быстрее отсюда убраться – всё таки ты меньше меня торчишь здесь.
- Да пойми же ты! Они войдут и смогут выбрать любого. Извини, но ты красотой не блистаешь, так что они пройдут мимо тебя, и всё потеряно.
- Нет, я не хочу.
- Витя, быстрее! Мне кажется я уже слышу как они идут. Послушай, мы уже долго дружим, мы лучшие друзья! Верь своему другу – и я вытащу тебя отсюда, даю слово.
Времени для размышления было мало, и за несколько секунд до того как дверь открылась, кивнул Диме, и бросился подальше от двери. Я думал что Дима останется там, но он побежал следом. Добравшись до дальней табуретки в комнате, я сел, и то что я увидел, прямо-таки ошеломило меня:
Как только эта молодая пара вошла в сопровождении воспитательницы, первое что они увидели – это был сидящий, поджав колени к груди Дима. Оно просто смотрел в пол, дожидаясь, когда увидит стройные женские ножки в туфлях.
Воспитательница отошла, оставив пару знакомиться с детьми.
Вот Дима наконец увидел краешек чёрной туфли, и поднял голову, якобы для того, чтобы узнать кто к нему подошёл.
По его щекам текли фальшивые, но очень убедительные слёзы. Он посмотрел на женщину несколько секунд, а потом отвернулся в противоположную сторону, давая понять что хочет побыть один.
«Что он делает? Он же всё дело испортит. Они же сейчас просто возьмут и уйдут.» - я уже хотел вмешаться, но увидев оттопыренный кверху большой палец Димы, я понял что всё под контролем. Я сел и стал ждать, что будет дальше.
Женщина с мужем, как и ожидал мой друг никуда не ушли, а наоборот – ещё больше заинтересовались им. Она присела на корточки перед Димой, чтобы видеть его лицо, и спросила:
- Почему такой красивый молодой человечек плачет в такой день?
- Вы бы тоже плакали, если бы вас обижали каждый день. Быстрей бы мне было восемнадцать, тогда можно было бы уйти отсюда, но вдруг я и не доживу… - он спрятал голову в ладонях и зарыдал.
- Кто же тебя обидел? – удивлённо спросила она.
Дима что то прошептал и указал пальцем на меня. Я сразу же обрадовался улыбнулся, думая что он уже сегодня уговорит и меня с собой забрать.
Женщина встала и подошла ко мне. Я уже решил что это тот саамы знаменательный момент в моей жизни – что меня заберут отсюда, да ещё и с лучшим другом.
Но она сказала совсем другое:
- Как тебе это может нравится? – грубо спросила она, и не дождавшись ответа, добавила, - я прослежу за тем, чтобы тебя наказали.
Она вернулась к Диме, и обняв его, принялась успокаивать.
Тут вернулась воспитательница, и спросила:
- Вы уже так быстро выбрали кого усыновить?
- Да, мы решили сразу, увидев этого бедняжку, мы усыновляем его.
Мы заберём его прямо сейчас, а завтра мы заедем за бумагами, а он за вещами, хотя вряд ли он много чего захочет забрать из этого места.
Они развернулись и ушли, а мне оставалось лишь гадать, что же такое сказал про меня Дима, что она сразу меня невзлюбила.
Но я не мог себе представить, поэтому я стал ждать, когда приедет друг за своими вещами.
Я ждал следующего дня, как никогда не ждал ничего. Время тянулось так, как будто кто то его замедлил раз в десять. Я пролежал в кровати примерно до трёх ночи без сна, потому что мысли о пустующей койке рядом, и о хозяине этой койки не давали мне уснуть.
Я ждал Диму с раннего утра. Он появился часов в десять в хорошей дорогой одежде и в сопровождении приёмного отца, который решил подождать у двери.
- Дима, что ты ей вчера сказал? Почему она так сразу меня невзлюбила? – не здороваясь сразу спросил я, в ответ на что Дима лишь рассмеялся, - что тут смешного?
Он не ответил, и всё ещё смеясь принялся собирать свои вещи – те самые, что были при нём, когда он только попал сюда. Не для того чтобы их использовать, а чтобы окончательно не забыть умерших родителей.
Не дождавшись ответа, я схватил его а плечо, и развернул. Он сидел в это время на корточках, поэтому, не удержав равновесия, упал на попу, и тут же посмотрел на меня. Я быстро отдёрнул руку потому, что встретил его взгляд.
Он смотрел на меня так, как смотрел бы на своего злейшего врага, которому наконец то выпал шанс отомстить за его деяния. В его взгляде было столько злобы и ненависти, что я задумался: чем же я мог это заслужить? Не то чтобы я боялся, но это же был мой лучший друг, поэтому такой взгляд приводил в смятение.
- В чём дело? Дима, почему ты так на меня смотришь?
- Ты всё ещё не понял? Только что украл последнюю твою надежду выбраться отсюда, так что будешь гнить тут дальше!
- Что?... – от удивления не хватало дыхания, но набрав воздуха я выдохнул одним разом: - Ты не можешь такое говорить, ты что меня разыгрываешь? Ты поговорил с ней, насчёт того, чтобы меня забрали тоже?
Он рассмеялся так, что ядовитый смех резал что то внутри меня, оставляя глубокие шрамы, но это было ничто, по сравнению со сказанным после:
- Да я и не собирался тебя забирать отсюда! Надо ты мне! Вот ты бы захотел делиться всем этим? Я – нет! Вся наша дружба – обман! Я развёл тебя как лоха, а чтобы ты ей не понравился, пришлось поплакать и сказать что ты постоянно избиваешь меня.
- Зачем? – сквозь выступившие слёзы тихо пролепетал я.
- Ну… Мне было скучно здесь одному, а так было интересно наблюдать за своей марионеткой.
Но всё таки ты мне был нужен на тот случай если бы забрали всё таки тебя – тогда б я тоже выбрался отсюда, но тебе не повезло! Да и кстати, мама поговорила с воспитательницей, так что теперь для всех, кто захочет тебя усыновить ты будешь непослушным хулиганом.
Эти слова разрывали меня на части, я не мог поверить что всё, чем я дорожил было всего лишь частью коварного плана…
Я ничего не хотел говорить, а просто с трудом подошёл к кровати и лёг. Мне хотелось уснуть и никогда не проснуться – я не мог выдержать такого предательства того, кого до этого времени я считал другом.
Благодаря тому, что я почти не поспал ночью, я очень быстро уснул – я это понял по тому, что перед сном не услышал ещё как уходит Дима…
И вот теперь я говорю то, что понял ещё в тот день, когда осознал, что никак не выбраться оттуда, и придётся самому отвечать за себя, и принялся старательно учиться. Я понял, что наверное не нужно иметь друзей, ведь не имея друга никогда не и пострадаешь от боли предательства, не сможешь получить удар в спину или же наоборот – сам не придашь друга.»

Глава 10

Виктор даже не знал чего ожидать от сына, после рассказа величайшего предательства в его жизни, поэтому он просто молчал, и ждал когда Петя заговорит. Ждать пришлось несколько минут – по видимому он обдумывал услышанное, после чего тихо, еле слышно произнёс:
- За всю мою жизнь ты не рассказывал о своей жизни в детском доме, а сейчас рассказал всё… Почему?
Виктор уже хотел ответить, но ответ пришёл к Пете сам собой:
- Наверное потому, что ты не хочешь, чтобы я повторил твою ошибку.
- Я лишь просто хочу чтобы ты правильно выбирал друзей.
- Пап, я знаю что делаю, и не нужно мне указывать, да и мы с Арчи друзья навеки.
- Ты в этом уверен? – Виктор решил уточнить, если его сын так уверен в своём друге.
- Папа, я знаю что ты думаешь, как будто нас побили из-за Арчи, но это не так – ты же слышал, что сказали тебе из милиции – это были хулиганы.
- И всё таки я был плохим отцом, - вздохнув, с сожалением ответил Виктор, - но я так хотел, чтобы ты ни в чём не нуждался…
Похоже Виктор действительно сожалел. Петя решил забыть неучастие отца в его жизни, и обнял его.
- Петя, я сделаю всё, чтобы теперь больше уделять тебе внимание, может даже откажусь от своей текущей должности, ведь она забирает так много времени.
- Папа, не надо. Ты прекрасно справляешься, не нужно. Я сейчас действительно ни в чём не нуждаюсь, и всё благодаря тебе… «и Арчи» - мысленно закончил фразу Петя.
- Уверен?
- Да, конечно же! У нас кстати новое занятие – мы будем обучаться борьбе! – сказал он с радостью в голосе, но лишь для того, чтобы подбодрить отца. Ему же никакой радости эта идея не доставляла.
- Ну ладно, всё-таки у тебя есть хорошие друзья, - сказал, улыбнувшись, отец.
- Ты же час назад бы убеждён в обратном, и хотел, чтобы я прекратил быть и ними, - удивлённо, подняв брови, ответил сын.
- Ну раз ты так в них уверен, то, думаю они заслужили доверия, но помни: куда бы вы ни пошли, что бы ни затеял Арчи, Артём, Руслан или Игорь – у тебя есть своя голова на плечах. Всегда думай – стоит ли предстоящий поступок возможных последствий. Если нет – откажись.
Петя кивнул в знак согласия, и на душе у Виктора полегчало... А на самого сына взвалилось то, что ждёт его впереди – они ведь всё-таки уломали сходить с ними на тренировку. И он решил не обманывать своих друзей.

Шла неделя, во время которой в школе не появлялся Артём, а остальные четыре друга, как будто дружно договорившись заранее, прихрамывали. Только один Петя, после разговора с отцом, пытался что то слушать и запоминать на уроках, но это было непросто, потому что было неуважением предпочесть слушать учителя, чем друзей. Пете приходилось притворяться, как будто он участвует в разговоре, при этом он хотел уловить каждое слово учителя.
Было похоже, что в школу они ходят вовсе не за знаниями, а просто школа является местом их встречи, где они полдня могут спокойно сидеть и разговаривать.
В пятницу, когда им уже было пора идти каждому своим путём домой, Арчи напомнил всем:
- Вы же не забыли, что завтра все собираемся изучать боевое искусство карате?
- Ну что ты, конечно нет, - сказал Игорь, - Так вот что ты выбрал. Одобряю. Я недавно смотрел соревнования по карате – жесть.
Он улыбнулся и пошёл домой.
- Петя, и не забывай! Ты сказал что придёшь – держи своё слово.
- Конечно же приду, - голосом, не оставляющим сомнений ответил Петя, но в голове прозвучал противоположный ответ: « Зачем мне туда идти? Мне и в лесу досталось, я же говорил, что ненавижу боль»
Он пошёл домой, а Руслан решил ещё провести Арчи.
- Как думаешь, он придёт после этой тренировки ещё?
- Конечно! – ответил Арчи.
- Ну а если всё-таки нет? – опасаясь матерной ругани, но желающий знать ответ на свой вопрос, спросил Руслан.
- А если нет, то он больше не один из нас, и я постараюсь как можно лучше выкинуть его, чтобы он об этом пожалел.
- Но ты ведь считал его когда-то лучшим другом.
- Забудь про эту мою прошлую ошибку.
После этих слов они разошлись.

Петя подошёл к подъезду Арчи, где они все договорились встретиться. Там его уже ждали Арчи, Руслан и Игорь. Поздоровавшись со всеми, он уже решил заходить, но Арчи одёрнул его за руку.
- Мы кого-то ждём? – поинтересовался Петя, но Арчи не отреагировал на этот вопрос, а Руслам кивнул на другую сторону улицы. К ним, с пластырем на носу, шагал Артём, который был в той самой одежде, что и неделю назад – выходит его только выписали, и первое место, куда он решил пойти - это к Арчи.
- Я позвонил ему в больницу, и рассказал о тренировке. Он с радостью сказал, что присоединится к нам, без всяких колебаний. Не то что некоторые, - после этих слов он посмотрел на Петю, и стало ясно, что под «некоторыми» он имел ввиду именно Петра.
Когда Артём подошёл, его встретили как героя, как будто он только что спас каждому из них жизнь. Поздоровавшись со всеми, Артём сказал:
- Ну что, пошли учиться. Надеюсь уже через год мы сможем избить тех придурков, у меня уже даже кулаки зачесались.
В квартире Арчи они увидели, что одна комната полностью освобождена от мебели, а в её центре сидит их учитель.
Его звали Тиу Киян. Судя по имени, да и по суженым глазам, родился он явно не в России, но был хорошим мастером, и в совершенстве знал русский язык. Сколько же Коганову пришлось выложить, чтобы их тренировал такой человек, да ещё и на дому в назначенное время.
Он уже был давно не молодым, но седые волосы не мешали ему двигаться проворнее пятнадцатилетнего мальчишки. Но он был совершенно один – похоже посвятив жизнь карате, он совсем забыл том, что для любого человека дороже всего – семья.
Тиу смотрел на них исподлобья, держа в руке пять белых кимоно:
- Вы опоздали! Переодевайтесь, и через пять минут здесь.
Разобрав белые одежды, друзья принялись переодеваться, а Руслан спросил:
- А какую нам одевать обувь?
- Никакой обуви! Обувь – признак слабости.
- Что в носках что ли?
- Босиком, и без разговоров! Осталось три минуты.
Дождавшись пока пятеро друзей переоденутся в свободные белые одежды, и выстроятся в линию, их тренер начал говорить:
- То, чему я вас буду учить – это боевое искусство карате. – он принялся рассказывать историю карате, в которой было много восточных имён. Закончив, он сказал, – а теперь я хочу взять с каждого из вас слово, что всё, чему вы тут научитесь, вы не будете использовать во зло. Только для защиты, да и то в тех случаях, когда драка неминуема…
Все дружно посмотрели на Арчи – ведь именно для драк они и решили это изучать.
- Мы даём слово, все мы! – уверенно заявил Арчи, после чего тренер продолжил:
- Отлично, тогда не будем терять времени, тем более что вы решили пройти всё в ускоренном темпе. Давайте посмотрим какая у вас растяжка – постарайтесь сесть на шпагат, или сделайте максимум усилий для этого.
Все выполнили его требование, и дальше всех от идеала, который тут же продемонстрировал сам тренер, оказался Петя. Он продвинулся где-то наполовину.
- О, как тут запущено… - сказал тренер и, видимо, решил помочь. Он положил свою правую ногу и левую руку, на ноги Пети, а правой рукой, надавил сверху.
Петя испытал невыносимую боль, в паху, да ещё и ножевая рана почему-то покраснела, оставив кровавое пятно на кимоно. Петя не выдержал и закричал.
- Терпи, ещё недельку так, и будешь сам садиться на шпагат.
- Я не подписывался на пытки, - чуть не плача пролепетал Петя, - прошу вас, отпустите.
Тренер освободил его от живых оков, и с непонимающим видом посмотрел на Арчи.
- Ты ведь сказал, что вы готовы терпеть любую боль, лишь бы научиться всему не за пять лет, а за два. И что я вижу? Паренёк не выдерживает даже стартовой нагрузки, хотя трудно ему придётся, раз так всё запущено…
Пока он говорил, Петя уже переоделся в свою обычную одежду, и направился к выходу, но дорогу ему преградил Арчи:
- Ты же сказал что будешь заниматься!
- Да, но только одно занятие, а дальше – если понравится!
- Так вернись! Занятие ещё не окончено
- Я почувствовал достаточно, чтобы понять – это не для меня! Я же говорил что ненавижу боль!
- Как хочешь, мы будем тренироваться без тебя, - уже спокойным голосом сказал Арчи, но Петя этого в спешке не заметил, а поскорее обулся и ушёл.
- На сегодня занятие окончено, приходите завтра в это же время, - сказал Арчи Тренеру, который собрал свою сумку и ушёл.
Коганов стоял возле окна и смотрел вслед удаляющемуся Пете:
- Пускай думает, что он всё ещё в кругу лучших друзей, а когда наступит подходящий момент, я нанесу удар, словно нож в спину. Глупый Клёнов, он ведь даже не понимает, что подписал себе приговор.

Глава 11

Жизнь пошла как и раньше, с тем лишь отличием, что Пете было нечего делать каждый день с трёх до шести, так как его друзья обучались с мастером Тиу Кияном. Чтобы хоть как то себя занять, он стал делать уроки – благодаря чему стал лучше учиться, поднимая уровень своей успеваемости. Но он всё так же не любил быть один, поэтому подстраивался под разговоры и обсуждения своих друзей. Ну и конечно же старался не показывать то, что он готовится. Свои знания он выражал в письменных работах.
Но не смотря на это он отдалялся он них, с каждым днём всё дальше и дальше. Это было похоже на сосуд, поставленный на огонь, который с каждой секундой становится всё теплее и когда-нибудь наконец закипит. Петя просто являлся частью компании, потому что было не с кем больше дружить – за прошедшие годы он заработал себе репутацию не хуже, чем любой из них. Наверно никто не хотел бы считать другом того, кто напакостил в прошлом.
Но теперь школа стала отдыхать от них, потому что Арчи решил что их обычные приколы устарели, и уже не интересуют его.
- Помните, вчера мастер попросил меня задержаться? – как то спросил у друзей Арчи на уроке.
- Да, он тебе вроде что то хотел сказать…
Эти слова заинтересовали сидевшего рядом Петю, и он решил переключить своё внимание с учительницы на Арчи.
- Он сказал, что не его метод советовать такое, но с такой практикой мы лучше овладеем техникой.
- Ты о чём?
- Ну он посоветовал отрабатывать новые приёмы в каких-нибудь драках на улице, но тщательно выбирать себе противников.
- И что же ты предлагаешь? – спросил Артём, но видно было что он знает ответ на заданный вопрос.
- Я предлагаю сегодня всем нам пойти под вечерок куда-нибудь, и размять кости. Всё таки Тиу не малому нас обучил, хоть и не всему.
- Отлично! – радостно и громко сказал Игорь, за что получил замечание от учительницы.
- Постойте, вы хотите пойти и просто кого-то избить, как когда-то избили нас? Я правильно понял? – решил уточнить Петя, надеясь что он что-нибудь не так понял.
- Да. Кстати, Петя, пошли с нами, а? Вот увидишь, от чего ты отказался. – с улыбкой на лице предложил Руслан.
- Хорошая идея, - похвалил Руслана Арчи, и затем обратился к Пете: - Пойдёшь? Или у тебя даже посмотреть духу не хватит?
Петя хотел ответить «нет», но какая-то часть его заставила сказать:
- Я подумаю… Но за что ты собираешься оставить на чьём-то теле пару синяков?
- За то же, за что мы не так давно оказались все в больнице – то есть просто так, - после этих слов его лицо расплылось в улыбке, - ты же пойми, так устроен мир: кого-то лупят ни за что, а кто то ходит безнаказанно. Одним словом побеждает сильнейший…
Петя повернулся к доске, стараясь не слушать, что говорит Арчи и пытаясь уловить суть этого урока.
Звенит звонок, все стали складываться, учительница как обычно произнесла «звонок для учителя» и продиктовала домашнее задание, только после чего отпустила детей по домам.
- Ты придёшь, я верю, - улыбнувшись сказал Арчи.
«Ага, приду, аж десять раз приду» - в уме ответил Петя Коганову.
Он пошёл домой молча, ни с кем из друзей не разговаривая, а планируя, чем бы ему себя дома занять. И только поднявшись по лестнице, он пощупал карман, и понял что ключей там нет. Он пошарил по другим карманам, даже залез в рюкзак – безрезультатно. Петя не стал поддаваться унынию «по мелочам» и позвонил в квартиру соседки.
Ему открыла Жанна Львовна в домашнем халате и в бигудях:
- Чего тебе, Петя, - сонно и лениво спросила она.
- Ну, я ключи или забыл дома, или потерял…
- Позвонить дать? – не дав завершить фразу, спросила она.
- Ну… В общем да.
Она отошла в сторону, пропуская младшего из соседей в квартиру.
Петя не стал терять ни минуты и быстро набрал знакомый номер, и стал ждать ответа:
- Да?
- Будьте добры, позовите Клёнова Виктора к телефону.
- А его нет, он поехал в областной центр на презентацию строительной компании, вернётся завтра… Ему что то передать?
- Нет, ничего… До свидания, - уныло попрощался Петя и повесил трубку.
Отблагодарив соседку, он вышел на улицу и сел.
Можно было заночевать, к примеру, у входной двери и дождаться утра – когда приедет отец. Но был и второй вариант: можно было пойти ночевать к Арчи, но раз он пойдёт к нему, то придётся отправится на запланированную прогулку.
Сидя под дверью он долго выбирал между двумя вариантами, сильно сомневаясь, выбирая каждый из них. В конце концов он решил что можно посмотреть минут двадцать на драку, за домашний уют, чем не беспокоить своё сознание и спать сидя на бетонном полу.
Он было подумал попросить остаться у соседки, но её доброты хватило лишь на звонок. И то она нервно постукивала пальцами по комоду, дожидаясь ухода нежданного гостя.
Он поднял рюкзак и потопал по знакомому пути.
Всё стало бы понятно Пете, если бы он смог увидеть дожидающегося его у окна Арчи, который крутил на пальце маленькую связку ключей.
Петя поднялся, позвонил, но не прошло и десяти секунд, как Арчи открыл дверь. Он осмотрел гостя с головы до ног и сказал:
- Трудно было переодеться? – сказал он, как будто не зная причины того, что Петя стоял перед ним в школьной одежде и с рюкзаком, - Но в любом случае я рад, что ты всё же решился с нами прогуляться.
- Не совсем так… Я ключи посеял, а папа дома только завтра будет…
- Переночевать надо? – увидев положительный кивок Пети, Арчи продолжил: - да пожалуйста! Только сначала поедим, а потом сразу пойдём.
Петя решил что будет искренне сочувствовать бедолаге, который окажется не в том месте и не в то время.
В течении следующего получаса в квартире Когановых собралась вся их компания: все были одеты по-спортивному, как будто собрались просто на вечернюю пробежку.
Доев только что сделанный омлет, Петя положил тарелку в мойку, давая понять, что готов идти.
- Отлично, - улыбаясь сказал Арчи. Он так часто в этот день чему-то радовался, что казался таким добрым, безобидным и не вызывающим подозрений, что было трудно поверить: этот весёлый юноша и тот, которого знал Петя – один и тот же человек. Нельзя было поверить, что за дружелюбной улыбкой скрывается хулиган, не дававший спокойно существовать школе уже несколько лет.
Все четверо друзей как то нервничали. Как будто у каждого из них сегодня день рождения и они идут домой за подарками. Петя же не видел ничего хорошего в том, что собираются сделать его друзья – шрам на ноге всё время напоминал, что драки ни к чему хорошему не приведут.
Уже начинало темнеть когда они дошли до района, в котором была запланирована «разминка». Это был район на окраине города, где мало появлялись люди в милицейской форме.
Это и привлекало этот район несовершеннолетних любителей выпить и покурить. Естественно здесь не обходилось без драк, но у дерущихся обычно самое многое – это оставались синяки на лице. То, чтобы кому-то сломали руку или ногу было тут крайней редкостью.
Когда они были на месте, Арчи не долго думая показал пальцем на беседку, в которой человек пять пили водку и громко смеялись. На вид там самому старшему из них было не больше восемнадцати.
- Останься тут, смотри, жалей и завидуй, - сказал Арчи Пете и ухмыльнулся оттого, какая у него получилась фраза.
Четверо друзей подошли к беседке и Арчи поманил пальцем самого взрослого на вид. Тот медленно спустился с борта и лениво подошёл к Коганову:
- Чего тебе? – злобно спросил он.
- Закурить не найдётся?
- Дам, но только тебе одному, - сказал парень и протянул раскрытую пачку сигарет Арчи.
- Я не курю, - сказал Арчи, и в ответ на недоуменный взгляд, посмотрел в глаза и сказал: - Да мне и не сигареты нужны.
После этих слов он подпрыгнул и ногой ударил по вытянутой руке с сигаретами. На первый взгляд это был не сильный удар, но находясь даже на тридцать метров от этого места, Петя расслышал отчётливый звук ломающихся костей и сотрясающий землю крик боли. Парень ошарашено смотрел на выгнутую в обратную сторону руку, и на его искривившемся от боли лице можно было прочитать «за что?».
- За что? – спросил он, корчась от боли.
- Да просто нужно было отработать приём, - сказал Арчи и засмеялся.
Петя был в шоке – Коганову это нравится!
Из беседки уже повыпрыгивали друзья покалеченного, чтобы отомстить за друга.
- Вы нарвались придурки! – с криком один из них полез в бой и тут же упал, получив от Игоря сильный удар в грудь.
Петя думал что сейчас будет драка, продолжительностью около двадцати минут, но все противники падали и корчились от боли после двух-трёх отработанных ударов. Он не сомневался, что то была не единственная сломанная рука в этой компании.
- И вы просто так уйдёте? – ошеломлённо спросил Петя.
- Нет, убежим! Или ты предлагаешь дождаться ментов?
Такими весёлыми Петя их никогда не видел. Придя в квартиру Арчи он сразу пошёл спать, но долго ворочался в кровати, потому что ему не давали уснуть друзья, решившие отметить такую их «тренировку» сорокаградусной водой. Они шумели, обсуждали каждый удар, и даже не думали закругляться.
Их даже не волновало то, что, если бы тут даже было тихо, не дало бы Пете заснуть – судьба тех пяти подростков, которым не повезло. Теперь одному из них точно придётся носить двадцать четыре часа в сутки на руке лишний груз гипса. Закрыв голову подушкой и отогнал все мысли прочь, Пете всё же удалось уснуть. Но он и не подозревал, что компания только этого и ждала.
- Он спит? Проверь! – шёпотом сказал Арчи Игорю.
- Да, спит как сурок, - ухмыльнулся Игорь.
- Тогда осторожно беритесь, только смотрите не разбудите.
- А как мы туда попадём то?
- Удивительные вещи творит пара цветных бумажек с названием деньги…
Все четверо взяли кровать, на которой спал Петя, и вынесли её на улицу, у поджидавший их микроавтобус. Когда все залазили внутрь, Руслан взял Арчи за плечо, и настороженно спросил:
- Может не стоит так жёстко?
- Только так и нужно! Он не захотел тренироваться с нами – пожаловался на ничтожную боль, он стал учить уроки, и не делай вид, будто ты этого не замечал, он и сам не хочет быть одним из нас, но просто так мы его не отпустим…
Микроавтобус подъехал к школе, из него сразу вылез Арчи и отпёр дверь ключом, которым он недавно тряс перед друзьями. Но когда они стали выгружать кровать, Петя похоже стал просыпаться.
- На, приложи к его носу, это заставит его не очнуться до утра, - сказал Игорь Артёму, протягивая смоченный хлороформом носовой платок.
После того, как этот платок было приложен к носу Пети, он превратился в тело, не подающее никаких признаков жизни.
Они отнесли кровать вместе с находившимся в ней Петей в место, где проходило больше всего народу.
- Ладно пошли, - сказал Руслан, и ушёл.
- Идите, я вас догоню…
Когда Артём, Игорь и Руслан скрылись, он скомкал одеяло и простыню, снял остатки одежды, что были на Пете, после чего удалился с белым свёртком подмышкой, предварительно перевернув бывшего «лучшего друга» спиной вверх.

Через час техничка откроет школу, но не увидит этого «безобразия» на втором этаже. Потом, уже к началу занятий вокруг кровати соберётся целая толпа учеников, которые будут тыкать пальцем на бесчувственное тело и громко смеяться. Придут учительницы, которые будут причитать « что за безобразие» и «хулиганство».
Потом закончится действие хлороформа и проснётся Петя, может от шума, а может и от холода, но это будет неважно.
И вот он, голый, прикрывшись одной лишь подушкой, сидит спиной к холодной стене.
Вдруг среди толпы он увидит знакомое лицо и посмотрит в глаза Коганову Арчи. Предательство – вот что было больнее всего.
Петя просидит со слезами на глазах, и смотря в глаза предавшего его человека, до того времени, как не появится его отец с одеждой, и заберёт его домой…

Глава 12

Через несколько дней после «маленького инцидента», Арчи бросил в Петю ключами, теми самыми, которые он «потерял». Теперь всё было понятно – он специально украл у Клёнова ключи, зная что идти ему больше некуда. Петя, сам не зная почему, никому не давал ответ на вопрос «кто это сделал?»…
Вот уже девять классов позади, близится к концу и десятый. Кто то ушёл после девяти классов в техникумы и училища, ну а остальные решили остаться и просидеть за партой все одиннадцать классов. Уже прошёл целый год, с того момента как Петя очнулся в школе, после того как уснул дома у Арчи. Благодаря всем четверым друзьям никто и по сей день не забыл об этом маленьком инциденте – они везде в школе расклеивали сделанные в тот день фотографии с подписями: «вот это бухнул», «зачем так нанюхался», «обкуренный с утра»…
Теперь каждый день Пете приходилось выслушивать унизительные реплики не только от компании, но и от других одноклассников. Кое-как Клёнов научился жить, не обращая внимания на людей, и на слова которые они говорят, но ему не хватало настоящего друга, такого как Женя.
«Интересно где он теперь? У него наверно сейчас много новых друзей, которые его по-настоящему ценят, не то что я… Эх, всё бы отдал, чтобы вернуться в тот самый день, когда меня попросил подойти к себе Арчи, и послать его куда-подальше…»
Но зато сейчас Пете не приходилось тратить лишнего времени, и он решил заняться своей учёбой – так что теперь он был одним из лучших учеников класса. Он узнал то, о чём раньше и подумать не мог, например он не знал, что в какой-то капле воды бурлит жизнь…
Петя стал читать книги, заданные на дом, хотя раньше даже не записывал в дневник подобные задания.
Ну а его бывшие друзья теперь вовсю пили и дрались, да ещё и когда все узнали, чьих рук дело «инцидент в школе», все стали их даже уважать. Благодаря пьянкам и дракам после них, эта компания стала привлекательной для девушек. Они действовали как четыре магнита, к которым притягивается всё больше и больше женского внимания. Каждый из них уже лишился девственности, в то время как Петя даже не был на свидании, не говоря уже о поцелуях. Да и ни одна девушка не пошла бы с ним даже в кафе – Арчи слишком постарался.
Но Петя не жаловался, да и не кому жаловаться то было, а просто смирился со своей участью. Он просто решил, что это наказание за его ошибку – за то, что он бросил друга ради четырёх уродов.
Петя просто не обращал внимания на постоянные реплики в его сторону, ему даже было всё равно, если кто то, решив над ним поиздеваться, забирали у него какую-нибудь вещь, чтобы потом посмотреть как он будет пытаться её вернуть, но увидев абсолютно нулевую реакцию, они просто бросали в лицо отобранное.
Наверное он бы так и доучился до конца, если бы однажды, по дороге из школы его не окликнули по имени. Дело в том, что по имени его называл теперь только отец. Учителя называли по фамилии, сверстники – «голозадый придуро» или «голый урод». Так что услышав собственное имя голосом, странно знакомым, но сильно отличавшимся от голоса отца, он немало удивился и сразу же повернулся, чтобы посмотреть на обладателя этого «знакомого голоса».
Сначала Петя не увидел никого, кто мог бы его позвать, но когда к нему повернулся сидевший на лавочке соседнего подъезда лысый подросток, он сразу понял кто это. Но не смог сразу подойти, так как несколько секунд простоял в ступоре от удивления – «Что ему здесь нужно? Неужели он пришёл отомстить? Да нет, вроде не похоже».
- Ну здравствуй, Пётр Клёнов, - сказал Женя Буров, протягивая руку для рукопожатия.
- Привет, - всё ещё не отошедший удивления появления старого друга, - зачем ты здесь? Явно не из-за переполняющих память воспоминаний связанных со мной.
- Нет, - коротко ответил Буров и замолчал.
- Прости, - вдруг вырвалось у Пети, - Я случайно, грёбаный малой сбил меня с ног, я не…
- Я знаю как всё было, и уже не злюсь на тебя, хотя волос очень жаль, - после этих слов он мечтательно вздохнул, - А ещё я знаю что этот поддонок сделал с тобой…
- Так вот зачем ты здесь, - чуть не закричав, перебил собеседника Петя, - Отсиживался, дожидаясь удобного случая чтобы нанести удар? Что ж, валяй! Я этого заслужил.
- Я знаю что произошло, и хочу тебе предложить отомстить Коганову не только за то, что он сделал с тобой, но и за всё то, что он натворил за всю свою жизнь.
- Это как? – любопытство взяло верх над злостью.
- Ты же знаешь Арчи – он всю жизнь прожил в роскоши, привык к тому, что за него всё делают другие, кому можно заплатить, он привык ни в чём себе не отказывать…
Петя хотел уже спросить какое это имеет отношение к мести, но Жека тут же ответил на ещё не прозвучавший вопрос:
- А представь себе что с ним будет, если он всего этого лишится?
Петя рассмеялся:
- Ну и как же ты собираешься его лишить всего этого? Обокрасть? Да отец ему за две минуты денег даст ещё больше…
- Я не собираюсь воровать, и чтобы ты всё понял, просто слушай.
- Хорошо, только давай домой ко мне пройдём, там всё и расскажешь.
- Ну, в принципе, я не против.
Они потопали в подъезд и уже через десять минут Женя сидел на стуле, остужая чай, который только что принёс гостю Петя.
- В общем, слушай:
Моя мама когда-то дружила с матерью Арчи - Лилией. У них тогда ничего не было, поэтому они всегда были вместе, так было проще продержаться на плаву. Но вот когда Лилия Фёдоровна встретила Коганова Дмитрия, уже в то время довольно богатого человека, она сразу же согласилась, едва он сделал ей предложение, и уже через месяц она вышла за него замуж. Она не любила этого, как она его называла, «жирного колобка», но он был пропуском к нормальной жизни. Она стала богатой женщиной и совсем недолго поддерживала дружбу со своей старой подругой – около года после свадьбы. Мама рассказала мне, что Лилия не любила своего мужа, и у неё был мужчина на стороне, от которого она забеременела за несколько недель до свадьбы. Мужу она сказала, что они дали начало новой жизни в первую же брачную ночь, но какого было удивление Коганова Дмитрия, когда по сроку его сын появился на свет «недоношенный» на целый месяц, а по медицинским показаниям – вполне здоровый доношенный ребёнок.
Лилия ссылалась на какое-то чудо, но у Дмитрия уже тогда закрались подозрения. В конце концов Дмитрий вызывал из-за границы врачей, для проведения теста на подтверждение отцовства. Пришлось Лилии выложить довольно большую сумму, чтобы тест подтвердил её правоту.
Коганов любил своего сына, как никого другого, но доверие жене исчезло моментально, когда нанятый Дмитрием детектив показал фото, где были засняты встречи в кафе и ресторанах Лилии и незнакомого ему человека.
Он хотел её выгнать на улицу, но она плакала, да и всё время утверждала что он принудил её к встречи угрозой навредить её сыну, и наконец сказала, что маленький Арчи этого не переживёт.
Дмитрий проявил милосердие, и не стал выгонять её только из-за сына, своего сына…
Ты представляешь что будет, если Коганов Дмитрий совершенно случайно узнает правду о «своём сыночке Арчи».
- Ну а так как случайностей не бывает, то нужно ему помочь это узнать?
- Именно…
- Но как ты это докажешь? Какие у тебя есть доказательства?
- Не так то всё просто... – на лице Жеки появилась злорадная улыбка, - Дело в том, что те самые встречи, которые заснял фотограф были прощальными: Лилия бросала своего мужчину по той причине, что она его якобы разлюбила, да и он нищий, а она безумно богатая. Он очень разозлился на неё, потому что в добавок к ране на сердце у него появились раны и на теле, после визита нанятых Когановым людей. Он уехал жить далеко отсюда, но продолжал переписку с моей матерью, и теперь он готов всё подтвердить.
- А как я добьюсь встречи с ним?
- Для начала пошли письмо, чтобы заинтересовать его, чтобы он сам захотел с тобой встретиться.
- В общем бредовая идея, но попробовать стоит, - улыбнулся разочарованной улыбкой Петя – он думал что то действительно подходящее, а тут какая-то история, которую никак нельзя подтвердить.
- Ну, я пошёл. Приятно было тебя увидеть, хоть сначала и такого желания не было.
Петя проводил Жеку до двери, попрощался с ним, и принялся за письмо, которое предстояло отправить Коганову Дмитрию.
«Здравствуйте уважаемый Дмитрий. Вы меня не знаете, но я хорошо знаю вашего сына. Недавно я завладел информацией, которая может показаться вам интересной. Информация касательная вашей жены и сына. Если вы заинтересованы – приходите по адресу, указанному на конверте, я буду вас ждать.
Пётр Клёнов»
Он решил много не писать в письме, чтобы не сообщить лишнего. Во всяком случае Пете показалось что он изложил достаточно, чтобы привлечь внимание Коганова Дмитрия.
Он отослал письмо по адресу, который предоставил ему Женя и стал ждать.
Прошёл день, неделя, осталось три для до окончания месяца, с момента, как Петя просил жёлтый конверт в почтовый ящик, но ничего от Дмитрия не было слышно. Петя надеялся, что теперь будет проводить много времени со своим новым, и в тоже время старым, единственным другом, но Женя больше не появлялся.
Ему стало одиноко как никогда: он уже смирился с тем, что до конца жизни у него не будет ни одного друга, но тут появился Женя, вселив надежду, и сразу же исчез – лучше бы вообще не появлялся.
И вот когда уже Петя решил просто учиться, не обращая ни на кого внимания, случилось это.
Однажды в понедельник он вошёл в кабинет и сразу же был окликнут парочкой оскорбительных выражений, и сел на своё место, дожидаясь учительницу истории. Она опоздала на целых двадцать минут, но когда вошла, её это нисколько не смутило. Она встала у доски и обратилась к классу:
- В наш уютный город переехала из Подмосковья для постоянного проживания Островская Ольга. Она будет продолжать обучение в этом классе, поэтому прошу, как говориться, любить и жаловать. – она улыбнулась и поманила пальцем девушку, которая стояла в коридоре.
Ольга вошла в кабинет, и поймала на себе много взглядов своих, теперь уже, одноклассников. Она была высокая и стройная. Её плечи чуть-чуть закрывали распущенные чёрные волосы. Видимо от смущения, что на неё смотрит сейчас весь класс, не отрывая взгляда, лицо её залилось лёгким румянцем, да и взгляд она не отрывала от пола. Парни смотрели с восхищением, девушки с возмущением, и даже с некоторой завистью: как это так, они проводят перед зеркалом ни один час в день, а у неё даже губы не накрашены, и сумела привлечь всех парней из класса?
- Ольга, неужели тебя не научили, что нужно здороваться? – с нажимом проговорила историца.
- Ой, извините. Привет всем… - она покраснела ещё больше, и улыбнулась. Её улыбка была прекрасна, словно лучик солнца отразился от неё, и рассеялся по всему кабинету.
Но когда она оторвала взгляд от пола, и все увидели её глаза… Это лучшее, что было в ней. Два небольших голубеньких бриллианта, которые сияли радостью, не смотря на смущение их обладательницы. Она быстро осмотрела класс и пришла к выводу, что здесь есть два свободных места: одно из них рядом с Петей, другое рядом с Орловой, за которой бегало не мало парней, но теперь было кому составить ей конкуренцию.
- Ну что ж, Ольга. Можете занять любое из свободных мест, и мы наконец-то начнём урок.
- Да, конечно, - ответила она и лёгкой, даже летящей походкой, словно на земле её удерживали лишь туфли на высоких каблучках, она пошла между двух рядов парт. Все были уверены что она сядет с Орловой, никому даже и в голову не могло прийти, что она никого не знает и шансы у Петра и Катерины одинаковы.
Каково же было изумление класса, когда она прошла мимо парты, за которой сидела Орлова, и остановилась только возле Пети.
- Можно я здесь присяду? – спросила она, и услышав тихое «да», села рядом.
Да и как можно отказать такой девушке, тем более если сам хочешь дать положительный ответ?
Петя посмотрел на неё ещё раз, после чего повернулся к уже приступившей к объяснениям учительнице, и глубоко вздохнул. «Да, о такой девушке можно только мечтать, но лучше сразу о ней забыть, потому что нет шансов, да и она сразу покинет это место, едва узнав, что произошло с её соседом не так уж давно».
- Как тебя зовут? – вдруг шёпотом спросила она.
- Клён Петров. Ой то есть Пётр Клёнов, - от удивления и волнения пролепетал он.
Она тихонько засмеялась, слегка показав свои красивые белоснежные зубы, затем посмотрела ему в глаза, и сказала:
- Очень приятно, Оля…
За этим со своей последней парты наблюдал Арчи, после чего повернулся к Игорю и сказал:
- Вот наглый, ну ничего, она ещё посмеётся, когда услышит правду о нём, - и они заржали, представив себе эту сцену.
- Она будет моей, и никакой придурок не помешает заполучить мне то, чего я хочу!
- А по моему у него есть шансы, - сузив глаза сказал Руслан.
- Может ещё поспорим? – в шутку сказал Арчи, но последовал совсем не шуточный ответ:
- Проигравший выполнит любую просьбу победителя, - серьёзно сказал Руслан, протягивая руку, чтобы закрепить этот спор.
- Согласен, - зло и холодно ответил Арчи, - Игорь, разбей…

Глава 13

Ольга, как и следовало ожидать, понравилась не только Пете и Арчи – весь класс запал на неё, а после недели пребывания в своей новой школе, она привлекла внимание почти всех юношей этого учебного заведения.
Арчи, увидев такой поворот событий, сказал что сломает нос каждому, кто будет пытаться заигрывать с ней. Каждому, кроме Пети – для него он приготовил кое-что поинтереснее.
Как то раз, когда Петя дежурил и вышел из кабинета, чтобы принести папки учительницы, Арчи решил подойти к Ольге:
- Привет, я Арчи, - улыбнувшись сказал он.
- А как зовут меня, ты уже знаешь.
- Знаю – Оля. Я много чего знаю, о чём ты даже не догадываешься, - сказал Арчи и как будто собрался пересесть обратно на своё место, дожидаясь, пока его остановит хрупкая женская рука.
- Интересно, что же ты знаешь? Расскажи, я ведь тут новенькая, практически ничего не знаю.
- Ну мы могли бы пройтись сегодня, часиков в восемь, я бы тебе город показал, рассказал обо всём, что происходит в классе…
- Ну можно, - только ты сам за мной зайди, - сказала она, записывая свой новый адрес на листок бумаги, - Приятно было познакомиться.
На взгляд Оли, Арчи был классным парнем, да и понять это можно было по тому, как на него смотрят остальные особы женского поля этого класса. Но ведь она не знала кто скрывается за этой дружелюбной улыбкой. Как и не знала ничего о Пете, который ей понравился с первого дня.
В своём старом городе Оля привыкла ходить на разные вечеринки, дискотеки, посещать клубы с парнями, потому что безумно любила танцевать. Правда парни её отличались тем, что были как минимум на пять лет старше. Но это её совсем не смущало, да и не мешало вести гуляющий образ жизни.
Ну а с Арчи она решила прогуляться, чтобы побольше узнать о своём новом городе.
Однако в восемь никто не позвонил в дверь, ни чьих шагов не было слышно на лестнице… Оля стала думать, что её обманули, вот только зачем? Зачем обманывать такую красавицу, которая согласилась пройтись. Она подходила к окну, смотрела, не идёт ли кто? Но никого не было видно. К девяти часам её терпение не выдержало, и она решила, что никто не придёт. Сняла с себя короткую юбку, куртку, лёгкий свитерок, и обернулась в свой привычный домашний халат, надела тапочки, и едва взяв пульт от телевизора, в дверь постучали.
Оля насторожилась: кто это может быть? Ведь мысли, что это может наконец прийти с опозданием на целый час Коганов, была недопустима.
Хотела посмотреть в глазок, но прежние хозяева видимо в нём не нуждались, поэтому место на уровне глаз было залеплено шпаклёвкой. Поэтому чтобы узнать кто притаился за дверью, нужно было её открыть. Она нехотя повернула ключ в замке и чуть-чуть приоткрыла дверь, и увидела Арчи, держащего в руках букет алых роз.
- Это тебе, как извинение, за то, что я опоздал, - сказал Арчи, уткнувшись взглядом в пол, и протягивая букет цветов, - ты ещё не одета?
- Я была одета ещё десять минут назад. Так какая веская причина задержала тебя, что ты не смог прийти, в назначенное тобой же время? – похоже для неё букет роз не был сильным оправданием, так как предыдущие её парни приходили даже раньше, об опозданиях не было и речи.
- Я бы мог тебе сейчас всё объяснить, но если ты сейчас пойдёшь одеваться, а причину послушаешь, прогуливаясь по городу, то мы сэкономим целых двадцать минут.
- Двадцать? Неужели так долго рассказывать?
- Да, но может ты всё таки пойдёшь переодеваться? Или ты решила отменить нашу прогулку?
Он уже развернулся, и пошёл к лифту, как из-за спины услышал приятный Олин голос:
- Ладно, подожди здесь минут пятнадцать, я сейчас…
Дверь закрылась, а Арчи подумал, что она хочет быть с ним, ведь если бы не хотела, то послала бы его куда подальше, хлопнув дверью перед носом. То, что она просто не видела город, и простила Арчи его опоздание, лишь для того, чтобы осмотреть окрестности – тоже не факт.
Через четверть часа открылась дверь и появилась Оля, готовая к вечерней прогулке.
Он взял её за руку, и они направили в парк – идеальное место чтобы отдохнуть от городского шума и суеты. Правда недалеко от парка всё же была дорога, но по ней редко кто ездил, поэтому можно было считать парк самым тихим местом в этом городе, о чём рассказал Арчи, по дороге к намеченному месту.
- Мы же вроде собирались посмотреть город? – переспросила Оля.
- Так мы и идём, увидишь лучшее, что есть в нём.
Шли они не спеша, никуда не торопясь, хоть уже было почти темно.
Вдруг Арчи неожиданно остановился, взял её за руки, и сказал:
- Ты мне понравилась с первой секунды, как только я тебя увидел. Твоя красота ослепляет незрячего. Ты – теперь без сомнения лучшая девушка нашей школы. Ну а лучшие достойны лучшего…
- Ты хочешь быть моим парнем? – перебив его повествование сказала Оля, и увидев его положительный кивок головой, продолжила - я не против, только всё так быстро, ты меня совсем не знаешь, вдруг у меня за красотой мерзкий характер.
- Ну мы же оба знаем что это не так. Да и мне хватило того маленького испытания у твоей двери, - он улыбнулся, - всего лишь маленькое опоздание, и можно многое сказать о человеке.
- Так ты специально опоздал? – она засмеялась, и смех её оказался заразительным, они присели на попавшуюся лавочку, и принялись громко хохотать. На них оглядывались немногочисленные прохожие: кто то бурчал какое-нибудь замечание, а кто то просто усмехнувшись проходил мимо.
- Мне надо тебе сказать что-то неприятное, - проговорил взахлёб Арчи, всё ещё давясь от смеха, - мы…
Он не успел завершить фразу, потому что их глаза встретились, Оля сразу же стала серьёзной, хотя слёзы смеха говорили об обратном, и поцеловала его. Они сплелись в одно целое, не хотя отпускать друг друга, не желая прервать сладостный поцелуй. Лишь когда Оля вдохнула носом воздух, удовольствие прервалось – она услышала сильный запах краски, который они не заметили сразу, но теперь он практически не давал дышать.
Оля резко встала и к своему ужасу увидела свою любимую юбку «подкрашенной» в зелёный цвет. Но когда встал Арчи, и она увидела что у него зелёная вся спина, она не удержалась от смеха.
- Это я и хотел тебе сказать: лавочка окрашена!
Насмеявшись друг с друга вдоволь, она осознала, что вещь, за которую она выложила немало маминых денег, безвозвратно испорчена.
- Не подумай ничего такого, но может ты сегодня останешься у меня?
- Это ещё зачем? – недоуменно спросила Оля.
- Ну я могу избавить твою юбку от этого безобразного пятна, у меня свой превосходный способ.
- Да не могу я так! Как я к тебе на первом свидании сразу пойду?
- Ну можешь считать это просто вынужденным визитом.
- А мама твоя?
- Она сегодня ночует у подруги…
- А отец твой?
- Работает за границей, насколько я знаю…
- Ну у тебя для меня кровати не найдётся, - попыталась придумать ещё одну отговорку, Оля.
- Я могу лечь и на диване…
Она хотела пойти, но ведь мама будет за неё беспокоиться. Причин пойти домой не было, а просто так уйти – не хотелось обижать Арчи.
- Ладно, но это только потому, что мы влезли в краску.
- Представь что подумают люди, посмотрев на нас сзади, - улыбнувшись сказал Арчи, но он зря беспокоился, потому что уже начал накрапывать дождь, и никто не стал бы останавливаться и смотреть на испачканные наряды этой пары.
Когда они вместе прибежали к дому Арчи, то уже промокли до нитки. Растрёпанные и мокрые волосы Оли свисали, закрывая глаза, и ей то и дело приходилось убирать их рукой. Но вот ещё один незнакомый подъезд нового города, где есть квартира в которой её ждёт горячая ванна и постель. Подумав об этом, она быстро, обгоняя Арчи побежала по ступенькам, но он Олю всё таки догнал, и не зря: Оказавшись в подъезде, она зацепилась за порог второй двери, и начала падать. Арчи ринулся вперёд, и упал под Олю, смягчив собой падение, и подхватив руками Олю под шею, спасая её голову от удара о ступеньку.
На минуту подъезд погрузился в полную тишину, после чего, еле слышное «Оля, с тобой всё в порядке» заставило девушку встать с мокрого тела Коганова.
Убедившись что оба практически не пострадали (Арчи только ободрал себе локти), они поднялись на лифте, и вошли в квартиру.
- Прости, я просто хотела быстрее очутиться в тепле… - Арчи приложил два пальца к её губам, давая понять, что больше нет смысла искать объяснение – она итак ни в чём не виновата.
Волосы опять свесились, закрыв обзор Ольге, и она только хотела поднять руку, чтобы поправить, как это сделал за неё Арчи. Он посмотрел на неё глазами влюблённого, после чего проговорив три заветных слова дотронулся своими губами до губ Оли, и всё повторилось как на той зловещей окрашенной скамейке. Они бы наверно целовались до утра, но холод мокрой одежды заставил их отомкнуть друг от друга.
Она погрузилась в красивую, и без сомнения дорогую ванну, наслаждаясь теплом, которое нагоняло сон. Чтобы не проспать здесь всю ночь, Оля накинула на себя один из халатов, которые висели на вешалке, и, по словам Арчи, были только вынутыми из магазинной упаковки.
Когда она вышла, Арчи уже застелил ей чистую постель, так что она может хоть сейчас лечь и заснуть, если не желает попить чаю на ночь.
- Нет, я так устала… Спокойно ночи, - сказала она и улеглась на мягкую кровать.

Оля открыла глаза, слегка приподнялась на кровати, и увидела сидящего рядом Арчи, попивающего кофе. Спросонья она не разглядела, чем устелена её кровать, и решила что это просто покрывало.
- Отвернись, - сказала Ольга, и как только Арчи исполнил её маленькую просьбу, она накинула жёлтый халатик и пошла в ванную, но пройдя до середины коридора, вернулась в комнату, где ухмыляясь продолжал пить кофе её парень.
Только сейчас она заметила, что «покрывало» состоит из десятка одинаковых юбок, которыми была устелена вся кровать.
- Ты с ума сошёл? Это же кучу денег стоит! – сказала она, удивлённым и в то же время возмущённым голосом, потом улыбнулась, и продолжила, - так вот какой твой способ удаления пятен краски с одежды…
- О деньгах не беспокойся, в конце концов, это всего лишь бумага…
- Ну да, бумага… За которую люди сутками работают, а ты мне просто так столько юбок купил, кстати, зачем? Испачкала то я всего одну…
- Ну, я не знал какой у тебя размер, вот и взял, чтобы несколько раз не бегать. Да ты не беспокойся – те, что не подойдут, я отнесу обратно.
- Отнеси все назад, и сейчас же, или я уйду.
- Ах так? – сказал Арчи, изобразив расстроенное лицо, когда собирал юбки, запихивая их в пакет, - А я хотел чтобы ты порадовалась…
Он уже было пошёл обуваться, но вдруг развернулся и из пакета, словно из ведра, выбросил вверх предметы женской одежды, создав серый дождь.
Оля была возмущена, схватила подушку и кинула в Коганова.
Непонятно почему, и из каких побуждений, но через несколько секунд они уже прыгали по комнате, весело крича, и бросаясь друг в друга многочисленными подушками которые были тут: на креслах, на небольшом диванчике у окна, с мягких табуретов и конечно же с кровати.
Одна из подушек не выдержала такого жёсткого обращения, и порвалась, так что теперь уже пошёл белый снег.
Вдруг Арчи не удержался на ногах и упал, Оля же запрыгала, радуясь «победе», но подножка, заставившая ещё упасть рядом с Когановым, на секунду убрала радостное выражение с её лица.
- Я устала, - тяжело дыша проговорила Оля.
- Я тоже, - запыхавшись, словно после длительной пробежки ответил Арчи, и сказал протягивая руку: - Мир?
- Перемирие, - проговорила еле слышно Ольга, и пояснила, - сейчас я конечно же приму твой «скромный» подарок, но впредь постарайся так не сорить деньгами. Миша, который уже работал в торговой компании, и то так не тряс кошельком, а ты даже ещё не работаешь…
- Да я бы и не работал, так папа хочет… Типа образование, без него сейчас никуда, - сказал Арчи, парекривливая голос отца.
- И правильно хочет!
- Давай не будем об этом сейчас? – похоже это была больная для Арчи тема.
- Ну, давай тогда ты мне расскажешь что-нибудь об этом городе, о моей новой школе, об одноклассниках…
- Это ещё зачем? Да и не знаю я что тебе рассказать.
- Как это зачем? Ведь именно для этого ты меня и позвал прогуляться.
- Ах да, точно…Ну ладно, спрашивай – я тебе отвечать буду, так ведь проще, чем просто рассказывать.
- А что спрашивать то и не знаю… - сказала она, но вдруг тут же вспомнила, что она хотела узнать ещё раньше: - Что это за парень такой, который со мной сидит, вроде бы симпатичный… Я конечно же теперь твоя девушка, но всё же хочу что то о нём знать.
- Мы с ним когда то были друзьями, но после того, что с ним произошло года два назад, он отдалился от всех. В память о былой дружбе я не хочу опускать его перед тобой… Рано или поздно ты всё равно узнаешь, но не от меня, - он так искренне говорил эти слова, что Ольга ему поверила, не сомневаясь в правдивости этих слов.
- Ну я же всё равно узнаю, так лучше сейчас, чем потом в самый неподходящий момент, - Олю уже начало грызть любопытство, что собственно говоря и было нужно Коганову. Она его упрашивала и упрашивала, а он говорил всякие левые причины чтобы как можно сильнее её заинтересовать.
Он заставил её упрашивать ещё около минуты, после чего как будто поддался, и начал слегка изменённый рассказ. Он рассказал всё: и то как Петя проснулся, и то как он пытался спрятаться за одной подушкой от сотни глаз, и то как его забирал отец – всё, кроме того, что это сделал он сам. По словам Арчи, того, кто это сделал, так и не нашли.
- Какие идиоты могли сделать такое? – возмущённо сказала Оля.
- С тех пор он стал как будто отшельником в школе, ни с кем не общается, у него нет друзей, а тех кто с ним говорит, он иногда бьёт прямо по лицу. Так что прошу тебя: отсядь от него куда-нибудь и постарайся не заводить с ним беседу. Пообещай мне…
- Обещаю…
Они пролежали так, пока Оля не поспрашивала все вопросы, которые могла придумать. Потом они встали и увидели какой же всё-таки беспорядок они учудили в этой комнате.
- Я помогу тебе всё это убрать, мы же всё это вместе сделали.
- Как хочешь, но сначала ты подберёшь себе юбку, а я отнесу остальные в магазин, если ты не хочешь оставить себе все.
Через несколько минут Оля уже любовалась собой перед зеркалом в новой юбке. Арчи подошёл сзади, обнял её, и сказал:
- Ты прекрасна, и дело тут не в юбке.
После короткого поцелуя Арчи обулся и пошёл с пакетом в магазин, а Оля принялась выметать все перья из комнаты. Коганов вернулся быстро и помог ей.
- Ну что ж, каждое свидание когда-нибудь заканчивается, а это даже на половину суток позже, чем думала я… - сказала Оля, собираясь уходить.
- Мне нужно вернуться домой раньше матери, иначе я целую вечность никуда не выйду, если она узнает, что я ночь провела в чужой квартире.
Она подарила Арчи ещё один поцелуй, после чего ушла, оставив его стоять в коридоре с веником и совком.
Оля не хотела никуда переезжать из своего родного городка, и жалела, что переехала, но теперь она ни о чём не жалела – ведь нашла здесь любовь и теперь счастливо топала домой, два раза спросив у прохожих, куда ей нужно идти, так как ещё не ориентировалась в городе.
Если для Оли это была любовь, то для Арчи это был всего лишь прекрасно выполненный пункт плана, и ничего больше. «Я тебя люблю» - это «сопливое» выражение на самом деле было не для него.
Он не думал о ней как о девушке, а думал о ней как о своей вещи, которую можно купить.
Или продать…

Глава 14

Прошла всего лишь неделя, а уже ни для кого не было секретом, что Ольга и Арчи встречаются. Мама Оли с одной стороны была против того, чтобы дочь уже обзавелась парнем, не успев приехать, а с другой стороны – рада, так как Оля впервые в этом городе стала чувствовать себя счастливой. Учителя же говорили: «Хорошо что быстро обустроилась на новом месте, но вот парня могла бы и получше отыскать», - Арчи уже не был так «знаменит» в школе сейчас, но никто не забыл то, что он творил ещё три года назад.
Оля была по настоящему влюблена в Коганова, не подозревая о том, что Арчи на самом деле подобных чувств к ней не испытывает.
Петя же, который с самого первого дня убедил себя даже не надеяться на удачу в отношении Оли, теперь всё же был расстроен тем, какого парня она себе выбрала. «В этом городе двадцать тысяч пацанов, почему она из всех выбрала именно его?». В добавок ко всему она ещё и отсела от него, дав теперь любоваться своей красотой лишь смотря через парту вперёд. Вот только теперь из грубых реплик в сторону Пети нельзя было узнать причастность Арчи к тому случаю в школьном коридоре.
Ответа на отправленное письмо не было, да и Петя совсем забыл о нём, как и почти забыл о визите бывшего лучшего друга. Пытаясь отвлечься от всего, он решил посвятить всего себя учёбе – чтобы через год уехать куда-нибудь учиться, подальше отсюда и начать новую жизнь там, где его никто не знает. А для осуществления этого плана нужен был багаж знаний, который Петя решил преувеличить за последние двенадцать месяцев упорной учёбы.

Порой, когда влюбляешься в человека, сразу видишь в нём всё только хорошее, и не замечаешь ничего больше. Но с каждым новым днём, проведённым вместе, ты замечаешь всё больше и больше недостатков этого человека. Но ничего этого не заметно, если по настоящему любишь.
Так было и со знакомой нам парой. Оля и Арчи встречаются уже пять месяцев. Позади уже десятый класс, начало последнего года, который им придётся просидеть в этих стенах.
Первый месяц Арчи уделял Оле почти всё своё свободное время. Ольга была просто счастлива, и уже в её создании таились мечты о богатой свадьбе и долгих лет жизни с этим человеком. Но это было только в первое время. Позже Оля ему уже как будто поднадоела. Он перестал уделять ей должное внимание, и теперь она стала замечать то, чего не видела за маской красивого заботливого парня. В разговорах с ней он стал раздражительным, даже грубым. От него не было слышно теперь ни единого ласкового слова. И ведь продолжал гордиться тем, что такая красавица выбрала именно его. Ну а сам начал критиковать её красоту, предлагая всё время посетить салон красоты, чтобы сделать красивую причёску, или купить новых вещей, которые бы подчеркнули какую-нибудь деталь её тела.
А ведь на самом деле он врал. Ольга была прекрасна так же, как и была в первый день учёбы, даже немного похорошела.
Теперь Арчи стал всячески намекать на то, чтобы добавить каплю интима в их отношения:
- Да пойми же, любые отношения строятся на сексе, на удовольствии, - говорил он, лёжа с Олей вечером на диване, и смотря какой-нибудь фильм. Поглаживая её ноги, он тянул руку всё выше, заставляя Ольгу пресекать эти движения хмурым взглядом.
Оля уже стала подозревать, что Коганову от неё нужно только одно, однако на прямые вопросы, Арчи отвечал так:
- Да ну что ты, я ведь люблю тебя… Девочка моя… - пара ласковых слов, заставляли Олю верить, хотя всё было в точности так, как она имела ввиду.
Проведя рядом с Арчи эти пять месяцев, Оля стала замечать, что то чувство, которое воспылало у неё в груди в первую их встречу, теперь безвозвратно гасло.
Коганов с друзьями начал ездить на дачи, оставляя Олю в городе, аргументируя это тем, что это сугубо мужская вечеринка, где его девушке будет неинтересно. Ну а на самом деле Арчи ездил на дачу только чтобы отдохнуть от этих «сопливых чувств», и переспать с какой-нибудь девушкой, которая оказалась тут, чтобы получить удовольствие. И такие мальчишники Арчи устраивал каждую неделю на оба выходных, а ещё и в будни он с друзьями шёл пить пиво, так что времени на свою любовь ему не оставалось.
Ольга в такое время любила посмотреть какой-нибудь фильм, почитать книгу или просто пройтись по новому, ещё не знакомому месту в этом городе.
И вот когда вечером в пятницу Арчи уже собрался ехать на дачу, и хотел попрощаться с «любимой», Оля, после короткого поцелуя, сказала:
- Я хочу с вами, просто хочется посмотреть, что вы там делаете, раз вам это так нравится.
- Нет, не может быть и речи.
- Я приеду сама, - надеясь что Арчи изменит своё решение, сказала Ольга, - ты уезжаешь, а я тут постоянно одна скучаю…
- Ты моя девушка, - сказал он, делая натиск на слово «моя», - И будешь делать то, что я скажу!
- Я не твоя собственность, не забывай! – возмущённая таким отношением, прокричала Оля.
- В общем так: ты сейчас не кричи, а иди лучше подыши свежим воздухом, а тебя я возьму как-нибудь в другой раз. Просто сегодня с нами едет один человек, встреча с которым должна повлиять на моё поступление… - на ходу придумал Арчи.
На самом же деле этот «важный человек» была грудастая девица, которая давно не соглашалась на эту поездку, и вот вдруг согласилась.
Оля вышла, хлопнув дверью. Что же ей делать сейчас? Кино – нет настроения, по городу - надоело… Ей захотелось просто побыть одной, и тут она вспомнила, как ей когда-то в классе говорили про озеро, что находится в двух километре от города. Дороги она не знала, но всё же решила сходить туда. Хотя она знала что озеро находится примерно за парком, где именно – нужно было спросить.
Когда она добралась до парка, уже начинало темнеть. Теперь была уже осень, поэтому дни были холодными, а темнота наступала уже на час раньше, чем в летнее время. Узнала как пройти к озеру у какой-то бабушки, которая здесь гуляла со своей собачкой. Ещё десять минут, и она увидела большое озеро, окружённое зарослями деревьев, но всё же с одной стороны было место, свободное от деревьев. По видимому здесь летом было что то вроде пляжа. Хоть она и провела лето в городе, но на озере никогда не была, потому что купаться они ездили на речку, рядом с дачей Коганова.
Она прошлась немного, и села, чтобы посмотреть на блестевшую в осеннем солнце воду. Здесь не было сейчас людей, не было слышно проезжающих мимо машин, и воздух не отдавал выхлопами. Она сидела, наслаждаясь тишиной и покоем, как вдруг услышала шорох шагов, который прозвучал совсем близко. От неожиданности она вздрогнула, и повернулась на звук.
- Простите, я не хотел вас напугать… - начал оправдываться Пётр Клёнов, но увидев кто перед ним, просто сказал: - А, это ты…
Затем он молча прошёл мимо неё, уселся на слегка пожелтевшую траву, и молча стал смотреть на воду, как будто был здесь совершенно один.
- Ты следил за мной?
- Больно надо, хотя я удивлён, что ты не проводишь время с этим подонком Арчи.
- Зачем ты его так называешь? – от возмущения она даже встала, и повысила голос, - Всё, в чём он виноват, это то, что он был твоим другом.
Петя громко засмеялся:
- Ха-ха-ха… Это он тебе сказал? Сочувствую.
- Ты о чём?
- Ну, оказывается он даже тебя, свою девушку, обманывает.
Оля от возмущения не могла сказать ни слова, а Петя тем временем продолжил:
- Кстати, где он сейчас? Почему не рядом с тобой? Готов поспорить, он не делает то, о чём сказал тебе перед уходом.
- Да откуда тебе знать?
- О, я достаточно его знаю, чтобы быть уверенным в этом.
Оля сейчас лихорадочно соображала. Он стал относится к ней намного хуже, а ещё эти поездки… Да и зачем Пете врать?
- Я докажу что ты не прав! – после этих слов она побежала в город.
Когда-то в начале лета она была с ним на даче, куда решила наведаться сейчас. На попутках она добралась как можно ближе к даче, но несмотря на скорость машин, подвозивших её, оказалась она возле знакомого зелёного забора только в одиннадцать. Хорошо что здесь горел фонарь, да и дача была на краю дачного посёлка, что позволило добраться сюда даже в темноте.
Волнуясь, она открыла дверь, и увидела эту компанию. Арчи сидел в обнимку с какой-то девушкой, и даже сразу не заметил, что на него смотрят два голубых глаза, от которых вниз по щёкам текли тонкие ручейки слёз.
- Как ты мог? – прокричала Оля на весь дом, - Я же любила тебя, и ты мне клялся, что это чувство взаимно!
Арчи, увидев нежданную гостью, сначала слегка усмехнулся, а потом как-то даже лениво и нехотя встал, и пошёл к выходу.
- Поговорим на улице, - сказал он Оле, захлопывая дверь.
- Теперь я понимаю, что за «вечеринки» вы устраивали.
- А что ты хотела? Мы уже долго встречаемся, а я не получил ещё ничего, кроме поцелуев – надоело! Или надо было сделать тебе предложение, чтобы всего лишь переспать?
Оля была расстроена, в то время как Арчи это радовало всё больше и больше.
- И что, даже в тот первый день ты врал мне? Но зачем?
- А, ну я просто поспорил, да и классно, когда тебя такая цыпочка украшает.
Оля не могла больше этого слышать, и повернулась, чтобы просто уйти, но обернулась и спросила:
- Ты хоть о чём-нибудь не соврал?
- Ну… Ты действительно красавица, только вот продалась дёшево – каких-то десять юбок.
Она заплакала и убежала отсюда, чтобы быть подальше от него.
Оля понимала, что идти пешком слишком долго, так что стала ловить попутку. Кто то остановился, и знакомый на слух голос сказал:
- Оля садись подвезу, прокатаю.
Она посмотрела на водителя, и узнала в нём одного из своих одноклассников, который недавно получил права. Ольга села, и тут Вова увидел на её глазах слёзы:
- В чём дело? Тебя кто-то обидел?
- Я с Арчи рассталась, поверить не могу что была такой дурой…
- А… Ну тогда всё ясно, рано или поздно ты всё равно бы узнала правду о нём.
Правда… Это слово напомнило ей о Пете, который оказался прав… И тут она решила узнать что же всё таки с ним произошло. Вова сказал то же, что и Арчи, но с тем отличием, что назвал виновника всего этого.
- Все в классе знают что это он, просто молчат.
- Вова, подбрось меня до парка, если не трудно.
- Да запросто, только ты будь осторожна - всё таки ночь уже.

Выйдя из машины она побежала к озеру, говоря себе «он должен быть ещё здесь».
Выбежав на опушку, она не увидела Петю, поэтому решила позвать, надеясь что он всё ещё тут. Петя приподнялся, и Оля заметила его силуэт в лунном свете. Она побежала к нему, но зацепилась за торчащий из земли корень, и с громким звуком упала в воду.
Петя скинул с себя свитер, кроссовки и бросился за ней…
- Ты в порядке? – спросил Петя, вытащив Ольгу на берег. Получив положительный ответ, он тяжело дыша упал на землю. Было очень холодно, поэтому долго они так пролежать не смогли, потому что холодный ветер причинял невыносимую боль, пронизывая мокрую одежду насквозь.
Они вместе укутались в свитер и куртку Пети, и прижались друг к другу чтобы не замёрзнуть совсем.
- Ты был прав, - стуча зубами проговорила Оля.
Оля посмотрела на Петю – ведь она его не замечала, пока любила Арчи, и верила ему.
Петя заметил этот взгляд, и посмотрел на неё. Хоть она за сегодня разочаровалась в человеке, чуть не утонула в ледяной воде, она по прежнему была красива: даже мокрые от озёрной воды волосы не портили это прекрасный вид. Вдруг Петя поцеловал её, и удивился, когда она ответила на поцелуй.
Сплетясь в тесном поцелуе, они даже забыли про холод.
- Прости меня, прости за то, что не замечала тебя раньше, что была такой дурой, что любила Коганова…
Он прикоснулся ладонью к её губам, и сказал:
- Не стоит. Ты всего лишь жертва, может даже большая, чем я. Я не хочу знать, как именно он тебя предал, но я рад, что это наконец произошло.
Помедлив несколько секунд, он продолжил:
- Да, и я люблю тебя, и всегда любил… С первого дня нашей встречи… Я никогда не забуду как ты села ко мне, хоть сразу было слышно, что класс это не одобрил.
Оля кивнула головой, закрыла глаза, и прошептала ему на ухо:
- Ты мне тоже понравился, но влюблённость взяла верх над здравым смыслом, что заставило меня поверить этому подонку. Я бы и не узнала всего этого, если бы ты не появился здесь. Кстати, зачем ты сюда пришёл?
- Ну, мне нравиться тут бывать, сидеть на берегу этого озера, оставив все заботы дома, забыв о проблемах, и погрузившись в мечтания. Здесь тихо и спокойно и ничто не напоминает о повседневной суете. Единственное, что мне не нравится – отсюда нужно рано или поздно уходить, забыв на неделю об этом чудном местечке…
Она стала целовать Петю, и всё вокруг стало неважно: прекращение отношений, длившихся пять месяцев, то, что они сидят в мокрой одежде на холодной земле, то, что единственный свет создаёт здесь лишь луна…
Стрелка часов перевалила за двенадцать – и начался новый день, а вместе с ним получила начало новая любовь: два человека нашли друг друга в этом огромном мире…

Глава 15

Арчи не был даже расстроен расставанием с Олей, проще говоря ему было всё равно. Единственное что его беспокоило – что он проиграл спор. Но это было пока в понедельник он не пошёл в школу.
Коганов пересказывал каждое слово, сказанное Олей в ту ночь, после чего они громко смеялись. Но вдруг Арчи поднял глаза вперёд и остановился. Впереди их шёл Петя, обняв Олю. Они шли медленно и непринуждённо, что то обсуждая и не замечая никого, как будто бы мир вокруг них замер.
- Клёнов, ты что совсем охренел? – крикнул через всю улицу Арчи, - Ты сейчас рукой держишь мою девушку!
Оля повернулась, и крикнула в ответ:
- Я больше не твоя девушка! Ты мне сам дал понять это, смеясь возле дома на даче.
- Да забудь ты её, - вмешался Игорь, - Ну и что, что красавица? Она ж дурра полная, если променяла тебя на этого придурка.
- А ты прав, - сразу же успокоившись сказал Арчи.
Эта новая пара удивила всех. Кто бы мог подумать, что Петя, который уже около года ни с кем не разговаривал, вдруг смог заполучить самую очаровательную девушку в этой школе. Теперь, благодаря Арчи, все мигом вспомнили унизительные фразы в адрес Клёнова, но теперь их пришлось выслушивать ещё и Оле.
- Просто не обращай внимания, - сказал как то Петя, когда Оля собиралась ответить, - Если не будет никакой реакции, им это просто надоест. А ответив сейчас, ты сделаешь только хуже.
Вскоре все привыкли к тому, что Оля и Петя больше не появляются в школе поодиночке, сидят вместе, и гуляют тоже.
Им нравилось наслаждаться обществом друг друга так сильно, что иной раз они даже забывали о времени. Теперь Оля по-настоящему смогла узнать этот город, посещая магазины, останавливаясь в новых, ещё незнакомых Оле кафе.
Они проводили время вместе, и это было лучше, чем всё то, что Арчи покупал на многочисленные деньги отца.
Да, он мог заплатить девушке, чтобы провести с ней ночь, он мог в любой момент устроить себе с друзьями небольшие каникулы в Европе, он мог с ног до головы увешаться золотыми побрякушками…
Но он никогда не мог бы узнать такие простые вещи, как радость встречи с любимой, удовольствие от провождения с ней времени и расставание поздно вечером у подъезда, зная, что завтра встретишься с ней вновь.
Коганову было невозможно даже представить этого, потому что любовь, как и здоровье, купить невозможно…
Оля теперь даже не жалела, об этих, безвозвратно утраченных, пяти месяцев её жизни – ведь не обмани её Арчи, она бы никогда может быть и не встретилась с Петей. Зато теперь она была счастлива, и слыша «я тебя люблю» она была уверена, что это правда.
Ну а среди девушек прошёл слух, какой же должен быть отвратительный парень, если такая девушка променяла деньги на унижения. Арчи был от этого просто в бешенстве:
- Ему значит было мало? Ничего, у меня хватит денег, чтобы эта сладкая парочка ещё пострадала, - с хищной ухмылкой на лице, сказал Арчи, потирая руки, - Но для этого ещё рано, так что будем ждать…

- А ты хочешь пойти на выпускной? – как то спросила Ольга у Пети.
- Ну вообще-то, нет. Я жду того дня, потому что он позволит мне уйти, и больше никогда не увидеть противные мне лица, - ответил Петя.
- А вот я всегда мечтала надеть красивое сиреневое или голубенькое платье, и встречать вместе со всеми рассвет. Меня это ещё привлекает тем, что выпускной символизирует переход к новому этапу жизни.
- Ну если хочешь, иди. Только одну я тебя туда не отпущу, - улыбнувшись сказал Петя.
- А я и не собиралась идти одна… Но всё же если не хочешь идти - не стоит, я пойму.
- Да ну, я пойду, тем более что ты об этом мечтала…

Они провели вместе уже целых семь месяцев, причём вместе – в буквальном смысле этого слова. Не было ни дня, чтобы Петю видели без Оли.
Ну а тем временем приближался конец последнего года. Кто бы мог подумать что горстка детей, пришедших сюда одиннадцать лет назад, уходит взрослыми людьми.
Но приятного всё же было мало – только выпускной, а ведь ещё сдавать экзамены и тестирование. Не говоря уже о предстоящей суете с поступлениями. Проводя время вместе, они понимали, что нужно учиться, чтобы через несколько лет не мести рано утром тротуары, зарабатывая на хлеб. Поэтому они, перед тем, как пойти куда-нибудь прогуляться, каждый день не меньше трёх часов проводили за книгами и тетрадками, хоть на улицу уже пришла весна. Но это их не огорчало, ведь они были вместе.
Ну а время шло. Распустились листья на деревьях, запели птицы, дети уже начали сколачивать майских жуков, да и солнце заставило поменять штаны на шорты – в воздухе почувствовался дух лета. Но для выпускников каникулы начнутся только после середины июня.
Вот уже приблизился конец года. Младшие и средние классы с радостным криком покинули школу на ближайшие три месяца, а девятые и одиннадцатые классы стали готовиться к экзаменам.
- Волнуешься? – спросил Петя у Оли, когда ждал её стоя у двери, чтобы пойти на первый экзамен.
- А ты как думаешь? – улыбнувшись ответила Оля, расчёсывая свои чёрные волосы, - А ты как будто бы спокойный тут совсем стоишь?
- Ну, не то, чтобы я был совсем спокоен, но русский язык не доставлял мне особых трудностей. Я больше беспокоюсь за тебя. Ведь изложения давались тебе не так то и легко.
- Но ты же будешь рядом, если что – подскажешь.
- Это тоже правда, - сказал Петя, и увидев, что Оля закончила перед зеркалом, добавил: - Ну что, пошли?
- Пошли.
Когда они зашли в класс, он уже был почти заполнен – пустовали четыре, неприятно знакомых, места. А вот все кто присутствовал были сильно взволнованы – этот экзамен может повлиять на средний бал аттестата, так что нельзя его завалить.
- Ещё пять минут, и начинаем без них, - сообщила председатель экзаменационной комиссии, и все стали ждать.
Минуты через четыре в дверь не спеша вошли четверо молодых людей, которым по их виду, очень не хотелось сюда идти, но их кто то заставил.
Подождав, пока все усядутся, их учительница русского языка принялась читать текст, который должен было через несколько часов появиться на двойных листках, со штампом школы…
Вечером узнав, что и Оля, и Петя сдали экзамен на отлично, они со спокойной душой пошли гулять, зная что с остальными экзаменами не будет проблем.

Ещё через несколько дней они узнали, что экзамены преодолены нормально, и стали готовиться к выпускному вечеру.
- Мама! Я ведь говорила, что не нужно с этим тянуть! Теперь уже наверно нельзя найти в магазине красивого платья, - разозлившись на мать, кричала Ольга, ведь каких-то пять дней до выпускного, а у Оли ещё нет платья.
- Ну прости меня, я ошиблась. Не беспокойся, ты можешь вместе с Петей съездить в Москву. Ведь у него тоже нет костюма?
- У тебя есть лишние деньги на билет?
- Нет, но я знаю, что под нами живёт Аня, которая тоже без платья, и поедет с отцом покупать его. Они согласились взять вас, как попутчиков.
- Ну пусть только я там не отыщу того, что мне понравится…
- Не беспокойся, это же Москва – отыщешь как-нибудь.

Ночь. Оля спит, склонив голову на плечо Пети, который тоже уснул. Через несколько часов они проснуться, и выйдут из микроавтобуса. Тогда перед их взором предстанет ничтожный фрагмент этого огромного мегаполиса. Они ехали так с полшестого вечера, и теперь только водитель в машине не спал, завидуя всем остальным пассажирам.
- Оля... Оля, проснись – приехали, - пытаясь разбудить Ольгу, говорила Аня, и через несколько мгновений ей это удалось.
- Который час? – нехотя открыв глаза, спросила Оля.
- Десять утра. Мы купим всё ещё до обеда, чтобы как можно быстрее вернуться.
- Сейчас я разбужу Петю, и пойдём в магазин.
Через несколько минут они уже были внутри магазина, где Петя быстро и без труда выбрал себе костюм и принялся ждать, пока Оля выберет себе что-нибудь.
Наконец просмотрев не один десяток платьев, она выбрала два наиболее понравившихся, но не могла выбрать из них.
- Петя, как думаешь, какое мне будет лучше, - сказала она, прикладывая к груди по очереди два платья - сиреневое и голубое.
- О чём ты говоришь? Ты так красива, что тебе подойдёт любое, из всех, что тут есть.
- Спасибо, но всё же мне нужно выбрать…
- Может примеришь голубое? По моему оно больше подойдёт под цвет твоих глаз.
Подождав минут пять, пока Оля оденет это платье, Петя приготовился увидеть свою девушку такой, какой она будет на выпускном.
Хрупкая женская рука раздвинула шторки примерочной кабинки, и вышла она в голубеньком платье. Оно ей очень шло, прекрасно сидело, подчёркивая её прекрасную фигуру.
- Ну, что скажешь? – волнительным голосом спросила Оля.
- Ты прекрасна… - сказал лишь Петя, давая понять своими словами и выражением лица, что это то самое платье.
Упаковав свои покупки, они отправились к микроавтобусу, чтобы ехать назад. Как бы им не хотелось посмотреть эти улицы столицы, времени не было, да и не за этим они сюда приехали.
Приехав домой, Оля около пятнадцати минут не могла налюбоваться на своё отражение в зеркале, надев на себя свою покупку.
- Ну что ж, Оля, скоро мы появимся на выпускном, которого ты так долго ждала…

Вечер. Петя, одетый в новый чёрный костюм, заходит в подъезд, в котором бывал каждый день вот уже полгода. Поднялся на третий этаж, и позвонил в дверь, за которой его ждала Ольга.
- Привет, - поцеловав Петю, сказала она, - ещё минуток десять, и выходим.
- Я так и думал, что ты ещё не готова…
Оля надела своё голубенькое платье, на ногах у неё были туфли, подобранные в тон платью. По её плечам струились локоны завитых волос.
- Всё, я готова, - сказала Оля. По её виду было понятно, что она рада, но очень волнуется – ведь такое событие происходит только раз в жизни каждого ученика, - кстати, а ты не знаешь, куда мы пойдём праздновать?
- Знаю. В ресторан «На поляне».
- Мы в стольких заведениях ужинали, а там и не были.
- Конечно, он же только месяц назад открылся, он находится слева от входа в парк.
- Ну что ж, пошли, - тяжело вздохнув, сказала Оля.
Они вышли, и направились к школе, где им предстояло побыть на вручении аттестатов. Дорога была не длинная, шли они не спеша…
Их встретили одноклассники, которые пребывали в отличном настроении. Здесь был не только их, одиннадцатый «А» класс – здесь была вся их параллель. Некоторые были уже подвыпившие, некоторые только собирались выпить. Одним словом все просто веселились, забыв о всех ссорах в школьное время. Только Коганов Арчи смотрел хищным ненавистным взглядом на Петю и Олю.
- Надеюсь он не испортит нам праздника, - сказала Оля, заметив этот взгляд Арчи.
- Я тоже, - сказал Петя, - да и забудь ты о нём, не беспокойся понапрасну – ты итак сильно волнуешься.
Петю кто то похлопал по плечу, и он обернулся. Это был Вова, который держал в руках два бокала шампанского, а за его спиной уже стояла половина их класса, держа в руках по такому же бокалу:
- Держите, - сказал Вова, и после того, как Оля и Петя взяли у него шампанское, произнёс грандиозный тост: - За свободу от школы, УРА!
В ответ на его «речь», все повторили «ура» и выпили содержимое бокалов.
- За выпускной, - сказал Петя, чокнувшись с Олей, - За эту школу, которая позволила нам встретиться, я никогда её не забуду.
- Эй, не сильно увлекайтесь сразу, вам же ещё аттестаты от директора получать, - грозно сказал физрук, и подойдя поближе, сказал Вове: - А ну, Жовенок, плесни шампанского своему любимому учителю физкультуры, - а когда подошёл совсем близко, шёпотом добавил, - А водочки не найдётся, для поддержания тонуса?
- Александр Николаевич, для вас – найдётся, но сейчас, только для поддержания тонуса, - улыбнувшись, сказал Вова.
Через несколько минут вышли все учителя, которые преподавали в этом классе эти одиннадцать лет. Все были одеты по-праздничному. Даже на Людмиле Николаевне, учительнице физики, не было её зелёного костюма, который за последние полтора года как будто к ней прирос.
У всех было отличное настроение, и Директор попросил все классы выстроиться по классам и наконец начать это вручение аттестатов.
Следующий час, Директор просил подойти каждого из выпускников. Пожимая руку и говоря несколько добрых слов, он вручал аттестат, и набрасывал на всех красную ленту, с надписью «выпускник».
Получив свои аттестаты, и полюбовавшись на пятёрки и четвёрки по предметам, Оля и Петя стали дожидаться, когда их класс пойдёт в новый ресторан. С ними решили пойти и часть учителей, в том числе и их радостный и слегка подвыпивший учитель физкультуры.
Скоро они уже расселись за столики этого уютного ресторана, на которых была какая-то закуска, и немного выпивки.
Началось веселье. Тут можно было увидеть всякое, о чём нельзя было подумать в обычные школьные будни: как Вова танцует с учительницей географии, как Александр Николаевич пьёт вместе со своими учениками, как сплелись в тесном поцелуе Дима и Аня, которые за всё время учёбы и слова друг другу не сказали.
Среди этих пар танцевали Оля и Петя:
- Ну что, ты рада? – сказал Пётр на ухо, потому что только так можно было что-то услышать, - Ты ведь как раз об этом мечтала…
- Да, но в своих мечтах я не видела себя в платье, рядом с любимым и дорогим мне человеком, - ответила Оля, и после небольшой паузы спросила: - А как же ты? Ты ведь вроде бы не хотел сюда идти. Так что ты думаешь?
- Ну, скажем, это намного лучше, чем я себе представлял, и зная, с кем я пойду на выпускной, я бы ждал этого дня во время всей учёбы…
За ними наблюдали злые, но в то же время знакомые глаза.
Четверо друзей сидели за угловым столиком, отдельно от всех. Арчи, словно в бочку, вливал в себя рюмку за рюмкой, обжигая горло водкой. Он пил до тех пор, пока не уронил очередную рюмку, разлив её содержимое. Игорь, увидев это, сказал:
- Арчи, тебе наверное хватит на сегодня.
- Нет, - заплетающимся языком ответил Арчи, - я ещё трезвый!
Но он опроверг свои слова, уронив бутылку на пол. Потянувшись за ней, он навернулся со стула. Друзья кое как его подняли, усадили на место и попросили не вставать.
- Я пойду танцевать, - похоже горячительный напиток подарил ему немного веселья, но тут ему на глаза попались танцующие Петя и Оля.
- Убери руки от моей девушки! – прокричал на весь ресторан Арчи, перекрыв звук музыки.
- Я больше не твоя! И жалею о каждой минуте, когда являлась твоей! – так же ответила Оля.
Арчи наверное хотел с разбега ударить Петю, но его состояние не позволило ему пройти и шага: его ноги запутались, а сжатый кулак угодил в грудь Вове. Арчи пытался встать, сопровождая каждую попытку матерной руганью в адрес Пети и Оли.
- Дешёвка! Я купил тебя при первой же встрече!
Пете эти слова не понравились, и он направился к Арчи, с намерением выбить из него извинения.
- Не надо! Не создавай себе проблем из-за этого урода, - остановила его Ольга.
- Он оскорбил тебя!
- Всё равно. Давай лучше просто уйдём отсюда, пока он окончательно не испортил этот праздник. Пойдём к тебе, а вернёмся, когда все будут встречать рассвет.
Петя согласился, и они покинули это заведение.
Дома у Пети было свободно, потому что отец пошёл на выпускной дочери его друга по работе – ведь и Пётр и Оля отказались от присутствия родителей на этом празднике.
Щёлкнул замок, и они оказались в небольшой, но уютной квартире.
- Как же я тебя всё таки люблю! – сказала Оля, - Я знала, что ты не хочешь идти на выпускной, но ты пошёл! Пошёл ради меня.
После этих слов она принялась его целовать, забыв об оскорбительных словах в её сторону, забыв о времени, забыв обо всём. В этот момент только Петя имел для неё значение…
Они принялись перемещаться в сторону спальни, не разрывая поцелуя. Наступая на лежащие в коридоре вещи, и чуть не упав из-за маленькой табуретки, они кое-как добрались до мягкой кровати, и повалились на неё.
Оля стала снимать с Пети пиджак, затем начала расстёгивать рубашку, и он понял, что сейчас произойдёт. Он стал нащупывать молнию на платье, и найдя её, потянул вниз.
Чтобы скинуть с себя всю эту одежду, за которой они ездили аж в Москву, им пришлось прервать этот поцелуй.
Пока Оля стягивала с него рубашку, он спросил:
- Ты уверена, что хочешь этого?
- Да, я готова. Когда-нибудь это должно было произойти, так почему не сейчас, с самым любимым и дорогим мне человеком?
Сняв платье и рубашку, они снова сплелись в тесном поцелуе, сбрасывая с себя остатки одежды.
Без одежды, освещаемая только лунным светом, она была просто прекрасна. Петя смог по-настоящему оценить красоту женского тела, и прикоснуться к нему. Он ласково и бережно положил Олю на спину, а сам завис над ней. Взяв рукой её за талию, он почувствовал как она дрожит от волнения.
- Готова? – тихо прошептал он.
- Да, только медленно, - так же тихо ответила она.
Затаив дыхание, он медленно вошёл в неё, наблюдая за лицом любимой. Она резко вздохнула, и медленно выдохнула набранный воздух. Она выгнула спину, её руки сжались в кулаки, а губы беззвучно повторяли «не останавливайся».
Петя с каждым новым движением получал всё большее удовольствие, только догадываясь о том, что чувствует она.
Это была особенная, ни с чем не сравнимая боль, но она как будто не замечала этого, потому что была рядом с ним. Его лицо перед глазами было лучшим, что она могла видеть за последние несколько лет своей жизни, и ей было приятно только от мыслей о нём.
Пока Петя двигался, удовольствие нарастало, как будто готовясь взорваться. И вот настал этот момент: его как будто накрыло волной удовольствия, которого было слишком много и сразу. Тогда Петя почувствовал, что оставляет частичку себя у неё внутри.
- Повторим? – спросила Ольга.
- Тебе понравилось? – удивлённо спросил Петя.
- Поверь мне, ничего приятного в первом разе нет, но я всё равно хочу ещё, только на это раз я буду сверху, - она улыбнулась, и они поменялись местами.
Теперь Петя просто лежал, а Оля двигалась, доставляя ему удовольствие, ещё большее, чем было сначала…
Повторив это несколько раз, они уставшие и вспотевшие, легли на спину рядом друг к другу.
- Я больше не могу, - сказала Оля.
- Я тоже. – тяжело дыша, ответил Петя, - это было прекрасно…
- Может душ примем, нам ведь ещё встречать рассвет, - предложила Оля.
- Не откажусь, - ответил Петя, и они направились к ванной.
Они постояли под душем, потом вытерлись и оделись в одежду, разбросанную по полу. Петя с лёгкостью застегнул ей платье, которое так долго не мог расстегнуть…
Это был не секс – они занимались любовью, и поняли, что это самый лучший способ любить друг друга.

У ресторана они появились уже тогда, когда все их одноклассники стали выходить, а нескольких выпускников, в том числе и Арчи, выносили их более трезвые друзья. Похоже что отсутствие этой пары заметили, и не нуждалось в объяснении то, где они были, и что делали – их выдавал слегка потрепанный вид, и мокрые, взъерошенные волосы. Некоторые, глядя на них улыбались, а Вова показал Пете два оттопыренных вверх больших пальца.
Через полчаса они вышли на берег озера, и стали ждать, пока из-за горизонта покажутся красные лучи солнца.
Постепенно небо стало светлеть, потом слегка порозовело, предвещая появления солнца. И вот первый лучик блеснул по воде, отразившись ярким светом на бывший одиннадцатый «А». Затем небо озарилось ярким утренним светом. Медленно и лениво из-за горизонта стало выползать яркое летнее солнце.
Казалось это было просто начало нового дня, но на самом деле это было начало новой, взрослой жизни…

Глава 16

Экзамены, выпускной, тестирование – позади. Впереди подача документов, поступление. А сейчас выдались четыре недели свободного времени, чтобы насладиться свободой от всего, летним теплом и купанием. Оля и Петя стали выбираться на пляж около десяти утра, и возвращались только когда садилось солнце. В один из первых вечеров этих маленьких каникул, перед тем, как попрощаться, Петя сказал Оле:
- Я завтра зайду только около двух. Мне нужно поговорить с отцом.
- Поговорить пол дня?
- Ну, не только поговорить, но ещё и уладить одно дело.
- И ты даже не можешь сказать мне, что это за дело?
- Не могу… Пока не могу, но ты скоро всё равно узнаешь.
- Ты меня заинтересовал… Ну если нужно, то так и быть, посижу дома до обеда.
Он попрощался с Олей, и потопал домой.
Наведя будильник на шесть утра, чтобы встать до ухода отца, он с неплохим настроением уснул.
Петя встал, и сонный пошёл на кухню, где пил чай Виктор.
- Что ж это ты так рано поднялся то?
- Мне нужно с тобой поговорить.
- Ну так говори, у меня ещё двадцать минут до ухода на работу, - сказал отец, посмотрев на часы.
- Я хочу, чтобы ты устроил меня работать к себе на стройку.
- Но зачем? У тебя неплохие данные, чтобы поступить в большую часть ВУЗов страны. Зачем тебе сейчас идти работать? – удивлённо спросил Виктор.
- Ну так я и буду поступать, на заочное. Чтобы не уехать, чтобы быть рядом с Олей… Я хочу сделать ей предложение…
Последние слова явно были лишними. Виктор перестал похлёбывать горячий, только что заваренный чай, после чего переспросил, надеясь, что ему всё это послышалось:
- То есть ты, восемнадцатилетний пацан, хочешь жениться уже сейчас? Не имея работы? И как же ты собираешься обеспечить семью?
- Вот именно об этом я и говорю. О работе, чтобы ты меня устроил.
- Да ты слишком мал ещё, чтобы создавать семью!
- Я люблю её, и этого достаточно… Но я не сделаю этого, если мой собственный отец мне откажет в помощи.
- Нет! Не может быть и речи! Ты бы хотя б отучился для начала! Да и как ты собираешься работать?
- Мне казались бессмысленными курсы каменщика, на которые я ходил десятый и одиннадцатый класс, но теперь я вижу в них пользу, и сейчас всё зависит от твоего решения, - увидев, как отец отрицательно помотал головой, Петя добавил: - Папа, пожалуйста! Ты всю свою жизнь посвятил работе, ты почти и не уделял внимания мне. Может настало время сделать что то, для своего сына?
- А если я полностью не одобряю твои намерения?
- С твоей помощью, или без неё, я как-нибудь устроюсь, но если ты мне не поможешь, то я буду пахать за копейки, которых мне явно не будет хватать…
- Ты готов даже наплевать на мнение отца ради неё?
- Я так понял, что ты не собираешься мне помочь? Ну что ж, я ожидал что так будет, но всё же надеялся, - Петя уже развернулся, чтобы пойти в свою комнату, и поспать ещё немного, но из-за спины услышал голос отца:
- Когда ты хочешь приступить к работе?
- Значит ты всё таки согласен? – едва сдерживая радость, сказал Петя.
- Да, но знай – я это не одобряю! Ты сам совсем недавно стал взрослым, куда тебе семью?
- Вот именно! Стал взрослым! И теперь могу сам принимать важные решения.
- Ладно, это твоё дело… В общем я постараюсь устроить тебя на фирму к моему бывшему одногрупнику. Работа непыльная, деньги – неплохие… В общем хватит на первое время. Кстати, а на что ты свадьбу то гулять собрался?
- Будет на что, - буркнул Петя, даже не зная ответа на этот вопрос. Именно поэтому он сомневается, сделать ли Оле предложение, хоть и поставил отца перед фактом, что всё уже решено.
- Ой, так мне уже и идти пора. В общем подробности потом я тебе скажу. Так всё таки когда ты хочешь выйти на работу?
- Ну, планирую к началу августа.
- Всё, пока, а то опоздаю…
- Что же ты отпуск то не возьмёшь? Лето ведь!
- Забыл? Я же уже его отгулял весной, пока ты учился.
- А, точно. Пока, удачи на работе! – сказал Петя впервые за лето, так как Виктор уходил ещё до того, как он просыпался.
Петя обещал зайти за Олей в два, но появится у неё в десять, а пока он решил ещё поспать. Он уже шёл в свою комнату, как раздался звонок в дверь. «Кто бы это мог быть?» - подумал Петя, и открыл дверь.
На пороге стоял мужчина лет тридцати, высокого роста, крепкого телосложения, в чёрном костюме и тёмных очках. По его одежде было видно, что зарабатывает он неплохо. Он спросил:
- Это вы, Пётр Клёнов?
- Да, я. А что?
- Спуститесь вниз, там вас ждут.
- Кто?
- Узнаете. У вас пять минут. Одевайтесь.
- Ну ладно, - сказал Петя, не пожелав узнать, что будет, если он не согласится.
Петя оделся и вместе с этим человеком спустился вниз и даже рот открыл от удивления:
возле подъезда стоял, отражая солнечный свет, чёрный лимузин. Сопровождавший Петю мужчина открыл дверь и сказал:
- Залазь.
Петя залез в машину и увидел толстого мелкого мужика, который расселся на сидении. Пёрт только хотел спросить «кто вы», но ему вопрос задали первому:
- Это ты мне прислал? – спросил его собеседник, протягивая жёлтый конверт Пете.
Петя взял конверт, открыл его, и тут же понял в чём дело:
- Вы, видимо отец Коганова Арчи? Ведь так?
- Ты абсолютно прав. Я бы не приехал просто так сюда, но у меня выдалась небольшая командировка, а старый-добрый родной городок оказался по пути. Вот я и решил заглянуть и узнать, что же это за информацию ты хотел мне сообщить?
- Извините, что я побеспокоил вас, но я больше не хочу насолить Арчи, так что до свидания! – сказал Петя, и уже собрался выходить, но его остановили слова:
- Информация, она не бывает лишней, тем более, если она так важна, я мог бы её у вас купить… Считайте это простой сделкой.
Петя сел на место, и стал размышлять: «Если я расскажу, всё что знаю, то Арчи наверное окажется на улице. Но с другой стороны, он за всю жизнь не сделал ничего хорошего, а мне так нужны деньги на свадьбу. В любом случае Арчи просто получит по заслугам»
- Скажите, а сколько именно денег вы могли бы дать мне? – насторожившись, спросил Петя.
- Вот, - ответил Дмитрий, протягивая бумажку Пете.
Петя посмотрел на сумму и сказал:
- Столько мой отец зарабатывает за месяц, деньги не такие уж и малые, но по моему этого едва хватит, чтобы сыграть свадьбу…
Эти слова похоже удивили Коганова, и он спросил:
- Кто же твой отец, если он зарабатывает тридцать тысяч долларов в месяц?
- Это в долларах? – удивлённо спросил Петя, - Вы готовы заплатить пятнадцать тысяч долларов, даже не зная, какой информацией я обладаю?
- Конечно нет! Эти деньги ты получишь, если то, что ты знаешь действительно важно.
- О, это очень важно… Только вам придётся подняться со мной в мою квартиру, чтобы получить свою покупку.
- Может ты просто принесёшь всё сюда?
- Ну, можно и так.
Петя побежал домой, и принялся искать конверт, который когда-то оставил Женя. После пяти минут усердных поисков, он нашёл, что искал, и побежал вниз.
- Вот, - запыхавшись сказал Петя, протягивая конверт Дмитрию, - здесь всё, чтобы это подтвердить…
- Подтвердить что?
- Ах, точно, - Петя хлопнул себя ладонью по лбу, - Ваш сын Арчи, на самом деле не ваш сын.
- Да как ты смеешь? Я когда то проводил тест на отцовство!
- Это были фальшивые данные… - далее Петя пересказал всё, что ему рассказал когда-то Женя, - В конверте адрес и телефон настоящего отца Арчи, ну а если вам будет недостаточно, проведите повторный тест.
- Если ты прав, ты получишь деньги как только я получу результаты теста, но если это ложь…
- Это правда!
- Что ж, узнаем через несколько дней.
- Но у меня к вам вопрос: Мне нужно как то объяснить, откуда я взял все эти деньги…
- Не беспокойся, если ты прав, я всё устрою.
- До свидания, - сказал Петя, и вышел из лимузина, который тут же поехал.
И Петя с хорошим настроением, пошёл за Олей, чтобы провести весь оставшийся день с ней, на пляже.

Глава 17

- О, папа, а что это ты вдруг заехать то решил? – спросил Арчи, когда отец разбудил его.
- Вставай, одевайся. Живо!
- Не ори на меня! То что ты мой отец, не даёт тебе право…
- А мы сейчас узнаем, отец я тебе или нет. Ну же, вставай, одевайся, - слегка раздражённым голосом сказал Дмитрий.
- Это что, шутка такая? Как ты можешь сомневаться?
- После того, как мне пришло это, - сказал Дмитрий, - и я побывал по данному адресу, я начал сомневаться.
Несколько секунд Арчи понадобилось чтобы прочитать, то что было в письме, после чего он засмеялся и сказал:
- И ты ему веришь? Это же идиот какой-то, - говорил Арчи, натягивая джинсы.
- Конечно, я ему сразу не поверил, но у него были доказательства. А самое главное доказательство, он предложил мне добыть самому. Что я и делаю… Живей! – последнее слово он крикнул так, что его услышал каждый человек, живущий в этом доме.
- Да всё это фигня! Я верю своей матери, она бы не стала лгать!
- Не беспокойся. Если это ложь, он дорого заплатит за свои слова…
- А если нет? Тогда что? – насторожившись спросил Арчи.
- Ну, если ложь, то получит неплохую сумму.
- Вот ублюдок! Хотел на мне нажиться. Ну ничего, хотел бы я посмотреть на его лицо, когда ты отплатишь ему за его ложь.
- Не будем торопить события.
- Да толку? Я уверен в правоте мамы, кстати а где она?
- Отдыхает в Турции, разве забыл?
- Да я и не знал. Мне и одному в квартире неплохо, - сказал Арчи, уже полностью одевшись.
Когда они спустились вниз, Арчи спросил:
- А куда мы поедем?
- Открылась тут у вас частная клиника, где можно провести таковую процедуру. Садись, - сказал Дмитрий, уже усевшись на мягкое сиденье.
- Нет, я на своей. Как тебе моя покупка? Вчера привезли только, - похвастался Арчи, показывая на новенькую красную Феррари.
- Ты за мои деньги машину купил?
- А ты думал я прошу сотню баксов на мороженное?
- Ладно, поехали.
Дорога не была долгой – уже через десять минут они были у входа в клинику, о которой говорил отец Арчи.
- Сама процедура займёт не больше двадцати минут, а вот результата придётся ждать три дня, - говорила будничным тоном медсестра.
- Знаете, я занятой человек, и не могу столько ждать. Не могли бы вы как нибудь ускорить этот процесс? – сказал Дмитрий, протягивая пятидесяти долларовую купюру медсестре.
- Процедуру оплачивать в кассе, и русской валютой.
- В кассе я уже оплатил, а это вам, так сказать скромный подарок
- Ну, я попрошу ускорить, но в любом случае, даже по вашей просьбе, это займёт около шести часов.
- Вот это другое дело, я подожду, - ответил Дмитрий.
- Ну ты жди, а я ещё с друзьями в баре посижу. Бар «две рюмки», привезёшь подтверждение, что я твой сын, туда, - сказал Арчи, и едва у него взяли кровь, он уехал развлекаться в баре с друзьями.
Прошло шесть с половиной часов, дверь больницы открылась, и к лимузину подошла медсестра, держа в руках зелёную папку. Из лимузина нехотя вылез маленький толстый человек, и стал ждать, что скажет медсестра.
- Здесь всё написано, прочтёте сами. Спасибо что воспользовались услугами нашей клиники, - медсестра бесцеремонно ушла, оставив Дмитрия наедине с согнутым пополам листком. Медленно и осторожно он развернул листок, прочитал всё, что там было написано, и совершенно спокойным тоном сказал сам себе:
- Значит этот парень всё таки был прав… - после нескольких секунд размышлений, он сказал своему водителю: - Миша, давай как спроси дорогу, и быстро к бару. Я хочу завершить это дело сегодня, чтобы не тратить завтрашний день.
До бара оказалось было добираться всего десять минут, так что Дмитрий уже переступал порог этого заведения. Когда он вошёл, то искать Арчи долго и не пришлось. Тот, развалившись сидел на диване, обнимая двух полуголых «подруг». По ему было понятно, что пропустил он не один стакан.
- А, папа, привет. А я тут с девчёнками разговариваю, - засмеявшись, проговорил Арчи заплетающимся языком, - Ну, убедился? Теперь ты знаешь что ты на сто процентов мой папа, а поэтому… Дай ка мне денег, а то девчёнки обидятся, если больше выпивкой не угощу.
- Читай! – сказал Дмитрий, бросив сложенный пополам лист прямо в лицо сыну.
- Хочешь, чтобы я сам удостоверился? – сказал Арчи, и развернул листок. Ему понадобилось немного больше времени, чем отцу, чтобы прочитать и осознать прочитанное.
- Ты столько лет разбазаривал мои деньги, а ведь ты мне даже не сын! – улыбка моментально стёрлась с лица Арчи, - ну что ж, мне всё равно, как ты будешь жить дальше, поработай чтоли, как все нормальные люди… Ну а я рад, что перестану выбрасывать десять процентов месячного зароботка на ветер.
- И ты просто так меня бросишь?
- Ну вообще-то, учитывая, что ты не знал ничего, а во всём виновна твоя мать, ты можешь оставить себе все деньги, которые уже получил от меня. Ну а с квартиры съезжай! Я её продам, чтобы не напоминала об этом городе, где меня так долго обманывали… Да, и кстати, машину я заберу – уж слишком дорого ты её купил.
- Я что, зря отучился на права?
- Ну, ты учился за мои деньги, а бумажку в любой момент можно порвать.
Арчи с горечью наблюдал, как из-за услышанного от него уходят две девицы, и немного подумав, сказал:
- Значит если бы не Петя, ты бы ничего и не узнал?
- О, кстати он получит неплохую сумму за то, что помог мне открыть глаза.
- Скотина! – прокричал Арчи, разбив бутылку водки, которую не так давно принесла официанка, - только встречу я его на улице…
- Ну это уже дело не моё. Он свои условия сделки выполнил, теперь я выполню свои. Давай ключи, я не вижу смысла тут ещё задерживаться.
Арчи со злостью кинул ключи в лицо Дмитрию, который подняв их, сказал:
- Миша, разберись, - после чего развернулся и ушёл.
А Арчи получил несколько ударов по лицу.
Петя только что проводил Олю до дома, и уже шёл к себе. Возле подъезна стоял чёрный лимузин, и стало понятно кто его ждёт. Когда Петя подошёл, открылась дверь, приглашая его сесть в машину.
- Ты был прав, поэтому я сдержу своё слово и заплачу тебе деньги, - после этих слов у Пети появилась широкая улыбка на лице, - ты кажется просил передать тебе деньги так, чтобы можно было объяснить, откуда ты взял деньги…
- Вы нашли как решить и этот вопрос?
В ответ на это последовало только:
- Ты слыхал о шоу «сделка»?
- Да, но какое отношение эта игра имеет ко мне?
- А теперь слушай внимательно:
В пятницу в шесть часов утра за тобой подъедет машина. Тебя отвезут на эту игру. Тебе сообщат в каком чемоданчике миллион. Компьютер из всех игроков выберет именно тебя, и ты откроешь все чемоданы, кроме одного… Таким образом вся страна будет видеть, как ты выграл эти деньги, но ты будешь знать – это оплата за столь ценную информацию.
- Но как? Как такое возможно?
- У меня есть связи. Ещё вопросы есть?
- Только один. Если я не ошибаюсь, то самый большой куш, это три миллиона.
- Я не меняю условия договора, а ты согласился на тридцать тысяч – которые и будут тем миллионом, который ты выграешь. И учти, если ты что то сделаешь на игре не так, то последствия будут ужасны.
Петя уже вышел из машины, когда Дмитрий сказал:
- Да, и кстати, одень что-нибудь поприличней, всё таки вся страна увидит.

Приятно в страшную жару окунуться в прохладную воду. А оказавшись под водой, видны очертания рук, немного пространства впереди, и ощущение – будто летишь. Петя за прошедшие годы научился плавать и с улыбкой вспоминал свои первые попытки поплыть.
Четверг, завтра нужно ехать на игру, о чём Оля ещё ничего не знает. Они на пляже уже провели почти половину дня, и сейчас солнце палило не щадя никого.
- Давай окунёмся, - предложил Петя, вставая с покрывала, расстеленного на горячем песке, - а то жара страшная.
- Нет, иди один, я же недавно вылезла из воды, хочу на солнышке понежиться, - она улыбнулась, и легла, прикрыв от солнца глаза.
- Как хочешь, только кремом не забудь намазаться, а то сгоришь ещё…
- Не беспокойся, - ответила Оля, доставая тюбик, а Петя полез в воду.
Он переплыл туда и обратно всё озеро, поэтому подустал, и тяжело дыша, вернулся к Ольге.
- Может сегодня раньше обычного с пляжа уйдём, и сходим куда-нибудь…
- Давай, только если мы куда-то идём, то нужно закругляться.
- Ну я сейчас чуть-чуть обсохну, и пойдём.
Петя предложил сходить в тот самый ресторан, где проходил их выпускной – им там понравилось, хоть и ушли они оттуда раньше всех во время своего последнего визита. Оля согласилась, да и не было причин возразить.
- Знаешь, а ведь я не просто так предложил сюда нам сходить. У меня есть кое-что важное для тебя, - сказал Петя, отодвинув стул для Оли.
- Мне тоже нужно тебе кое-что сказать… - ответила она, - Но давай сначала что-нибудь закажем, ведь мы так и не поели на пляже. Я голодна…
- Да, закажи. Я полагаюсь на твой выбор, - сказал Петя, подавая меню, лежавшее на столе.
Просмотрев список блюд, которые может предложить это заведение, она сказала подошедшему к ним официанта:
- Пожалуй, я закажу «карп, запечённый с картошкой», салат «оливье», ну и попить какой-нибудь сок…
Дождавшись, пока официант отойдёт от них, Петя, глядя на Олю и волнуясь, начал говорить:
- Я помню тот далёкий день, когда незнакомая девушка вошла в кабинет Истории. Она поразила всех парней своей красотой, и я не был исключением… Но в тот день я и подумать не мог, что эта незнакомка будет любовью всей моей жизни. Может восемнадцать лет – слишком рано для этого, но я не вижу смысла ждать дольше… Я не хочу больше быть твоим парнем, - после этих слов Оля испугалась, что Петя хочет с ней расстаться, но эта мысль исчезла, когда он вложил в её нежные руки маленькую коробочку, обтянутую фиолетовым бархатом - Я хочу быть твоим мужем.
Оля раскрыла эту коробочку, и увидела красивое кольцо.
- Ну что? Ты согласна быть моей женой?
Оля прижала ладони ко рту, чтобы сдержать радостный крик. И вместо слов, вскочила со своего места, обвила руками шею Пети, и поцеловала его. Посетители ресторана, наблюдавшие за этой сценой, в этот момент зааплодировали. Кто то даже крикнул «молодец».
- Это да? – спросил Петя, когда они перестали целоваться.
- Да, - сказала Оля, и еле сдерживая радость, села на стул, который сразу в спешке быстро оттолкнула в сторону.
- Ну, а теперь, пока нам не принесли наши блюда, может скажешь, что за важную новость ты хотела мне сообщить?
- Может в другой раз? Просто я не знаю, как ты к этому отнесёшься…
Официант в это время принёс только два стакана апельсинового сока, и петя сказал, взяв один из них в руку:
- Да ладно, по крайней мере уже ничто не сможет испортить мне настроение… Ну, рассказывай, - он немного отпил, после чего Оля начала говорить.
- Петя, у нас с тобой будет ребёнок…
Он поперхнулся, после чего переспросил, боясь что ослышался:
- Значит у нас с тобой будет ребёнок? Ты беременна! Ура! Я скоро стану папой… - он вскочил со своего места, взял Олю на руки, и так вынес её из ресторана… Его радости не было конца, он готов был прыгать, смеяться, не обращая внимания на окружающих его людей. Неважно было ни то, что они так и не съели заказанного ими карпа, не попробовали салат «оливье»…
- Почему же ты мне раньше не сказала об этом?
- Я не знала, как ты к этому отнесёшься, поэтому ждала подходящего момента, и вот он настал.
Петя рассказал ей, что его пригласили на шоу «сделка», и что завтра нужно уже ехать.
- Удачи! – пожелала Оля, попросив Петю идти домой спать, ведь завтра у него такой трудный день.

Шесть утра, Петя уже одет и сидит у окна, ожидая пока за ним приедут. Шесть часов пять минут, он уже сомневается, что кто то уже вообще приедет, но тут прозвучал звонок в дверь.
Он открыл, и увидел того же человека, который появился в первый раз вствечи Пети с Дмитрием.
- Вы Миша, если не ошибаюсь?
- Да, вы готовы? Впереди нас ждёт долгая дорога.
- А Дмитрий?
- Теперь у него есть дела поважнее… Не волнуйтесь, вы получите деньги за свою информацию. Шеф всегда держит слово.
Выйдя из подъезда, они направились за угол дома, где их по видимому и дожидался транспорт.
- Хорошая машина, - сказал Петя, увидев новенькую красную Феррари.
- Спасибо, но это не мой выбор, просто подарок от Коганова Дмитрия за хорошую работу. Кстати она раньше принадлежала его «сыну».
Пока они ехали по городу, Михаил выжимал не больше шестидесяти, но стоило им выйти на шоссе, как стрелка спидометра перешла за отметку сто двадцать километров в час.
Так как они ещё только выехали, а в пути предстояло пробыть ещё около семи часов, Петя решил поспать, так как ночью он не долго поспал, ворочаясь из стороны в сторону и обдумывая такую радостную мысль, что у него с Олей скоро будет ребёнок. Зато теперь он откинул спинку сиденья, и уснул меньше чем через пять минут…
- Просыпайся, скоро будем на месте, - сказал Миша, потормошив за плечо Петю, - мы уже в Москве.
- Я здесь только второй раз в жизни, - сказал Петя, когда проснулся и стал рассматривать всё, что мог увидеть: эти яркие и красивые витрины магазинов в первых этажах домов, да и сами дома удивляли тем, что тянулись высоко вверх. Каждый человек, которого мог увидеть Петя, как будто куда-то спешил, боясь опоздать. Здесь не было отдельных пешеходов, что можно было увидеть в их маленьком тихом городке, здесь было похоже, что по тротуарам течёт непрерывная разноцветная волна.
- Через полчаса будем в центре, где тебя и ждут.
Петя кивнул, и продолжил заинтересованно смотреть в окно – ведь до этого он был в Москве только раз, да и видел тогда только маленькую часть на окраине города.
Они приехали, и Миша показал жестом, что Пете пора вылезать из машины.
- Дмитрий просил передать, что нужный тебе чемодан под номером семь, и чтобы на игре ты оставлял этот чемодан, основываясь на том, что семь – твоё магическое число.
Петя кивнул, и подошёл к двери, где на входе стоял здоровенный мужик.
- Тебе чего, пацан? – спросил он у Пети.
- Это человек Коганова, - крикнул Миша, и на этом огромном лице появилась улыбка.
- Ой, извините, что же вы раньше не сказали? Я вас провожу.
Петя пошёл за этим «шкафом». Поднявшись вместе с ним на лифте и пройдя несколько шагов по коридору, они встретили лысого человека в очках:
- Олег Иванович, вот тот парень, который оказался здесь по просьбе Коганова Дмитрия.
- Я отведу его, а ты можешь вернуться ко входу, - строго сказал он и повёл Петю по коридору.
Пройдя немного, они оказались на студии, которую Петя видел по телевизору. Тогда, наблюдая за тем, как люди открывают чемодан за чемоданом, он и подумать не мог что окажется сегодня на их месте.
- Дайте ему седьмой чемодан, и отправьте его на нужное место. И живее! У нас эфир через три минуты!
Петю поставили среди остальных игроков с седьмым чемоданом в руках. В студии зажёгся свет и осталось несколько секунд до начала.
За стол находившийся в центре вышел Алексей Весёлкин.
- Итак, приветствую всех на шоу сделка, где люди благодаря своему везению могут выиграть большие деньги… У нас новый игрок, это Пётр Клёнов, поприветствуем нашего нового игрока.
После дружных аплодисментов, ведущий продолжил:
- А теперь пусть компьютер выберет нашего сегодняшнего финалиста.
Студия погрузилась в полумрак, и свет стал перебегать по очереди от одного игрока к другому, и в конце концов остановив свой выбор на Пете.
- Он появился и ему сразу же повезло! Кто бы мог подумать… - «я бы мог подумать» сказал про себя Петя, - Прошу за ваше игровое место!
Петя встал за стол и положил перед собой чемодан и начал играть.
Он один за одним открывал чемоданы, выслушивая пожелания игроков и отказываясь от предложений банкира, который звонил ведущему. Игра то и дело прерывалась рекламами. Когда осталось четыре чемодана, Алексей спросил:
- Но почему же вы отказываетесь от сделки?
- Просто семь – моё счастливое число, и я заберу с собой то, что находится в этом чемодане.
- Решительный игрок. Ну что ж, открывайте следующий, а я напоминаю: осталось четыре чемодана с суммами три миллиона, миллион, тысяча рублей и один рубль. Клёнов Петя сегодня может унести отсюда неплохую сумму…
Петя открыл следующий чемодан, в котором оказалась тысяча рублей.
- У нас осталось три суммы, а вот и звонок банкира, - сказал Весёлкин, и ответив, сообщил: - Банкир предлагает обмен.
- Я отказываюсь.
- Он отказывается, а на телеканале рен-тв реклама!
После рекламы Петя открыл ещё один чемодан, в котором оказался один рубль.
- Рубль! В игре осталось всего два чемодана, в которых миллион и три миллиона рублей. И мы ждём предложения банкира.
Ответив на звонок, Алексей сказал:
- Банкир предлагает вам два миллиона рублей, вы согласны?
Петя на секунду забыл о том, что сказал ему Дмитрий: «если на игре что то пойдёт не так, последствия будут ужасны». Он стиснул зубы и решил завершить игру так, как и говорил ему Коганов. Трудно было отказаться от сделки, а ещё труднее было открыть последний чемодан, зная какая сумма лежит там.
- Итак, Петя клёнов, уходит сегодня с миллионом рублей в кармане!

Ночь, уже начинало светлеть небо, когда Петя вылез из Феррари возле своего подъезда.
- Коганов Дмитрий просил передать, что если кто либо узнает, как именно ты выиграл, он найдёт тебя, где бы ты ни был.
- В этом нет необходимости, я не собираюсь никому говорить.
Петя вернулся домой, где в кресле уснул его отец, так и не дождавшись сына. Петя разбудил его, и Виктор спросил:
- Ну, ты сделал ей предложение?
- Да, только у меня есть для тебя новость ещё получше – у нас будет ребёнок…
- Так вот в чём дело… А ты «люблю», а оказывается что она просто залетела, - разочарованно сказал Виктор.
- Нет, я и правда люблю её, да и сказала Оля мне о ребёнке только после того, как согласилась на моё предложение.
- В любом случае я не одобряю такой ранний брак… Кстати я договорился насчёт работы, хотя, наверное она тебе и не нужна будет, такой ведь куш сорвал.
- Это на свадьбу и на жильё, а работать я всё равно буду – деньги ведь рано или поздно закончатся, тем более что после свадьбы и покупки квартиры их останется не так уж и много. Спокойной ночи. – сказал Петя и отправился в свою комнату, нащупав в кармане чек, и подумав о том хорошем, что ждало его впереди…

Глава 18

На свадьбу Пети и Оли почти все приглашённые были со стороны невесты – в основном родственники, но было и несколько её подруг. Ну а кого мог позвать Петя? Он долго уговаривал отца прийти, на что тот долго не соглашался. Ещё бы! Ведь он был против такого раннего брака.
- Ну приди если не по моей просьбе, то хотя бы из уважения к Оле и её родным.
- Ладно, я приду, только больше меня ни о чём не проси, если ты даже не прислушиваешься к мнению отца в таких важных вопросах…
А друзья? У Пети был один друг, которого ещё и другом то назвать трудно было. Он, затаив дыхание, постучал в дверь, и надеясь, что её сейчас откроет Буров Евгений. Его ожидания были не напрасны:
- Чего тебе?
- Я рассказал Дмитрию Коганову информацию о Арчи, и теперь он, лишённый денег, исчез из города вместе со своими дружками.
- Ты только за этим пришёл? – спросил Женя, уже закрывая дверь.
Петя придержал её рукой, и сказал:
- Я женюсь…
- Интересно. И на ком же? – забыв о своей обиде и открыв дверь спросил Женя.
- Оля, она была новой ученицей в десятом классе…
- И ты хочешь пригласить меня на свадьбу? За какие же заслуги?
- Я считал тебя своим другом, да и некого мне больше звать.
- Арчи позови, он с радостью придёт, - с сарказмом ответил Женя, опять попытавшись закрыть дверь.
- Пожалуйста…
- Когда?
В ответ Петя лишь дал ему один из отпечатанных пригласительных…

Свадьба прошла успешно, оставив после себя много фотографий, видеозапись и много-много приятных воспоминаний. Молодожёны купили себе двухкомнатную квартиру, и не успев прожить в ней и недели, отправились в Турцию – свадебный подарок родителей Оли.
Вернувшись из двухнедельного медового месяца, проведённого среди хитрых турков, Пете пришлось подумать о поступлении – одиннадцать классов это не то, к чему он стремился, да и уходить в армию, оставив Олю одну, не хотелось. Он без особого труда поступил в один из Московских университетов, на заочное отделение по специальности «Экономика и управление на машиностроительном предприятии», где ему предстояло проучиться шесть лет.
А тут ещё и суета с переездом и ремонтом…

Зима… Всё наладилось.
Петя должен ехать в Москву, сдавать свою первую сессию, а Олю уже просят «переехать» в роддом на некоторое время:
- Я не хочу никуда ехать, - возмущался Петя, как будто это ему чем-нибудь помогло бы.
- Не беспокойся, я буду в роддоме, а когда родится наш ребёнок, я тебе тут же сообщу – не зря же мы купили себе телефоны.
- Только позвони сразу же!
- Да не волнуйся ты так, - засмеявшись сказала Оля, - ты вернёшься и всё будет в порядке.
- А как мы имя выберем? – спросил Петя.
- Ну давай если родится девочка, имя выберу я, а если мальчик – ты.
- Хорошо, - сказал Петя, и услышав звонок будильника на мобильном, который сообщал о скором прибытии поезда.
- Мне пора, - сказал Петя, поцеловал Олю на прощанье, и дотронулся до её живота, тут же ощутив несильный толчок маленькой ноги или руки, - толкается.
Петя нехотя пошёл на поезд, и проклиная институт только за то, что сессию назначили именно на такие важные в его жизни дни.
Он нехотя сел в один из вагонов состава, и поезд увёз Петю в столицу.
Большое серое здание института, за дверями которого Клёнова ждал один экзамен, к которому он, несмотря на работу и времяпровождение со своей женой, подготовился.
Петя надеялся быстрее сдать сессию и вернуться домой, но его ждало неприятное известие – экзамен перенесли на три дня вперёд – на четверг. А так как нужный Пете поезд ходит только по вторникам и воскресеньям – ему придётся провести тут лишнюю неделю. Узнав всё это, Клёнов решил, что ничего страшного и ему можно сдать экзамен досрочно.
- Это не мои проблемы, что вы приехали издалека – нужно было думать, когда поступали! - ответил на его просьбу профессор, который за свою жизнь выпил не один десяток литров пива. Это был мешок с картошкой, который катался взад-вперёд по этому зданию - я не собираюсь напрасно тратить своё время.
- Если вы не позволите мне сдать экзамен раньше других, то в заявлении об уходе по собственному желанию, я напишу вашу фамилию в качестве причины!
- Ты мне угрожаешь? – слова Пети вызвали у профессора только смешанный со злостью хохот, - Щенок! Ещё только школу закончил, а уже смеешь угрожать мне? Да пойми ты, что это не мы к тебе пришли, а ты к нам. Это ты сюда приехал учиться, что теперь будет трудновато, так как за твою наглость я постараюсь, чтобы ты не сдал свой единственный экзамен.
- Пожалуйста, у меня жена вот-вот родить должна, а я тут застрял. Если вы любящий отец – вы должны меня понять, - чуть ли не умоляя, проговорил Петя, надеясь, что хоть это сработает.
Но, увы:
- Ха! У меня нет детей, я холостяк… - так и хотелось ответить «не удивительно», но Клёнов решил больше его не злить, - …а потому ты пробудешь здесь до самого последнего момента.
Петя вышел из аудитории, и в кармане его куртки завибрировал телефон.
- Да, - сказал Петя, даже не посмотрев, кто звонит.
- Это я, любимый! И у меня для тебя новость, - по её голосу было ясно, что Оля не может сдерживать радость, - У нас родилась девочка!
Две-три секунды Петя замер, как будто осмысливая услышанное, и тут, испорченное профессором, настроение перекрыла единственная радостная за этот день новость: у них с Олей родилась дочь! Хотелось кричать, радоваться, несмотря на то, что сейчас была середина пары.
- Алё, Петя, - сказала Оля, чтобы её муж хоть что то ответил.
- Я… - как много нужно ей сказать: какой у неё вес, рост… Но его заставил прерваться короткий сигнал телефона, сообщающий о том, что батарея разряжена.
- У меня батарея сейчас сядет, - тут он ударил себя по лбу: он не взял зарядное, так как думал, что это поездка на два-три дня, и понял что нужно сказать самое главное: - Я приеду только через неделю, не беспокойся за меня. Мой экзамен перенесли… - это последнее, что успела услышать Оля, перед короткими гудками.
День сдачи экзамена. Все предыдущие дни Петя повторял каждый из билетов, чтобы не остаться на пересдачу, сомневаясь, что это поможет, после злобного обещания профессора.
- Билет номер двенадцать, - сказал Петя, стоя перед комиссией, и смотря в глаза ухмыляющемуся пузатому профессору.
Идите готовьтесь, сказала председатель комиссии, завуч этого учебного заведения.
Петя просидел на месте около десяти минут, перебрав в уме весь материал по билету.
- Я готов, - сказал Клёнов, присаживаясь за стол перед комиссией.
Он не спеша, чётко и ясно ответил на все вопросы билета.
- Ну что же, билет ты знаешь, а вот как ты ответишь на дополнительные вопросы?
Тут на Клёнова, словно лавиной, обрушились вопросы профессора. Он задавал всё новый и новый вопрос, едва Петя успевал ответить на предыдущий. Это бы продолжалось до вечера, если бы не вмешалась председатель комиссии:
- Я думаю, достаточно. Пётр Клёнов показал превосходное знание учебного материала, и я думаю, он заслуживает максимального бала за экзамен.
- Но…
- Никаких но! Вы, по моему, и так предвзято хотели завалить парня.
- Нет, ну что вы, - начал оправдываться профессор, выставляя в зачётку «пять», и ставя рядом свою роспись, - можете идти, - обратился он к Пете, протягивая через стол этот документ…
Вот наконец настало это утро, когда Петя сел в вагон, и оставил позади шумные улицы столицы. Он с радостью направился в свой город, где его ждали уже два любимых ему человека.
По дороге домой он только и делал, что перебирал в уме множество женских имён, чтобы подобрать самое лучшее для своей дочурки.
Когда поезд остановился на вокзале родного города, уже начало темнеть. Он взглянул на часы: было уже половина седьмого, а посещения разрешены до семи. Он решил сразу же идти туда, не заглянув в свою новую квартиру, чтобы оставить вещи.
Четырёхэтажное здание, и где то на последнем этаже его ждёт Оля. Не замечая усталости оттого, что преодолел весь путь от вокзала до роддома бегом, он быстро поднялся на самую последнюю ступеньку и повернул направо.
- Скажите, в какой палате…
- Куда вы? Вам сюда нельзя! – возмутилась медсестра, пытаясь вытолкнуть Петю обратно на лестницу.
- Я только хочу увидеть свою жену!
- Петя! – прозвучал звонкий голос взволнованно и обеспокоенной Оли – по её щекам текли слёзы, Петя подбежал к ней, и обнял, - где ты был? Почему ты не позвонил?
- Я же говорил, что не взял с собой зарядное. Я всё общежитие оббегал, но ни у кого не оказалось такого телефона. А твой номер я ещё не успел запомнить…
- Не продолжай, - сказала заплаканная Оля, и обняла его, - Я думала, что с тобой что-то случилось…
- Ну не надо, я здесь, рядом с тобой… - принялся утешать её Петя, поглаживая по голове.
Медсестра, видимо почувствовавшая некоторую неловкость, решила не мешать им.
- Могу я посмотреть на нашу дочь? – спросил Петя у Оли, когда та немного успокоилась, но ответила ему медсестра:
- Вообще то, сейчас уже поздно… Эх, ладно, идите за мной.
Петя и Оля прошли несколько шагов, после чего медсестра попросила их подождать. Она вошла в зал, который находился слева по коридору, и вышла через несколько минут, бережно держа на руках маленький свёрток.
- Можно? – спросил Петя, дрогнувшим от волнения голосом.
- Конечно, это же ваша малютка, только не разбудите её - сказала медсестра, и осторожно передала девочку её отцу.
Петя взял её на в руки, и почувствовал тепло маленького тельца, почувствовал движение воздуха, выдыхаемого через крохотный носик, почувствовал частичку себя, и той, которую любил больше всех на свете, у себя в руках… И ему стало хорошо, как никогда…
Он посмотрел на это маленькое, порозовевшее личико, на эти маленькие губки и закрытые глаза… Интересно, какие они у этой маленькой девочки?
- Трудно поверить, что мы тоже выросли из таких вот малышей...
- Петя, ну она же только сегодня родилась! У неё ещё вся жизнь впереди.
- Это да… Я буду любить её, как тебя, буду заботиться о ней… - он выдохнул находившийся в лёгких воздух, и его выдох заставил открыться два крошечных глаза – она проснулась.
- Ну вот, ты разбудил её, - с упрёком сказала Оля, - сейчас наверное заплачет.
Но она не плакала, а просто посмотрела на Петю двумя голубенькими бриллиантами, точь-в-точь как у Оли.
- Смотри, у неё твои глаза…
- Я знаю, - сказала Оля, и увидев выражение радости и восторга на лице Пети, спросила: - Как мы её назовём?
- Не знаю, да и ты хотела сама выбрать имя.
- Что скажешь, если мы назовём её Настей?
- Анастасия… - повторил Петя, и ему почему-то стало невозможно представить, что его дочь могла бы носить иное имя.
- Я понимаю, что вы бы тут так до утра простояли, но всё же вы просили хотя бы пять минут, а они уже прошли, - напомнила о себе стоявшая рядом с ними медсестра.
- Спокойной ночи, Настенька, - сказал Петя, поцеловав девочку, - сладких тебе снов…
Он осторожно передал малышку медсестре, и обратился к Оле:
- Когда тебя отпустят домой?
- Не знаю.
- Я буду с нетерпением ждать вас обеих, а пока – буду просто приходить сюда.
- Ну давай, иди. Пока ругаться не начали – ведь тебе сюда вообще нельзя.
Петя на прощание поцеловал свою жену, и с отличным настроением и радостью на душе пошёл домой.
Ещё два года назад он считал себя полнейшим неудачником, а теперь он самый счастливый человек в мире. И правда ведь! Не в деньгах счастье. Хотя, смотря для кого…

Глава 19

Зима выдалась тёплая. Даже температура ниже отметки «ноль» не опускалась вот уже второй месяц. Если всегда было привычно видеть здесь с середины декабря и до конца февраля снежные сугробы, то сейчас всюду была видна только чёрная земля. Тогда, в предыдущие снежные зимы на улице из-за снега было даже как-то светлее – белоснежный покров как будто создавал своё, особое, свечение. А вот теперь после пяти часов город погружался в тьму, в которой то там, то здесь чуть светились фонари…
Петя вернулся с работы, готовый сейчас же переодеться, и пойти в роддом, но переступив порог, он понял что в этом больше нет необходимости – едва переступив порог он увидел обрамлённое чёрными красивыми волосами лицо Оли.
- Ты дома! – радостно, чуть ли не крича, сказал Петя, но его жена сразу же прислонила палец к губам, требуя тишины, после чего прошептала:
- Что ты так громко? Настю разбудишь.
- Ой, прости, - так же тихо ответил Петя, - Давно вы тут?
- Да мы только пришли, минут двадцать назад.
Петя взял Олю на руки, и поцеловав свою любимую сказал ей на ухо:
- Как же всё-таки здорово, что теперь мы всё время будем вместе. Ты, я и Настя…
Весь остаток дня Петя провёл возле маленькой кроватки, где спала сладким сном его дочь.
- Петя, мне нужно поговорить с тобой, пошли на кухню, чтобы её не разбудить, - сказала Ольга, которая, казалось, была чем-то обеспокоена.
Петя с недоумением встал, и прошёл на кухню:
- О чём ты хотела поговорить? – тут же спросил он.
- Понимаешь… Виктор Клёнов – твой единственный родственник, очень близкий родственник, а ты, мало того что с ним не разговаривал со дня нашей свадьбы, так ещё и не сообщил о том, что он теперь дедушка.
На лице Пети появилось уныние: как он мог забыть об отце? О человеке, с которым бок о бок прожил восемнадцать лет своей жизни… Как? И как всё исправить? Ответ на этот вопрос появился сам собой – нужно сейчас же пойти к отцу, и привести его сюда, чтобы поделиться с ним это огромной радостью, обрушившуюся на семью Клёновых.
Не сказав ни слова, он встал и быстрым шагом направился в спальню. Одел штаны, натянул на верхнюю часть тела свитер, и уже взялся за куртку, когда его руку остановила другая, мягкая женская рука:
- Куда ты?
- Я к отцу, нужно сейчас же сходить к нему.
- Но сейчас уже девять! Куда ты пойдёшь, на ночь глядя? – удивлённо сказала Оля, пытаясь отговорить Петю, - Останься дома, а завтра сходишь к нему.
- Нет, я должен идти сейчас. Как я мог забыть об отце? О родном отце? – возмутился он, - Да и что ты меня отговариваешь? Разве ты не этого хотела, когда начала этот разговор?
- Я хотела, чтобы ты просто позвонил.
- Никакой телефонный разговор не заменит саму встречу, да и недалеко его дом отсюда – минут двадцать через лес, и я уже у него.
Пётр вышел из дома, и направился в сторону, где был дом его отца. Он ругал себя всю дорогу, и даже не заметил сразу, что погода круто изменилась по сравнению с предыдущим месяцем зимы: шёл мокрый снег, а так как не было холодно, то эти мокрые белые снежинки таяли, едва коснувшись земли и не создавая ничего, кроме луж и грязи. Когда Петя выходил было только начало. А вот когда он дошёл до леса, нормально идти уже было невозможно – мокрый снег летел в лицо, попадал в глаза, заставив сощурится и постоянно моргать, чтобы хоть что-то увидеть на пути. Но ни мокрого снега, ни непроглядной темноты не было достаточно для того, чтобы развернуться и пойти домой, пообещав себе сходить к отцу завтра. Пётр просто закрыл взмокшим рукавом лицо, и двинулся по короткой дороге через лес. Если до этого приходилось идти почти вслепую, видя впереди только чуть освещённую улицу, то теперь приходилось пробираться на ощупь.
Хорошо что тропинка была хорошо вытоптана множеством мужских и женских ног, ведь её можно было легко отличить от, застланной иглицей, земли, благодаря чему Петя шёл, не сходя с тропинки. Но всё же один раз врезался в дерево, оцарапав руку.
Но вот наконец сквозь стволы деревьев стал проглядываться тусклый свет фонарей, и Петя понял, что почти добрался.
Он не останавливался даже чтобы перевести дыхание, пока не оказался у двери, которую видел каждый день все предыдущие восемнадцать лет своей жизни – дверь его прошлого дома.
Петя нажал на кнопку звонка, и прислонил ухо к двери, чтобы услышать шаги Клёнова Виктора, но из-за этой двери не услышал сразу не единого шороха.
«Я не мог прийти сюда только для того, чтобы узнать что моего папы нету дома» - возмутился Петя, и стал звонить ещё и ещё. Лишь после пятой попытки он услышал быстрые и тяжёлые шаги.
- Кто там, - спросил сонный недовольный голос Виктора Клёнова.
- Папа, это я, Петя, открой. Это очень важно, - пролепетал Петя, после чего услышал, как щёлкнул замок, и дверь открылась. На пороге, в халате и тапочках стоял сонный и недовольный тем, что его разбудили, отец Пети, - Я и не думал, что ты уже спишь…
- День трудный был, я устал. Да и вообще, что тебе нужно? По моему я просил, чтобы ты не приходил и не звонил, раз ты наплевал на мнение отца, в тот день, полгода назад. И до этого дня ты не соизволил даже позвонить, чтобы извиниться. Так что же должно было произойти, что ты вдруг обо мне вспомнил, и даже разбудил меня?
- Случилось, - сказал Петя, готовясь сообщить радостную новость, - У меня родилась дочь!
Лицо Пети в этот момент просто засияло, показывая, насколько он рад.
Виктор же не знал как ему реагировать на эту новость.
С одной стороны отец и сын забыли друг о друге, стали отдалятся, жить каждый своей жизнью. У Пети – красавица жена, они друг друга любят, что им ещё нужно? А у Виктора то, к чему он шёл всю свою жизнь, забывая проводить время с сыном – его работа. Неплохое место, работа непыльная, деньги хорошие, только вот остался он совсем один. Виктор злился на своего взрослого сына, но в глубине души хотел с ним «помирится»…
А тут такое событие! Да ещё и Петя лично пришёл сказать это, несмотря на плохую погоду, и то, что сейчас не средневековье и телефон есть в карманах почти у всех.
- То есть ты хочешь сказать, что я теперь дед? – возмутился Виктор, но потом улыбнулся, и по этой улыбке Петя понял – это величайшее в его жизни событие помирило двух родных людей.
- Ну, я не хочу сказать что ты слишком стар, но получается что ты всё таки теперь дедушка! – они вместе рассмеялись, после чего Виктор пригласил Петю войти.
Они уселись на кухне, Виктор достал откуда-то бутылку дорогого коньяка, которую видимо приберегал для особого случая – и вот он настал, этот случай.
Отец и сын стали говорить друг с другом не умолкая, как будто навёрстывая все те годы, которые упустил Виктор, как отец. Принялись рассказывать всё, что произошло за это время, которое они провели поодаль друг от друга, но при этом живя в одном городе, то и дело поднимая бокалы и говоря какой-нибудь тост, опустошали их.
Виктор рассказал сыну, как его друзья по работе пропили кирпичи, и как он, уверял потом начальство, что их украли, сильно ударив сторожа по голове. Как он ездил в отпуск в Турцию, и в день приезда его обокрали… Сейчас он вспоминал об этом с улыбкой на лице, а Петя с интересом всё это слушал…
Петя же рассказал, как поступал в институт, как потом ему было трудно прижиться на рабочем месте, которое ему предоставил отец. Как покупал обои для ремонта, и ему подсунули пять похожих, но совершенно разных катушек, которые завалялись на складе. Потом начал рассказывать про то, как они с Олей отсчитывали месяцы, недели, дни пытаясь угадать день рождения ребёнка. Как отказались заранее знать, кто у них родится: «пусть это будет сюрпризом» - когда то сказал Петя своей жене, и она согласилась. Как ему пришлось поехать сдавать сессию, оставив Олю в роддоме, и как после ссоры с профессором, он узнал о рождении дочери. Как приехал с Москвы и уже через сорок минут держал на руках это маленькое чудо…
- Знаешь, Петя, а ведь ты мне напомнил тот день, девятнадцать лет назад, когда родился ты. Я ведь никогда не рассказывал тебе о том, как погибла твоя мать… - его голос преломился, по щеке потекла слеза, которую Виктор сразу же смахнул рукавом. - Я ведь тогда вёз её в роддом, когда нас сбил автобус… Я был просто убит горем, когда узнал, что Элеонора не пережила этой аварии, но спасательным кругом, брошенным мне судьбой, был ты. Я помню как взял тебя на руки, и как будто ничего плохого не происходило. Казалось, что твоя мама просто отошла, но вот-вот вернётся.
Петя, немного помолчав, сказал:
- Она такая маленькая, хорошенькая. Когда берёшь её в руки, то больше чем пожаров и наводнений, боишься только одного – чтобы с ней что то случилось… Жаль что ты её не видел... – Петя вдруг хлопнул ладонью по столу, и у него сделалось такое выражение лица, словно только что лично открыл Америку, - Точно! Ты должен её увидеть. Папа, одевайся, мы идём ко мне.
Виктора эта идея немного насторожила:
- Да куда идти? Уже пол одиннадцатого, она наверняка давно спит.
- Ничего, спящая она ещё прекрасней! – Петя говорил так, будто сам никогда её не видел, хотя ещё три с лишним часа назад только отошёл от детской кроватки, - Папа, я не послушал тебя когда-то, я был неправ, но любовь к Оле оказалась сильнее твоих слов, и я не жалею что женился на ней. Но всё же я хочу загладить свою вину, показав тебе то, самое лучшее, что я видел в своей жизни.
Виктор долго не соглашался, но наконец Пете удалось уговорить своего отца, когда на часах было уже без пяти одиннадцать.
- Ладно, пошли одеваться! – сказал Виктор и пошёл в комнату, так как до сих пор был в том же халате и тапочках. Он оделся, и вышел в прихожую, где ожидал увидеть уже одетого и обутого Петю, но тот никак не мог справится с короткими шнурками на туфлях. Выпитый коньяк дал о себе знать.
- Ты ещё долго?
- Нет, уже почти всё, - ответил Петя, и ему наконец удалось завязать шнурки.
- Осторожно по лестнице иди, а то ещё навернёшься.
- Я постараюсь не упасть, - сказал Петя, и открыл дверь квартиры, - Пойдём.
Медленно спустившись, они вышли из подъезда, и поняли, что зима хоть и поздно, но началась. Заметно похолодало, землю уже устлал сантиметровый белый слой, а снег всё шёл и шёл, причём так сильно, что трудно было рассмотреть что либо на пять метров вперёд.
- Может, не пойдём через лес? – спросил Виктор, - итак ничего не видно, хоть тут и фонари, а в лесу вообще заблудимся. А ещё всякие алкаши бродят…
- Было б где заблудиться, - усмехнулся Петя, и пошёл вперёд, - Да и какие алкаши? Пройдёмся, и ничего плохого не случится.
- Плохой из меня дедушка будет! – после пяти минут молчаливого раздумья слегка огорчённо сказал Виктор - Так долго сидели, а я даже имя внучки не узнал…
- Настей мы её назвали, по-моему это имя ей прекрасно подходит.
- А похожа она на кого? Или ещё пока не ясно?
- Вроде бы и не ясно, но глаза у неё Олины. Такие же голубенькие, но очень маленькие. Да вообще-то она вся совсем ещё маленькая. Это что, я тоже когда-то таким мелким был?
- Да, представь себе, был! Вообще то все были, только никто не помнит, - Виктор улыбнулся, и сказал: - Ну вот, сейчас в лес войдём, так вообще ничего не увидим… Ещё и этот снег и за шиворот и в лицо набивается, - впереди уже был виден свет фонарей – они выходили из леса.
- Ничего, скоро уже придём. Если хочешь, можешь у нас на ночь остаться.
- Наверное и останусь, а то по такой метели и домой идти? Нет уж!
Так, разговорившись, они шли по тропинке, оставляя на выпавшем снегу ребристые следы подошв. До выхода из леса оставалось около полусотни метров, когда Петя сказал:
- Вот видишь, уже почти лес прошли. Я же говорил, что ничего плохого не …
Громкий голос, почти крик, сзади не дал Пете закончить фразу:
- А вот это мы сейчас посмотрим! Очень даже случится, скотина!

Глава 20

Петя с отцом обернулись, но в почти абсолютной темноте не смогли никого разглядеть, даже грубого силуэта чьёго-то тела.
- Пойдём отсюда быстрей, - предложил Петя, так как узнал голос, который ему был отвратительнее всего. Виктор согласился с сыном, и они двинулись дальше, но за двадцать метров до тротуара, где кончался лес, Петю кто-то остановил, схватив рукой за плечо.
- Давно не виделись, а? – сказал со злорадной ухмылкой на лице, Коганов Арчи.
По его виду было понятно – отец больше не снабжает его деньгами, но средства он где-то всё же берёт. На нём были новые чёрные кроссовки, немного изношенные джинсы, и слегка потрёпанная чёрная кожаная куртка. Это был Арчи, но как будто постарел за это время: лицо состарилось года на три. На щеке красовался трёхсантиметровый шрам. У него за спиной стояли трое его «друзей», которых теперь можно было скорее назвать прихвостнями, чем друзьями.
- Что тебе нужно от меня? – спросил Петя, не зная, что можно сказать ещё.
В ответ Арчи только громко засмеялся, потом, сплюнув, взял Петю за подбородок, и повернул его лицо к свету:
- Эх, хочу посмотреть на эту морду, пока её не разукрасил… Что ты спросил? Что мне нужно? А ты думал просто так нарыть обо мне информацию, скинуть её этому колобку, и мне от тебя ничего не будет нужно? Из-за тебя я остался без дома, без тачки, без девушки, и что самое главное – без денег! Этот папаша оставил мне всего штуку баксов, чтобы я куда-то отсюда уехал, и мои друзья не бросили меня. Пока ты траха…
- Не говори так о ней! – абсолютно точно поняв, что хочет сейчас сказать Арчи, прокричал Петя, - Она теперь моя жена, и у нас родилась дочь, - сам не зная зачем, сказал Петя.
После этих слов Арчи был похож на быка, перед которым только что потрясли красной накидкой. Наверное, он сказал бы ещё пару унизительных слов Пете, но сейчас уже не мог ждать.
Он накинулся на Петю, и стал наносить удар за ударом по рёбрам, в живот, по лицу… Он уделил всё своё внимание Пете, но не заметил, как сбоку подходит его отец. Виктор сделал Арчи подножку, и повалил его:
- Как ты смеешь бить моего сына? – гневно проревел он, и отвёл руку, чтобы нанести удар. Арчи блокировал удар, поднялся, и крикнул Артёму, Игорю и Руслану:
- Займитесь им! А этого не трогать, - сказал Арчи, показывая пальцем на корчащееся от боли тело, - Он мой!
На Виктора тут же налетели остальные, и принялись бить, повалив на землю, ногами. Виктор решил так просто не дать себя так просто избивать, поэтому из последних сил поднялся, и хорошим ударом попал по челюсти Руслана.
- Ах ты… - сказал Игорь, увидев как его друг выплёвывает сломанный зуб. В тусклом свете фонарей сверкнуло лезвие ножа, которое заметил Петя, и чудом уклонившись от следующего яростного удара Арчи, проревел:
- Нет! – и тут же получил следующий удар в грудь. У него захватило дыхание, он не мог сказать ни слова. И со страхом и ужасом в глазах он тихо наблюдал как замахивается рукой Игорь, как вырывается из захвата Артёма его отец и как в следующую секунду вонзается холодная сталь в его горячее тело. Нож угодил на несколько сантиметров ниже и левее шеи, где совсем недавно был шарф, и из этого места медленно потекли две тонкие струйки крови. Глаза застыли, остановив свой холодный взгляд на сыне, и Виктор Клёнов упал.
То ли услышав издали сирену машин на дороге, то ли увидев мёртвое тело, лежащее у ног Игоря и Артёма, Арчи остановился:
- Уходим, эти скоты как всегда не вовремя! – крикнул Арчи друзьям, и те побежали вглубь леса, откуда ещё совсем недавно вышли радостные отец и сын, - Я догоню!
Арчи ударил Петю сначала в бок, после чего послышался хруст сломанного ребра, а потом в висок, после чего Пётр упал, подобно Виктору, но в отличии от отца, он был жив.

Петя очнулся, и ещё не успев открыть глаза, в его голове промелькнула мысль: «Это сон, просто страшный сон. Оля ещё в роддоме, мы с ней ещё ни о чём не говорили, я никуда не ходил, и с папой всё в порядке…». Но Петя понял, что это был не сон, и всё произошло наяву. Он сделал вдох и почувствовал резкий неприятный запах – так обычно пахнет в больнице. Услышал шум повседневной суеты за дверью больничной палаты. Попытался приподняться, но от первого же усилия сильно заболел правый бок, отчего Петя издал звук боли и стиснул зубы. Он нащупал себя рукой и понял что несколько сантиметров выше живота обмотаны бинтами.
- Больно да? – услышал Петя совсем близко мужской голос, и вздрогнул – он был уверен что рядом с ним никого нет. Он открыла глаза, и увидел над своим лицом наглую физиономию Коганова Арчи, - Лучше не шевелись, и молчи, иначе больно будет. Будешь отвлекаться, а мне нужно чтобы ты меня внимательно слушал, осознавая, что ты натворил.
- Ты убил моего отца, - задыхаясь, и испытывая боль от каждого сказанного слова. Видимо полученные травмы задели лёгкое, - сволочь…
- Ну во первых его убил не я, а Игорь. А во вторых – мы его и трогать то не собирались, просто он стал сильно мешать, а нервы то у Игорька плохие… - усмехнувшись, и даже с некоторой радостью сказал Арчи.
- Сейчас ты услышишь, через что мне пришлось пройти, из за твоей ошибки, и поймёшь, что ты всё это заслужил.
Арчи принялся расхаживать по больничной палате так спокойно, словно это не он с друзьями вчера напал на двух мужчин, и убил одного из них.
- Он пришёл ко мне, и дал понять, что выкидывает меня на улицу. Оставил всего лишь штуку баксов, чтобы я исчез из этого города, и сказал что убьёт, если я приближусь к тебе. Я решил уехать в Москву, всегда хотел жить в столице, вот только не так. Я уговорил своих друзей поехать со мной, чтобы вместе выжить там. Они всю жизнь надеялись на миллионы моего папаши, не хотели учиться, не знали что значит работать… Поэтому оставив без денег меня, он оставил без средств к существованию всех нас. Конечно же любой из них мог остаться на шее родителей, работать в магазине грузчиком за копейки, которых едва хватало бы на хлеб, но все они пошли со мной, и правильно сделали.
Мы оказались вчетвером в этом огромном городе, и в первую же неделю с шиком прогуляли последние мои деньги. Потом мы начали грабить, и пропивать, прогуливать награбленное… Это было несложно, потому что я не зря потратил когда то хорошую сумму на учителя боевых искусств, - он улыбнулся и продолжил, - так мы просуществовали в глухих районах Москвы два месяца, и были бы там до сих пор, пока однажды к нам не подошёл человек в чёрном, и не назначил встречу с его боссом – он предлагал работу, причём не сложную для нас.
Его боссом оказался наркоторговец, один из крупнейших в Москве, и ему нужен был кто-то, чтобы убирать конкурентов. Мы согласились, всё таки это было лучше, чем грабить людей на улице, и деньги неплохие… Тогда я впервые убил человека, это несложно, даже чувствуешь невероятный подъём… - у него было такое выражение лица, словно он рассказывал сейчас как хорошо провёл лето в Египте, и Пете стало не по себе оттого, что он так просто говорит об убийстве, - Мы вчетвером работали качественно и быстро, устраняли ненужных людей, перевозили товар, и вскоре преступная сторона столицы узнала о «Четырёх наёмниках». Позже нам стало известно, что гораздо большие деньги можно получать за заказные убийства, налёты, грабежи, а также от торговли наркотой… Мы брались за всё, позже выкупили какой-то дом в Подмосковье, и теперь нас могли нанять только некоторые, у кого хватало средств. Можно было забыть о прошлой жизни, о том человеке, чью фамилию я ношу, о старом городе в глуши России, но одно не давало мне покоя, и это ты! Я вернулся в это глухое захолустье только с той целью, чтобы ты заплатил за свои дела, и это удаётся…
- Псих, маньяк и псих! – выдавил из себя Петя.
- Знаешь, когда я только уехал отсюда, я поклялся себе убить тебя. Но потом я получил обратно деньги, даже лучше – я ни от кого не зависел. Но я не мог забыть про данную когда-то себе клятву, и вот я здесь. Я псих? Возможно… Хочешь знать, что будет дальше? – спросил Арчи, сделав серьёзное, и в то же время страшное лицо. В этот момент Петя понял, что не желает этого знать. Пускай всё закончится, прямо сейчас…
- Нет!
- Но ты всё равно узнаешь, - он засмеялся… и каждый звук этого злорадного хохота отдавался у Пети внутри… - Ты вроде женат? – спросил Арчи, наслаждаясь эффектом этих слов, - Я навещу свою бывшую девушку, и её дочь. Ой прости, вашу дочь…
- Ты не посмеешь!
- Ещё как, и даже от этого удовольствие от этого получу. Знал бы ты, как приятно, когда держишь нож перед чьим-то горлом, и этот кто-то сразу же отдаёт тебе все свои деньги, машину, квартиру… Но ты всё равно наносишь удар, разукрашивая пол в красный цвет…
- Не трогай их, ведь тебе нужен был я, делай со мной что хочешь псих… Только не трогай Олю и Настю… Я прошу того, кого когда-то считал другом! Пожалуйста…
- О, как ты заговорил. Но уже слишком поздно. У меня другие планы насчёт тебя, и в этих планах нет места на этом свете для Оли и Насти.
Он уже повернулся и пошёл к двери, но Петя, крича от боли, спрыгнул с кровати и уцепился за ноги Арчи:
- Прошу тебя, не трогай их! – на его глазах выступили слёзы, и он повторял несколько слов: - Убей меня! Только не трогай их…
- Мразь! – проревел Арчи, и ударил Петю ногой по лицу. После чего собрался уходить, но в проходе появилась медсестра.
- Что здесь происходит? – спросила она.
- О, мой друг не хотел чтобы я уходил, и нечаянно упал, помогите мне его поднять, - Арчи сразу же превратился в доброго и приветливого молодого человека, и после того как Петя оказался обратно на кровати, спросил: - А как ваше имя?
- Александра, - немного смутившись, сказала она.
- Послушайте, Александра, по моему его ударили по голове, и поэтому он несёт какой-то бред… - Арчи взял медсестру за талию, и продолжил, уводя её подальше от палаты: - Оставьте его одного, на некоторое время, я уверен он успокоится и уснёт…
Арчи вышел из больницы и направился по незнакомому адресу, который был написан внутри кошелька Пети: «При утере вернуть владельцу , проживающему…».
«Нужно во что бы то ни стало ему помешать!» – говорил себе Петя. Он упал на выстланный линолеумом пол, и закусил губу, чтобы не закричать от боли в правом боку. Когда боль немного стихла, он схватился за раму кровати, и подтягиваясь на руках, встал. Сделав несколько шагов, он понял что может идти, но медленно, и при этом придётся с каждым шагом терпеть боль, но это неважно, когда к самым любимым тобой людям направляется этот псих.
Но нельзя было идти через весь город днём в одних трусах. Он осмотрелся: у окна, на стуле лежали, аккуратно сложенные его вещи. Он быстро, как никогда раньше набросил куртку на голое тело, надел штаны, и выглянул из палаты, чуть приоткрыв дверь. Убедившись, что коридор пуст, он пошёл к лестнице.
Выйдя на улицу, он направился домой. Небо, словно предвестник беды, было серым, тусклым, не давая солнечным лучам упасть на землю.
«Я должен его догнать, я должен остановить этого подонка» - шептал он себе под нос, и эти слова придавали ему сил двигаться дальше. Двигаться за то любимое, и прекрасное, что осталось у него.
Пытаясь идти быстрее, он несколько раз споткнулся и упал, после чего вставал, и даже не отряхиваясь, шёл дальше.
Дверь подъезда была приоткрыта, и Петя начал подниматься по лестнице. Это было ещё больнее, чем было спускаться в больнице, чем идти по городским тротуарам. Добраться до нужного этажа сейчас было всё равно, что добровольно подписаться на пытку. Петя, держась за перила, начал своё «восхождение на Эверест».
«Сейчас, любимая, я поднимусь, и узнаю, что это была всего лишь пустая угроза. Подожди ещё немного, не волнуйся! – говорил он себе, даже не допуская мысли, что с ними может что-то случиться, - Вот, я почти уже дома. Сейчас я увижу тебя… Что это? Почему открыта дверь? Этого не может быть! Этого просто не может случиться!» – Петя поднялся на последние две ступеньки, распахнул дверь, сделал несколько шагов, но в коридоре было пусто, тогда он открыл дверь спальни, где за большой двуспальной кроватью стояла маленькая кроватка…
- Нееет! – Петя упал на колени и заплакал, оттого, что увидел перед собой. Он опоздал…
В спальне на полу лежала Оля с ножом в груди. Её руки были раскинуты в стороны, длинные чёрные волосы, словно рассыпались по полу, а на лице застыло выражение страха и ужаса. Её красивые глаза неподвижным мёртвым взором смотрели в потолок. Петя подполз к ней на коленях взял на руки и положил неподвижное, ещё тёплое тело себе на ноги. В последний раз он взглянул в эти два небольших голубых бриллианта, после чего провёл рукой по её лицу, закрывая глаза. Его слёзы капали на грудь Оли, разбавляя собой алую кровь возле коричневой рукоятки ножа. Петя вынул этот холодный предмет из груди любимой, и обнял её. За одно мнгновение перед глазами пролетела каждая минута после знакомства с Олей, и невыносимо думать, что больше он никогда не увидит её улыбку, не ощутит теплоту её нежного тела…
С того момента, как он увидел Олю, он забыл про Настю, и лишь посмотрев на маленькую кроватку, вспомнил о дочери. Петя аккуратно положил Олю на пол, после чего бросился к кроватке – она была пуста. Тогда он несколько минут быстро обыскивал всю квартиру, надеясь найти дочурку, но её нигде не было – они забрали Настю с собой, вот только зачем?
Петя, всхлипывая, вернулся к безжизненному телу Оли, и ещё раз обнял её, как будто прижав к себе, он мог подарить любимой новую жизнь.
- Я не смогу жить в этом мире один: без тебя, без Насти, без отца... Не смогу… - прошептал Петя, после чего взял в руку нож, - Мы были так мало вместе в этом мире, так будем вместе навсегда в другом. Поздравляю Арчи, ты отомстил за свои деньги…
Петя обхватил двумя руками нож, поднял его повыше, и стал собираться с духом, чтобы вонзить нож в своё сердце. Выдохнув, он замахнулся...
По его рукам, выбив нож, сильно ударил только что вошедший лейтенант милиции.
- Настоящий маньяк! Тебе было мало убить жену, так ты ещё решил поглумиться над трупом? Мразь! – сказал он, ударив Петю дубинкой по затылку.
Петя так и упал рядом с Олей, держа в руке нож…

Глава 21

Петя очнулся, и ощутил как болит у него голова – удар дубинкой по голове не остался незамеченным, и ощупав затылок, он удивился что там нет никакой раны. Петя около минуты поводил пальцами по затылку, и боль начала стихать, словно от приложенного полотенца, со льдом внутри. Когда боль стихла, Петя поднялся с жёсткой полки, наглухо приделанной к стене, которая здесь заменяла кровать.
Сквозь стальные прутья пробивался свет тусклой лампочки, которая одиноко висела под потолком. В этом полумраке Петя сумел рассмотреть всё, что его окружало: это была маленькая камера три на четыре метра, три стены были вдоль и поперёк исписаны ругательствами, посланиями тем, кто будет тут после них. Четвёртую стену заменяла решётка, сквозь которую было видно фрагмент тусклого коридора. Воздух здесь был затхлый, пропитанный потом и вроде бы какой-то гнилью, которая осталась после предыдущего хозяина этого небольшого пространства.
Петя расстегнул куртку, которая так и была одета на голое тело, и увидел белый бинт, обмотанный вокруг своих рёбер – ему наложили новую повязку. Он сунул руку во внутренний карман куртки, и вытащил оттуда свадебную фотографию, которую всегда носил собой. Оля радостно смеялась над чем-то, обняв любимого, и в этот момент Пете показалось, что он слышит сейчас её смех. Всё случившееся за последние несколько дней как будто накрыли Петю с головой: Настя пропала, а Оля и Виктор мертвы, да и если Петя сейчас находится в этой камере, то его считают во всём виновным. Он лёг, приложил фото к груди, и так лежал около двух часов, всё время вытирая рукавами куртки мокрые глаза. Он смотрел не отрываясь в одну точку на стене, словно это был экран кинотеатра, где показывали фильмы с участием Оли.
Через несколько часов Петя вздрогнул, от лязга открывающейся железной двери. Топот эхом отдавался по коридору, и всё стихло лишь тогда, когда мужчина лет тридцати в милицейской форме остановился возле решётки, за которой на полке лежал, обняв фотографию, Пётр Клёнов.
- Встать! – Проревел он, но Петя не обратил внимания на этот крик, - Ты что, скотина, по-русски не понимаешь? Я сказал встать!
Но Петя даже не посмотрел в его сторону.
Такое отношение Пети привело милиционера в бешенство. Он открыл стальную решетчатую дверь камеры и нанёс несколько ударов по телу на полке у стены. Лишь когда очередной удар пришёлся по сломанным рёбрам, Петя скривил лицо от боли.
- То-то же, смотри мне. Я тебя научу родной язык понимать!
Петины запястья обвили железными змеями наручники, и этот злобный «тюремщик» повёл его куда-то. А дальше вот что: комната, посреди стол, два стула. На одном из них сидит располневший человек в милицейской форме, которая еле-еле налезла на это жирное тело, и что-то пишет.
Петю посадили на второй стул, и оставили их наедине. Первые пять минут милиционер не обращал даже внимания на Петю, старательно дописывая бумаги по предыдущему делу. Наконец дописав, он закрыл толстую папку, положил её в ящик стола, и обратил взор на сидящего напротив человека.
- Так-так… Кто тут у нас? – простым будничным тоном спросил он. Затем пошарив по столу, служитель закона нашёл другую папку, с фамилией и именем Пети, и сам ответил на свой вопрос: - Итак, Клёнов Пётр Викторович…
Следующие десять минут Петя услышал всё то, что произошло за последние сутки. Точнее не он услышал всё так, как считала милиция. Правда в этой версии произошедшего не было ни одного правдивого слова.
- Ты убил отца, затем зверски убил жену. Признай свою вину – тебе уже ничто не поможет, - сказал он в конце своего рассказа.
- Не поможет? – впервые за день открыл рот Петя, и говорить спокойно он не мог - Вы взяли не того! Я невиновен! Это Арчи! Коганов Арчи!
- Неужели? – слегка удивился мент, - У тебя ещё хватает мозгов нести такую чушь? Ты зарезал отца, а потом тем же ножом убил жену. На ноже твои отпечатки…
- Отпечатки? Да я просто вытащил нож! На нём должны быть и отпечатки Арчи!
- Перестань лгать! Не существует никакого Арчи! К тому же есть ещё свидетели, двое.
- Какие свидетели? Что они могли видеть, если я никого не убивал?
- Бомж, которому ты заплатил, чтобы он сломал тебе рёбра – ты хотел всё показать так, как будто на вас напала банда пьяных подростков, но ты и подумать не мог что мы найдём того самого бомжа, и он будет свидетельствовать против тебя…
- Бомж? Вы что тут все что ли свихнулись? – Петя больше не мог сидеть спокойно: он схватил папку, бросил её на пол, и хотел затоптать, но дверь открылась, вбежали двое молодых сержанта и стали бить, пока Петя не сел обратно на стул.
- Спасибо, а теперь – оставьте нас. Мы ещё недоговорили, - сказал толстый милиционер, по видимому их начальник. Он понизил голос и сказал Пете:
- А теперь не для протокола. Я работаю тут уже пятнадцать лет за гроши, и не могу отказаться от десяти тысяч долларов, если они сами лезут мне прямо в руки. Тем более что требуется от меня самая малость. Я не хочу знать за что на тебя обозлился этот Арчи, как и не хочу знать откуда у него столько денег. Ты сядешь, смирись с этим. И мой тебе совет: признай свою вину, или схлопочешь несколько лет сверху положенного срока.
После этих строк стало всё понятно. Для Арчи это всего лишь очередная забава.
- А как же правосудие?
- Правосудие? Ха-ха-ха! – этот мешок на стуле затрясся, и казалось что ещё минута такого хохота, и он лопнет, - Вот ты меня рассмешил. Государство слишком мало платит, чтобы царило правосудие!
- Но зачем ты мне говорил всю эту чушь про бомжа, про нож., если знаешь, что я невиновен.
- Нужно было познакомить тебя с тем, что ты совершил, да и весело было посмотреть на твою реакцию. В общем так: благодаря тому, что все улики указывают на тебя, тем более что есть два свидетеля, да и ты сознался во всём… - он повысил немного голос на последних словах, - … суд будет через четыре дня.
- Сознался? С чего это ты взял что я сознаюсь? Я всё расскажу, ведь мне уже нечего терять.
- Возможно и есть… - он достал из кармана лист, сложенный пополам, и протянул его Пете.
Клёнов взял бумагу, и развернул её:
«Если ты это читаешь, значит тебе уже предложили во всём сознаться. И мой тебе совет - соглашайся! Ведь как ты можешь прямо сейчас узнать от этого пузатого мусора, Настя пропала, но она ещё жива. Не признаешь свою вину – можешь считать что сам убил свою дочь!» - и как будто пытаясь показать, что не шутит, Арчи оставил несколько капель крови на бумаге.
- Думай пока, а завтра я узнаю твой ответ.
- Я виновен, я всё подпишу… - тихо сказал Петя.
- Вот! Сразу бы так. Я думаю что ты не глуп, чтобы потом всё отрицать на суде?
- Успокойся, твою жирную задницу никто не побеспокоит, и ты будешь сидеть дома, пересчитывая зелёные бумажки, и зная что каждая из них запачкана кровью невинных людей.
После этого в комнате не было сказано ни слова. Мент молча давал бумаги, а Петя так же молча их подписывал.
Всё время до суда Петя лежал на, так называемой, кровати и думал о дочери: где она, кто за ней ухаживает, куда она попадёт после того как его посадят в тюрьму? Она ведь ещё такая маленькая, такая беззащитная и хрупкая…
Но вот настал тот день, и время суда. Петя молча сложил руки за спиной, давая сковать себя наручниками, после чего его вывели из здания и засунули в машину.
Петя никогда не думал, что будет на скамье подсудимых, когда проходил или проезжал мимо здания суда. Он сидел молча, смотря снизу вверх на всех присутствующих здесь людей. Здесь было много людей в форме, помост судьи ещё пустовал, а в самом зале сидели люди. Среди них Петя увидел Олиных родителей. Мама Оли вытирала слёзы носовым платком, отец же ненавистными глазами смотрел на подсудимого. Конечно же он считал, что какой бы приговор не вынесли убийце его дочери, этого всё равно будет недостаточно.
Пётр молча сидел, дожидаясь, когда придёт судья, как вдруг на последнем ряду он заметил знакомое и в то же время ненавистное лицо под капюшоном. Коганов Арчи с улыбкой на лице жевал жвачку, и словив направленный на себя взор, подмигнул. Петя собрал всю свою волю в кулак, чтобы не кинуться сейчас на Арчи – ведь от этого зависит жизнь Насти, ради которой Пете не было жалко ничего.
- Встать, суд идёт! – на весь зал сказал судебный пристав, после того как судья появилась в дверном проёме, и добавил: - Можете садится, - когда судья опустилась на свой мягкий стул.
Начался процесс. В начале судья попросила прокурора зачитать всё, что имелось по делу:
- Клёнов Пётр Викторович обвиняется в двойном убийстве. По версии следствия всё происходило следующим образом: - прокурор стал читать всё, что было изложено на листе бумаги, который не так давно писался на глазах у Пети, - «Третьего февраля жена подсудимого вернулась из роддома. Подсудимый, находившийся в ссоре со своим отцом, решил что новость о рождении дочери поможет им наладить отношения. Перед тем как пойти к отцу он немного выпил для храбрости, и в десять часов был в квартире Клёнова Виктора. Распив бутылку коньяка, Виктор рассказал о том, как Ольга когда то изменила Пете с его отцом, и этот ребёнок – на самом деле дочь Виктора, а не подсудимого. Пётр Клёнов убедил отца сходить к себе домой, и посмотреть на девочку, а после чего завёл Виктора в лес и там нанёс удар ножом. После этого он заплатил бомжу за то, чтобы тот сломал ему несколько рёбер, пытаясь таким образом подстроить всё как нападение хулиганов. Подсудимого доставили в больницу, откуда сбежал, для того, чтобы отомстить жене за измену. Его видел молодой человек, случайно оказавшийся в подъезде, который и вызвал милицию. Когда приехала милиция, подсудимый уже убил Ольгу Клёнову.» Имеется так же орудие убийства: нож, длинной двадцать пять сантиметров, на котором имеются только отпечатки пальцев подсудимого.
После этого прокурор попросил допросить свидетелей, которые имелись по делу. Первым вышел бомж, которого Петя видел впервые в жизни. Он назвал своё имя, фамилию, год рождения, и начал давать показания:
- Вот этот молодой человек подошёл ко мне и спросил, не хочу ли я быстро заработать денег. Он предложил пятьсот рублей, за то, чтобы я сломал ему пару рёбер. Я очень хотел этого делать, но был на мели и не мог отказаться от денег. Поднял палку какую-то и дал пару раз по бокам…
После бомжа вышел парень лет шестнадцати, очень худой, с бледным лицом. Он представился, назвал год рождения и начал тот фрагмент этой липовой истории, за который получил деньги от Арчи:
- Ваша честь, хотел зайти к другу, но его не было дома, поэтому я не стал задерживаться около закрытой двери и начал спускаться. Спустившись на один этаж, я увидел вот этого человека, - он указал пальцем на Петю, - который бежал по лестнице с ножом в руке. Я притаился, боясь за свою жизнь, потому что он был явно не в себе, а когда он зашёл в квартиру, я решил быстрее выйти из подъезда. На втором этаже я услышал как закричала какая-то девушка, и позвонил в милицию.
- Скажите, если вы видели как подсудимый вошёл в квартиру, почему не попытались его остановить?
- Боялся я! С ножом ведь! Да и куда мне с ним справится? Я вон какой мелкий.
- К вам вопросов больше нет. Слово предоставляется прокурору, - сказала судья.
- Учитывая доказательства, показания свидетелей, а также содействие следствию подсудимого, прошу приговорить его к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима. У меня всё, - закончил прокурор.
После этого судья удалилась в комнату, из которой вышла час назад, и все в зале стали ждать когда она выйдет и вынесет приговор подсудимому. Через пятнадцать минут она вышла, заняла своё место, и сказала:
- Подсудимый встаньте, оглашается решение суда, - она ударила молотком по столу, и принялась зачитывать приговор, - Рассмотрев материалы, имеющиеся по делу, выслушав показания свидетелей, учитывая содействие подсудимого следствию, судом принято решение приговорить Клёнова Петра Викторовича к десяти годам лишения свободы, с отбыванием в колонии строгого режима. Приговор привести в исполнение немедленно.
Петю по бокам взяли два милиционера, и повели обратно в машину, в которой Петя сюда доехал. Он думал что его прямо сейчас повезут в тюрьму, но он вернулся в ту комнату, в которой несколько дней назад так мило беседовал с жирным ментом.
- Сядь на стул и жди, - приказал один из тех, кто его привёл, после чего щёлкнул дверной замок и Петя остался тут один. Но ему не долго пришлось сидеть в одиночестве – через четыре минуты дверь открылась, и сюда вошёл Арчи. На лице у него сияла улыбка, как у ребёнка на утро первого января, который нашёл под ёлкой самый желанный подарок.
- Урод, скотина, зачем ты убил их? Ведь тебе нужен был я!
- Ну тише, тише, ты ведь сам признался, что это твоих рук дело, - радуясь говорил Арчи.
- Не строй из себя идиота! Я бы ни слова не подтвердил, если бы ты не угрожал моей дочери. Что теперь будет с ней?
- Да ничего! Я ведь думал что записка не дойдёт до тебя, вот и убил её, но ты не переживай, она ж такая маленькая была, считай ничего не потеряла, - он засмеялся звучно и жизнерадостно так, что его смех был слышен в коридоре за дверью. Этот смех заглушил горестный стон, который издал Петя.
- Все, кого я любил… Все, кто были мне дороги… Ты их убил! Я не смогу дальше жить, прошу, убей меня! Убей, как убил Олю, как убил Настю, как зарезал отца!
- Ну папаша – не моя заслуга… - это было последнее, что он сказал смеясь, после этих слов его лицо стало злым, в голосе появилось отвращение, смешанное с ненавистью:
- Скотина! Это ты всё сам сделал, ты сам убил всех, кто был тебе дорог, ты настучал на меня отцу! Я лишился стольких денег, а всё из-за тебя!
- Для тебя зелёные бумажки отца важнее человеческих жизней?
- Человеческие жизни? Не смеши! Я бы мать родную убил, чтобы вернуть всё то, что было. Но судя по тому, как пошёл бизнес, я скоро всё это верну, и причём часть уже вернул. Что касается тебя, то их смерть – только начало!
- Хуже уже не будет! Что может быть хуже, если в жизни больше нет смысла?
- О, поверь, хуже ещё будет! – Арчи наклонился к самому уху Пети, и стал говорить, как будто хотел вдолбить слова в его голову: - Тюрьма – это ад, в который попадаешь ещё при жизни! Я заплатил, чтобы сделать твою жизнь в аду невыносимой! Я не пожалел денег, чтобы сделать твою жизнь в тюрьме приятной. Все десять лет, каждый день тебя будут унижать, избивать, насиловать… А за день до освобождения, когда тебе будет казаться, что всё уже кончилось, тебя убьют. Вот тогда ты расплатишься со мной за то, что ты мне устроил!
Арчи вышел, наслаждаясь и переживая заново каждую прошедшую секунду, отметив эти три минуты самыми счастливыми в жизни.
Когда дверь вновь открылась, Пете было уже всё равно кто и куда его сейчас поведёт, что с ним сделают, что будет с ним завтра – всё это его не волновало, потому после того, как он узнал о смерти дочери, жизнь окончательно потеряла смысл, и казалось помочь может только смерть.
«Нужно только умереть, и мы будем все вместе счастливы там, наверху» - подумал Петя, когда его тянули куда-то двое мужчин.
Теперь было видно, что жизнь как зебра – одна линия белая, другая – чёрная. Вот только чёрная линия слишком жирная…

Глава 22

Стук колёс, ритмичное лёгкое покачивание вагона поезда из стороны в сторону. На окнах решётки, двери купе стальные с замком. Та же тюрьма, с тем лишь отличием, что передвижная, да и ненадолго – всего лишь на время перевозки полусотни зеков в тюрьму. Петя лежал на полке и смотрел в окно, за которым, сквозь стальные прутья каждую секунду открывался свой, особенный, новый мир. Нередко были видны огромные ледяны горки, с которых смеясь и крича скатывались дети. А когда железная дорога пересекала речку, то внизу можно было увидеть рыбаков, высыпавших на лёд, в надежде вернуться домой с добычей. Попадались деревни, где из печной трубы каждого дома валил чёрный густой дым, сообщая о жизни, кипящей внутри этих одноэтажных сооружений.
Но всё это было не для Пети. Ему даже была безразлична свобода. Ведь какой толк от мира по другую сторону решётки, если там тебя никто не ждёт, никто не обнимет, не поцелует, не скажет ласковых слов – всё это в прошлом, о котором невозможно было забыть, в которое хочется вернуться?
Папа, Оля и Настя – словно нити, связывающие Петю со счастливым миром, а Арчи все их перерезал, оставляя по шраму на душе после каждой из них. Теперь остались только воспоминания, и желание умереть, так как на этом свете больше делать нечего. Да и самого Петю везут неизвестно куда, чтобы там отбывать срок за несовершённые преступления, среди настоящих убийц, насильников и прочей мрази.
Двое суток Петя лежал на своей верхней полке, прежде чем состав остановился, и по коридору шёл охранник, открывая двери каждого купе. Коридорчик, проходивший по всему вагону шириной в метр, тут же заполонили люди. У кого-то были на лице и руках шрамы, у кого-то татуировки, а были зеки и с тем и с другим сразу. Кто то попал в тюрьму впервые, как и Петя, кому то не повезло оказаться тут во второй раз.
Все они вышли и выстроились перед вагоном. Перед ними стал человек в форме и с папкой:
- Слушайте сюда! Сейчас каждый из вас по очереди выйдет из строя и назовёт имя, фамилию и номер статьи за которую был отправлен в этот дом отдыха…
- Ну прям курорт, даже места халявные – вставил свои несколько слов зек невысокого роста, со шрамом на щеке и татуировкой на шее.
- Тебя, Сизый, я не спрашивал! Завали пасть и дай работать, а то живо усмирю!
Следующие полчаса каждый выходил из строя, называл фамилию, имя и статью. Как оказалось, тут были почти все убийцы и лишь человека три насильника. На этих троих все остальные зеки как то по-особому посматривали.
После «переклички» их повели на осмотр, где каждого с ног до головы обшаривали, исключая возможность пронести какой-либо предмет на зону. Потом какая-никакая, но всё же медкомиссия. В общем попал Петя в помещение, где ему предстояло жить только часам к десяти вечера. Большая камера, большая – если на одного, а здесь было около пятнадцати кроватей. Тринадцать были уже заняты, а привели Петю одного – видать ещё кого-то приведут из тех, кто с ним в одном вагоне ехал. Как только он вошёл в камеру, сразу внимание двадцати шести глаз было обращено на него – ведь не каждый день нового подселяют. Двое из них обрадовались, едва успев разглядеть лицо Пети. Клёнов прошёл среди остальных коек, к одной из свободных, затем лёг, и уставился в потолок, не обращая внимания ни на кого. Те двое, что обрадовались его приходу, уже стояли возле только что занятой кровати. Около минуты они смотрели на, казавшееся безжизненным, тело, после чего схватили Петра за руки и одним рывком отправили его на пол.
- Ты ведь Клёнов! – воскликнул один из них.
- Что вы от меня хотите?
- Сейчас узнаешь! – сказал другой, и наклонившись к Пете так, чтобы слова мог слышать только он, добавил, - Арчи просил передать тебе привет.
- Вот в чём дело. Ну что же, мне терять нечего, всё что у меня было я уже потерял.
- Как это нечего? А твоя галимая жизнь?
- Она мне больше не нужна.
Первый уже замахнулся для хорошего удара в грудь, но тут недавно закрывшаяся после входа Пети дверь, снова открылась, и в камеру вошёл надзиратель:
- Эй! Тише вы там, не шумите, - сказал он, увидев лежащего на полу Петю.
- Всё в порядке, командир, мы просто разговариваем.
- Ладно, хрен с вами. Я тут к вам ещё одного привёл, - после этих слов он вышел, а зашёл мужик лет пятидесяти. Он молча занял последнюю свободную кровать, и начал наблюдать за всем, что творилось в камере.
Убедившись, что дверь закрылась, и никто больше им не помешает, те двое снова повставали со своих мест, и направились к Пете.
- Слушайте все! Эту мразь, - сказал один из них, указывая пальцем на Клёнова, - посадили к нам за то, что он убил старика-отца и свою жену. Что ты такой борзый, стариков да женщин мочить? На мужиков кишка тонка? – он начал бить Петю, на что не было никакой реакции. Тогда Клёнова скинули на пол и начали пинать ногами. Некоторые сокамерники, которые видимо разделяли взгляды тех двоих, повставали со своих мест, и двинулись к Пете.
«Ну вот, сейчас меня убьют. Я наконец увижу вас, мои любимые» - шептал Петя, сжимая в руках фотографию. Он не замечал боли, было неважно что из разбитого чьей-то ногой носа ручьём течёт кровь, главное что скоро уже всё закончится, и никто этого не остановит.
- Достаточно! – прогремел на всю камеру громкий голос, заставивший остановиться тем, кто пинал Петю.
- Молчал бы, пока тебя не трогаем, а то ведь нарвёшься! – послышался голос из кучки, и все продолжили молотить ногами.
- Прекратить! Для начала я сломаю палец каждому, кто продолжит, сосунки!
- Что ты сейчас сказал? – сказал один из тех, кто первым подошёл к Пете, - Пацаны, бросьте его, с ним мы потом ещё закончим. Нужно чтобы он выжил, но страдал каждый день, так что я обещаю ежедневно такую разминку! А сейчас давайте научим этого новенького как с пацанами нужно разговаривать!
На этого мужика двинулось восемь злых морд, с неудовлетворённой жаждой насилия.
«Ну вот, зачем ему это было нужно? Теперь ещё один человек на моей совести» - подумал Петя, чуть приподнявшись над полом, держась рукой за край кровати. Он подумал что сейчас увидит как восемь человек избивают одного, но не тут то было.
Неизвестно кто был этот мужик, даже можно сказать дед, но первых четверых он легко, почти без усилий для себя отправил на пол. Остальным четырём он нанёс лишь по одному-двум ударам, как они попадали, корчась от боли. Тогда он нашёл самого первого, поднял его за шиворот, и сказал:
- Значит слушайте все! Того парнишку не трогать, более того, чтобы его не тронул ни один зек во время работы и прогулок! Он теперь мой, кто не согласен – лучше молчите, потому что открыв рот вы тут же закроете его, но уже без нескольких передних зубов! А теперь чтобы вы поняли, что я не шучу, я выполню своё маленькое обещание, - всё ещё держа парня за шиворот, он схватил второй рукой его палец, и сломал его.
Камера тут же наполнилась криком боли. Те некоторые, кто остались на своих местах, радовались этому, и теперь тихо сидели.
Сам «дед» подошёл к Пете, и протянул ему руку:
- Как ты?
- Нормально, - сказал Клёнов, прижимая окровавленный нос рукавом, - Жить буду, хоть и не очень хочется.
- На вот, приложи, - он взял с соседней койки полотенце, и протянул его Пете.
- Спасибо, - сказал Петя, и приложив чьё-то полотенце к носу, спросил: - Кто вы? И что вам от меня нужно? Это что новая забава Арчи? Что он там ещё задумал?
- Нет, это не его рук дело. – спокойно сказал он, - мне предложили нечто большее чем деньги, за что, - дальше он говорил шёпотом, - чтобы я помог тебе оказаться на свободе.
- Побег? Вы предлагаете мне побег?
- Ну, вообще-то я предлагаю тебе три варианта, один из которых тебе придётся выбрать.
Первый: это ты помогаешь мне разработать план побега отсюда, всё время мне помогаешь, а я помогаю тебе, и за всё время пребывания в этой дыре тебя не тронет ни одна тварь. Отработав план мы бежим, после чего ты получаешь свободу, а я забираю свою награду.
Вариант второй: ты отказываешься мне помочь, и я сам готовлю побег, а перед самым побегом делаю тебе всего один удар. Один удар и ты будешь несколько часов мучатся, прежде чем умрёшь.
Ну и третий: я прямо сейчас оставляю тебя, и эти звери постепенно уничтожат тебя, а я окажусь на свободе, и получу свою награду. Награду я получаю в любом случае, а вот от всех вариантов зависит твоя судьба, так что выбирай!
- Убьёте? Да пожалуйста! – теперь их разговор вышел из состояния «шёпота» и любой в камере, хотел он этого или нет, слышал каждое слово, - Я каждую минуту после ареста мечтаю о смерти, и я даже буду рад, если убьют. Валяйте!
- Ты ещё не понял? Кому-то ты нужен живым, причём это не так называемый Арчи. Более того, жизнь – величайший дар, который дан человеку в этом мире, и ты будешь самым величайшим идиотом если так просто откажешься от неё.
- Да назовите хоть одну причину, чтобы жить? Кто я теперь? Я просто зек. Теперь всё важное раньше потеряло всякий смысл. Когда просыпаюсь, невыносима мысль что никого нету рядом, что не с кем поговорить. А свою дочь я вообще узнать и не успел. А папа? Сколько лет мы прожили всего лишь вдвоём бок о бок, поссорились и только помирились, как его уже не стало. Это уже просто глупый путь существования, конец которого известен. Так не всё ли равно, когда умереть, если здесь больше дел не осталось?
- Причину? Как я понимаю свобода для тебя уже не причина? А что если сбежать и отомстить настоящему убийце? – эти слова «дед» сказал так тихо, что Петя еле их услышал.
- Отомстить убийце? Но откуда вы знаете, что это не я?
- Не нужно быть гением, чтобы понять что ты ни в чём невиновен. Ты прямо убит горем, да и на вид у тебя кишка тонка чтобы кого-то убить. Ты наверно и ударить кого-то боишься, только потому что последует ответный удар.
- Но как я смогу ему отомстить? Нет достаточного наказания за смерть трёх дорогих мне людей.
- Так убей его! Что думать?
- Но как?
- Я помогу, если согласишься помочь мне составить план побега, - этот мужик все слова, касающиеся побега, старался говорить шёпотом, так что никому в камере толком не было понятно, что он хочет от этого восемнадцатилетнего паренька.
- Я согласен! – глаза Пети загорелись яростным огнём. В них была вся злость, которая накопилась у него внутри на всех четверых с той самой ночи в лесу, когда погиб его отец. Ему сразу захотелось разорвать на части, уничтожить их всех, всех четверых. Тем более теперь это казалось таким лёгким делом, потому что ему пообещал помочь этот незнакомый старикан, который за несколько секунд отправил на пол восемь человек.
- Вот и прекрасно! А я лишний раз напоминаю, - обратился он к сокамерникам, - Что паренька этого не трогать! Кстати будет корчится от боли на кровати каждый, если завтра же об этом не будет знать вся тюрьма. Если что не так – все вопросы ко мне, я объясню популярно.
- А как вас зовут хоть?
- Альберт Киян, или просто Лис.
- Что то знакомая у вас фамилия, где-то я её слышал.
- Вряд ли. Хотя может и слышал. Ладно ты сейчас ложись спать, а завтра начнём думать как выбраться из этого гнилого места.
Теперь уже было неважно, откуда он взялся, кто заплатил этому мужику за то, чтобы Петя оказался на воле… Он указал Пете новую цель – отомстить за тех, кто был дорог, за тех, кого любил. Только теперь угадать, что будет завтра было просто невозможно.

Глава 23

На следующий день, во время прогулки к Пете даже никто не хотел приблизится. То ли потому что предупреждение Альберта уже разнеслось по всей тюрьме, то ли этого Лиса все тут знали и боялись. Петя не хотел даже задумываться над вопросом что такого сделал этот Лис, что попал сюда? Наверняка кого-то убил. Ведь это как раз и есть тюрьма для таких людей.
Петя почти везде и всегда появлялся вместе с Альбертом. Они были словно два старых друга, которые не виделись несколько лет, и вот наконец встретились.
- Для того, чтобы сбежать отсюда, мы должны придумать идеальный план. Потому что не проработав хотя бы маленькую деталь плана, мы можем попасться, а дальше – плюс три года за побег, и повышенное внимание к тебе со стороны надзирателей. Ну а для идеального плана мы должны замечать и запоминать каждую маленькую деталь, и потом собрав всё воедино, найти брешь в охране тюрьмы и воспользоваться ею.
- Но как я всё запомню? Это ведь невозможно запомнить сразу всё!
- Ты должен тренировать свою память, и посмотрев на что то, сразу же рисовать изображение в голове, выбирая из него всё самое нужное для тебя. Вот посмотри туда, - он указал пальцем на сетчатую ограду, возле которой из стороны в сторону ходил надсмотрщик, - Что ты видишь?
- Ну мужик какой-то, ходит туда-сюда, что в этом особенного?
- А ты присмотрись повнимательнее…
- Да что присматриваться? Мужик как мужик, только зеки не любят его, как и всех остальных, за то что в форме, только и всего.
- Эх ты… Видишь он ходит и постоянно пьёт что то из фляжки. Ходить старается поменьше, потому что на пиве пузо видишь какое отрастил. Так что гнаться за тобой он явно не будет, в случае надобности, а если и будет, то недолго.
- И чем эти пустяки могут нам помочь в побеге?
- Во первых старайся как можно меньше употреблять это слово, так как какая-нибудь тварь с длинными ушами может услышать наш разговор, а во вторых любой момент, даже самый ничтожный может спасти жизнь, если правильно его применить. Запомни это!
- Хорошо, я учту, - сказал Петя, но всё ещё думал что это пустая трата времени. Действительно, чем может помочь надзиратель, с большим пузом, если по всей тюрьме и без того полно охраны.
Но под нажимом Лиса он развивал свой память, запоминая всё, что видел пока ел в столовой, пока работал на местном заводе по изготовлению разных деталей для рабочей техники, во время прогулок во дворе, и пока его, вместе с остальными заключёнными переводили из одного места в другое. В самой камере, как заметил Альберт, ничего примечательного не оказалось, так что начало побега из камеры сразу же исключалось.
Целых два месяца они ходили по тюрьме, не зная покоя, запоминая абсолютно всё: когда у каких надсмотрщиков пересмена, кто сколько раз на день ходит в туалет или просто отходит поговорить с кем-нибудь из коллег. На первый взгляд пустяк, но по этим заметкам можно было найти несколько точек, которые на несколько минут освобождаются от охраны, и которыми можно пользоваться.
Лис дал пачку сигарет одному из зеков, чтобы тот украл со стенда плакат, призывающий заключённых к труду. На обратной стороне этого плаката они принялись составлять карту тюрьмы, с отметками где кто дежурит, во сколько пересмена того или иного надзирателя, или сколько раз за смену он ходит в туалет.
Сначала эта карта была грубой, но с каждым следующим днём «разведки» они вносили в неё изменения и поправления.
Петя соглашался на любую работу, на которую время от времени забирали «добровольцев», потому что кто его знает, куда пошлют работать на этот раз. Так однажды Пете пришлось расчищать подвал, в котором лопнула канализационная труба.
- Смотри Клёнов, сам согласился, вот теперь не жалуйся! – посмеивался над ним надзиратель, который даже предположить не мог, что только что добавил ещё один штрих на карту, правда Пете пришлось около двух часов разгребать лопатой эту вонючую массу.
Время шло, карта становилась всё подробнее и количество их заметок росло. Только спустя четыре месяца после того как Петя попал в тюрьму, они закончили собирать по крупинке мелкие детали и до конца составили карту.
- Вот теперь нужно думать о самом плане побега, когда уже есть всё необходимое, - сказал Лис, а Петя вздохнул с облегчением, потому что они наконец закончили шататься по тюрьме и всё запоминать, а потом записывать.
Правда Пётр не думал, что после этих слов Лис около недели будет очень много времени проводить с картой молча, не сказав никому ни единого слова. Он просто смотрел на этот большой плакат и что то бормотал себе под нос, так что Петя решил какое-то время ему просто не мешать, а ждать пока он сам заговорит.
- Подойди ко мне, - сказал Лис, и Петя понял – у старика наверное уже созрел план, - У меня есть три возможных варианта выбраться отсюда, которые нужно теперь проработать.
Первый: - он устремил свой взгляд на карту, которую только что достал из дыры в матрасе, где её и прятал Альберт, - У нас в семь часов завтрак, а после него мы идём сразу на завод. Там за несколько дней ты делаешь что-то наподобие лопаты – чем можно копать. Во дворе, куда нас выпускают для прогулок, лежит валун всего в семи метрах от ограды, который никто не додумался убрать. Нужно сделать подкоп под него, а дальше - рыть туннель за ограду. Это самый простой в данном случае план для побега, но в нём есть один момент, который нужно отработать: это как вынести «лопаты» с завода.
- Ну вынесем мы эти твои, так называемые лопаты, с завода, а что дальше? Как мы будем несколько дней копать, чтобы никто нас не заметил?
- Очень просто! Смотри: - он начал показывать на карте, - возле этого валуна нет никого из охраны. Так что нас может заметить только дозорный с башни, а как мы выяснили, валун находится вне поля его зрения по три минуты, и только по тридцать секунд он видит этот валун.
- Ладно, убедил, давай второй вариант.
- К нему мы перейдём, если не сможем проработать первый. Ты разозлишь кого-то из этой камеры, к примеру одного из тех, кого нанял Арчи, у вас завяжется драка, в которой ты как будто пострадаешь. Я постучу в дверь, и зашедший к нам надзиратель увидит вонючего зека в крови, которого будет обязан отправить в медпункт, но сам не захочет к тебе прикасаться из-за того неприятного запаха, что будет от тебя исходить и боясь запачкаться кровью. Я вызовусь отвести тебя. Медпункт как мы выяснили, находится в другом конце тюрьмы, и идти туда ближе всего через гараж. В гараже ночью никого нет, так что оказавшись внутри мы ликвидируем нашего сопровождающего и спрячемся в одной из машин, которая благополучно вывезет нас с территории тюрьмы, а там – свобода. Этот план на втором месте, вот только прибегать к нему я не хочу потому, что всегда опасаюсь лишних невинных жертв, но если первый план провалится – придётся прибегнуть к этому.
- Нет, я не хочу чтобы кто то погиб просто так. Первый план получится, и не нужно лишних жертв, тем более у нас есть третий план, который ты мне ещё не рассказал.
- Наверное и не буду пока зря загружать твою голову, потому что первый план просто и превосходен. А теперь спать, ведь завтра весь день будем думать как вынести лопаты с завода.
- Подожди, ещё одно: ты уже так долго помогаешь мне, а я ничего о тебе толком и не знаю. Вот откуда такая кличка лис? И за что ты угодил сюда, да и кто же тебя всё таки нанял? Я всё хотел спросить, но как то духу не хватало.
- Я могу ответить, но не на все твои вопросы. Кто меня попросил помочь тебе, ты не узнаешь никогда, а остальное – слушай…
Я вырос в отвратительных условиях – мать русская - умерла, отец, приехавший когда-то из Китая, пил не просыхая, и мы с братом просто говоря жили на улице, воровали кошельки у прохожих, чтобы купить хоть кусок хлеба. Дрались по несколько раз на день из за вспыльчивого характера моего младшего брата, который по пустякам нарывался на каждого, встречного. Как то раз мы украли чемодан у какого-то китайца, который вскоре нашёл нас, и отделал так, что до меня и сейчас из прошлого доносятся звуки его ударов. Потом он увидел что мы из себя представляем, и предложил пойти с ним. У него не было ни родных ни близких, а единственное что у него было – его дом, где он вёл занятия по карате. Мы с братом прошли курс его обучения за несколько месяцев, и Тиу сбежал...
- Тиу? – переспросил Петя.
- Ну да, Тиу – мой брат, - так вот откуда Пете знакома эта фамилия! Это ведь Тиу Киян, который обучал Арчи.
- Ничего, продолжайте, - Клёнов решил не показывать о своём маленьком открытии.
- …он сбежал, надеясь что приобретённые навыки помогут ему прожить и без этого старика, который вместе с проживанием в своём доме, навязал и свой режим: вставать вместе с солнцем, упражняться с самого утра, потом ещё делать всякую работу по дому… В общем ему это надоело. А вот я остался. Мне тогда было только пятнадцать, и этот старик хотел для меня хорошую жизнь. Он обучал меня всему, что знал, и что было гораздо большее, чем он учил в школе. Так я обучался до той поры, пока мне не остался месяц до совершеннолетия. Он определил меня в интернат, после которого я изъявил желание служить в Армии. Благодаря прекрасной подготовке меня определили в войска специального назначения, где я и получил все знания и навыки о оружии. После Армии жизнь стала скучна и однообразна, да и зарплаты простого охранника мне не хватало. А тут ещё один местный авторитет предложил поработать на него киллером. Работа мне понравилась, такой адреналин, и деньги неплохие, но позже я осознал, в какого человека превратился. После этого я начал зарабатывать на ограблениях магазинов, банков, уже пришедших с запада казино. А мои планы ограблений были ясными для ментов только тогда, когда я уже пересчитывал деньги. За эти хитрые планы мусора меня и окрестили «Лис». Они пятнадцать лет гонялись за мной, но так и не смогли поймать…
- Скажи, как же с таким мышлением ты оказался тут? – не удержался от вопроса Петя.
- Да всё очень просто! Они бы и не словили меня до сих пор, если бы я этого сам не захотел, а захотел я этого из-за просьбы одного человека, который можно сказать, спас тебе жизнь…
- Может всё-таки скажешь мне кто этот человек?
- Нет, и никогда больше не задавай этот вопрос, понял? А теперь спи, завтра трудный день.

Начался новый, на первый взгляд обычный день. После завтрака их как всегда повели работать на завод, где Петя и Лис начали делать себе что-то вроде лопаты. Для этого отлично подошла листовая сталь, которой тут было очень много, и пропажи маленького куска никто бы и не заметил. Альберт рассчитывал что изготовлении «лопат» займёт несколько дней, так как делать их можно было только тогда, когда контролирующий их надсмотрщик отходил, а это составляло около двадцати минут в день – именно на столько он уходил в свой маленький кабинет перекусить. Но в этот день его куда-то вызвали, и весь день они посвятили лопатам. В самом здании завода не было никого, а вот на выходе так и остались стоять двое.
- Давай я тебя сейчас подсажу, и ты тихонько к окну потянись и постарайся эти лопатки через забор перебросить.
- Хорошо, - сказал Петя, и тут же взобрался по живой лестнице, образованной руками и плечами Альберта, к отверстию в стене, называемому окном. Окошко это было всего тридцать сантиметров шириной, а сразу под ним был загон, по которому бегали две собаки, чтобы исключить побег заключённых таким путём. Задачей Пети было перебросить лопату за загон, где она упадёт уже в траву двора. Петя замахнулся как можно сильнее и швырнул эти два куска металла, которые бесшумно упали в траву.
- Получилось, поздравляю!
- Поздравлять будем когда дело завершим, а с сегодняшнего дня – копать, копать и копать.
Обрадованный Петя с улыбкой на лице выходил на прогулку, готовый сейчас взять свою «лопату» и прорывать себе путь на волю. Вот только улыбка с его лица сразу же исчезла, когда посмотрел на валун. Метрах в трёх от камня стоял надзиратель.
- План провалился, - шепнул Петя на ухо Альберту.
- Сам вижу. Придётся второй план использовать.
- Придётся... Ну и когда мы это всё проделаем?
- Во вторник. По вторникам отсюда выезжает машина за продуктами. Внизу неё можно спрятаться нам двоим.
- Во вторник? Но сегодня же только суббота.
- Машина ездит по вторникам и по пятницам, так что придётся ждать.
- А другие машины?
- Помнишь, меня забирали на разгрузку еды?
- Ну.
- Вот тогда у меня было несколько минут чтобы посмотреть все машины. Нигде больше нет места, только в той, так что будем ждать вторника.
Но и этот план провалился: тем же вечером один из охранников проболтался что привезут новых заключённых, причём как раз во вторник. А так как все камеры переполнены, то из каждой камеры в понедельник по одному человеку с хорошим поведением, переведут в другую тюрьму. Хорошо что охранник этот был курящий, и за три пачки сигарет поведал, что из их камеры этим заключённым будет Петя.
- Проклятье!
- Как же теперь? Не сбежим получается?
- Не бойся, сбежим, вот только придётся всё делать на ходу.
- То есть? – не понял Петя.
- Плана, как такового, нет. Так что придётся бежать по неотработанному плану номер три, надеясь только на удачу. Эх, нехорошо это, так быстро всё делать, но ведь выбора нет.
- Ты же мне третий план даже не рассказал.
- Так слушай…
Они пол ночи просидели без сна, шёпотом обсуждая свой побег, и только под утро их головы коснулись подушек.
Уже с самого подъёма начал своё действие их план.
- Клёнов, быстро давай выходи со всеми, - сказал надзиратель, после того как все из камеры вышли, а Петя остался лежать на кровати.
- Что то у меня сегодня живот болит…
- Всё равно вставай, в медпункт заведу, но если симулируешь – убью суку!
- Да зачем мне это нужно то, командир?
- Да хрен тебя знает… Может просто решил полежать, пока все работают.
Петю завели в медпункт. Начальник тюрьмы как то сказал: «Вы вонючие животные, звери!», что ж, животным и врач по чину. Поэтому в медпункте Петю встретил не врач, и даже не медбрат, а простой фельдшер.
- Ну, что у тебя уже?
- Да живот что-то болит…
Придумав несколько симптомов, Петя стал ждать. Этот «врач» выслушал, после чего пошёл в другую комнату искать слабительное. У Пети было меньше минуты. Он быстро прошёл на место фельдшера и из ящика стола украл фляжку. Как раз из таких фляжек пили охранники.
- Смотри, средство сильное, действует быстро, так что чтобы не наложить в штаны, возле сартира прими, - сказал вернувшийся фельдшер, который так ничего и не заметил, потому что Петя невинно сидел на своём месте.
Петя пошёл в туалет. Несколько минут там посидел, после чего вышел, и в сопровождении тюремщика, пошёл на работу вместе со всеми.
Там как ни в чём не бывало отработал до конца рабочего дня, и уже на прогулке, встретился с Лисом.
- Ну что, достал таблетку? – спросил Альберт, и после короткого кивка, добавил: - А фляжку?
- Да. Пока что всё идёт по плану.
- Хорошо. Теперь ждём прогулки.
Перед прогулкой Альберт зашёл в туалет, где растворил таблетку в воде, и вернул фляжку Пете.
- Ты знаешь, что делать.
Через пять минут, после того как они вышли во двор, Альберт вдруг вскочил со скамейки, и ударил по лицу какого-то зека, ростом метра в два.
- Ты чё, охренел что ли? – проревел тот, и уже через три секунды началась драка. Драки в тюрьме останавливаются очень просто. Выбегает несколько человек с дубинками и месят всех, кто дерётся или находится поблизости, не разбирая правых и виноватых.
Так предстояло произойти и сейчас. Многие уже посрывались со своих мест и побежали в разные углы двора. Петя сделал то же самое, изобразив напуганное лицо он нёсся вперёд, и «не заметил» стоящего впереди надзирателя, того самого толстого, который чаще всех пил со своей фляжки. Он не хотел вмешиваться в драку, поэтому стоял на месте как всегда, словно ничего и не происходит. Петя налетел на него со всей скорости и сбил с ног.
- Ой, извини начальник, - сказал Петя, уже ловко подменив его фляжку своей, и протянул руку, чтобы помочь подняться.
- Ты что, по башке захотел? – сказал тот, и поднявшись, тут же проверил, всё ли на месте, - Что ты у меня спереть хотел?
- Да ничего, можете проверить!
- Ладно, верю, - сказал он, убедившись, что ничего не пропало.
После этого Петя побежал в другую сторону, в сторону туалета, вход в который был со двора. Мент, которого он сбил, сразу же продолжил наблюдать за дракой, так что не заметил куда именно побежал Клёнов. Во двор уже высыпало около десяти человек с дубинками, пытающихся прекратить драку. В драке к тому моменту было восемь зеков. Чтобы как можно больше отвлечь внимание охраны тюрьмы, он быстро положил пятерых ментов, и продолжил драться.
- Совсем озверели, выпускайте ещё людей! – слышалось по рации, на что не обратил внимания всё ещё наблюдающий за дракой надзиратель. Ему захотелось пить, и он потянулся за фляжкой. Сделав несколько глотков, он отправил её на место. Не прошло и полминуты, как он, забыв обо всём, бросился к туалету. Он открыл первую попавшуюся кабинку, и быстро сел, едва успев снять штаны. Петя, притаившийся во второй кабинке, вышел из неё, и открыв первую, несколько раз ударил мента по лицу, после чего забрал у него ключи.
Выбежав во двор, он увидел как ещё несколько ментов двигаются к центру драки. Альберт, увидев как Петя выходит из туалета, понял что пора. Он сбил с ног троих охранников, и побежал ко входу на завод. Когда Лис добежал до входа, Клёнов уже подбирал ключ к замку – один из них был от этой двери.
- Смотрите! Остановить их! – прокричал надзиратель с вышки, заметив Петю и Альберта. Правда тем, что разбирался с дракой было не до них, а вот другие уже выбежали во двор.
Петя подобрал ключ, открыл дверь, и они оба забежали во внутрь.
- Возьми вон арматуру, а я пока что подержу, - сказал Лис.
После того, как ворота были заблокированы стальной арматурой, толщиной в два сантиметра, они побежали к самому крайнему окну. В дверь уже ломились, времени было в обрез, ведь через две-три минуты уже откроют главный вход завода, и тогда всё пропало.
Из стоящих здесь ящиков, они соорудили что-то вроде пирамиды, по которой можно было подлезть к окну. Лис полез первый. Он спрыгнул в загон, после чего к нему с лаем из другого конца загона побежали две овчарки.
- Давай быстрее! – прокричал Альберт, после чего Петя сбросил ему стальной прут. Лис этим прутом сразу же заехал одной овчарке по спине, после чего та, заскулив, отбежала, а вторая усилила напор, лая, и пытаясь изловчиться и укусить человека.
Пока Альберт отгонял собаку, Петя спрыгнул сзади него, и полез через забор. Как же всё было бы просто, но забор только здесь не обнесён колючей проволокой сверху, и именно поэтому они решили бежать этим путём.
После того, как Петя был уже за оградой, лис бросил прут в собаку, и перелез тоже. Они вместе бросились в лес, подальше от этого места, где оставили полгода своей жизни.
Им вслед уже кто-то кричал, послышались выстрелы. Они бежали через лес, зная, что останавливаться нельзя.
Через час пути по лесу деревья стали реже, был слышен звук проезжающих мимо машин – они добрались до трассы.
- И куда дальше? Пешком ведь не сможем вечьно убегать, нас ведь догонят!
- Сейчас уже не догонят, - сказал Лис и подошёл к обычному, на первый взгляд, холмику. Он взялся где-то снизу, и отвернул большой кусок целлофана, с поросшим сверху мхом, под которым был спрятан мотоцикл.
Петя и Альберт уселись на него вместе, и покатили куда-то. Куда они ехали Петя не знал, но точно подальше от тюрьмы.
Два человека на одном мотоцикле, грязные, уставшие, без гроша в кармане, но зато свободные, и уж теперь Петя знал что делать с этой свободой.

Глава 24

Петя наблюдал до конца дня, а потом и всю ночь за дорогой, надеясь что они сейчас приедут и он ляжет спать в нормальную кровать. Но до середины следующего дня они всё ещё ехали. Ему так захотелось спать, что уснул прямо сидя на мотоцикле, а разбудила его уже вечером тряска - они ехали по какой-то грунтовой, неровной дороге в лесу. Солнце уже собиралось садиться, а осмотревшись по сторонам Петя понял – они уже очень далеко от тюрьмы. Если там на деревьях ещё только начали появляться листья, то тут уже всё вокруг зеленело.
- Где это мы? – спросил он у Альберта.
- На свободе. Сиди, молчи, и не действуй мне на нервы, понял?
Петя понял что Лис не в духе, и решил просто ждать. Около получаса они так и ехали по лесу, пока не стала виднеться впереди какая-то вода.
- Это река? – спросил Петя.
- Нет, это озеро, - тут же последовал ответ.
Мотоцикл остановился около лодки, которая лежала на берегу, и ждала спуска на воду.
- Сиди здесь, - не попросил, а даже приказал Альберт, сам же пошёл куда-то в лес.
Лис отсчитал от лодки какое-то количество шагов, после чего уткнулся в большой раскидистый дуб, на который не долго думая, взобрался. Взобравшись на высоту метров шести, он засунул руку в дупло, откуда по очереди извлёк три полиэтиленовых пакета, которые были пронумерованы. Спустившись на землю, он подошёл к Пете, и молча вскрыл первый пакет. В нём был конверт, на котором было написано «Лису». Он открыл конверт, достал лист бумаги, на котором было напечатано послание. Это послание Альберт начал читать вслух, чтобы Петя отчётливо слышал каждое слово.
«Здравствуй Лис. Если ты читаешь это, то Пётр Клёнов либо мёртв либо он с тобой. Прежде всего о награде за эту маленькую услугу – во втором пакете ключи от дома на островке, где ты сможешь спокойно, вдали от цивилизации, провести остаток жизни. Как ты знаешь, место здесь глухое, никто тебя не потревожит, - Петя посмотрел на озеро: и действительно, посередине виднелся кусочек земли, на котором из-за веток чуть-чуть выглядывала печная труба, - В доме ты найдёшь оружие для охоты, снасти для рыбалки, так что – наслаждайся.
Теперь о парне. Если тебе удалось спасти жизнь Клёнову, то он сейчас с тобой, и я хочу чтобы ты отдал ему то, что лежит в третьем пакете. После того, как ты отдашь ему это, можешь его отпустить, при условии, что он как следует спрячется от милиции, чтобы его снова не забрали в тюрьму. После того как ты его отпустишь – мы в расчёте. Приятно было иметь с тобой дело, и спасибо за всё»
- Вот твой третий пакет, - сказал Альберт, передавая свёрток с номером три, и принялся ждать, когда Петя откроет этот пакет, чтобы посмотреть что внутри.
Петя быстро освободил от полиэтилена тот бумажный свёрток, который находился внутри, и развернул его. Внутри лежала толстая пачка стодолларовых банкнот, обтянутых резинкой и ещё один свёрток поменьше. Под резинкой была маленькая бумажка с надписью «начни новую жизнь». Петя развернул второй свёрток и сразу же уронил его содержимое от воспоминаний, связанных с ним. Маленькая чёрная коробочка, а внутри – кольцо. То самое кольцо, которое Петя подарил Оле, когда сделал ей предложение. Оно выпало из коробочки и теперь лежало в траве, блестя на солнце. Петя в эту секунду перенёсся назад во времени, в тот самый день, когда потерял возлюбленную, когда осознал её утрату. Боль, которая значительно утихла за время в тюрьме, когда Петя был занят мыслями о побеге, ударила с новой силой, словно нож, попавший во второй раз в одно и то же, только что зажившее место.
«Нужно отомстить за неё, причём начать прямой сейчас! Они должны быть наказаны за это, за её смерть.» - подумал Петя.
- Я сделал то, за что мне заплатили, - сказал Альберт, и начал шарить где-то по кустам, повторяя «куда же делись эти чёртовы вёсла», - так что ты можешь идти.
- Вот и прекрасно! Пойду и отомщу этим подонкам, всем четверым!
Услышав эти слова, Лис только расхохотался:
- Куда ты пойдёшь? Ты и к Москве то и на сто километров не подъедешь, как тебя менты сцапают, и обратно в тюрьму, а сверху ещё один срок, за побег. Мой тебе совет: забирай эти деньги, доберись до какого-нибудь городка, который найдёшь в этой глуши и живи в тишине до конца своих дней, где ни менты, ни Арчи со своей бандой тебя не найдёт.
- Сидеть сложа руки, когда тот, кто забрал всё, что у меня было, сейчас живёт как король? Ни за что! Я найду его, и убью!
- Не смеши! А лучше сделай как я сказал. Да и как ты его найдёшь? Или уже на каждом шагу написан его адрес? Бред, но допустим что ты будешь знать где он. Что дальше? Если тебя и не сцапают менты по дороге к нему, то самое близкое – ты окажешься только в том же городе, что и он. А как ты собираешься подобраться к нему? Наверняка у него уже есть своя охрана, а если нет – то он и сам довольно опасен. А убить ты как его хочешь? Ты ведь даже мусора в тюрьме замочить побоялся. Да и ничего ты не умеешь. Ты ведь беспомощный, как лысый ёжик. Тебе ведь первый же хулиган шею сломает, а ты ничего в ответ не сделаешь. Так последуй моему совету, и забудь про свою эту жену. Её больше нет, но ведь жизнь продолжается!
Петя, который уже был готов уходить, вдруг понял, что Лис прав.
- Но ты ведь сам говорил, что поможешь мне его убить, если я соглашусь на побег! Ты ведь обещал!
- Ты недолго проживёшь на этом свете, если будешь верить каждому слову первого встречного, а теперь уходи – не делай мои полугодовые старания напрасными, - он всё ещё продолжал искать вёсла, уже даже не смотря на Петю.
- Ты многое умеешь, менты ведь как и не смогли словить тебя. Научи меня думать, как ты, драться и всему остальному, что знаешь. Твой брат – Тиу Киян прошёл только начало обучения у того старика. А ведь он тренировал Арчи, Игоря, Артёма и Руслана! Я видел на что они были способны – и это же только начало. Ты же знаешь намного больше, так научи! – Петя уже не говорил, а кричал. Всё, ради чего Петя согласился бежать, теперь может рухнуть.
- Учить? Делать мне больше нечего. Я согласился на последнее дело, перед тем, как уйти на покой. И то только потому что заказчик оказал мне услугу. А теперь у меня всё есть – дом, я и природа – больше мне ничего не нужно. С чего ты взял, что я буду учить тебя, да ещё и за просто так? Или ты хочешь чтобы я сегодня умер со смеху? – для Альберта это казалось недопустимо, и смешно.
- Пожалуйста, научи! Я отдам тебе все те деньги, только научи!
- Посмотри на меня – разве мне уже нужны деньги? Этой бумагой можешь подтереться в туалете. Проваливай отсюда, пока я тебя сам не убил! – похоже Лису Петя своими просьбами уже надоел, - Беги! Беги, пока у тебя ещё осталась твоя жизнь, или я её заберу!
- Ну так убей! Я ведь бежал только ради того, чтобы отомстить Арчи. Отправившись к нему неподготовленным, я только доставлю ему лишнее удовольствие. Так что или научи, или ударь куда-нибудь, чтобы я больше никогда не открыл глаза. – Петя подошёл к Лису, оставив позади деньги и кольцо, и повторил – Научи.
- Достал! – Лис ударил ногой Пете под колено, и тот упал, - Лучше не вставай, пока я не отплыву от берега, - но Петя тут же поднялся.
- Что, не можешь убить? Я так и знал, ты привязался ко мне, и не сможешь убить, тогда научи, - последние слова Петя договаривал, ощущая под затылком траву, - Я не отстану, пока не согласишься научить, - он попытался собой загородить путь к лодке, но тут же снова оказался на земле. Было всё равно сколько это будет продолжаться, но Альберт должен будет согласиться, хотя бы оттого, что ему это надоест.
- Послушай, оставь меня в покое! Начни новую жизнь, забудь о старой!
- Нет, ни за что! Я должен отомстить!
- Да когда же ты поймёшь? В этом мире никогда не будет справедливости! Король тот – у кого больше денег. Справедливость – это сказки! Оставь меня в покое, которого я добивался всю свою жизнь!
- Нет! – ещё раз повторил Петя, - Научи!
- Всё, ты меня достал, - Альберт бросил на землю вёсла, и схватил Петю за руку, - Я сломаю её, если ты сейчас же не согласишься уйти. А ты согласишься, потому что ненавидишь и боишься боли!
Наверное Петя был уверен, что Лис не приведёт свою угрозу в исполнение, а просто так пугает – неизвестно, но всё же он опять повторил:
- Нет! Научи, ты ведь обещал…
Тут же воздух над озером пронзил жуткий крик боли, хрустнула кость, и рука Пети в месте локтя выгнулась в обратном направлении. Петя схватился за сломанную правую руку, и опустился на землю. Альберт, увидев, что ему больше ничего не препятствует, начал спускать лодку на воду.
- Уходи! Если повезёт – когда выйдешь на трассу тебя на попутке подбросят до больницы.
Когда лодка была уже на воде, Петя встал, поднял с травы кольцо и пошёл к берегу. Лодка отчалила, а Пётр шёл за ней, всё повторяя «научи!». Холодная вода не была препятствием, и он пошёл дальше уже в воде.
- Одумайся! Ты ведь утонешь! – крикнул Альберт.
- Ну и пусть! Научи!
Петя уже стоял по грудь в холодной воде, которая пронзала холодом всё тело, словно миллионом игл, которые вонзались одновременно. А в сломанную руку вообще словно вошёл раскалённый металл. Но Петя оттолкнулся ногами от дна, и поплыл, шепча: «Я иду к вам, любимые».
Грести в такой воде было трудно, ещё и со сломанной рукой, да ещё и одежда тянула ко дну. Петя удивлялся как это он всё ещё держится на плаву?
- Ради чего это? Они ведь умерли, забыл бы уже и начал новую жизнь!
- Тебе меня не понять, - захлёбываясь холодной, но чистой водой, из последних сил прокричал Петя, и продолжил плыть к лодке, которая удалялась всё дальше и дальше, - Ты просто никогда не любил!
Петя почувствовал как его ноги онемели, их словно сковало льдом. Ещё несколько движений здоровой левой рукой – и Петя оказался под водой. Воду пронзали последние лучи заходящего солнца. Клёнов понял, что ещё несколько секунд – и он утонет. Он вспомнил о фотографии в кармане, достал её и решил ещё раз посмотреть на лицо любимой. Она всё так же смеялась на фотографии, хотя её улыбка была плохо видна под водой.
Петя уже начал пускать пузыри воздуха – конец уже рядом. Он закрыл глаза и стал ждать смерти. Это было не больно – как будто засыпаешь, только быстрее и знаешь, что тебя уже не разбудить…
Петя был уже без сознания под водой, и не видел как развернулась лодка, как Альберт подплыл к месту, где из-под воды поднимались пузыри воздуха, и прыгнул в воду. Несколько раз подняв голову над водой, чтобы набрать побольше воздуха, он вытащил на поверхность, а потом и затащил в лодку холодное, не дышащее тело.

Глава 25

Абсолютную тишину нарушало только шипение масла на сковородке, где жарились кусочки какой-то птицы. Петя открыл глаза и увидел над головой прибитую к потолку шкуру лисы с пушистым рыжим хвостом. Он приподнял голову и увидел как Альберт в фартуке и домашних тапочках суетиться у плиты. Если посмотреть на него сейчас, то ни за что на свете не поверишь, что перед тобой убийца и вор. В своём наряде Альберт напоминал больше домохозяйку.
Петя глубоко вдохнул и почувствовал очень вкусный запах со сковородки. Как будто напоминая, что он сильно голоден, у него забурчало в животе. Но был вопрос поважнее голода:
- Ты всё таки меня спас. Но почему? Пожалел? Передумал? – посыпал вопросами Петя.
- Нет. Ты был не прав, что я никогда не любил. Я любил одну девушку, ещё в молодости. Когда только я вернулся из армии, буквально сразу же познакомился с одной девушкой – её звали Кристина. Я никогда её не забуду, как и те чувства, которые к ней испытывал. После того, как я нанялся охранником в банке, я сделал ей предложение и она согласилась. Денег, которые я приносил, едва хватало на продукты и оплату жилья, но всё же мы были вместе и мы были счастливы. Но вот однажды я перешёл дорогу одному человеку, в одиночку помешав его вооружённым шести людям ограбить банк, в котором я работал. Он взбесился, но обдумав всё, этот авторитет захотел, чтобы человек с такими уникальными возможностями работал на него. Сначала он предложил деньги, много денег. Он обещал что я буду зарабатывать за месяц столько, сколько в своём банке я заработал бы за год. Для меня это был шанс покончить с почти нищим существованием и я согласился. Я стал приносить домой много денег, мы перебрались в более богатый район, купались в роскоши. Но я всё не решался сказать Кристине, откуда эти деньги. Она всё спрашивала и спрашивала, а я отвечал что меня повысили в должности, что я подрабатываю ночью в банке сторожем. Эта легенда работала до тех пор, пока Кристина не позвонила на мою старую работу, чтобы связаться со мной, и узнала что никакой Альберт там вот уже полгода не работает. Вечером она пристала ко мне с расспросами. Мы впервые поссорились, и я ушёл, хлопнув дверью. Я пошёл в бар и напился, после чего решил вернуться и извиниться. Она согласилась принять мои извинения только в том случае, если услышит правду. Я рассказал ей на кого я работаю, и как я зарабатываю деньги. Я убивал, грабил банки, инкассаторские машины для своего босса… Это привело Кристину в ужас. Она сказала что уходит, сказала что не может жить с убийцей под одной крышей. Тогда я впервые её ударил. Ударил, как мне тогда показалось, не сильно, но я был пьян и не рассчитал свою силу. Я сам убил свою любимую…
- И после того, что ты наделал, ты всё равно не бросил своё преступное занятие? Ты ведь говорил что воровал аж до недавнего времени!
- Да, но я убивал только тех, кто сам был виновен в убийстве. Воровал у тех, чьи деньги были ворованными. Ни одного честного невинного человека я не тронул. Я бы отомстил и за смерть Кристины, если бы её убийцей был кто угодно, кроме того, кого я видел в зеркале каждое утро. Я продолжал её любить и люблю до сих пор…
Сказав, что я никогда не любил, ты напомнил мне о Кристине. Я научу тебя потому, что у тебя есть шанс отомстить за свою любимую. Тем более ты доказал, как сильно хочешь этого, если поплыл за мной со сломанной рукой, обречённый на смерть под водой.
- Значит, ты меня научишь тому, что перенял у этого твоего учителя? – переспросил Петя.
- Научу, но не просто так.
- Но что я могу тебе дать? Ведь у меня ничего нет.
- Я научу тебя, если ты окажешь после этого мне маленькую услугу.
- Какую?
- Это я скажу тебе в конце твоего обучения.
- Я согласен. Когда начнём? – Петя, который до этого продолжал лежать, в этот момент дёрнулся, пытаясь встать, и сразу же закричал от боли.
- Начать мы ещё успеем, а пока – давай лучше поедим, я приготовил замечательную утку.
Похоже, они были одинаково голодны, потому что от утки уже через семь минут остались только косточки, разбросанные по столу.
- Лис, а где мы? – спросил Петя, доедая последний кусочек утки.
- Мы на востоке России, в двухстах километрах от Русско-Китайской границы. До ближайшей проезжей дороги, где можно встретить человека – пятьдесят километров. До города – сто пятьдесят. В общем – мы в глуши, где никто нам не помешает.
- Вот и отлично, - еле выговорил с полным ртом Петя.
Они доели и вышли во двор, где Альберт сказал:
- Пока у тебя сломана рука, я не буду учить тебя драться, да и если бы она была цела – ты бы здох на первой же тренировке. Проще говоря – ты не готов.
- То есть как это – не готов?
- Да посмотри ты себя! Руки тонкие – ими ты не сможешь отразить даже самые ничтожные удары, а на таких ногах ты не устоишь, если тебе сделает подножку даже пятилетний.
- Но ведь не обязательно быть сильным, главное ловкость, ведь так?
- Ловкость? Нет! В бою нужны оба эти качества, и главное, чтобы они были в гармонии друг с другом. Ведь где-то нужно уклониться, а где-то нужно нанести ответный удар.
- Ладно, что ты предлагаешь мне делать сейчас?
- Не всегда ты сможешь уклониться или отразить каждый удар, а иногда тебе нужно будет позволить себя ударить, усыпить внимание врага своим мнимым поражением. А для этого нужно научиться терпеть боль…
- Это как же?
- Очень просто… - с ноткой сарказма в голосе сказал Альберт, после чего слегка наклонился и с быстротой, удивительной для старика, ударил Петю по ногам, отчего тот сразу же уткнулся носом в землю.
- Ты что совсем с ума сошёл, дурак старый? – прокричал Клёнов, оплёвываясь от земли.
Похоже, последние два слова были явно лишними. Альберт схватил Петю за шею одной рукой, и рванул вверх так, что Клёнов удивился: как это его голова осталась на месте?
- Никогда больше не смей так мне говорить! Если хочешь научиться – терпи, но делай, а если нет – то дорога свободна всегда!
- Прошу прощения, - тихо сказал Петя, оказавшись снова на земле, жадно глотая воздух и потирая шею, на которой остался след от руки, - Но ты сломал мне руку, сбил с ног, теперь ещё и шея болит невыносимо… Что дальше? Отрубить вторую руку, и чтобы я не выдал ни звука?
- Нет. Дальше – мы пойдём в лес.
- Это ещё зачем?
- Грибы собирать, вот зачем! – усмехнувшись сказал Альберт.
Ничего не понимая, Петя пошёл за Альбертом к лодке.
«Что он собирается делать в лесу? Неужели и правда грибы собирать? А как же его обещание мне помочь? Но лучше пока что буду молчать, а то итак всё тело болит…»
Петя отвлёкся от своих размышлений только тогда, когда дно лодки черкануло по песчаному дну.
Выбравшись из лодки, они прошли всего несколько шагов в лес, как им уже начали попадаться рыжие грибы красивой формы. Альберт быстро начал их срезать, и класть в ведро. Петя же недоуменно смотрел на это
- Ну и как мне их собирать?
- Ой, я разве не упомянул, что грибы буду собирать я? Для тебя ведь есть более важное и нужное дело.
- Какое?
- Раздевайся!
- Ты завёл меня в такую глушь, только для того, чтобы я разделся? Ты случайно не го…
- Конечно нет, - перебил его Лис, не дав закончить фразу, - И на будущее: всё, что я делаю – я делаю это для дела, а не просто так. Поэтому я не понимаю, почему на твоей спине всё ещё находится майка?
- Что, полностью раздеваться? – поняв, что это не шутка, спросил Петя.
- Нет. Нужны только голые ноги и торс?
- Что?
- Трусы только оставь, вот что!
Пока Петя медленно и нехотя снимал с себя всю одежду, Альберт быстро бегал вокруг в поисках грибов, правда попадались ему в основном мухоморы да поганки.
- Отлично, а теперь… - Сказал Лис, увидев, что Петя выполнил его требование, - Приготовься кричать!
- Зачем мне крича… - он даже не успел закончить фразу, потому что Альберт обхватил Петю руками и тренированным броском отправил в муравейник, которого Петя, позади себя сразу и не заметил. Большие красные муравьи сразу же накинулись на человека, который посягнул на их владения.
- А-а-а! – Петя попытался вскочить, но у него не получалось. Пока он пробовал снова и снова, эти мелкие насекомые вонзали свои крошечные челюсти ему в кожу. Если укусит один муравей – почти не чувствуется, несколько по очереди – неприятно, но вполне терпимо, а вот когда тебя кусает несколько десятков, или даже сотен этих мелких трудяг… - Помоги! – тихо и жалобно, хоть и со всех сил, пролепетал Петя.
Но Лис всего лишь помотал головой и продолжал смотреть, словно получая удовольствие от увиденного. Наконец Пете удалось из последних сил подняться на ноги и бежать к воде. Даже тот лёгкий ветерок, что обдувал всё его тело казался спасением от этой жгучей боли. А когда он залетел в чистую озёрную прохладную воду, всё тело как будто говорило ему «спасибо». Но стоило хотя бы встать в воде по пояс, боль приступала с новой силой. Петя сразу же по шею упал обратно в воду, и то, что старик не торопился приближаться, дало ему несколько минут наслаждения холодной водой, которая так приятно обволакивала всё его тело, кроме головы. Даже сломанная рука оказалась под водой.
- Это был только первый раз, поэтому мне пришлось тебе помочь, но завтра ты сделаешь это сам. А сейчас давай-ка вылезай из воды и побежал.
- Куда побежал?
- Вокруг озера, пять кругов.
- Зачем так много?
- Если для тебя это много, то сейчас их будет десять. Ну так что, много?
Петя решил промолчать – он вылез из озера. Места муравьиных укусов уже не жгло, как сразу: вода оказала своё влияние. Ни на физкультуре, ни просто на улице Петя ещё никогда так не бегал. Он и сам удивлялся своей скорости, но пробежав два круга он уже не мог стоять на ногах: тяжело дыша, он жестом попросил Лиса подойти.
- Да-а, вижу тебя не сильно гоняли на физкультуре. Ну ничего, это сейчас ты так бегаешь. Через какое-то время ты будешь зайца обгонять, а сейчас я вижу – тебе нужен отдых. Полезай в лодку.
Альберту пришлось подогнать лодку как можно ближе, чтобы изнеможённый Петя мог в неё сесть. Но от такой непривычной нагрузки он, от бессилия, брякнулся на дно лодки и стал ждать, пока они окажутся на острове.
- Дохлый ты какой-то, долго придётся тебя только в хорошую форму приводить, - о Лис, только что проглотив несколько жареных лисичек, которые сам принёс из леса.
- Я не дохлый, - отдышавшись, и вновь обретя дар речи, ответил Петя.
- Ещё какой дохлый! Вот даже пробежать пять кругов не смог.
- Да я хочу бежать, но не могу. Не получается! Моя голова отдаёт команду бежать, а тело не слушается.
- Да забудь ты про своё тело, забудь про боль, забудь про усталость… Поставь перед собой только цель, которую ты должен достичь. Всё это обучение – это как длинный коридор, проход по которому может даже убить, а я тот, кто согласился провести тебя по этому коридору, согласился потратить время. Так что будь добр слушать и выполнять всё, что я буду говорить. Ясно?
В ответ Петя кивнул головой, и так как к концу их беседы он отправился спать, думая как ему пережить завтрашний день, да и все последующие тоже…
Несмотря на уверенность, с которой Петя проснулся утром, и уже через двадцать минут стоял в одних трусах у муравейника. Но стоило ему прыгнуть в этот, кишащий жизнью холмик, как от уверенности не осталось и следа.
Петя вскочил и побежал к воде, где его уже ждал Альберт.
- Пусти!
- Нет! Ты должен бороться со своей болью. Беги! Только когда пробежишь пять кругов, я разрешу тебе войти в воду.
- Нет! Мне больно. Дай окунуться, - Петя пытался прорваться к воде, но напрасно – Альберт пресекал каждую попытку добраться до воды.
- Я сказал беги! – Лис уже не говорил, а кричал, - если ты не побежишь, я начну кидать в тебя камни… - и как бы подтверждая свои слова, он поднял первый попавшийся камень и метко метнул его в Петю. Тот едва успел упасть на землю, иначе бы этот камень угодил бы ему в лицо. Когда уже полетел второй «снаряд», Петя побежал. «Я ведь бегу, почему он всё ещё кидает камни?»
Задача значительно усложнилась, по сравнению с предыдущим днём: тогда он смог хоть немного побыть в прохладной воде, а теперь вместо этого был живой мишенью, в которую один за одним летели камни, странным образом пролетая совсем рядом, но не касаясь тела.
Страх перед болью заставил его бежать, не обращая внимания на усталость, на боль в пятках, когда он наступал на острые камни, лежащие на берегу озера. Когда он понял, что в него уже ничего не летит, Петя остановился чтобы передохнуть.
- Молодец! Вот об этом я и говорил, - послышался сзади знакомый голос, - Да стой ты, хватит уже бежать, да и сам я устал уже тебя догонять.
Петя остановился и упал на землю, лицом к небу.
- Сколько кругов я пробежал? А то мне было не до счёта… Десять? Или может быть одиннадцать?
- Вообще-то только четыре… Но это уже намного лучше, чем вчера. Видишь? Когда ты потерял все свои силы, ты уже не рвёшься к воде, ты забыл о боли. Ты будешь пытаться сделать это сам до тех пор, пока я не скажу, что достаточно. И зависит только от тебя, сколько это продлится – неделю или год. А сейчас можешь отдыхать…
Не ответив Лису на его слова, Петя так и остался лежать на земле, наслаждаясь отдыхом, и стараясь не думать о том, что ждёт его в ближайшем будущем.
Каждый день, едва восходило солнце, Петя вставал, садился в лодку и плыл к сильно знакомому, уже даже надоевшему берегу озера, после чего лез в муравейник. Время, которое он мог продержаться среди своих красных «друзей» с каждым днём увеличивалось, но Альберту постоянно было мало. Когда Петя больше не мог терпеть, он вскакивал, и, что было сил, бежал по берегу озера. Пробегая до четырёх кругов, его силы истощались, после чего он бесчувственно падал в траву. Он боялся спросить, когда же всё это наконец закончится, поэтому решил повторять это, пока Лис его не остановит.
Проснувшись очередным утром, Петя почувствовал, как его сталкивают с кровати. Не сумев удержаться, он упал, и чтобы не разбить о пол лицо, он подставил сломанную не так давно руку. Всё это произошло за несколько секунд, и прежде чем он успел осознать, что произошло, он увидел лицо радостно улыбающегося Лиса.
- Вот теперь ты можешь перейти к чему-то более сложному, чем, наверняка надоевшее тебе, общение с насекомыми.
- Что?
- Твоя рука – она срослась!
- И правда! – сказал Петя, пошевелив рукой, - Неужели теперь не будет этих противных насекомых, и никакого бега!
- Не спеши так радоваться. Муравьёв больше не будет, а вот бег я не отменял! Ты будешь бегать, пока не сможешь пробежать десять раз вокруг озера.
Петя хотел было возмутится, но вспомнил, что есть более важный вопрос, который его сейчас интересовал:
- А что же я буду делать сегодня? – он решил сразу узнать, что приготовил ему Альберт, чтобы заранее подготовится к этому.
- Не хочу портить сюрприз, но я уверен, что тебе понравится!
- Вряд ли! Скорее это понравится тебе, – ответил Петя, разрезая ножом повязку на руке.
- Сейчас посмотрим… А ну-ка, помоги мне снять и вынести на улицу крышку стола.
- Интересно, зачем?
- Я же тебе говорил, что я ничего не делаю просто так!
Они подняли большую крышку стола и вынесли её на крыльцо.
- Куда её теперь?
- Давай поставим вон к тому дереву.
Когда они сделали это, Лис удалился в дом, а Пете не оставалось ничего, кроме как стоять и ждать. Через несколько минут Альберт появился в дверях с металлическим ящиком в руке. Не дойдя до Пети около десяти метров, он остановился, положил ящик на землю, после чего сказал Пете:
- Раздевайся.
- Что? Опять?
- Да!
- А нет ли у тебя тренировок, где не нужно снимать с себя почти всю одежду? – спросил Петя, стягивая с себя майку.
- В таком случае тебя ничто не защищает, ты можешь полагаться только на своё тело, которое у тебя ещё очень далеко от идеала.
- Но ведь уже не лето, уже осень! А что будет, когда начнётся зима?
- А откуда ты знаешь, с чем тебе придётся столкнуться? Что если тебе придётся выжидать, лёжа в снегу? Или у тебя просто не будет тёплой одежды? – не дождавшись ответа на свой вопрос, он добавил: - Поверь, это не будет лишним.
- Что дальше?
- Просто стань к крышке стола и не шевелись.
- И долго так стоять? А то как бы не умереть от скуки.
- Стой столько, сколько сможешь продержаться, и кстати: скучать не придётся, по крайней мере мне, - после этих слов он ехидно ухмыльнулся, и открыл тот железный ящик, который только что принёс. Этот металлический ящик был доверху заполнен дротиками, один из которых Альберт взял в руку и метнул его в сторону Пети. Дротик воткнулся в крышку стола всего в нескольких сантиметрах от его уха.
- Это ещё что такое? – возмущённо рявкнул Петя.
- Теперь будем тренировать твою реакцию.
- А как насчёт того, чтобы начать с чего-то попроще? Например, хотя бы с мелких камушков для начала… Ведь я не сумею ни от одного дротика уклониться!
- В том то вся прелесть! Мы убиваем двух зайцев сразу: уклоняешься – развиваешь свою реакцию, ну а если нет – нечувствительность к боли… - сразу после этих слов Лис метнул ещё один дротик, хорошенько постаравшись не промахнуться.
Петя буквально запрыгал на одной ноге, потому что Альберт попал дротиком чуть ниже колена.
- Больно!
- Терпи! Не будешь терпеть – не сможешь идти дальше!
Ещё несколько дротиков – и все угодили в разные части Петиного тела – ни от одного он не сумел уклониться.
- Ты должен предвидеть опасность раньше, чем она появится. Это тебе очень поможет в будущем.
- И что, мне теперь быть подушкой для игл, пока я не буду успевать уклоняться от этих дротиков?
- Думаю, что да, - сказал Альберт и отправил очередной дротик Пете в плечо, - Ты же учился терпеть боль! Ну так терпи!
- Так ведь то муравьи, а это раз в десять хуже!
- Ты ещё не знаешь какая боль тебя ждёт, если ты не научишься избегать ударов, и все атаки противника достигнут своей цели…
Альберт продолжал кидать дротики, пока его ящик не опустел. Этот момент почти совпал с заходом солнца.
- Ну вот теперь мы можем поесть и ложиться спать, чтобы набраться сил для завтрашнего дня, - сказал Лис, бросив со звенящим стуком последний вытащенный из Петиного тела дротик.
- А что завтра? – спросил Петя, который знал ответ на свой вопрос, но всё же на что-то надеялся.
- Завтра будет то же самое, что было сегодня.
- Я так и думал, - тяжело вздохнув, сказал Петя, после чего лениво поднялся и брякнулся на свою кровать, - Вот скажи, если ты так много уделяешь времени пустякам, то сколько же займёт всё обучение?
- Во первых это всё не пустяки, а во вторых – весь срок зависит только от тебя. Ну а теперь довольно разговоров. Ложись спать.
Петя сбился со счёта времени, так как каждое «сегодня» было точно таким же, как и «вчера», и можно было с уверенностью сказать, что «завтра» будет такое же. Можно было только сказать какое сейчас время года, так как холод увеличивался, а вот одежды на теле не прибавлялось.
Правда нельзя сказать что эти сомнительные тренировки проходили даром: крайне неприятно когда в кожу впивается очередная игла дротика, поэтому Петя прилагал максимум усилий, чтобы увернуться от броска. Сначала у него, при всём желании, ничего не получалось, но вот один дротик не попал в живую мишень, и со стуком воткнулся в крышку стола... Потом ещё и ещё. С каждым днём таких дротиков было всё больше, так как и двигаться нужно было больше: наступила зима, и чтобы совсем не замёрзнуть, стоя в трусах и ботинках на снегу, приходилось изворачиваться, хотя бы чтоб согреться.
- Когда же ты перестанешь в меня бросать эти паршивые дротики?
- Тогда, когда наступит такой день, что я в тебя ни разу не попаду.
- Но это же невозможно!
Как оказалось – возможно! Вот только день этот наступил только тогда, когда уже потеплело, сошёл снег, а из-под земли показались зелёные ростки молодой травы.
После пробежки Петя, как обычно, занял своё место возле уже истыканной крышки стола, дожидаясь первого броска Лиса. Альберт бросил метко, но чуть-чуть присел, что дротик воткнулся в деревянную поверхность, слегка черканув по волосам. Все следующие дротики попадали мимо: один в то место, где только что была рука, другой – туда где было колено.
- Это последний! – сказал Альберт, когда металлический ящик уже был пуст, - Увернись от него, и твоё времяпровождение изменится.
Последний дротик Альберт кидал, казалось, с особым усердием: ему как будто понравилось бросать дротики в эту живую мишень, поэтому он прицелился, как следует, чтобы ещё немного продлить это удовольствие.
Бросок – и Петя упал на землю, так как увернувшись от летящей в него иглы, он не смог удержаться на ногах. Грязный, но довольный, он лежал на земле, пока не подошёл Альберт и не подал ему руку:
- Поздравляю, ты справился! Теперь мы можем перейти к следующему этапу.
- И что же это за этап? Опять что угодно, кроме борьбы?
- Ну почему же? Будет тебе борьба, только параллельно с ней ты будешь, вместо бега, приводить в порядок своё тело, чтобы твои удары наносили какой-то вред, а не казались женскими пощёчинами.
- Вот это ты меня уже обрадовал! Что теперь? Можно идти спать?
- Нет, нужно ведь занести в дом крышку стола, прежде чем поужинать, а уже после ужина можно ложиться.
Петя так хотел, чтобы наступил следующий день, что совсем забыл про ужин, о котором ему тут же напомнил бурчащий желудок.
- И правда, перекусить не помешало бы!
- Ну тогда бери ящик и вытаскивай все дротики, а я пока пойду приготовлю поесть.
Петя уже вытащил половину дротиков, когда с крыльца услышал:
- Эй, Клёнов!
Обернувшись, он едва успел уловить движение Лиса, который замахнулся и кинул в него нож. Но уже натренированная реакция дала о себе знать: он уклонился от ножа, и бросил недоумевающий взгляд на Альберта.
- Я должен был убедится что действительно тебя этому научил.
- А если бы я не успел уклониться, что тогда?
- Тогда мне было бы жаль всего потраченного времени…
Стремительно приближалась зима, становилось всё холоднее и холоднее. Естественно и день становился короче. Только это и радовало Петю, потому что его тренировка заканчивалась как раз тогда, когда заканчивался день. Приходилось много двигаться, чтобы согреться, о чём позаботился Лис.
Каждое утро, как и раньше, начиналось с пробежек вокруг острова. Закончив пробежку, он давал долгий отдых ногам, отжимаясь от пола. Вот только отжиматься у него получалось сначала раз двадцать, а вот со временем этот показатель начал расти. И только после отжиманий начиналась настоящая тренировка. Сначала, как правило, была разминка.
- Тебе нужно иметь хорошую гибкость, чтобы изучить более сложные приёмы, - говорил обычно Альберт в начале разминки, - Если же твоё тело не будет готово, то оно просто сломается пополам.
Наклоны в разные стороны, весьма болезненная в начале растяжка ног – вот с чего началось его развитие гибкости.
После разминки они приступали к отработке простых ударов, захватов, бросков, которые у Пети не получались даже без сопротивления наставника.
- Тебе не хватает сил, у тебя очень слабые, неразвитые мышцы, вот поэтому я буду тренировать тебя ещё очень долго…
И правда долго! Ведь уже прошла зима, была середина весны, а у Пети только начали получаться простейшие захваты и броски. Но нельзя сказать, что он совсем ничего не добился за это время. Он уже отжимался около пятидесяти раз, растяжка хоть и была далеко от совершенства, но всё же была намного лучше, чем в первые дни.
Альберт с течением времени усложнял упражнения, добавил к обычным отжиманиям ещё и поднимание туловища, подтягивания.
Если бы в течении пяти лет жизни на острове пронаблюдать за Петей, то сразу стало бы видно, что тренировки не проходят зря. Если в школе он не любил физкультуру, да вообще скептически относился к спорту, то сейчас он был похож на спортсмена: мускулистые руки, живот, ноги… Пять кругов вокруг острова – теперь было его ежедневной нормой. Он мог теперь легко отжаться от пола восемьдесят раз, мог подтянуться двадцать раз даже не вспотев. Сальто назад теперь не было для него проблемой. Да и по части боя он преуспел – Альберту каждый день приходилось вешать новый мешок с песком, вместо груши, так как рвал его своими ударами. Альберт научил Петю как нанести правильный удар, как найти слабое место у того или иного противника, что лучше сделать в разных ситуациях – уклониться или ударить, бить ногой или рукой, как применить силу противника против его самого, как превратить самые безобидные предметы в оружие…
Помимо всего Лис не только научил уклоняться от летящих в Петю предметов во время первого года, но и научил бросать эти предметы самому во время последнего:
- Бывает, что нужно поразить противника на расстоянии. Многие используют для этого огнестрельное оружие, но я не могу научить тебя стрелять потому, что оно слишком шумное и ты можешь привлечь к себе лишнее внимание, да и к тому же – у меня его просто нет. Так что вместо пистолета у тебя будут ножи. Дротики метать легче, но ими можно только причинить боль. Нож в этом деле эффективнее…
Вот так, за пять лет, проведённые вдали от цивилизации, Петя превратился из беспомощного подростка во взрослого, опасного для своих врагов, мужчину. Оставалось лишь две-три недели, после которых, как пообещал Лис, закончится обучение Пети. Нужно было довести до автоматизма последние движения, которые могли очень помочь при сражении с несколькими противниками.
- А что будет, когда я закончу своё обучение? Ты скажешь мне своё поручение и я просто уйду? - спросил Петя.
- Нет, тебя будет ждать своего рода экзамен, на котором не будет никаких оценок и пересдач. Слово экзамен здесь как итог всего, чего ты достиг.
- И что это будет за экзамен? В чём он будет заключаться?
- Это ты узнаешь в своё время, не торопись.

- Ну что же, мне больше нечему тебя научить, - сказал Лис вечером того дня, когда истекли две недели, - Завтра ты можешь быть свободен.
- А как же твой обещанный экзамен?
- Ты можешь быть свободен после него. А сейчас тебе больше чем когда либо нужно набраться сил. Ложись спать.
Петя не ответил. Он молча лёг лицом к стене, но мысли, бурлящие у него в голове не давали ему уснуть. Прошло целых пять лет. Что произошло с миром за это время – неизвестно. Где искать Арчи – тоже. Почему то Петя раньше не задумывался об этом, а вот теперь его стали сильно беспокоить эти вопросы. Наконец, проворочавшись до двух часов ночи, ему удалось уснуть.

В этот день никто не ткнул Петю в спину, чтобы разбудить, как это было обычно. Он поднялся, посмотрел на часы – уже полседьмого, а вставали они последние три с половиной года раньше шести часов. Сбитый с толку, Петя оделся и вышел из дома. Оглядевшись вокруг, ему удалось найти взглядом Альберта – он сидел на большом камне, который лежал в воде, а поверхность которая была над водой. Лис задумчиво смотрел куда-то вдаль, не обращая внимания на приближающегося Петю.
- Ты меня не разбудил – странно… - сказал Петя, оказавшись возле этого камня, но ответа не последовало.
Тогда Петя подошёл и сел рядом с ним.
- Что ты там видишь? – спросил он у Лиса, после того, как посидел пять минут, всматриваясь туда, куда тот смотрел не отрываясь, - Альберт, ты меня слышишь?
- Я? – растерянно переспросил Лис, только тогда, когда Петя тронул его за плечо, - Да так, ничего… Просто вспомнил один момент своей жизни…
- Какой?
- Помнишь, я рассказывал тебе о Кристине?
- Помню, хоть и не помню когда это ты рассказывал.
- Ну так вот: я познакомился с ней именно в этом месте. Вернувшись из армии, сослуживцы решили это отметить, вот в этом месте. Помнится меня еле уговорили… Но позже я был рад, что согласился поехать…
- Так вот почему ты согласился вытащить меня из тюрьмы? Это место – напоминание о любимой, и ты не смог устоять перед таким предложением.
- Ты прав: я хотел вернуться сюда, потому что это место наполнено лучшими воспоминаниями моей жизни. Когда я оказался тут, то как будто снова увидел сцену двадцатилетней давности. Но вот тренировать тебя, как ты наверное помнишь, я согласился только в обмен на услугу.
- Да, только ты не сказал на какую.
- Я так и не смог простить себя за то, что только я один повинен в её смерти… - Лис повернулся лицом к Пете – оно было мокрое от слёз. Он сожалел, по настоящему сожалел, и ничего не мог с этим поделать. Петя простоял в молчании около десяти минут, после чего Альберт вытер лицо, встал с холодного камня и сказал Пете:
- В доме под моей кроватью ты найдёшь ящик. В нём – всё то, что тебе может пригодиться в твоей нелёгкой миссии… - он снова замолчал и Петя решил что не стоит прерывать молчание своими вопросами. Через несколько секунд Альберт заговорил снова: - Ты научился всему, что сейчас умеешь, для того, чтобы покарать убийцу. Я тоже убийца, ничем не лучший этого Арчи, я даже хуже! Он, и то не стал бы убивать того, кого любил…
- Ты его не знаешь…
- … Молчать! Ты хотел грохнуть убийцу? Так вот он перед тобой! Убить меня, - это и будет та просьба, о которой я просил.
- Я не хочу, не буду! Тем более ты обещал экзамен!
- Не хочешь? У тебя нет выбора! Твоим экзаменом будет бой между мной и тобой. Здесь не будет никаких правил, только два человека, один из которых должен умереть, и только от тебя зависит кто это будет!
Альберт снял рубашку, развёл руки в стороны, чтобы хоть немного размять своё тело и нанёс первый удар Пете в живот. Он как будто ничего не почувствовал, и продолжал стоять на месте.
Петя потерял всех родных на этом свете, и вот появился Лис. Он стал как будто вторым отцом для Пети. И вот теперь он требует чтобы Клёнов его убил.
- Я не могу…
- Не можешь? Ты можешь! Просто возьми себя в руки. Ты владеешь всем тем, чем и я. Но я уже стар, а ты молод и полон сил!
- Дело не в том, смогу ли я побить тебя, а в том, что не смогу тебя убить!
- Ты пообещал!
- Но я же не знал! Да лучше ты бы поручил мне убить с десяток твоих заклятых врагов, ограбить все банки в этой стране, но ты захотел своей смерти! Я не смогу лишить тебя жизни, говорю же!
- Ну тогда умри сам!
Лис разозлённый налетел на Петю: он бил его со всех сил, бил ногами, кулаками, а тот даже и не думал сопротивляться.
- Ты думаешь, что всё должно так закончится? – кричал Альберт Пете, - Пять лет! Целых пять лет я тренировал тебя, и ты хочешь сказать что всё это пошло коту под хвост?
- Да, если ты будешь по прежнему требовать чтобы я убил тебя.
- А что ты скажешь, если я отвечу на один из тех вопросов, ответ на который ты хочешь узнать с первой минуты пребывания на острове?
- Говори!
- Я скажу это, перед смертью. Скажу, когда останется последний удар, а до того – буду пытаться убить тебя! Не дай же моим трудам пропасть зря!
Он снова принялся бить Петю, но теперь уже любопытство взяло верх над желанием не трогать старика. Кто то захотел, чтобы Петя начал новую жизнь, кто то дал ему шанс. Родных у него не осталось, а значит нужно выяснить кто это и зачем ему это понадобилось. Петя скинул с себя Альберта и вскочил на ноги.
- Ну вот! Узнаю своего ученика!
- Говори, кто это!
- Я уже сказал, когда ты услышишь ответ.
Они дрались не так, как дерутся на улице или в подъездах. Издалека их даже наверное можно было спутать с двумя шустрыми макаками, которые прыгают из стороны в сторону по белому валуну, уклоняясь от атак друг друга. Лишь изредка был слышен звук удара кулака о тело противника. Они делали друг другу подножки, но едва упав, боец вскакивал и продолжал попытки нанести удар сопернику.
- Ты сумасшедший! У тебя сейчас есть всё чтобы тихо и спокойно дожить свою жизнь, а ты хочешь умереть!
- Да если бы ты тогда не убедил меня начать твою тренировку, я бы уже всадил себе пулю в лоб, едва доплыв до острова.
- Так бы и сделал, после того, как я уйду. Зачем же просить меня об этом?
- Чтобы я знал наверняка, что если ты смог убить меня, то твоя рука не дрогнет, когда нужно будет разобраться с врагом.
- Говори что хочешь, но я не стану тебя убивать!
- Тогда и не узнаешь той тайны, которую я унесу с собой в могилу.
Альберт отвлёкся на разговор, и в этот момент Петя ударил по незащищённой груди, отправив этим ударом Лиса на холодный белый камень.
- Голова… Почему у меня так сильно болит голова…
Петя увидел, что он наделал, приподнял ушибленную голову Альберта. Из затылка сочилась алая кровь.
- Вот ты и победил… Ну что ж, я открою тебе эту тайну, хоть и обещал молчать. Сын того человека, моего сослуживца, которому принадлежал этот дом. Его имени его я не знаю, но вот фамилия – Дарин, надо думать как и у его отца…
- Дарин? –Не может этого быть! Это же один из тех, кого я хочу убить! Это наверняка какой-нибудь однофамилец!
- Это уже тебе решать. А теперь, ты узнал то, что хотел. Избавь же старика от страданий, не дай мне погибнуть лёжа здесь, на холодном камне… Исполни последнюю просьбу умирающего человека.
Крови становилось всё больше, и стало ясно, что ничего уже не спасёт Лиса.
- А жизнь, оказывается, такая короткая… Вроде бы целую жизнь прожил, а вспомнить мне и нечего… Петя, прошу…
- Ты не умрёшь! – Петя взвалил Лиса себе на плечи, и побежал к дому. Но когда он положил тело на кровать, Альберт был уже мёртв…
- Я тебя не забуду, как не забуду и всё, чему ты меня учил…
Время уже близилось к закату когда Петя закончил рыть могилу для своего наставника возле того самого камня, который имел для Альберта большое значение. Последний луч солнца блеснул по воде, когда могила была зарыта.
Вот так, как закончился этот ещё один день, закончилась жизнь ещё одного человека…

Глава 26

Петя взял те деньги, которые когда-то дал ему Лис, взял несколько ножей, которыми Альберт учил его метать. Он повесил на шею то кольцо, которое когда-то находилось на прекрасной женской руке, как напоминание о той, которую он любил и потерял.
Пришлось идти пешком до самой трассы, по которой он прошёл ещё километров десять, вытягивая руку в сторону каждый раз, когда мимо проезжала машина. Никто не хотел останавливаться: то ли потому, что их смущал внешний вид возможного попутчика, то ли они просто его боялись. Наконец около Пети остановился трейлер, и дверца приоткрылась.
- Садись парень, подброшу.
- Спасибо, - Пете был непривычен чужой голос, так как все последние пять лет он слышал только два голоса: свой и Лиса.
Он забрался в кабину и они поехали.
- Как же тебя занесло то в этакую глушь? Ведь здесь и рядом нигде нет никакой деревни. Заблудился что ли?
- Вовсе нет. Здесь же есть город недалеко.
- Недалеко? Да до него не меньше пятидесяти километров – немалый путь пешком, хоть и на машине его можно преодолеть за небольшое время. Так тебе нужно туда? Если так, то я смогу тебя подбросить только на пятнадцать километров, дальше развилка – нам не по пути.
- Мне не нужно в город. По крайней мере в этот… Скажи, а куда ты вообще едешь?
- Я везу груз в Москву.
- Вот туда то мне и нужно…
- Постой! Я согласен подбросить тебя куда-нибудь близко, но аж до Москвы я тебя просто так не повезу.
- Я дам тысячу долларов, - эти слова возымели нужный результат: глаза водителя загорелись, и сразу стало видно, что он не прочь срубить денег по лёгкому. Но потом он повернулся к Пете, осмотрел его, и усмехнулся: - Интересно, откуда же у такого заморыша как ты, будут такие деньги?
- Вот! – он достал пакет с деньгами и отсчитал десять бумажек, - У меня нет повода тебе не верить, поэтому я даю тебе все деньги сразу. Мне нужно чтобы ты меня доставил в Москву. Я дам тебе ещё столько же, если ты найдёшь мне человека, который в курсе всех преступных событий в этом городе.
- Ладно, - сразу же согласился водила, - А у тебя хоть паспорт то есть? Ты же не думаешь, что мы проедем через всю Россию и ни один мент нас не остановит?
- Я дал тебе не малые деньги, так что придумай что-нибудь.
- Хрен с тобой, потом разберёмся с этим. Я езжу здесь уже не первый раз, и знаю что ещё около часа не будет ни одного поста ГАИ. Кстати, насчёт человека: незачем искать – ты можешь многое узнать у меня. Я ведь вращался в этих кругах ни один год, но вот завязал, начал новую жизнь. Крутить баранку, знаешь ли и безопаснее и приятней.
- Значит мне с тобой очень повезло. Слышал ли ты когда-нибудь что-то о Коганове Арчи?
- Отчего же не слышал? Я продавал наркотики, которые я получал от какого-то итальянца, он, в свою очередь тоже их от кого-то получал, а во главе этой цепочки стоял Коганов Дмитрий... Плохой был человек… Я не хочу даже вспоминать о том, что было тем людям, которые хотели его кинуть. Это очень громкое имя в Москве в преступных кругах. Хотя где он жил – не знаю. Но вот, лет через пять после того, как я начал на него работать, он почему то повздорил с сыном, а ещё через некоторое время и вовсе исчез. Теперь моим боссом стал его сын – Арчи. Он вызвал меня к себе, и сообщил, что теперь я работаю на него, но к тому времени я уже решил завязать, и сказал ему об этом. Он меня отпустил, чего не сделал бы его отец.
- А были ли с ним ещё какие-то люди?
- Да. С ним были его трое друзей, с которыми он был везде.
- Известно ли тебе нынешнее местонахождение Арчи, и тех, кто был с ним тогда?
- Его друзей в городе нет, а вот Арчи всё ещё в Москве. Он заработал очень много денег на наркоторговле, сутенёрстве, торговле оружием. Живёт он на Рублёвке.
- Но как он смог уладить дела с правительством? Как он объяснил, откуда у него столько денег?
- В Москве много продажных людей, а кого Арчи не смог купить, он убедил. Он умеет убеждать…
- Тебе ещё есть что мне сказать?
- Ну, если тебе интересно, то его друг – кажется по кличке Флот – сейчас занимается тем же делом во Владивостоке.
- Это не кличка, а фамилия… - прошипел Петя стиснув зубы. Сперва он хотел расправиться с самым главным своим врагом, но теперь решил оставить самый вкусный кусок пирога напоследок, тем более, что другой кусок намного ближе, - Мы сейчас ведь недалеко от Владивостока?
- Недалеко, но нам придётся сделать крюк, чтобы оказаться там.
- Вот, - сказал Петя, отсчитав ещё тысячу долларов, - Это тебе за информацию, а это, - он отсчитал ещё одну, - за то, что ты сделаешь остановку во Владивостоке.
- Как хорошо, что именно я подобрал тебя, - улыбаясь сказал водитель, пряча деньги во внутренний карман, - Но позволь спросить, зачем тебе понадобились эти люди, что ты всего лишь за их местонахождение готов выложить такие деньги?
- Они нужны мне для одного дела… - уклончиво ответил Петя, после чего залез за сиденья, -Мне нужно немного поспать, так что разбуди меня, когда мы будем подъезжать к городу.
- Хорошо.

Прошёл не один час, когда они начали подъезжать ко Владивостоку.
- Эй, просыпайся, где мне тебя высадить?
- Где-нибудь возле магазина одежды на окраине.
- Будет сделано!
Через несколько минут Петя уже пожал руку дальнобойщику, который ему рассказал хоть что то о том, что произошло за это время.
Клёнов вошёл в магазин, и начал выбирать себе неприметную одёжку, которую он мог купить прямо сейчас. В магазине почти не было народу: только молодая пара, обговаривая выложенные на стеллажах галстуки.
Петя взял всё, что нужно было, чтобы полностью сменить свою одежду. Собрав всё это в охапку он молча потопал к кассе.
- Извините, но доллары мы не принимаем! – ответила кассирша, увидев зелёные бумажки у Пети в руке.
- Я могу дать вам столько же, сколько заплачу за эту одежду только за то, что я рассчитаюсь Американскими деньгами.
- Меня за это могут уволить, а рисковать работой я не собираюсь.
- У меня нет других денег! – закричал Петя на неё, протягивая ей две стодолларовые купюры.
- Не кричите, иначе я вызову охрану...
Петя хотел уже что-то ответить, но сзади послышался мягкий женский голос:
- Извините что вмешиваюсь, но мой муж мог бы поменять вам деньги. Не стоит из-за такой мелочи затевать скандал.
- Вот и прекрасно, - сказала, облегчённо вздохнув, кассирша.
- Где ваш муж? – тут же спросил Петя, который хотел как можно скорее убраться из магазина, где он стал привлекать внимание.
- Вон он, возле рядов с галстуками. Будьте добры сказать Женечке, чтобы он тоже шёл к кассе.
Петя подошёл к мужчине, примерно его роста, тронул его за плечо, сказав:
- Ваша жена сказала, что вы можете обменять мне несколько долларов на рубли.
- Да, я могу, - сначала он просто стоял, всматриваясь в черты лица подошедшего к нему человека, который показался ему чем-то знакомым, а через несколько секунд его лицо застыло от удивления: - Петя? Это ты?!
- Женя! – Петя уронил ту кучу вещей, которые были у него в руках, и со всех сил обнял своего давнишнего друга – Бурова Женю.
- Где ты был всё это время? Я слышал, что ты погиб… - Женя уже давно забыл старую ссору, да и будь он всё ещё зол на Петю, любопытство всё равно взяло бы верх.
- Я живой, как видишь.
- Но где же ты пропадал всё это время, и что ты тут делаешь?
- Ну, одежду покупаю, что же ещё.
- Я в смысле – что ты делаешь в этом городе? Как тебя сюда занесло?
- Не здесь.
- В таком случае рассчитывайся за свою одежду и мы пойдём ко мне домой.
- В том то и загвоздка – у меня нет русских денег.
- Это не проблема. Сколько он должен? – спросил Женя у кассирши.
- Не нужно, я сам за себя заплачу. Просто поменяй мне деньги.
- Ладно. Жду тебя на улице вместе с женой, - сказал Женя, поменяв доллары на потрёпанные рубли, правда, потрёпанных рублей вышло немало.
Петя быстренько переоделся в только что купленные вещи, засунул всё, что он забрал из дома на острове в небольшой новый рюкзак, и вышел на улицу. Сначала он решил, что Женя и не думал его дожидаться, а просто слинял, но когда он услышал сзади сигнал машины, он обернулся и увидел Женю с женой на передних местах серебристой Хонды. Осознав, что они ждут только его, чтобы поехать домой, Петя быстренько забрался на заднее сиденье.
- Вот здесь я живу, - сказал Женя, когда они подъехали к шикарному двухэтажному дому.
- Женя, ты ездишь на дорогом автомобиле, живёшь в таком доме… Я не понимаю – откуда у тебя столько денег? – Буров смутился, и решил тут же уйти от ответа: - Ты вроде обещал рассказать немного о себе?
- Тебе можно верить, а также рассчитывать на твою помощь в одном деле?
- Конечно!
- Тогда я всё расскажу тебе, но только наедине.
- Ты хочешь сказать, что не доверяешь моей жене?
- Нет, но я колеблюсь чтобы рассказать это тебе, моему давнишнему другу, не говоря уже о человеке, которого вижу впервые.
- Дорогая, ты не могла бы забрать Петю из сада?
- Могла бы, - отозвалась жена Жени, которая до сих пор молча смотрела на их обоих.
Они вместе понаблюдали, как она села за руль, после чего вошли в дом.
- Присаживайся, - сказал Женя, предлагая Пете кресло, после того как сам уселся на диван.
- Я бы не стал ничего этого рассказывать и тебе, если бы не нуждался в помощи…
- В чём тебе нужна помощь?
- Мне нужна помощь по части информации. Но прежде чем я начну… У тебя есть сын?
- Да, и зовут его, как ты уже заметил, Петя.
- Но почему, - спросил Клёнов, догадавшись сразу в чью честь был назван мальчик.
- У меня больше не было друзей, таких как ты. А весть о том, что тебя застрелили при попытке побега и вовсе привели меня в уныние. Представь моё удивление, после того как я вижу тебя так далеко от родного города в одёжном магазине…
- Откуда у тебя такие сведения, что меня убили?
- Я потом отвечу на твои вопросы, но сначала я хочу услышать всё о тебе.
- Ну что же, слушай: - около часа Петя пересказывал другу всю свою жизнь с того момента, когда они в последний раз виделись. Он рассказывал всё, без утайки и в конце своего повествования сказал: - Я убью их, убью всех четверых. Мне не составит особого труда это сделать, мне нужно только их найти…
- Это невозможно!
- Почему?
- Ты хотел узнать, чем я занимался всё это время, и откуда у меня такой дом, такая машина? Ну так слушай:
Ты же помнишь, что я перешёл в другую школу? – увидев положительный кивок Пети, Женя продолжил, - Ну так вот, в школе я начал ходить в кружок по информатике. Постепенно я вошёл во вкус, и, едва закончив девять классов, понёс документы в колледж на специальность «техник- программист». Пришлось ехать в другой город, селиться в общежитии… Не понравилось мне там, но потому все неудобства компенсировало моё знакомство с Ангелиной, моей будущей женой. И вот, когда я прошёл больше половины курса обучения, мы поженились. Закончив своё обучение, мы перебрались в её родной город – Владивосток. А дальше – мне нужно было искать работу, и сделать это было сложно, несмотря на то, что мои знания на тот момент были гораздо выше, чем те, которые предоставил колледж.
Она нашла себе работу без проблем, а вот мне почему-то не везло. Но вот мне посчастливилось , и меня взяли в фирму, которая занималась частными охранными системами. И мой первый вызов пришёлся как раз к только что переехавшему из Москвы Флоту Артёму.
У него не было никакой враждебности по отношению ко мне, и пока я устанавливал ему систему видеонаблюдения, обеспечивал безопасность его компьютера, мы разговорились. Именно от него я узнал что случилось с тобой, но только в исправленном, его варианте, по которому ты сел в тюрьму за убийство жены и дочери… А вскоре после этого попытался бежать, и был застрелен охраной.
Ещё он мне предложил работать на него, чтобы я постоянно следил за его системами, которые должны быть в исправности. Он говорил, что нажил себе врагов, которые завидуют его, успешно сложившемуся, магазинному бизнесу.
Я согласился, так как предложил он мне такую зарплату, сумма которой была бы у меня только через полгода работы на прежнем месте, да и жили мы с Ангелиной тогда в однокомнатной квартире на окраине города, к тому же мы ждали ребёнка. И вот через каких-то пять месяцев мы уже перебрались в этот шикарный дом, который ты сейчас видишь.
Вот только за эти пять месяцев я узнал, что Артёму на его магазинный бизнес глубоко наплевать. Это всего лишь прикрытие, для торговли наркотиками в этом большом городе. Я подружился с одним из охранников, который приехал вместе с Артёмом из Москвы, рассказал мне всё, что касается этой четвёрки: их доход – торговля наркотиками. Начинали они в Москве с малой партии все вместе, но после того, как Арчи убил своего отца, тем самым убрав главного конкурента, он унаследовал всю его империю. Вскоре им стало мало одного города, и трое разъехались по разным городам России, а сам же Арчи остался в Москве.»
- Но ты так и не сказал, почему мне невозможно отомстить им, и начать с Флота? – спросил Петя, когда Женя закончил говорить.
- Каждый из них нажил себе много врагов, и каждый из них боится за свою жизнь. Вот например Артём нанял около тридцати человек охраны, да ещё и компьютерную систему видеонаблюдения поставил. Как ты собираешься преодолеть такие препятствия?
- Но ведь ты сам только что сказал, что работаешь на него?
- Да.
- Так что если ты мне поможешь, то я могу не беспокоиться за камеры и датчики, потому что ты всё это отключишь. С остальным я справлюсь сам.
- А что будет со мной? Что будет, если Артём узнает, кто помог тебе пробраться в его дом? Конечно же ты мой друг, и я согласен помочь тебе деньгами, даже жильём, но это…
- Да как же ты не понимаешь? Ведь только мысль о том, что я должен наказать их всех, не давала мне покончить с собой! Только ради этого я ложился спать, чтобы дождаться следующего дня, который приближал меня к этой цели. И вот теперь, когда я так близко, ты хочешь сказать, что всё это было напрасно?
- Нет. Но всё же я боюсь за свою семью, что если он что-то сделает с ними, за моё «предательство»?
- Да некому будет уже тебе мстить, если ты мне поможешь.
- Почему ты так уверен? Артём ведь набирал себе в охрану бывших служащих спецназа, его охраняют, как президента, может даже лучше. У тебя ничего не получится, не стоит и пытаться. Ты же ведь рассказывал мне, что после побега ты был свободен, твой наставник отпускал тебя, но ты не захотел выбрать мирное существование, ты выбрал для себя самый трудный, тернистый, непреодолимый путь…Но у тебя ещё есть время. Одумайся! Начни новую жизнь, я могу помочь тебе с работой…
- Ты не прав. Я стал на этот путь ещё гораздо раньше, я выбрал его тогда, когда выбирал между дружбой с тобой или с Арчи. Я выбрал его. Я прожил немало времени, считая его другом, но он меня предал, унизил, а ещё через несколько лет забрал всё, что было мне дорого. И ты хочешь, чтобы я отказался, и жил дальше, зная, что мой злейший враг всё ещё жив? Ну уж нет! Пусть даже это непреодолимый путь, но я пройду его до конца, с твоей помощью или без неё!
- Я не могу тебе помочь, - сказал Женя, - У меня есть сын, красавица жена, работа, дом и я не хочу всё это потерять. Прости, но я тебе в этом деле не товарищ!
- Вот и прекрасно, - сказал Петя, и быстро вышел из дома, хлопнув дверью, отчего та угрожающе затрещала.

Глава 27

Уйдя из дома Петя решил, что ему пока что нужно где-то жить, поэтому он купил газету и начал просматривать одно за другим объявления о сдаче квартиры. Так как у него не было при себе никаких документов, то он приходил по каждому адресу, и предлагал вдвое больше запрашиваемой стоимости, но никто не хотел соглашаться. Наконец с пятой попытки ему улыбнулась удача: какая-то старушенция согласилась, так как по её словам она хотела быстрее перебраться к родным в другую часть города. Пете было это на руку, и он заплатил сразу на месяц вперёд – дольше он здесь задерживаться не желал. Едва щёлкнул замок в двери после ухода старушенции, и Петя завалился спать. Он проспал до обеда следующего дня, после чего встал, сходил в магазин за продуктами, и сварганив себе нехитрый завтрак, или вернее сказать уже обед, из двух яиц с колбасой.
За завтраком он принялся размышлять – с чего начать составлять план? Для начала нужно было проследить за Артёмом – где и когда бывает, чем занимается, где живёт – в общем выяснить всё, что могло пригодиться.
Расправившись с завтраком, Петя решил, что лучше будет, если Артём его не узнает при случайной встрече на улице. Так что нужно сходить в какой-нибудь магазин и купить что-то, что могло бы скрыть его внешность. Да и хорошо было бы обзавестись своим человеком внутри этого «логова». Правда старый друг тут помог бы больше, но раз уж так получилось, то и какой-нибудь купленный уборщик или охранник сойдёт.
Осматривая город, Петя увидел магазин, в котором продавали только тёмные очки. Он вошёл вовнутрь, и подобрал себе одни. Посмотрев очередной раз в зеркало магазина, он решил что этих мер маскировки вполне достаточно, так как его длинные волосы доставали до плеч, а нацепив на нос очки, его просто невозможно было узнать тому, кто запомнил его вид пять лет назад.
Теперь недоставало только одного – адреса Флота Артёма. И никакого другого способа, кроме как спросить у Жени, он не знал.
Когда серебристая Хонда подъезжала к дому, Петя уже сидел на бордюре.
- Если ты пришёл чтобы ещё раз попытаться меня уговорить – напрасно, если одумался – буду очень рад за тебя.
- Это ни то и не другое, - сказал Петя поднявшись, и протянув руку, чтобы поздороваться, - Пусть ты не будешь мне ни в чём помогать, но ты значительно сэкономишь мне время, если просто скажешь адрес, по которому проживает некий Флот Артём, или проще говоря адрес твоей работы.
- Вот оно что? Сейчас адрес, а завтра ты уже будешь просить меня, чтобы я завёз тебя туда на заднем сидении?
- Обещаю, что как только ты скажешь мне адрес, я исчезну из твоей жизни, и ты можешь продолжать считать меня мёртвым!
- Я же сказал, что не могу рисковать своей семьёй!
- Да как он узнает? Ведь сейчас нас никто не видит, а даже если и видят – что с того? Только два человека в этом городе знают кто я, один из них меня не выдаст, а другому через пару недель будет абсолютно всё равно.
- Вот, - сказали Женя, записывая адрес на листке из ежедневника, - Если всё же передумаешь – ты знаешь где найти человека который поможет тебе, а в противном случае я надеюсь, что ты сдержишь своё обещание не появляться в моей жизни.
- Я не передумаю, так что считай, что я и не появлялся.
Они попрощались пожав друг другу руки и разошлись.
Теперь нужно было увидеть этот дом, да и последить за ним не меньше недели. Добравшись до места Петя увидел длинный решетчатый забор, за которым был виден трёхэтажный светло-коричневый «дворец» с красивыми белыми колоннами, под которыми виднелась огромная веранда со столиками. Вокруг дома было насажено много кустов, постриженных как один, цветов, запах которых разносился намного дальше, чем ограждал этот бесконечный забор. Сам забор состоял из белых столбов, наверху которых сидели львы, и узорчатых решёток, которые отгораживали дом и его окрестности от окружающего мира.
Петя решил осмотреться – нужно было найти способ следить за домом, не вызывая ни у кого подозрения. Пройдя немного вперёд, он увидел красивую лавочку, на которой сидели, жадно высасывая воду из пластиковых бутылок, люди в спортивных костюмах. Эта лавочка находилась на краю тротуара, как раз напротив нужного дома. Петя сел рядом с ними на свободное место, и, как будто увлёкшись чтением газеты, которую прихватил с собой, начал слушать, о чём они говорят.
- Отдохнули? – спросил один из них, - Если да, то давайте сейчас ещё до памятника, и хватит на сегодня.
- А завтра там же собираемся?
- Да, там же. Ну что, побежали?
Они рывками повставали со скамейки, и продолжили свой беговой маршрут. Петя же остался сидеть на месте: это позволило ему, повернувшись, понаблюдать за домом: во дворе с цветами работал садовник, на веранде было какое-то застолье, а через полчаса все, кто участвовал в нём, расселись по машинам и один за другим выехали через ворота, в пяти метрах от которых стояла эта лавочка.
Пока Петя тут сидел, мимо него не раз пробежали ещё спортсмены или просто люди, которые увлекались бегом.
«Не зря я всё таки тратил время, нарезая круги вокруг озера» - подумал он, и понял, что ему будет легко замаскироваться в бегуна-новичка, который не выдержав нагрузки, присел отдохнуть на лавочку.
Всю последующую неделю Петя бегал в новеньком спортивном костюме по этой улице, и присаживался на лавочку отдохнуть. Этот отдых длился не меньше трёх часов, во время которых Петя «читал» всё новую и новую газету. Он теперь знал сколько охранников находится на улице и какие участки они патрулируют, изучил саму территорию вокруг дома, но этого было не достаточно – нужно было взглянуть на это всё изнутри, и Женя тут очень помог бы. Но Петя решил не нарушать данного обещания, и поэтому пришлось искать человека, который нуждался бы в деньгах.
Таким человеком был садовник, последив за которым пару дней, Петя понял, что этот вариант именно то, что нужно: он шёл на работу и с работы пешком из богатого района города в один из самых бедных. Путь это был немалый, поэтому уйдя с работы в пять он был дома только в полвосьмого. Переодевшись, он шёл в бар, и пропускал по несколько рюмок водки. Все эти дни он был совершенно один, и потратив последние деньги, он вставал и шёл домой.
На следующий день, когда садовник выпил последнюю рюмку, он встал и собрался уйти, но Петя придержал его рукой, и сказал:
- Постой, этот бар пуст, а мне хотелось с кем-то выпить, не уходи!
- Ты ведь пришёл вместе со мной, что ж раньше то не предложил?
- Я ждал звонка, - соврал Петя, - но раз она так и не позвонила, решил напиться. Так что скажешь?
- Если за твой счёт, то да.
Петя заказал графин водки и две рюмки, которые принесли за самый дальний столик, который он выбрал.
- Ну рассказывай, кто эта «она», звонок которой ты и не дождался?
- Никто, у меня даже нет телефона, - заявил Петя, вызвав на лице собеседника большое недоумение, - Мне нужно было просто обсудить с тобой одно дело…
- Какие у меня могут быть с тобой дела?
- Ну к примеру, не хотел ли ты заработать немного денег?
- Немного это сколько, и что нужно делать?
- Немного, это половина тех денег, что будут лежать в сейфе твоего хозяина – Флота Артёма.
На лице садовника появился испуг, он вскочил с места, с собрался уйти, но Петя успел словить его руку.
- Да послушай же ты! Я всё сделаю сам, тебе придётся ответить только на несколько вопросов.
- Ты видимо либо дурак, либо приехал издалека, раз не знаешь, что бывает тем, кто пытается ограбить его. А что же будет со мной, когда он узнает, что я содействовал этому делу?
- Ничего, потому что я не хочу его ограбить, а хочу его убить. Деньги – лишь для того чтобы рассчитаться с тобой и взять на некоторые дальнейшие необходимые расходы.
Похоже этот довод заинтересовал садовника, который, судя по всему был на мели. Петя принялся объяснять что ему нужно: план здания, график смены охранников, куда и когда уезжает из дома Артём – в общем всё, что могло пригодится Пете в этом деле.
Он согласился, но попросил несколько дней, чтобы собрать всю эту информацию. Оставалось только ждать. Но в эти несколько дней Петя не прекратил свои пробежки.

Прошло уже две недели, с того момента как Петя появился в городе. После последней встречи с другом, он женю больше не видел, или просто не хотел увидеть. Дождавшись собранной информации от садовника, Петя вечером того же дня решил закрыться дома и разрабатывать план. Петя положил толстую красную папку с бумагами, полученную от садовника на стол, а сам принялся готовить себе ужин. Он решил, что сегодня лучше просто лечь спать, а завтра с самого утра начать просматривать весь материал, который находился в папке.
Восемь часов сна прошли незаметно, словно ещё минуту назад закрыл глаза и уже проснулся. Петя сел за стол, подвинул к себе папку и включил настольную лампу. Мельком просмотрев всю эту кучу бумаг, Петя сказал сам себе:
- Превосходно… Интересно, где же мог взять такие бумаги простой садовник?
Здесь было множество бумаг начиная от графика работы охраны и плана дома, и заканчивая расположением всех камер слежения, которые находились на участке. Так же тут был график движения самого Артёма, который, как было видно по бумагам, во все места выезжал только в присутствии телохранителей.
Петя принялся подбирать себе наилучший маршрут, чтобы столкнуться с наименьшим числом охранников. Нет, он не боялся, просто ему не было дела до других, пусть даже очень плохих людей. Нужно было просчитать каждую мелочь, чтобы во время самой этой вылазки всё пошло как по маслу.
По истечении десяти дней план был разработан. Петя решил, что приведёт его в исполнение вечером следующего дня, а сейчас он лежал на подушке, и глядя в потолок, в уме ещё раз прогонял свой план, который, как и план здания, он выучил полностью, до мелочей.
И вот он наступил, тот самый день, точнее уже вечер, если ещё не ночь.
На небе, одна за одной. начали появляться звёзды, взошла луна, которая освещала Пете путь. Он был в километре от большого светло-коричневого дома, в который ему предстояло забраться. Одет он был в чёрный костюм, чтобы быть незаметным в темноте, на нём был широкий пояс, на котором крепилось не меньше пятнадцати маленьких ножичков. Он ступал тихо по пустынной алее, на которой почему-то никого не было. Вот он дошёл до ограды и пробрался к тому месту, где возле забора росли кустарники, возле которых было два или три охранника, но лучшего места, для того, чтобы пробраться незамеченным не было.
Одним лёгким прыжком меньше чем за секунду он перепрыгнул через забор и сразу же затаился в кустах. Охранники, патрулирующие каждый свой участок ничего не заметили, а вот камеры… Женя в этот день сидел за пультом, смотря в мониторы. Он не успел заметить как Петя перелазил через забор, но вскоре заметил движение на одном из маленьких мониторов, и вывел его на большой экран. Петя подкрадывался сзади к охраннику, который остановился под фонарём, чтобы закурить.
- Что ты делаешь? – шёпотом повторял себе Женя, - Их же много, тебя убьют…
Петя ударил охранника сбоку рукой по шее, и его бесчувственное тело упало на землю. Убедившись, что никого рядом нет, он поднял тело и понёс к кустам. Выйдя с кустов, он посмотрел прямо в камеру, и подмигнув, пошёл дальше.
- Лёха, ты где? – крикнул кто-то, совсем рядом. Петя притаился за выступом стены, и стал ждать. Похоже другому охраннику понадобилось что то от того, который теперь лежал в кустах, и не найдя его, он сказал: - Ты что, посцать отошёл? Так запретил же хозяин в кустах то. Вот отгребёшь – камеры же всё видят! Да отзовись же! – он перелез через насаждение кустов и увидел своего напарника, лежащего на земле. Испугавшись, он схватил рацию, и закричал в неё: - Тревога, на территорию кто то пробрался, он убил Бухера.
Подняв тревогу, он нагнулся и прощупал пульс – было слабое сердцебиение. Ему послышался какой-то шорох, и он поднял голову над кустами. Петя, который сейчас уже подобрался к кустам, случайно наступил на пачку сигарет, которую выронил Бухер.
Увидев в свете фонаря незнакомого человека, охранник сразу же схватился за пистолет, и направил его на Петю.
- Руки! – сказал он, а сам тем временем передал по рации: - Я держу его на прицеле, жду указаний.
- Жди, сейчас к тебе придут, - даже сквозь шипение рации, Петя сумел разобрать сонный голос Артёма, - Я хочу знать кто он и на что надеялся, когда вторгся в мои владения.
- Я не хочу тебя убивать, опусти пистолет, - спокойно сказал Петя, и начал удаляться.
- Ещё шаг, и я пристрелю тебя! – погрозил охранник, и увидев, что Клёнов продолжает идти, выстрелил. Пуля попала в фундамент дома – как раз туда, где только что был живот недруга. Петя схватил один из ножей с пояса, и охранник упал на землю с ножом в груди.
Нельзя было терять ни минуты, нужно было добраться до Артёма прежде, чем он испугается и смоется отсюда. Петя прошёл дальше вдоль стены дома, и по узорчатым решёткам на окнах первого этажа, взобрался на балкончик.
Буквально через пять секунд возле двух тел стояло восемь вооружённых людей. Один из них сказал в рацию:
- Здесь Лёха и Саня, один мёртв, другой, кажется, ещё дышит. Что делать дальше?
- Брать живым, если не получится – убить, но только не выпустите его отсюда! – из рации уже был слышен испуганный крик, - Буров, мать твою! Здесь везде камеры натыканы! Кто это был?
- Не знаю, он был в маске.
- Где он сейчас? Он должен где-то засветиться, он не мог исчезнуть!
- Я вижу его, он в гараже, - соврал Женя, который отчётливо видел друга, выходящего из комнаты на втором этаже. Таким образом он не только не выдал Петю, но и отвлёк основные силы охраны в гараж, в то время как охранять босса осталось лишь пять человек. Буров знал, с какой целью пришёл Петя, и решил ему помочь.
Петя беспрепятственно пробрался к лестнице и поднялся на третий этаж, где жил, и находился в данный момент Флот Артём. Петя притаился и посмотрел что происходило на этаже.
Весь третий этаж занимало всего две комнаты: одна из низ это большой зал, предназначенный для проведения вечеринок, и комната Артёма. В этом зале на диване и табуретках сидели пять человек в чёрных костюмах и играли в карты, как будто ничего и не происходило. В большом чёрном кресле сидел Артём в халате, держа в руке рацию.
Через несколько секунд он вышел из своего неподвижного состояния, встал и подошёл к охране:
- На меня напали, а вы тут сидите в карты играете!
- Да успокойтесь, Артём Владимирович, наши ребята с ним справятся, тем более что за ним следит по камерам Буров. Ему не скрыться, а вам уж точно нечего бояться.
- Я знаю что мне нечего бояться, потому что меня охраняют лучшие из лучших, но тем не менее я плачу вам по триста долларов за день не за карточную игру! В общем я пошёл спать, а вы разбудите, если что то произойдёт.
- Хорошо, спокойной ночи Артём Владимирович.
Артём не успел дойти до двери, как один из охранников упал с табурета с ножом в шее.
Остальные повставали со своих мест, и схватились за оружие. Один из них потянулся за рацией, но едва она оказалась у него в руках, Петя метнул нож и рация, заискрившись. упала на пол.
Четверо оставшихся навели на Петю четыре автомата, и он поднял руки.
- Падла, ты уложил нашего напарника, сейчас ты сдохнешь! – сказал один из охранников и приготовился выстрелить.
- Стоять! – приказал Артём, - он под прицелом, ему не уйти, так что схватите его. Я хочу знать кто он, и что ему здесь понадобилось.
Двое оставили автоматы на диване, и пошли к Пете, другие двое, не сводя стволов с противника, стали приближаться к нему. Клёнов не сопротивлялся, как будто хотел, чтобы его схватили.
Двое, заломав ему за спиной руки, позвали к себе босса, который, наблюдая за всем этим стоял в стороне.
- Держите его! – Артём подошёл к Пете, и принялся лупить его по животу, а несколько ударов пришлось и по лицу, которое всё ещё было скрыто чёрной маской, в виде шапки с прорезями, натянутой на лицо, - Глупая тупая скотина! Ты положил троих моих парней! – кричал он, сопровождая каждое слово ударом, - Что тебе здесь понадобилось? Отвечай!
Когда Артём замахнулся в очередной раз, чтобы ударить по животу, Петя со всех сил напряг его, и рука Флота словно ударилась о камень. Он схватился за руку и отвернулся.
- Артём Владимирович, что с вами? – все четверо смотрели на Артёма, тем отвлёкшись от Пети. Он извернулся, подпрыгнул и носками ударил под колени обоим противникам. Они невольно присели, а через секунду уже валялись без сознания от Петиных ударов по горлу.
Только сейчас развернулись двое других охранников, которые направили автоматы в сторону Пети. Клёнов был свободен, поэтому он обхватил два дула автоматов, подпрыгнул ногами ударил по рукам противников. Когда автоматы освободились, он бросил их на лестницу, а сам принялся драться с охраной. Подвязав халат так, чтобы он не мешал, к ним присоединился и Артём.
Петя изворачивался и удары этих троих только рассекали воздух, а вот сам Клёнов, подбирая нужный момент, наносил каждому из охранников по два-три удара, после которых Артём и Петя остались драться один на один.
Эта битва не продлилась долго, и уже через минуту Артём распластался на полу.
- Скотина! Что тебе нужно? – прохрипел Флот, когда Петя наступил ему на грудь и надавил.
- Ключи от сейфа, где они?
- Деревенщина! Сейчас сейфы на цифровых замках, - захохотал Артём.
Петя поднял его, заломал сзади руки и повёл в комнату. Ткнув его лицом в холодный прочный металл, он освободил одну руку, и сказал:
- Открой! – Артём повиновался. Петя открыл сейф и приказал засунуть деньги, что там были в рюкзак, который он позаимствовал у одного из охранников. Когда это было сделано, Петя повалил Артёма на пол, и нацепил рюкзак на спину.
Флот, решив что он свободен, прорычал:
- Так ты простой воришка! Тебе долго не прожить, я найду тебя и убью если тебе хотя бы удастся выбраться из моего дома, в чём я не уверен! Ну давай, беги!
- Я не вор, и пришёл сюда не за деньгами, - сказал Петя и бросил маску к ногам, - Не узнаёшь меня, тварь?
- Не могу вспомнить, но где то я тебя точно видел.
- Я помогу тебе вспомнить, чтобы ты знал за что подохнешь. Не припоминаешь время, шесть лет назад? Тогда вы начали свою, по настоящему преступную жизнь, когда убили троих людей! Помнишь, а?
- Нет, не может быть, - Артём затрясся от страха, узнав того, кто стоял перед ним, - Тебя нет! Ты умер, ты сгнил в тюрьме!
- Нет, я выжил, и теперь я здесь, чтобы ты, и те трое подонков получили сполна за то, что уничтожили мою жизнь!
- Прости! Прости меня… - Артём встал на колени и по его щекам потекли слёзы, - забирай всё что хочешь, только не убивай! Я ещё молод, чтобы умирать, я хочу жить! Дай мне ещё один малюсенький шанс. Вот увидишь, я помогу тебе подобраться к остальным… Умоляю, не убивай… Дай мне шанс!
- А как же Оля, как же мой отец и моя дочь? Вы дали им шанс? Вы убили их, просто зарезали, как свиней, а теперь ты, мразь, просишь, чтобы я сохранил твою поганую жизнь?
Петя замахнулся и быстро махнул рукой с ножом, оставив на шее Артёма тонкий красный след, из которого начала сочиться кровь.
Через две минуты Клёнов уже направился к лестнице, оставив на стене послание кровью: «Остались Руслан, Игорь и Арчи. Я вас убью, это лишь вопрос времени».

Спустившись на один этаж, он услышал множество шагов на лестнице. Посмотрев через перила вниз, он увидел человек десять взъерошенных охранников с оружием. Петя сразу же забежал на второй этаж притаился за колонной.
- Быстрее! Хозяин наверху, а из его охраны никто не отвечает!
Подождав пока все они забегут на третий этаж, Клёнов вышел из укрытия и пошёл к лестнице. Матерный крик сверху дал понять, что они нашли тело. Петя уже спустился на пять ступеней, как услышал:
- Буров, скотина… Он видел всё на камерах, а сам гонял нас по подвалам. Из-за него мы остались без работы! Он заодно с убийцей. Быстро к нему, на второй этаж, узнаем кто этот человек, и тогда мы получим деньги Флота!
Петя остановился, но потом продолжил спускаться по лестнице. Несколько шагов отделяло его от выхода, когда он услышал выстрелы.
- Проклятье! – со злости он ударил кулаком в дверь, отчего на ней появились мелкие трещины, - Я не могу его бросить!
Петя развернулся и побежал вверх по лестнице. Он наполовину поднялся, когда услышал ещё выстрелы. «Нет, не может быть! Я не могу опоздать! - повторял он себе, - Это же всё из-за меня, я всё это сделал, я не могу оставить теперь его в беде!»
Клёнов, оказавшись у той колонны, за которой недавно спрятался, остановился и выглянул в коридор. В конце коридора была стальная дверь, которая сдерживала много охранников у входа в комнату. Они не нашли другого способа попасть во внутрь, кроме как палить из автоматов по двери. Петя принялся лихорадочно соображать. Их много, все с оружием. Он не сможет справится со всеми сразу. Нужно их как то обмануть.
Петя высунулся из за колонны, и так внимание всех было сосредоточенно на двери, он вылез полностью. Взяв с пояса два ножа, он замахнулся и метнул в ту сторону, после чего поспешно занял своё место.
Услышав, как два тела по очереди брякнулись на пол, Петя понял что попал в цель. Сразу же с конца коридора послышалась возня, суета – никто не понял сразу что случилось. Петя воспользовался временным замешательством, чтобы ликвидировать ещё двух противников.
- Там кто то есть! Это тот убийца, он хочет спасти подельника, но только ничего не выйдет! Слышишь, падла? Ничего у тебя не получится. Вы двое, - похоже считающий себя главным, один из охранников указал на двух других пальцами, - Остаётесь здесь, пытаетесь сломать дверь, и самое главное: смотрите за тем, чтобы этот предатель не ушёл. Остальные – за мной! Разберёмся с этим убийцей.
Семь человек бежали по коридору навстречу Пете, с автоматами наперевес. Петя стоял и ждал за колонной. Услышав ботинок совсем близко, Петя бросился на пол, под ноги бегущим охранникам. Все они попадали, как кегли, так как уже успели набрать скорость. Петя подскочил, и начал забирать у каждого автомат, отбрасывая оружие на лестницу. Автоматы валялись на ступеньках, а Петя загородил собой проход, отрезав путь к оружию.
- Ну уж нет, парень! Не думаешь ли ты, что сумеешь справиться с семью бывшими десантниками в одиночку? Заберите у него сумку, в ней наши деньги!
Сразу трое напали на Петю, который сбил с ног двоих, а третьего перекинул через себя на лестницу. Взяв ещё два ножичка, он избавился ещё от двоих соперников. Таким образом осталось всего четыре охранника: два здесь, испуганные тем, как быстро Петя расправился с их напарниками, и двое под дверью, за которой его напуганный друг.
- Уйдите! Я не хочу вас убивать!
Один из них испугался, и вжался в стену, уступая дорогу, а второй, который был покрупнее, остался на месте.
- Сейчас я научу тебя уважать старших, пацан! – своими огромными руками он мог бы сразу же снести голову, если бы попал по ней. Большая сила сделала его неуклюжим.
- Хорошо, что ты больше не в армии, - сказал Петя, схватив после очередного удара по воздуху его здоровую лапу, и согнув кисть так, что она захрустела, - Армии не нужны такие неповоротливые десантники.
Клёнов, держась за руку, сбил амбала с ног, и выскочил на коридор.
- Вон он, стреляй! – Петя едва успел упасть на пол, так как место, где только что была голова, изрешетили пули. Он мигом отправил руку к поясу, чтобы взять ещё два ножа, но там был только один. Метнув последний ножик, он спрятался за колонной, и принялся обдумывать, как избавиться от последнего охранника.
- Сиди там, сволочь! – кричал он, отправляя пулю за пулей в колонну, - Я уже позвонил ментам, пусть я их даже ненавижу! Скоро тебя сцапают, и смотреть тебе на небо через решётку, наверное даже до конца жизни!
Нужно было действовать быстро, но что делать, когда у противника автомат? Петя дождался, когда прекратятся выстрелы, и выпрыгнул из убежища. Нужно было успеть, во что бы то ни стало нужно успеть! Он был в трёх шагах от охранника, когда тот перезарядил автомат, и успел пустить очередь в Петю. Клёнов прыгнул и сбил с ног охранника. После того, как больше не было препятствий, он постучал в дверь, крича:
- Женя, открой! Нужно уходить!
Дверь открылась, вышел Женя, с ноутбуком подмышкой.
- Что с тобой? Тебя ранили?
- Это всего лишь рука, - сказал Петя, пощупав руку. Ткань была мокрой от крови, - Нам нужно уходить, и как можно скорее. Не знаю, правду ли он сказал, но всё же здесь в любом случае скоро будет полно милиции.
- Пойдём ко мне домой. Вот только машину забрать не удастся, да и бежать придётся через чёрный ход…
- Пустяки… Главное, что я отомстил одной из этих мразей.
- И как ты будешь жить дальше, зная, что твоя душа запятнана кровью?
- Никак. Я уйду из этого мира вместе с последним из них. Вот только будет это нескоро, ведь я с Артёмом справился так быстро только благодаря тому, что ты помог мне его найти, да и отвлекал охрану… Мне бы очень пригодилась твоя помощь…
- Я решил, что помогу тебе, - сказал Женя тихо, что Петя переспросил, думая что ему это послышалось:
- Ты мне поможешь?
- Да.
- Отлично… А сейчас потопали ка к тебе домой.

Глава 28

Всю следующую неделю Петя пробыл на Жениной даче, только один раз он выбрался, чтобы заплатить тому охраннику, который Пете здорово помог. Женя приехал только в конце недели, уладив дела в городе.
- Как рука? – спросил он, так как никакой медицинской помощи Пете оказано не было – он лишь попросил бутылку водки и бинт.
- Пустяк, это просто царапина. Кость не задета, так что заживёт меньше чем за две недели. Чем ты был так занят в городе?
- Я же собрался отправиться с тобой. Согласившись подвергнуть себя такой опасности, я не в праве ставить под удар жену и сына. Я всё объяснил ей, она поняла, так что мы теперь больше не муж и жена – мы развелись…
- Зачем ты это сделал? Ты же любишь её! Зачем бросил?
- Бросил? Ну что ты… Просто теперь она с сыном будет жить в США под своей девичьей фамилией до тех пор, пока я не сниму трубку телефона и не наберу номер, который я запомнил так же хорошо, как своё имя. Я по прежнему люблю её, а это – мера предосторожности.
- Ты так защищаешь её от опасности, которой грозят нам те трое?
- Конечно! Я же работал на Артёма, я знал чем он занимается, знал, как он зарабатывает деньги. Про Руслана я мало что слыхал, но вот Арчи и Игорь… Артём, по сравнению с ними занимался благотворительностью. Они вдвоём контролируют преступный мир одного из крупнейших городов мира - Москвы. Окружив себя продажными ментами, даже некоторыми политиками, они больше не бояться тюрьмы, и даже сами немного могут контролировать власть. Они за месяц делают миллионы на наркоторговле.
- Неужели сейчас всё так просто купить?
- Купить можно всё, разница только в цене, - сказал Женя, - Да и посуди сам, если тот же самый мент работает за гроши на государство, а тут появляется человек, который согласен платить за такую же работу в десять, а то и в двадцать раз больше, то конечно же соглашаешься. Люди жадны. Им нужно всё больше, а Арчи и Игорь дают им это, и поэтому их не трогают. А чтобы не бояться, что могут причинить какой-то вред конкуренты, каждый из них нанял на себя для охраны по роте спецназа. Ну и конечно же самое новое оборудование наблюдение за территорией его проживания, и лучшая из существующих систем защиты, которые я беру на себя. За тобой остаются лишь люди, через которых придётся пройти, по пути к твоим врагам. Так что я надеюсь, что тебя достаточно хорошо обучили.
- Ну так что, когда выдвигаемся?
- Чем раньше, тем лучше, пока в милиции ещё никто не понял мою причастность с этому убийству, точнее к этим убийствам – ты ведь положил всю охрану.
- Ты не согласился мне помочь сразу, так что это были вынужденные жертвы. Моей целью был лишь один человек в том доме. Кстати, как же тебе удалось от ментов то отмазаться? Охранник же кричал, что позвонил им.
- Так и есть – он позвонил, но вот только он от испуга забыл сказать, что к этому делу причастен я. Милиции известно лишь то, что группа людей пробралась в дом, убив всю охрану и хозяина. Я же остался жив только благодаря тому, что успел запереть дверь своего рабочего места.
- Постой, ты сказал что то о группе людей?
- Ну да. Там считают невозможным, чтобы только один человек всё это сделал. Они думают что нападавших было не меньше троих, но по моему скоро им всё будет известно, так что нужно поспешить и перебраться как можно ближе к Москве. Я уже договорился, так что через два часа мы вылетаем частным самолётом и скоро будем там. Нам придётся жить на окраине столицы, пока ты доберёшься до своих врагов.
- Ты не знаешь где я жил все эти пять лет, так что это не страшно.
- Посмотрим, какое впечатление на тебя произведёт Москва. Не её центр, который так красив и нравится всем, а её окраины.
- А ведь я был там однажды… - вспомнил Петя, - Мы с Олей выбирали платье на выпускной…
Петя замолчал, и не сказал не слова до самого отъезда. Всю дорогу он, молча наблюдал как Женя что то нажимает на своём ноутбуке. Достаточно было вспомнить один момент со своей прежней жизни, и он как будто ещё раз всё это пережил, ещё раз испытал боль утраты, которая стихла за это время. Только когда самолёт уже пошёл на снижение, Петя сказал Жене:
- Ты можешь узнать по компьютеру где живёт каждый из них?
- Возможно, но только уже на месте, когда будет доступ к телефонной линии. Да и чтоб заселиться без документов придётся выложить немалую сумму.
- Деньги меня не волнуют.

Через неделю опасных блужданий по Москве днём и ночёвок в разных закоулках ночью, друзьям наконец удалось найти себе квартиру – на окраине старушонка заломила не малую сумму за свою однокомнатную квартиру, сама же согласилась жить на даче. Был приемлем любой вариант, так что сейчас Женя практически всё время сидел дома за компьютером, а Петя делал вылазки на целый день. Он изображал из себя наркомана, которому подзарез нужна доза, думая что таким образом он сможет выйти на Арчи. Напрасно! Наркотики на улицах продавали люди, сами ничем не лучшие тех, кому они продавали свой товар. Некоторые делали это чтобы самим расплатиться за наркотики, у кого то ещё был какой-нибудь долг. Обычно это были молчаливые люди в лохмотьях, которые напрочь отказывались говорить, пока не услышат шелестящий звук пёстрых бумажек.
В один из таких дней Петя вернулся вечером домой, и его сразу позвал к себе Женя:
- Иди сюда, кое что есть.
- Ты нашёл адрес?
- Нет, но это тебе следует видеть.
На экране компьютера была отсканированная газета, в которой на главной странице красовалась надпись: «Бойня во Владивостоке». Чуть ниже было описание дома Артёма, таким, каким его оставил Петя.
«… убита вся охрана, а так же и сам хозяин особняка. Предположительно преступников было не менее трёх. Следствие считает что было организованно для того, чтобы получить нечто важное, что хранилось в сейфе гражданина Флота А. В., которому не раз могли присудить немалый срок, но освобождали из-под стражи за недостатком доказательств. Флотов А.В. подозревался в импорте наркотиков из-за границы в Россию и распространением их на территории РФ.
Сами же нападавшие в ближайшее время будут задержаны и представлены суду.»
- Что ты об этом думаешь? – спросил Женя.
- Я думаю, что нам пока что ничего не грозит. В милиции о нас практически ничего неизвестно, они даже не знают точное число преступников. На то, чтобы найти меня здесь, у них уйдёт не один год, так что у нас ещё есть время. Лучше бы вместо того чтобы это мне показывать, ещё поискал адрес.
- Ты нашёл адрес? – спросил Петя на следующий день, а потом ещё и ещё, но прошла целая неделя, прежде чем Женя сказал:
- Я его нашёл…

Прошло три недели, Петя всюду следил за Арчи, платил мелкой прислуге, чтобы добыть хоть что-то, и кое какие сведения собирались, но только они не радовали. Арчи поселился недалеко от участка милиции, в котором почти все работали на него. Несмотря на то, что при первой же опасности вторжения через пять минут у порога дома будет не меньше трёх машин ментов, ещё и обширный двор был утыкан охраной. Как удалось узнать Пете у очередного садовника, территория всей усадьбы защищена датчиками движения. Вывод был один – пробраться вовнутрь невозможно.
- Туда нельзя попасть, с несколькими охранниками ты сразу может и справишься, но если на тебя наставят двадцать стволов, что будешь делать?
- Ну так никто не узнает, я буду действовать так же, как у Артёма.
- Не получиться… Я долго пытался, но не могу пролезть в их сеть. Я думал что достаточно умный для этого, а теперь просто развожу руками. Я не смогу тебе помочь, если ты захочешь напасть на его усадьбу.
- Наверное у тебя есть другой план, чтобы добраться до одного из этих двух ублюдков?
- У меня нет плана. Я предлагаю тебе отказаться от всего этого…
- Ни за что! Должен же быть другой способ! Нужно узнать где он бывает, куда ездит…
- Для этого нужно следить, и уж явно не пешком или на… - Женя неожиданно замолчал, и бросился к компьютеру, словно это был вкусный кусок пирога после месяца голодовки. Он принялся быстро нажимать на кнопки, Пете казалось что сейчас из-под рук повалит дым, но вот он остановился, и повернул монитор, чтобы Клёнову всё было видно, - Это маячок, повесив который на Арчи ты сможешь знать маршрут передвижения.
- Но как я его повешу, если он никуда не ходит без охраны?
- Не обязательно на него самого, можно и на машину…

На следующий день, когда Арчи в обед выезжал, сидя на заднем сиденье своей машины, под колёса автомобиля бросился грязный бомж, которому видимо надоело жить.
- Совсем эти бичи охренели! Ты – показал пальцем Арчи на человека, сидевшего рядом с водителем, - сходи проверь что с ним, и убери с дороги. И побыстрей, я опаздываю на встречу.
- Сейчас будет сделано, - послушно ответил охранник, и, выйдя из машины, подошёл к бомжу: - Что, жить надоело? – крикнул он, и увидев, что не реакции, ткнул тело носком ботинка. В ответ на это, живая масса, разлёгшаяся на дороге, зашевелилась.
- Простите начальник, вчера немного перепил…
- Уйди с дороги! – приказал тот, и отошёл подальше, чтобы бич не испачкал его штаны, - Ещё раз увижу возле этого дома – пристрелю, а сейчас не охота с телом возиться!
- Спасибо, - ответил бомж и отполз в сторону, после чего автомобиль беспрепятственно уехал. Петя потихоньку побрёл и этого места, и оказавшись довольно далеко, скинул с себя все эти лохмотья, и переоделся в чистую одежду, которая была в сумке, после чего направился домой.
- Молодец! У тебя получилось! – прокричал Женя из комнаты, едва щёлкнул замок входной двери, - Куда ты его прилепил?
- Под бампер, - ответил Петя, зайдя в комнату, чтобы убедиться что всё работает. На мониторе компьютера была карта города, по которой двигалась красная точка, - Всё, я в ванную. Нужно отмыться после перевоплощения. Кстати, а что дальше? Что теперь делать?
- Ну пока что – ждать. Где-то неделю нужно проследить, где он бывает, куда заезжает, и где его легче всего можно будет застать врасплох.
- Ну тогда – ждём…

Прошло шесть дней. Чизур Игорь проснулся после бурной ночи с двумя блондиночками, которые досматривали теперь свои сны на огромной кровати. Он взял из холодильника пиво, включил телевизор, и мягко опустился в кресло. По телевизору в это время шли новости. Игорь расслабился в кресле, слушая что говорит девушка:
«…Месяц назад во Владивостоке с целью ограбления в дом бизнесмена Флота Артёма вторглась группа людей, предположительно не менее чем из четырёх человек. Вся охрана была убита, вместе с хозяином дома. В комнате Артёма была оставлена на стене следующая надпись: «Остались Руслан, Игорь и Арчи. Я вас убью, это лишь вопрос времени» Недавно стала известна личность одного из нападавших – его фото вы сейчас видите на экране…»
Когда на экране тридцатидюймового телевизора появилась следующая картинка, Игорь чуть не захлебнулся пивом. Из телевизора на него смотрел восемнадцатилетний Петя, сфотографированный перед тем, как его упрятали за решётку. Откашлявшись, Игорь поставил на пол пиво, и затаил дыхание, обратив всё своё внимание к телевизору.
«…Подозреваемый – Клёнов Пётр, чьи отпечатки сотрудники милиции обнаружили на месте преступления. По сведениям этот человек был убит при попытке побега из тюрьмы пять лет назад, но как стало известно, сейчас он жив и здоров, а так же находится на свободе. Просьба всем, кто располагает сведениями об этом человеке или является одним из тех, кому адресовано сообщение позвонить по телефонам, указанным на экране...»
На лице Игоря появился испуг, какого не было там за всю его жизнь. Он подскочил с кресла, и сломя голову понёсся на второй этаж – туда где жил Арчи.
- Он жив! – кричал Игорь ещё с лестницы, разбудив хозяина дома, который спал в объятиях двух девушек.
- Придурок, что ты орёшь? Дай поспать! – ответил сонный Арчи, запустив в Игоря подушкой.
- Ты не понял! Он жив!
- Да кто жив? – Арчи приподнялся. Он понял что теперь уже не поспать, к тому же ему было безумно интересно, что так взволновало друга, что оставило на его лице такой испуг? – Успокойся, и нормально расскажи, кто там ещё жив, и почему из-за этого стоило меня будить?
- Клёнов жив!
- Кто тебе сказал такую глупость? Начальник тюрьмы получил слишком большую сумму, чтобы соврать мне, когда говорил, что Клёнова пристрелили как собаку, когда он пытался сбежать.
- Не знаю, сколько и кому ты заплатил, но он жив. Я смотрел новости – это именно его отпечатки были найдены в доме Артёма. Так скажи мне теперь, что это покойник, умерший несколько лет назад перебил всю охрану в том доме и оставил на стене нам послание!
- Какое ещё послание?
- «Остались Руслан, Игорь и Арчи. Я вас убью, это лишь вопрос времени» - повторил Игорь услышанную фразу, которая навсегда запечатлелась в его голове, - Он жив, он убил Артёма, и теперь он придёт за нами…
- Бред! Чушь! – вскрикнул Артём, вскочив со своего места, - Да ты подумай хорошенько: даже если ему удалось бежать, хотя я не представляю как он это мог сделать, что он может? Он когда то не смог даже защитить свою жену и ребёнка, а теперь ты заявляешь, что он придёт сюда и убьёт нас? Тебе не кажется бредовой эта идея?
- А ты вспомни какая охрана была у Артёма! Ты ведь сам по его просьбе искал людей для охраны. А какая у него была электронная защита? И он всё это преодолел. К тому же по новостям сказали, что он был не один. Подозревают, что было не меньше четырёх человек. И если ему удалось прорваться сквозь защиту Флота, то назови хоть одну причину, почему ему не удастся это сделать ещё раз с твоим домом?
Арчи не ответил, подошёл к мини-бару в комнате, достал пиво, открыл банку и, задумавшись, опустился в кресло. Он сидел не шевелясь, пока не выпил всю бутылку, после чего выбросил её в окно.
- Он в любом случае не мог всё это сделать сам. У него должен был быть свой человек внутри здания. Я хочу знать кто это. Не бойся Игорь, он не доберётся до нас, среди наших не предателей, потому что все прекрасно знают, что я делаю с теми, кто хотел меня обмануть.
После этих слов Арчи поднялся из кресла, и дал распоряжение по рации:
- Ботаника ко мне, живо!
Через несколько минут дверь открылась, и в дверь вошёл сгорбившийся человек с ноутбуком подмышкой.
- Вы хотели меня видеть?
- Да, хотел. Ты что-нибудь слышал о бойне во Владивостоке?
- Слышал.
- Ну так вот: мне нужно всё, что касается этого события. Всё, что сможешь раздобыть.
- Я должен буду взламывать правительственные базы данных?
- А за что, по-твоему я плачу тебе по сто долларов в день? Я бы просто воспользовался гуглом, чтобы найти то, что меня интересует, - он раздражённо кричал на этого маленького человечка, который от крика как будто стал ещё меньше, - В общем – ты понял. Я буду платить дополнительно за любую информацию. У тебя в распоряжении время до вечера. Не подведи и дай мне то, чего я ещё не знаю.
Арчи на день занялся своими делами, а вечером, когда вернулся, его уже ждал у входа в комнату его «хакер».
- Ну что, раздобыл что-нибудь?
- Безусловно, - он указал на папку, которую держал в руках, вместе со своим ноутбуком, который наверное не выпускал даже во сне, - Но может пригласите меня войти?
- Заходи.
- Здесь, - сказал маленький человек, протягивая плюхнувшемуся на диван Арчи, папку, - Все сведения по этому делу. Здесь есть списки всех подозреваемых, а также список всех, кто работал в этом доме. Думаю больше я вам не нужен, и вы сами разберётесь с этими данными.
- Можешь идти. Деньги за работу получишь в конце недели.
- До свидания, - сказал «хакер» и ушёл, закрыв за собой дверь.
Арчи открыл папку, и увидел длинный список подозреваемых. Тут имелись и фотографии после списка. Коганов хотел своими глазами увидеть эту фамилию, фото, потому что до сих пор не до конца поверил в то, что Петя ещё жив.
И правда – вот он на фото, убитый горем восемнадцатилетний Клёнов Петя. Арчи несколько секунд смотрел на это фото, и пошёл дальше по списку. Номер два в нём был Буров Женя.
В этот момент дверь в комнату открылась дверь, и вошёл Игорь:
- Ну что, нарыл он что-нибудь или нет?
- Да, нарыл… - задумчиво ответил Арчи, который пытался вспомнить где он слышал явно знакомую фамилию, - Слушай, кто это, Буров Женя? Мне так кажется, что это имя я слышал, только не могу вспомнить где.
- А фото есть?
- Блин, как я не догадался фото поискать? – он принялся копошиться среди фотографий, и тут, в самом низу нашёл карточку, - Так это же…
Они переглянулись, так как по фото сразу узнали своего бывшего одноклассника.
- Вот как этому ублюдку удалось проникнуть в дом! Его старый друг заведовал системой безопасности, и наверняка это он дал всю нужную информацию Пете. К тому же тут сказано что он тоже объявлен в розыск.
Несмотря на такие шокирующие новости, Арчи выпрямился и обрадовано улыбнулся.
- Чему ты радуешься?
- Тому, что Клёнов смог всё это провернуть только со своим человеком в здании. Мои люди верны мне, так что он не сможет взять достаточно информации, чтобы проникнуть в мой дом и убить меня. А если он настолько глуп, чтобы идти вслепую – пожалуйста! Тогда я лично выкопаю ему могилу.
- А как же сделки? Как же бизнес?
- Бизнес пока что подождёт. Правда сейчас нужно уладить все дела здесь, а потом можно свалить куда-нибудь отдохнуть. Нужно только найти на кого оставить дело, и совершить последнюю сделку через неделю с Лысым. Да, и кстати: я хочу найти ту сволочь, которая отхватила денег за убийство Клёнова, и обманула меня. Он должен заплатить за свой обман. Прикажи найти его, и когда найдёте, отвезите на пустырь за городом – туда где мы проводим сделки. Когда всё будет сделано, свяжитесь со мной.
- Я могу ехать на твоей машине?
- Можешь.

В это время Петя только пришёл домой, где ему сейчас Женя должен был рассказать где и когда бывает Арчи. Он уже подошёл к компьютеру, когда Женя следил за машиной:
- Странно…
- Ты о чём? – спросил Петя, не поняв, что друг имел ввиду.
- Ну понимаешь, Я следил за Арчи всю неделю и его день был расписан примерно одинаково. Он почти всё ночное время проводил в клубах и ресторанах, а днём наверное отсыпался, потому что с его машина стояла в гараже весь день. Так чем этот день такой особенный, что он сейчас едет куда-то? Явно не в клуб.
- Ну так я прослежу…
- Собираешься бегать по городу за машиной? – усмехнулся Женя, - Тебе вообще нежелательно сейчас высовываться на улицу, после того сообщения по телевидению. Тебя сейчас вся страна ищет, да и меня с тобой заодно.
- Ну тогда поехали вместе на машине.
- Где ты её возьмёшь?
- Ну… Я итак по уши в дерьме, так что ничего не случится, если мы позаимствуем машину у одного из жителей этого города?
- Угнать?
- Ну да, а у тебя есть другие идеи? Не нужно откладывать, а то и в самом деле скоро милиция в двери постучит.
- Ну ладно, сейчас только вещи возьму и поедем. Всё таки чем быстрее ты завершишь своё дело, тем быстрее всё это закончится.
Выйдя на улицу, Петя и Женя стали дожидаться, владельцу одной из стоящих здесь машин нужно будет куда-то поехать. Не прошло и пяти минут, как толстый мужик из соседнего подъезда открыл дверцу своей машины. Он вышел в халате – по видимому ему что то понадобилось в своём транспортном средстве. Петя подкрался к нему сзади, и зажал рукой рот, после того как другой рукой вырвал ключи и бросил их Жене.
- Мы берём машину на время. Если пожалуешься ментам – убью, если просто подождёшь – к вечеру твоя тачка будет стоять на этом же месте. Понял? – перепуганный человек закивал головой, и когда Петя его отпустил, лишь сказал:
- Пожалуйста, поосторожнее с ней. Я за неё даже ещё не рассчитался.
Петя и женя кивнули, после чего забрались в машину. Женя тут же установил возле руля ноутбук, чтобы видеть точное движение Арчи.
Проехав около двух десятков перекрёстков, Женя сказал:
- Смотри-ка, а они остановились в жилом районе. Там нет ни одного клуба или чего-то в этом роде. Что же ему понадобилось там?
- Рули туда, и спросим.
Но не успели они проехать и половины пути месту остановки, как красная точка на экране ноутбука снова пришла в движение. Женя поехал за ними.
- Они двигаются всё ближе и ближе к окраине города. Того и гляди вообще покинут Москву.
- У нас хватит бензина на то, чтобы заправиться?
- Чёрт! Нужно на заправку, бензина мало, хватит только доехать до окраины города, а что если они поедут дальше? – Женя взглянул на экран – Так и есть! Они уже выехали за город.
- Тем лучше для нас. Он далеко от всей своей охраны.
- Может и хуже, - до заправки придётся сделать крюк, потратив время на который, мы можем их уже не нагнать. Но другого выхода нет, придётся заезжать на заправку.
Через минут десять Женя сказал, очередной раз взглянув на экран:
- Они остановились, остановились на каком-то пустыре… - Петя лишь промолчал в ответ на это. Он думал: что могло понадобиться Арчи так далеко от своего дома. Наверное это было очень срочное дело.
- На карте это не похоже на пустырь, - сказал Петя.
- И правда, там какое-то здание.
Когда они уже остановились на заправке, Женя сказал, что машина по-прежнему осталась на месте.
- Я пойду заплачу за бензин, а узнай где именно они остановились, - сказал Петя и вылез из машины. Он подошёл к окошку и протянул деньги, сказав:
- Двадцать литров бензина.
Кассир взял деньги, пересчитал их, и сказал:
- Не хватает десять рублей.
- Сейчас, - ответил Петя и принялся рыться по карманам. Кассир нервно застучал по столу пальцами и отвёл глаза в сторону, как тут ему на глаза попалась прилепленная на стекло бумага с фотографией Пети, увенчанной вверху большими буквами: «Внимание, Розыск». Он сперва усмехнулся что его клиент так похож на преступника, но потом, несколько раз посмотрев по очереди на бумагу и на клиента, исчезли все сомнения, кто сейчас роется в карманах возле кассы. Кассир быстро захлопнул окошко и схватился за трубку телефона и стал дрожащими руками набирать «02». Эти действия не остались незамеченными, и Петя, который наконец нашёл в своём кармане десятку, начал стучать в окошко, крича, чтобы было слышно через стеклопакеты:
- Открой, продай мне бензин! – но это было бесполезно. Тут ему попалась такая же бумага, прилепленная снаружи, и Петя сразу всё понял. Он побежал к машине, крича по дороге: «Вылезай!».
- Что случилось? – спросил Женя, ничего не понимая.
- Сейчас здесь не будет проходу из-за ментов! Надо валить!
- Далеко свалим без бензина.
Петя подбежал к машине, которая была впереди и только что заправилась. Он открыл дверцу, и одним рывком вышвырнул сидевшего за рулём мужика. Пока Женя бежал к машине, мужик, который упал, ударившись копчиком об асфальт, не уступать свой автомобиль так просто. Он поднялся и ударил Петю по затылку. Он хотел ударить ещё, но не успел, потому что Петя ударил его ногой в живот. Водитель вернулся обратно на тротуар, откуда второй раз вставать не пожелал.
- Быстрей! – прокричал Петя.
- Да бегу, бегу! Нужно же забрать аппаратуру! – Женя сел за руль, и они поехали.
Только они успели выехать с заправки, как уже послышался вой милицейских сирен, а на домах и деревьях появились красно-синие блики.
- Чёрт! – сказал Женя, - Мы не сможем слишком долго от них убегать, если будем по прежнему ехать по прямой к выезду из города. Нужно уходить от них по переулкам.
- Нет! Другого такого случая добраться до Арчи уже не будет! Я не хочу терять такую возможность.
- Да пойми ты! Едва мы покинем город, нам уже не уйти, а так – ещё можно затеряться по дворам. Если они нас схватят, то в тюрьме у тебя точно уже не будет возможности отомстить.
- Довези меня как можно ближе к окраине города. Я запомнил место на карте и доберусь до него бегом. Кстати, ты узнал что это там за здание?
- Да, это заброшенный завод, который планируется снести. И этот завод находится за десять километров от окраины города!
- Ничего, я справлюсь… Главное, чтобы Арчи как можно дольше оставался на месте, а остальное не проблема.
- Ладно.
Больше они не сказали ни слова до тех пор, пока не пришла пора сворачивать.
- Удачи, - сказал Женя, останавливая за домом машину.
- Спасибо! – ответил Петя, - Если тебе удастся скрыться, не суйся на прежнюю квартиру – там наверняка будет засада. Я буду ждать тебя каждый вечер в десять часов в этом баре. Если меня не будет хоть раз, то больше туда не приходи, и забудь про меня, - сказал Петя, когда они проезжали мимо какой-то забегаловки.
После этих слов он вышел из машины и притаился за мусорным ящиком, смотря вслед красной машине, быстро удаляющейся от него. Петя подождал ещё немного, пока не проехало около десятка милицейских машин, и уже когда стали стихать сирены, он направился к выезду из города. Пробежав около километра, Петя оставил позади последний дом, и побежал по краю дороги, по которой быстро туда-сюда сновали машины. Слева от дороги было какое-то поле, а вот справа вдали виднелось какое-то большое здание – по-видимому это и был тот завод о котором говорил Женя.
Большое мрачное серое здание виднелось вдали, там, где сейчас чего-то дожидается Арчи. Петя побежал, мысленно говоря «спасибо» Лису, за то, что он заставлял так много бегать каждый день.
Через минут пятнадцать Клёнов уже мог дотронуться до забора, который прерывался только в том месте, где должны были быть ворота. Петя решил, что лучше будет попасть на этот завод другим путём, чем войти через парадный вход. Он отбежал метров на двести от въезда, после чего подпрыгнул, и едва заметно со стороны перелез через забор. Петя стал потихоньку пробираться к центру этого участка, где, как он предполагал, вероятнее всего было бы застать Арчи, если тот ещё не уехал. Пробираясь всё дальше и дальше Клёнов уже начал думать, что опоздал, но тут же убедился, что это неверное убеждение: среди развалин остановилась машина, в которой кто-то сидел. Петя подобрал кусок раскрошившегося от времени бетона и швырнул в стекло, которое разлетелось на мелкие блестящие кубики. Несколько секунд все, кто был в машине ошеломлённо осматривались по сторонам, но тут же пришли в себя, когда услышали голос с заднего сиденья:
- Стекло само разбиться не могло! Обыщите здесь всё, а я пока что сам его посторожу, - Петя сразу узнал этот голос, вот только это был совсем не тот человек, которого он ожидал здесь увидеть.
Тут же двое человек в чёрных костюмах и с пистолетами наготове вылезли из машины, и двинулись к Пете. Он незаметно лёг на землю, после чего заполз под плиту, которая лежала, опираясь на какой-то столб. Когда Клёнов услышал, шаги совсем близко, он и вовсе затаил дыхание, чтобы ничем себя не выдать.
Вот один из них наступил на плиту, прошёлся по ней и спрыгнул, едва не зацепив руку Пети. Когда Клёнов увидел перед собой ноги второго охранника, первого уже не было видно. Не долго думая Петя схватил обе ноги и со всех сил дёрнул на себя. Охранник упал, ударившись о колонну, лежавшую впереди, и оставив на ней кровавый след. Он выронил пистолет и распластался на земле, не подавая никаких признаков жизни.
Увидев, что одной из помех стало меньше, побежал по второму, чтобы потом остаться с Игорем один на один. Едва увидев впереди чёрный костюм, Петя выхватил из кармана нож и метнул его в спину охраннику.
Теперь нужно было спешить к самой машине, чтобы враг не успел ничего понять. Когда Петя оказался перед машиной, а значит в поле зрения её пассажиров, Игорь выскочил из машины и бросился наутёк, повернув руку назад и паля из пистолета в сторону Клёнова. Одна из пуль угодила Пете в плечо, но это не помешало ему бежать за Игорем до самого выезда. Нагнав его, Петя прыгнул вперёд, сделав подножку. Игорь кувырком полетел вперёд, и приземлившись на лопатки, даже не пытался подняться. Петя ещё никогда не видел Игоря таким испуганным: его лицо было искривлено в ужасе, а глаза бегали, пытаясь вырваться из орбит. Увидев, что из плеча Пети течёт кровь, он схватил какой-то камень и ударил со всех сил по ране, после чего еле-еле поднялся и снова побежал.
Петя, переступив через адскую боль, побежал вслед, и теперь, вместо того чтобы сделать подножку, он набросился на Игоря сверху, как голодный лев, наконец настигший свою жертву. Мощным ударом с прыжка он свалил Игоря на землю и придавив его руки и ноги весом своего тела, ещё раз внимательно посмотрел в ненавистное лицо.
Уже не было ненависти или страха, а была лишь беззвучная мольба в глазах.
- Что ты здесь делал, ещё и в машине Арчи? Что тебе здесь было нужно? – спросил Петя, отдышавшись.
- Арчи хотел прикончить предателя!
- Кого именно?
- Бывший начальник тюрьмы! Ему было поручено убить тебя, но он забрал деньги за работу, которую не выполнил, он должен был подохнуть.
- То есть если он лично хотел убить его, то он скоро будет здесь?
- Да, и он при… - его голос заглушила громкая мелодия. Это звонил телефон в кармане у Игоря. Петя достал его, и увидел на экране имя «Арчи». Он поднёс трубку к уху владельца телефона, и сказал:
- Скажешь ему что всё нормально, и пусть поторапливается. Хоть слово про меня – прикончу! – Петя нажал на зелёную кнопку и стал вслушиваться в слова, доносившиеся из трубки.
- Игорь, где твоя охрана? Почему они не отвечают по рации?
Игорь вдохнул побольше воздуха и что было сил закричал:
- Арчи, он здесь! Быстрее езжай сюда, убей его! Отомсти ему за Артёма и за меня!
Петя сказал Игорю:
- Ну я же просил… - и поднёс телефон к своему уху: - Здравствуй Арчи, Помнишь меня?
Несколько секунд молчания, после чего из трубки последовал вопрос:
- Какому идиоту хватило мозгов, чтобы помочь тебе всё это провернуть?
- Я сделал всё это сам, и сам тебя убью, как только ты сюда приедешь, вместе с охраной, сколько бы её ни было. Кстати, ты ещё сможешь посмотреть на смерть своего дружка, если поспешишь.
После этих слов уже не было слышно того спокойного голоса, который был несколько секунд назад:
- Послушай ты, псих, тебе не добраться до меня! Я хотел ехать к Игорю, но сейчас, когда ты его прикончишь, я поеду прямо в аэропорт, и через несколько часов смогу быть в любой точке мира, а ты останешься здесь, где тебя ищет каждый мент в этой стране.
- Ты можешь бежать куда угодно, ты можешь жить где угодно, но знай, что я живу только для того, чтобы убить тебя, и не для чего больше! Я заставлю тебя заплатить за твои поступки ценой твоей гадкой жизни. Беги, бросай друга и беги, трусливая крыса! У тебя хватило смелости только на то, чтобы убить моего отца, дочь и жену… Оля… Ты же любил её когда-то, как ты мог?
- Она предпочла тебя мне, она предала меня, так что заслужила это.
- А моя дочь? Она ведь ещё даже не научилась говорить. В чём же она провинилась перед тобой?
- В том, что она твоя дочь! К тому же я не убивал её – Я поручил сделать это Руслану, и он с удовольствием выполнил это задание.
- Мне всё равно, кто из вас четверых, мрази, это сделал. Вы действовали все вместе, а значит все и подохнете. Правда если ты сейчас убежишь, то придётся оставить тебя напоследок, но как только я разберусь с Русланом, я приду за тобой.
Арчи бросил трубку, и теперь Петя вернулся к Игорю, который лежал и слушал их разговор.
- Если бы сказал Арчи то, что я просил, то умер бы быстро, без мучений.
Петя встал с тела и высоко подняв ногу, ударил Игоря в бок, после чего направился к машине, в которой, по полученным сведениям, сидел человек. Петя шёл не оборачиваясь, а потому не видел, как Игорь несколько секунд, искривив лицо от боли пытался ползти в сторону. Поняв, что до смерти остались считанные секунды, он прохрипел свои последние слова так, чтобы Петя мог их расслышать:
- Клёнов, прости за всё…

Глава 29

Сейчас нужно было вытянуть из пленника всё, что он знал, причём сделать это нужно было быстро, так как Петя надеялся встретиться в баре с Женей, если тому удалось спастись.
Петя открыл заднюю дверцу машины и увидел что там сидит, пристёгнутый ремнями безопасности и с мешком на голове, человек. Петя отстегнул ремни, вытащил его из машины и снял мешок. Это был седой мужик с огромным количеством морщин на лице. Он недоумённо посмотрел на Петю, и огляделся вокруг.
- А что, Арчи в этот раз не будет делать это сам?
- «Это» - значит убивать тебя? – спросил Петя и тут же ответил: - Нет. Арчи струхнул и уже наверное в самолёте, чтобы смыться подальше отсюда. Ну а я сохраню тебе жизнь, если ты мне расскажешь всё, что я хочу узнать.
- Спрашивай.
- Меня показали по телевизору на всю страну, Арчи не мог не знать, что я охочусь за ним. Он понимал, что мне не достать его дома, и всё же, на свой страх и риск он решил покинуть свой дом. Что ты знаешь такое важное, что Арчи решил лично тобой заняться? Я не верю что он просто хотел тебя убить.
- Но так оно и есть! Он хотел меня убить, но не просто… У него дурная слава по этому поводу, потому то так мало предателей. Ты просто не знаешь, как он расправляется со своими жертвами… Он никогда не пропустил бы такого, как они говорят «шоу».
- Что ты имеешь ввиду?
- Сначала он устраивает что-то вроде бойцовского поединка, как будто давая шанс своей жертве.
- То есть?
- Если его побить, он тебя отпустит. Так ли это? Не знаю… Ещё никому не удавалось его победить. Избив на этом поединке свою жертву до полусмерти, он привязывал тело к плите, и все, кто был с ним играли на деньги, как в тире. Только вот вместо банок был живой человек. Ясное дело пульки пневматической винтовки не могли убить, так что повеселившись, он заживо хоронил предателя. Это сейчас ждало и меня, вот только не понимаю, как тебе удалось меня спасти, и зачем?
- Твоё спасение не было моей целью, но раз уж так получилось, не знаешь ли ты что-либо о Дарине Руслане?
- Знаю… Он один, из всех четверых, кто одумался и занялся честным бизнесом. Он владеет несколькими ресторанами в Питере, и ни в одном из его заведений ты не найдёшь ни наркотиков, ни оружия.
- Мне без разницы, каким он стал, я помню, каким он был. И ни один его поступок не способен перекрыть то, что он совершил, когда его лучшими друзьями были Игорь, Арчи и Артём.
- У тебя есть ещё вопросы ко мне?
- Вопросов нет, есть предложение: как я понимаю, у людей твоего ранга должны быть друзья в милиции?
- У меня есть там друзья, но я не смогу убедить их оправдать тебя, если ты клонишь к этому.
- Нет. Мне нужно вытащить моего друга, если его арестовали. Я дам пять тысяч долларов за это, и ещё пять тысяч за то, что ты доставишь меня с ним в Питер – сказал Петя.
- Как я понимаю у меня нет выбора? Ведь если я не соглашусь, то ты убьёшь меня?
- Нет. Ты не мой враг, и ты мне не мешаешь. Я не трогаю невинных людей.
В этот момент послышался вой милицейских сирен, и Петя понял, что пора уходить.
- Я согласен, - ответил старик, и сказал свой номер телефона, - Запомни его, и позвони мне, когда будешь готов. А сейчас надень мне на голову мешок, и беги.
Петя выполнил просьбу и тут же скрылся в темноте. Приехавшим ментам осталось только разбираться что здесь произошло, Клёнова им уже было не догнать.

Петя дошёл до города уже другим путём, не тем что добирался до завода. Теперь, в темноте, да ещё и в районе, где он ни разу не был, было проблемой найти тот самый бар, на который он указал Жене. Он бродил по незнакомым улицам больше двух часов, прежде чем он увидел вдалеке магазин с яркой витриной. Петя взглянул на часы – без десяти десять. Ещё целых десять минут, и, если ему не изменяет память, то бар должен быть где-то рядом. Петя, обрадованный, направился к выходу из двора, откуда и увидел магазин, яркий свет которого проложил серебристую дорожку от магазина, уходящую куда-то вдаль, как вдруг его чуть не сшибла с ног молодая испуганная девушка, у которой еле получалось бежать на своих высоких каблучках. Она, зацепив Петю, повернулась к нему и со слезами на глазах сказала:
- Прошу вас, задержите их… - она хотела сказать что-то ещё, но, увидев появившихся из темноты двух своих преследователей, побежала дальше.
Эти двое были довольно здоровыми мужиками, которые быстро промчались мимо Пети. Клёнов хотел помочь, но сейчас было куда более важное дело, которое не может ждать. Он направился к магазину, и когда ему уже было достаточно сделать не больше полусотни шагов, чтобы уткнуться в толстое витринное стекло, Петя услышал громкий жалобный крик, который резко оборвался.
Клёнов остановился, взглянул на часы, которые указали, что времени совсем нет. Его сознание разорвалось на две части, одна из которых говорила что Женя исчезнет навсегда, если Петя сейчас не пойдёт в бар, а другая его часть хотела во что бы то ни стало спасти бедную девушку.
Решив, что Женя сейчас важнее, Петя пошёл дальше. Он ещё раз вытащил руку из кармана, чтобы взглянуть на часы, как вдруг что-то со звоном упало на асфальт, и Клёнов, опустив голову вниз увидел катившееся в сторону двора кольцо, которое он когда-то надевал на палец Оле.
Сразу же перед глазами промелькнул тот самый момент, когда он видел любимую в последний раз, и в голове у него прозвучал голос: «Ты уже опоздал однажды, не повтори свою ошибку, пусть даже с незнакомым человеком». Петя оглянулся на магазин, и сожалея, что теперь Женю, если он смог уйти от погони, уже будет не найти, ругнулся:
- Проклятье! – Клёнов поднял кольцо, засунул его обратно в карман и побежал в ту сторону, куда направилась девушка и двое её преследователей. Уткнувшись в подъезд, который еле-еле освещался тусклым фонарём, Петя остановился в растерянности: куда они могли пропасть? Может эти двое мужиков утащили её за дом, а может она где-то в подъезде?
- Дай мне знак, чтобы я мог тебя найти, - шёпотом пробормотал он, как будто обращаясь к той девушке, но тут он услышал откуда-то сбоку хриплый мужской голос:
- Ещё раз дёрнешься или пискнешь– останешься здесь с ножом в спине, поняла? – ответа не последовало, и поэтому он повторил свой вопрос: - Я не слышу! Поняла?
Петя уже был уже в пяти шагах от угла дома, из-за которого доносился голос, когда услышал ответ, на заданный вопрос:
- Поняла, - всхлипывая от слёз, ответила девушка.
Клёнов выглянул из-за угла дома и увидел тупик, который освещался только тусклым лунным светом. В этом тупике один из громил держал девушку на весу, схватив её подмышками и положив свои огромные ладошки ей на грудь. Другой же, сняв с неё туфельки, которые теперь валялись у его ног, пытался снять джинсы, но ничего не получалось, так как жертва извивалась, всё время выдёргивая свои ножки из рук насильника.
- Я тебе что сказал? – проревел он, и уже замахнулся, чтобы ударить её по лицу, но тут Петя, выйдя из-за угла, крикнул:
- Отпустите её!
Громила от удивления даже кулак опустил и повернулся, чтобы увидеть кто осмелился такое сказать. Увидев Петю, он только издал смешок, и сказал приятелю:
- Похоже меня сегодня ждёт двойное развлечение! Убегай давай быстрей, герой хренов!
- Я не собираюсь никуда бежать! Отпустите её!
- Да ты знаешь кто мы?
- Мне плевать кто, но если ты не уберёшь свои грязные лапы от её груди, и вы оба не уберётесь отсюда, я вас убью.
Он вызвал своими словами только смех. Посмеявшись немного, один из насильников сказал:
- Я ногами затолкаю твои дерзкие слова обратно в глотку, откуда они вышли! – и обратился к другому: - Брось её. Это тупик, так что она не сможет сбежать. Нужно размять кости перед сексом.
После этих слов он побежал на Петю, второй же в это время ещё опускал девушку на асфальт. Клёнов, дождавшись подходящего момента, подпрыгнул, и оттолкнувшись от стены ударил ногой громиле по лицу. Громила упал, и больше не двигался, а его нос уже был как будто вдавлен внутрь черепа.
Второй насильник, увидев это, двинулся на Петю. Этот похоже был поздоровее первого, так как даже не сморщился, когда Петя несколько раз ударил ногами в бока. Похоже злость и страх за приятеля придали ему сил. Он начал махать руками, и если бы Петя не успел бы увернуться хоть от одного удара, его несколько зубов уже валялись бы у ног. К тому же приходилось терпеть боль, которая каждый раз с новой силой возникала в плече, когда Петя уварачивался от очередной атаки.
После нескольких безрезультатных атак громила заметил в свете луны поблескивающий рукав майки врага. Он неожиданно прыгнул вперёд, ударив в прыжке по окровавленному плечу, тем самым заставив Петю схватиться свободной рукой за рану, и издать беззвучный крик боли, который отразился в его глазах, еле видных в этом тупике. Обрадовавшись, что усыпил внимание Клёнова, насильник с новой силой налетел на Петю, и ему удалось свалить его на землю.
Клёнов смотрел снизу в верх на этого человека, который теперь похоже собирался прыгнуть на него, выставив вперёд свой локоть, словно острие копья. Петя едва успел откатиться в сторону. Но всё же успел! Выставленный вперёд локоть громилы ударился об асфальт, после чего последовал глухой звук хруста костей, который хорошо был слышен в ночной тишине. Насильник закричал от боли, и не решался встать на ноги, а обхватил второй рукой сломанную часть тела, которая обмякла на его теле.
Петя посмотрел на второго, который всё так же лежал на земле. Поняв, что больше этой девушке ничего не угрожает, он посмотрел на часы: маленькая стрелка застыла на десятке, а вот большая уже перевалила за цифру три.
Клёнов хотел быстрей побежать к бару: возможно Женя всё ещё там, но у него просто не было сил. Ноги не хотели его держать, голова словно потяжелела в десять раз, а руки повисли, не желая слушаться своего хозяина.
- Как я могу тебя отблагодарить? – к нему подошла та девушка, которую он только что спас от двух насильников, - С тобой всё в порядке? – добавила она, увидев несколько помутнённое лицо Пети. Она дотронулась до его мокрого лба, и ужаснулась: - Да ты же просто горишь! Сейчас я вызову скорую, - и она принялась рыться в своей сумочке в поисках телефона.
- Нет, - тихо ответил он из последних сил, - Ничего не нужно, оставь меня, я в норме… - проговорил заплетающимся языком Петя, и начал сползать вниз по стене. Девушка выронила сумочку, но успела подхватить своего спасителя, который сейчас выглядел беззащитным и немощным, как маленький ребёнок.
- Ну и тяжёлый же ты… - сказала она и подхватив Петю подмышки, потащила его к ближайшему подъезду дома, в котором она жила.

Пете ощутил до боли знакомое чувство: он снова проснулся в тёплой постели неизвестно где, и неизвестно как он здесь оказался. Клёнов открыл глаза и, немного приподняв голову, посмотрел по сторонам: это была чистая, ухоженная, хоть и маленькая комната с одним небольшим окошком, на котором стояли горшки с цветами. Обои, на которых был узор, составленный из красных и белых роз, окончательно убедили его, что здесь точно живёт девушка. Он опустил голову на подушку, закрыл глаза, и через несколько секунд почувствовал как что-то лёгкое, словно пёрышко, дотронулось до его носа. Снова открыв глаза, он увидел, что этим «чем-то» была прядь белых волос, которая свесилась с головы девушки, на лицо которой он сейчас смотрел.
Каждая часть лица будто была специально подобрана для сочетания с другими. На её чистом, ухоженном личике не было ни единого прыщика или чего-то ещё, что могло его испортить, а на её губах застыла загадочная улыбка. Изумруды её ярко-зелёных глаз не моргая смотрели на него, отчего Пете стало немного неловко. «И как же на такую красавицу ещё кто то напал?» - подумал Петя, а девушка в это время склонилась над ним и нежно поцеловала его в губы. Он так долго прожил без женского внимания, что совсем забыл что это такое.
- А ты симпатичный… - сказала она, оторвавшись от него, - К тому же ты – мой герой!
- Я у тебя дома, ведь так?
- Да. Тяжело же было вчера сюда тебя затащить! Но это было меньшее из того, что я могла сделать в знак благодарности за своё спасение от этих двух маньяков, - сказала она, и остановившись лишь на секунду, спросила: - Плечо всё ещё болит?
- Нет, уже всё в порядке, - ответил Петя и ощупал здоровой рукой рану – там была повязка.
- Тебе не становилось лучше, пока я не вытащила пулю, но как только я сделала это, ты пошёл на поправку. Через пятнадцать минут у тебя уже не было жара, и тогда я наконец решила поспать.
- Ты живёшь одна?
- Да. Теперь уже да, - тяжело вздохнув, ответила она, и пояснила: - Мой бывший парень оказался продавцом наркотиков, и я рассталась с ним. Я наверное даже не ошибусь, если скажу что это именно он послал тех двоих громил, с которыми ты ещё неизвестно как справился.
- Из-за того, что я спас тебя, я возможно больше никогда не увижу своего друга, с которым мы должны были встретиться в баре в то время, когда я спасал тебя, - огорчённо сказал Петя, - Трудно было сделать выбор между спасением незнакомки и встречей…
- Ну тогда спасибо тебе, что сделал правильный выбор, - сказала она.
- Спасибо тебе за помощь, не ходи больше одна по улице ночью, а мне пора идти, - Петя собрался вставать, но тут почувствовал, что на нём не надето ни единой вещи – он лежал под одеялом без одежды.
- Где мои вещи?
- Я решила, что тебе будет приятнее надеть сухие и чистые вещи, поэтому я их постирала, и раньше чем они высохнут, ты отсюда не уйдёшь.
- Уйду, как только ты вернёшь мне мою одежду. Принеси её сейчас же! – накричал на неё Петя.
- Нет, не принесу, - с некоторой обидой в голосе сказала она и направилась к двери.
- А говорила что не принесёшь…
- Я и не принесу… Ты пьёшь кофе?
- Да, - сказал Петя, хотя уже и забыл, когда в последний раз употреблял этот напиток.
- Тогда я сейчас принесу тебе вместо майки и штанов чашечку горячего кофе.
Пете не пришлось надолго оставаться одному, так как меньше чем через пять минут она несла небольшой поднос с двумя чашками кофе. Сделав глоток, Петя вспомнил о том, что должен позвонить начальнику тюрьмы:
- Могу ли я воспользоваться твоим телефоном?
- Это меньшее, что я могу сделать в качестве благодарности за то, что ты сделал вчера для меня, - сказала она и протянула Пете свой мобильник.
Пете пришлось напрячь свою память, чтобы вспомнить номер телефона, который продиктовал ему бывший начальник тюрьмы на заброшенном заводе. Наконец он вспомнил эти цифры и быстро набрал их, нажал на вызов и стал ждать ответа.
- Да? – ответил старик сонным голосом, и Петя уже по одному слову понял, что правильно запомнил номер.
- Это твой знакомый. Мы вчера были вдвоём на заводе. Помнишь?
- Трудно забыть того, кто сулит такие деньги…
- Как там насчёт того, чтобы уже сегодня отвезти меня в Питер?
- Не получится. Придётся ждать неделю, не меньше.
- Это ещё почему? – возмущённо спросил Петя.
- Если ты помнишь всё, что вчера натворил, то должен понимать, что наделал много шума. Сейчас каждую машину, что выезжает из города проверяют похлеще чем на границе. Менты знают, кто всё это сделал, и не хотят выпустить тебя из города.
- Ну а как насчёт второй части нашего договора? – отчаявшись спросил Петя, надеясь услышать лучшие новости.
- Насчёт второй части ещё хуже. Твоим другом занимаются люди столь высокого ранга, что я не смогу ничего здесь сделать.
- Ты хочешь сказать, что его поймали?
- Да. В баре на окраине города, куда он зачем-то зашёл вчера, менты что-то отмечали, и один из них узнал в человеке с фужером того, чьё фото прилеплено у них в участке на доске «Внимание! Розыск!» Так что теперь тебе придётся некоторое время побыть одному, да ещё и пересидеть где-то целую неделю.
- Я позвоню тебе, и если в следующий раз ответ будет тем же, можешь забыть о своём случайном внеплановом доходе.
Петя повесил трубку, отдал телефон хозяйке квартиры, и сказал:
- Ты права, я сделал правильный выбор… - он даже не знал, что огорчает его больше: то, что из-за него сейчас страдает его невинный друг, или то, что ему придётся отложить на неделю своё дело. Тут Петя поднял взгляд на девушку, которая всё это время наблюдала за ним, и спросил: - Ты кажется хотела отблагодарить меня?
- Да.
- Могу я пожить у тебя неделю в другой комнате?
- Это однокомнатная квартира, - ещё раз улыбнувшись сказала она.
- Значит нельзя?
- Можно. Всё таки я у тебя в долгу. К тому же мне не будет так скучно одной. Каким бы ни был мой бывший парень, но всё же когда он был здесь, я не чувствовала себя такой одинокой. Можешь пожить здесь недельку-другую, но при одном условии…
- И какое это условие?
- Я должна знать, как зовут моего квартиранта – ведь ты так и не представился.
- Петя. А как твоё имя?
- Валерия, можно просто – Лера. Рада знакомству. Петя, ты не хотел бы сегодня со мной поужинать, а то я так давно никуда не выбиралась. Ну, знаешь, из дома на работу, с работы домой и так каждый день. Ну так что, сходишь со мной?
- Может, просто останемся у тебя? – спросил он, так как не хотел отказываться от ужина, но и идти в ресторан, где его могут узнать, тоже не хотел.
- Почему же ты отказываешься от ресторана? Я знаю один, где прекрасно готовят и хорошая музыка… Давай сходим, там сможем узнать друг друга получше.
- Мне нечего одеть в ресторан, - ответил Петя, надеясь что его ответ убедит Леру отказаться от визита в ресторан.
- Не беда, у меня в шкафу есть костюм, который я подарила своему бывшему парню, а он попросил, что это отвратительный подарок, но мне этот костюм понравился. Не хочешь примерить?
Сам не зная почему, Петя вдруг решил на свой страх и риск сходить в ресторан, поэтому он сказал:
- Ну ладно, уговорила!
Лера обрадовано пошла к шкафу, и почти сразу же вернулась с костюмом на вешалке в руках.
- Вот, можешь примерить.
- А как же мои…
- Вся твоя одежда сухая и чистая лежит у тебя под подушкой, но я думаю, что для похода в ресторан лучше тебе надеть костюм, - сказала она, выходя из комнаты.
Петя остался в комнате один. Ему понадобилось около пяти минут чтобы одеть на себя принесённый чёрный пиджак, белую рубашку и штаны. Возникла небольшая проблема с галстуком: он только один раз надевал галстук, и то на выпускной, когда завязывала его Ольга. Петя позвал Леру, которая меньше чем за пять секунд завязала галстук на его шее.
- Пойдём, в коридоре есть зеркало, - и она легонько подтолкнула его к двери.
Посмотрев на себя, Петя пришёл к выводу, что этот костюм как будто был сшит под заказ: он идеально сидел и смотрелся на нём.
- Подожди меня, я недолго.

Глава 29

- Я раньше никогда этого не делала, так что боялась сделать что-то неправильно, - Лера решила поговорить о событиях прошлой ночи, пока они ждали свой заказ. И сейчас она вспомнила как сильно она боялась вытаскивать пулю из Петиного плеча, - А почему ты не захотел, чтобы я вызвала скорую?
- Я не доверяю врачам… - уклончиво ответил Петя, и задал свой вопрос, чтобы Лера больше не спрашивала о скорой, - Что же ты делала на улице в такое позднее время?
- Я медсестра, работаю в больнице, недалеко отсюда, а вчера я задержалась, потому что в самом конце смены привезли человека в очень тяжёлом состоянии, так что пришлось остаться в больнице пока не приехал врач… - сказала она, и остановилась, - Дальше ты и сам всё знаешь, так что нет нужды повторять это ещё раз.
- Как скажешь…
Им принесли их заказ: рыбу запеченную с картошкой, салат и бутылку хорошего вина. Петя с опасением смотрел на бокал, в который официант налил ему вина: ведь он почти не пил спиртного в своей жизни, и прекрасно знал что может сделать с ним даже малое количество алкоголя.
Лера подняла свой бокал, Петя тут же сделал то же самое, и она произнесла тост:
- Ну что же, выпьем за знакомство!
Они чокнулись и немного отпили каждый из своего бокала.
- Вкусное вино, - сказал Петя. Он даже не думал, что у спиртного может быть такой мягкий вкус и аромат.
Попробовав рыбу, Клёнов пришёл к выводу что здешний шеф-повар отлично готовит, и будь у него нормальная жизнь, он бы много времени проводил бы в этом ресторане.
- Как я поняла по твоему звонку – ты приехал в столицу по делам? Мог бы ты мне сказать, чем именно ты занимаешься?
Этот вопрос поставил Петю в тупик, и он сделал вид будто поперхнулся, чтобы дать себе время подумать, так как правду он сказать ни в коем случае не мог. И ему не пришло ничего в голову, кроме как сказать род занятия друга:
- Я устанавливаю системы видеонаблюдения и сигнализацию в домах у известных и богатых людей. Я заканчиваю с этим бизнесом, и у меня оставалось два клиента до прибытия в Москву. Здесь я завершил своё дело, остался только один человек в Питере.
Следующий час, пока они сидели на мягких стульях в ресторане, Пете только и пришлось врать. Он не хотел обидеть свою новую знакомую отказом разговаривать с ней, но что он мог рассказать о хорошего?
Посидев в ресторане они направились домой. Им обоим было весело, так что даже не заметили, как перед глазами оказалась дверь, ключ от которой был в Лериной сумочке.
- Уже поздно… Пора ложиться спать, - сказала Валерия.
- Дай мне какое-нибудь одеяло, я лягу на полу.
- Можешь лечь на полу… Но с другой стороны у меня ведь большая кровать, так что нам обоим хватит на ней места.
Петя не стал спорить, так как очень хотел спать, и даже не успел снять рубашку, как уснул.
Лера молча подошла к нему, сняла рубашку, и укрыла одеялом, после чего одела пижаму и легла рядом. Через несколько минут, проведённых в темноте, её глаза адаптировались к этому полумраку, и она посмотрела на Петино лицо. Удивительно, что такой сильный мужчина, который спас её прошлой ночью, теперь спал как младенец крепким сном.
- Спасибо, что ты появился в моей жизни, Петя… - шёпотом сказала она, поцеловала его и уснула, обняв его.
«Спасибо, что ты появился в моей жизни…» - эти слова донеслись до Пети сквозь сон, и он понял, что стал кем-то больше, чем случайным знакомым для этой девушки.
Утром, когда Петя только проснулся и открыл глаза, почувствовал и увидел что на его груди спит, обвив его руками Лера. Посмотрев на её, Пете не захотелось даже шевелиться, чтобы ненароком не разбудить эту спящую красавицу. Он ощущал себя легко и непринуждённо рядом с Лерой, как когда-то чувствовал себя с Олей. Это было какое-то новое, или просто сильно забытое, но самое лучше в мире чувство, которое даже не каждому приходится испытать за жизнь. Пете же посчастливилось испытать это чувство уже второй раз, и он больше всего на свете сейчас хотел никогда не вставать с этой постели, так и остаться в ней.
«Я не могу сказать ей правду, ведь она не будет любить убийцу» - думал Петя, когда свободной рукой перебирал её шёлковые, переливающиеся на свету белые локоны волос.
Петя так погрузился в свои размышления, что даже не заметил как лежащая у него на груди девушка проснулась, открыла глаза и посмотрела на него. Он даже немного вздрогнул от неожиданности, когда она сказала:
- Доброе утро, Петя.
- Доброе…
Они посмотрели друг на друга и каждый из них понял, что не против ещё хотя бы пятнадцать минут поваляться в тёплой и мягкой постели. Лера положила голову обратно на его грудь и начала медленно и приятно поглаживать его живот своими нежными женскими пальцами.
- Тогда, ночью, когда ты бежала и зацепила меня плечом, я и подумать не мог, что через такое маленькое время ты станешь самым дорогим для меня человеком. И не потому, что я совсем один, и кроме тебя у меня больше никого нет, а потому что я люблю тебя, Валерия…
Она подняла голову, посмотрела в его глаза и поцеловав его в губы, еле слышно прошептала:
- Я тоже люблю тебя, Петя, - и через небольшую паузу добавила: - За несколько дней ты стал для меня более родным, чем любой другой человек, с которым я проводила куда больше времени. К тому же ты первый, кому понравилась я сама, а не моё красивое тело, которое по воле своего животного инстинкта выбирали меня мои прежние парни. Да и у меня всё время был ветер в голове… Но теперь я знаю, что это нечто иное, нечто большее и весомое, чем мимолётная влюблённость...
Сознание Пети словно разорвалось на две враждующие стороны, одна из которых никак не хотела уступать другой. Первая его часть говорила ему всё бросить и остаться рядом с Лерой, а другая его часть шептала о том пути, который он выбрал для себя очень давно, и который он должен дойти до конца. В конце концов в своих размышлениях он пришёл к компромиссу: уйти на время, которое понадобиться чтобы поквитаться со своими врагами, а потом вернуться к Лере, но для осуществления этого придётся опять врать.
Но сейчас это было неважно, потому что рядом с ним была она.

Питер. К дому одной из стандартных хрущёвских пятиэтажек шагает мужчина с папкой подмышкой. В руке у него лист с адресом, на который он поглядывал всё время, пока не нашёл нужный дом. Но вот теперь этот дом перед ним и осталось только пройти несколько шагов, чтобы достичь своей цели. Он вошёл в дом, поднялся на третий этаж и позвонил в одну из квартир.
Спустя минуту, так как никто не открывал, он позвонил ещё раз, и только после этого услышал матную ругать и быстрые шаги, которые становились всё звучнее и звучнее по мере приближения хозяина квартиры к двери.
Дверь немного приоткрылась, а на пороге стоял хозяин в домашних тапочках, халате и с сигаретой в руке.
- Что надо? – рявкнул Арчи.
- Мне нужен Коганов Арчи, который является владельцем этой квартиры.
- Это я, и что дальше?
- Я следователь, хотел бы задать вам пару вопросов…
- В Москве все менты знают, что ко мне соваться бесполезно, а здешних надо бы предупредить…
- Послушай, парень, я прекрасно знаю кто ты и чем занимался в Москве. Меня не интересует твой тёмный бизнес, я пришёл, чтобы заключить с тобой сделку.
- И что же это за сделка? – Арчи удивился и заинтересовался так, что даже оставил свой грубый тон, с которым он до этого разговаривал со следователем.
- Скажу сразу же, как только ты пригласишь меня войти.
- Ну что же, проходи. Только знай, что если это какая-то подстава, то ты отсюда живым не выйдешь!
- Я понимаю это, но всё же у меня к тебе серьёзное дело, - он вошёл, снял куртку, туфли, и прошёл в зал.
Здесь явно никто долгое время не жил, да и повсюду ощущалась какая-то пустота. Единственную мебель здесь составлял диван, журнальный столик и два кресла. На стене напротив дивана висел большой телевизор, который Арчи сразу же выключил, как только вошёл в комнату. Он плюхнулся в кресло и предложил гостю второе, после чего взял бутылку пива и отхлебнув немного, спросил:
- Так что за сделку ты хочешь мне предложить?
- Я полагаю, что тебе известен человек, которого зовут Клёнов Пётр Викторович?
В спокойных до этого глазах Арчи мелькнул испуг, он выхватил неизвестно откуда пистолет и наставил его на собеседника:
- Ты его сообщник, да? Где он? Когда он будет здесь?
- Успокойся! Я не его сообщник, я из милиции и хочу его поймать…
- Если бы ты был из милиции, откуда тебе знать что он ищет именно меня? Говори, или пуля, вылетающая из дула пистолета будет последним, что ты увидишь в своей жизни! – громко и взбешенно прокричал он.
- Мы взяли его сообщника, Бурова Евгения.
- Да-да, а сейчас ты скажешь, что он сдал друга сразу же, как только вы его взяли, ведь так?
- Нет. Он молчит, не сказал ни слова. Его ноутбук, который был изъят у него, сильно нам помог. Там было множество планов твоего дома, схемы проведения отопления, канализации… В общем всё! Я не думаю, что он просто так стал бы искать информацию, по этому дому, если бы что-то не замышлял насчёт его. Узнав кому он принадлежит, я посмотрел все документы на тебя и узнал что ты владеешь квартирой в Питере, куда я сразу же и направился. Так что теперь не говори мне, что я зря проделал весь этот путь.
Похоже эти разъяснения убедили Арчи и он спрятал пистолет, после чего отхлебнул пива, и спросил:
- И что я буду с этого иметь?
- Ты сможешь спокойно жить в Москве, как жил до этого, и ещё будешь иметь своего человека в милиции.
- У меня есть свои люди в милиции.
- Но не такого ранга!
- А какая выгода в этом для тебя?
- Представь, какая слава и какие награды меня ждут, если я поймаю преступника, которого не может поймать вся страна?
- Что требуется от меня?
- Ну для начала то, чтобы ты указал где его искать, и каковы его цели… Некоторые считают, что он грабитель, но я думаю что это полная чушь…
- И ты прав. Его цель – убить четверых своих врагов, убить четырёх друзей, которые были вместе со школы.
- Мертвы только двое… А значит ты не единственная цель!
- Именно! Последний из нас – Руслан. Он живёт в Питере.
- В общем, я так понял что ты готов мне помочь?
- Да…

Всю неделю Петя провёл рядом с Лерой, при этом не на секунду не забывая что он должен ещё сделать. Лера даже взяла отпуск, чтобы всё время проводить рядом с любимым. Он ложился спать вместе с ней, просыпался тоже вместе с ней. Если до этого ему не хватало женской ласки и тепла, то теперь этого было в изобилии.
Петя ощущал, как горячо становится в груди, когда он был рядом Лерой, неважно было даже что они делали, главное, что они делали это вместе. Рядом с ней подходила любая тема для разговора, даже самые старые или несмешные шутки были новыми и забавными рядом с ней. В её изумрудно-зелёных глазах он видел только радость и любовь, которых ему хватало лишь однажды. Он готов был остаться с любимой до конца жизни, но был не в силах отказаться от того пути, который он избрал для себя. «Я должен дойти до конца этот путь, а потом пойду по новому, самому лучшему в моей жизни…» - появлялась, словно ниоткуда мысль в голове мысль, когда он подумывал отказаться от мести.
Вот наконец, утром последнего дня этой семидневки, Петя дождался того момента, когда зазвонил Лерин телефон, а на экране высветился незнакомый номер.
- Я думаю, это тебя… - сказала Лера, и протянула трубку Пете.
- Ало… Да это я, - ответил он на вопрос «Это ты, Клёнов?».
- В общем я могу тебя отвезти тебя в Питер, причём я отвезу тебя лично.
- То есть?
- Ну знаешь ли, я на пенсии, делать нечего, а тут вот прокачусь. Ну а благодаря моим документам, меня никто не будет проверять на выезде из города…
- Я понял… Где и во сколько? – задал Петя последний вопрос, который интересовал его во время этого короткого разговора.
- В два часа ночи…
- Где?
- Есть на окраине такой мебельный магазин «Уют»...
- Я буду там.
- Я уеду ненадолго, как я тебе уже говорил.
Лера села в кресло и грустно посмотрела на Петю, и после нескольких секунд абсолютной тишины, сказала:
- Я до последнего момента надеялась, что телефон не зазвонит, а на экране не покажется этот номер, и ты останешься здесь, со мной… Но ты всё же уезжаешь… Неплохой подарок к дню рождения…
Петя словно остолбенел, услышав последние несколько слов:
- Почему ты не сказала, что у тебя сегодня день рождения?
- Не знаю… Наверно потому, что обычно всем было наплевать, что именно в этот день двадцать три года назад появилась на свет девочка, которую назвали Валерией…
- Мне не наплевать! – сказал Петя, и быстро направился в коридор.
- Куда ты? – вскочив со своего места, и побежав за ним, спросила Лера.
- За подарком!
- Если ты останешься, и проведёшь со мной побольше времени перед отъездом, это будет лучшим подарком для меня.
- Не волнуйся, ты даже не успеешь заметить, что меня нет. Я быстро! – сказал он, одевшись, и выйдя из этой однокомнатной квартирки, закрыл за собой дверь.
Лера не знала, как себя занять, поэтому решила посмотреть, что есть по телевизору. Она легла на диван и стала переключать каналы, надеясь найти для себя что-то интересное. Где-то были новости, на каких-то каналах шли старые скучные фильмы, ещё где-то шли разные передачи. Лера не знала, что конкретно она ищет, да и неважно было что идёт, главное сейчас это было убить время до прихода любимого. Новости и телепередачи она переключала сразу же, а вот на фильмах останавливалась, но не дольше чем на минуту. Переключив очередной канал новостей, она вернулась назад, потому что ей показалось, что Петя смотрел из телевизора. Присмотревшись, она поняла, что ей это не кажется: с экрана телевизора на неё смотрел любимый, только намного моложе, и на лице у него не было того радостного выражения, которое Лера привыкла видеть. Сначала она подумала, что этот преступник просто похож, Петю, но сделав погромче, Лера ужаснулась: мрачный мужской голос говорил: « …Клёнов Пётр Викторович, сбежавший пять лет назад из тюрьмы, и ныне подозреваемый в убийстве группы лиц, по сведениям правоохранительных органов находится сейчас в Москве. Если вам что либо известно об этом человеке, просьба позвонить по телефону, который вы видите на экране либо обратиться в ближайший участок милиции. Благодарим за сотрудничество…»
Она была удивлена настолько, что не могла даже подняться с дивана. Сейчас не с кем было говорить, но Лера была уверена, что будь тут собеседник, она не смогла бы сказать сейчас ни слова.
«Я не верю, это не он! Это просто совпадение… Это чья то злая шутка… Может я сплю? Я не знаю что это, но это неправда… Этого не может быть… Этого просто не может быть…» - пыталась найти в своей голове хоть какое-то объяснение увиденному ошеломлённая Лера. В это время в дверь кто-то позвонил. Она вскочила с дивана, и побежала открывать. На пороге стоял радостный Петя, который держал что-то в руке. Лера, открыв дверь, сразу же развернулась и побежала в зал. Клёнов разувшись, и сняв куртку, тут же пошёл за ней.
- Что случилось? – спросил он у Леры, не обратив внимания на телевизор.
В ответ она просто направила указательный палец в сторону телевизора, и посмотрела на Петю. Он посмотрел на экран, и увидев там себя, сразу же приуныл.
- Умоляю, скажи мне, что это не ты… Скажи что это совпадение… Скажи мне, что ты никого не убивал, и всё, что ты мне говорил – правда… Ну же! Скажи! – её тихий грустный голос перешёл в крик, глаза заблестели, а по покрасневшим щекам потекли слёзы.
- Увы… Но не могу… Я убийца, я убил много людей…
- Я не хочу в это верить! НЕ ХОЧУ!
- Прости меня, Лера, но всё что ты видела или слышала по телевизору – правда, а всё, ну, или почти всё, что я говорил – ложь.
- Значит, ты просто использовал меня, чтобы пересидеть некоторое время, скрываясь от милиции.
- Да… Но потом я действительно полюбил тебя, по-настоящему полюбил!
- Как ты смеешь продолжать мне лгать?
- Это, пожалуй, единственная правда, которую ты слышишь от меня, но это правда…
Она посмотрела на свой мобильный телефон, который лежал рядом, и сказала:
- Я могла бы сделать всего один звонок, и тебя бы уже встречали возле входной двери. Но я не сделала этого, и не сделаю, после твоего ухода, потому что любила тебя… Я знаю это, потому что мне ещё никогда не было так плохо при расставании, как сейчас. А теперь уходи, и больше не появляйся в моей жизни, Петя Клёнов.
Петя дошёл до двери, но потом развернулся и положил на тумбочку ту небольшую подарочную коробочку, которую до сих пор держал в руке.
- С днём рождения, Лера.
После этих слов Петя вышел, закрыв за собой дверь, закрыв навсегда, не надеясь больше никогда её открыть.
Постепенно начало темнеть, комната погрузилась в полумрак, а Лера всё так и лежала, не в силах подняться, не в силах даже перевернуться на другой бок. Если бы не частое биение её сердечка, можно было бы подумать, что в комнате вообще никого нет. Она закрыла глаза, надеясь как можно скорее уснуть, так как проснувшись утром, ей станет легче.
Когда она проснулась на следующий день, время уже близилось к обеду. Она ощутила, что сильно голодна, поэтому решила сразу же пойти на кухню, и приготовить себе чего-нибудь.
Она так спешила на кухню, что зацепила тумбочку, и подарок, оставленный вчера Петей упал на пол. Лера подняла его, содрала упаковку. Под упаковкой скрывалась небольшая, обтянутая бархатом коробочка, открыв которую она увидела золотой медальон, в виде сердца. Раскрыв его, она увидела фото Пети на одной половине, а на другой половине были написаны пять слов:
«Я всегда буду рядом, любимая»

Закрыв за собой дверь, понял, что больше никогда не будет её открыть снова, и увидеть её изумрудно-зелёные, радостные глаза, белые гладкие локоны её волос, не сможет больше дотронуться до её нежной кожи… Но что сделать? В том пути, который он выбрал, нет места для любви, нет места для девушки. Но он не сожалел о том, что тогда, неделю назад, решил спасти девушку, вместо того, чтобы встретиться в условленном месте с другом. Эта мысль заставила его подумать о Жене: «жаль, что я втянул его во всё это… У него было всё, теперь же нет ничего, кроме проблем». Петя дал себе обещание, что после того, как дойдёт до конца своего пути, а именно: покончит со всеми четверыми, добровольно сдастся первому попавшемуся милиционеру. Ну а сейчас его нужно было ехать в Питер. «Красивый город… - подумал Петя, - Жаль, что не будет времени его посмотреть».
Когда Петя удалось найти магазин, возле которого он договорился о встрече, было всего восемь часов вечера: то есть нужно было занять себя на целых шесть часов. Он поднялся на крышу одной из ближайших к магазину стандартной «хрущовки» и принялся ждать указанного времени. Как медленно тянулось время, казалось даже что его кто то специально замедлил. Десять… Одиннадцать… Двенадцать… Час… Когда до двух оставалось всего пять минут, Петя решил, что пора спускаться. Он вышел из подъезда и принялся ждать.
Опоздав на пятнадцать минут, начальник тюрьмы остановил свою машину возле Пети и вышел из неё.
- Давай сюда деньги, и полезай в багажник.
- Это ещё зачем?
- Дурак! Меня не будут проверять, но вряд ли меня пропустят, если в моём салоне будешь сидеть ты. Не волнуйся, это только до тех пор, пока не отъедем от столицы, потом пересядешь на заднее сиденье.
Без дальнейших разговоров Петя залез в пыльный багажник, и даже уснул, а проснулся лишь когда его по плечу потрепала чья то рука.
- Я смотрю ты тут неплохо устроился. Может тебе и не нужно пересаживаться в салон?
- Нет. У меня все конечности затекли, пока я тут лежал.
Петя пересел в салон, но спать уже почему то не хотелось. Он просто смотрел на дорогу, вместе с водителем.
Когда солнце только начало подниматься, они уже были в пригороде Питера. Водитель вдруг остановил машину, и обернувшись, сказал.
- Ты ведь приехал в этот город, чтобы убить некого Руслана?
- Откуда ты…
- Я же говорил, что у меня есть друзья в милиции. И кстати, за дополнительную плату я могу тебе сообщить место жительства твоего врага…
Достав несколько зелёных бумажек из кармана, Петя вложил их в руку впередисидящего, и сказал:
- Говори!
- Вот, - ответил тот, забрав деньги, и прибавив их к тем, которые Петя дал ему ещё в Москве, и протянул Клёнову бумажку, на которой был написан адрес.
- Высади меня там, где можно будет поймать такси…
Бывший начальник тюрьмы высадил Петю, как только они въехали в город – наверное хотел побыстрее отделаться от этого общества.
Выбравшись из машины, Пете пришлось ждать всего минут пять, чтобы поймать такси. Он забрался на заднее сиденье уже другой машины, и дал водителю бумажку, на которой был написан адрес.
- Дороговато будет, а ты не похож на человека, у которого найдутся такие деньги, - повернувшись сказал огромный лысый водитель, который напомнил Пете одного из тех двух громи, от которых он спас девушку неделю назад.
Петя лишь протянул несколько купюр, и сказал:
- Этого хватит?
- Ну… Мне придётся ещё выходить из машины, и тратить рабочее время, чтобы обменять их.
Петя добавил ещё одну купюру, и вопрос был исчерпан. Клёнова слегка насторожило, что всё происходит так быстро, так как до этого он тратил не меньше месяца на подготовку. Но Петя понимал, что чем больше времени он потратит на всё это, тем дольше Женю продержат за решёткой. На свой страх и риск он решил действовать сразу, без подготовки. Тем более что у него уже был в руках адрес Руслана. Наверняка его враг не ждёт его так быстро, после смерти Игоря.
Было девять утра, когда Петя вышел из машины в частном секторе. Правда он не увидел здесь роскошного дома, в каких жили Артём и Арчи. Дом, перед которым таксист остановил машину, вовсе не был похож на жилище человека, который сильно обогащается за счёт всяких незаконных операций. Да, это был красивый двухэтажный кирпичный дом, с большой верандой и таким же балконом над ней, но здесь не было ни охраны, которой у Артёма и Арчи было в изобилии, не было такого высокого забора…
- Куда ты меня привёз? – гневно спросил он у водителя.
- По адресу, который был указан на листке.
«Ну конечно же, не могло быть все так просто. Он просто хотел заработать побольше денег, вот и всё. Но раз уж я здесь, нужно убедиться, что это не дом Дарина Руслана».
- Подожди здесь несколько минут, я сейчас вернусь, - сказал Петя и наклонившись, протянул ещё несколько зелёных купюр в приоткрытое окно. Таксист одобрительно кивнул, но когда Петя отошёл всего на несколько метров, поехал прочь. Ругнувшись на таксиста, он направился по дорожке к входной двери. Петя был уверен, что сейчас ему откроет какой-нибудь мужик, возмущённый тем, что его разбудили в столь ранний час, и Петя, извинившись, уйдёт. Только вот куда потом идти, Клёнов даже не представлял.
Петя постучал в дверь, и уже приготовился спросить «Здесь живёт Дарин Руслан?». Но никто не открывал. Постучав повторно, он услышал чьи-то шаги, тихим эхом отдававшиеся из глубины дома. Звук шагов всё усиливался по мере приближения хозяина, после чего, возле самой двери, шаги затихли. Клёнов увидел, как блеснул свет в глазке, после чего услышал, как повернулся ключ в замке, и дверь открылась.
На пороге стоял Дарин Руслан, который не то что испугался, а даже улыбнулся, увидев Петю на пороге.
- Проходи, я тебя ждал, - сказал хозяин, словно приглашал войти своего лучшего друга, с которым должен был сейчас встретиться. Это был тот самый Руслан, каким его запомнил Петя, вот только этот был постарше.
Петя простоял несколько секунд в ступоре от удивления, после чего набросился на своего врага, словно голодный лев на добычу, и прижал Руслана к стене.
- Ты знаешь почему я тебя до сих пор не убил? – сквозь зубы проговорил Петя, и не услышав ничего в ответ, сказал: - Мне нужно было удостовериться, что ты или твой отец никогда не владели домом на небольшом островке, посередине озера, за много километров отсюда, и что ты не знаешь никого, чьё прозвище Лис.
- Я мог бы тебе сказать, что никогда не слышал об Альберте, и мог бы сказать что отец перед смертью не оставлял мне в наследство дома на озере, но это было бы ложью.
- Так это всё таки ты нанял Лиса? Но зачем? Для чего тебе это было нужно?
- Я не мог допустить, чтобы тебя убили задушили во сне несколько зеков. У меня не было других вариантов, кроме как послать старого друга отца – Альберта.
- Зачем тебе понадобилось меня спасать, если вы, четверо, столько усилий приложили, чтобы я туда попал? Убили моего отца, убили Олю… Постой! Ты ведь сам вызвался убить мою дочь! – вспомнив это, Петя ещё сильнее надавил на горло Руслана, отчего тот не смог сказать ни слова, а лишь что-то невнятно хрипел. Клёнов немного ослабил хватку, и спросил: - Ты хочешь попросить моего прощения? Так знай: никакая мольба не спасёт тебя от смерти!
Отдышавшись, Руслан пролепетал:
- Я вызвался сам убить твою дочь, лишь для того, чтобы её спасти!
Это было явно не то, Петя ожидал услышать. Он готов был слышать сейчас мольбу о прощении, даже если бы Руслан принялся бы ползать перед ним на коленях не удивило его, но новость о том, что его дочь жива, заставила его вовсе разжать пальцы, совсем освободив Дарина.
- Пойдём, ты должен что-то увидеть… - сказал Руслан и пошёл к лестнице. Петя молча пошёл за ним. Они поднялись на второй этаж, где было три двери. Руслан пошёл в ту комнаты, дверь которой была справа от лестницы. Петя вошёл в эту комнату, и увидел, что эта комната сильно напоминает одно из детсадовских помещений: комната была оформлена в ярких тонах, на стенах были нарисованы персонажи мультфильмов, а на полу были разбросаны игрушки. Трудно было так же не заметить большой кровати, которая находилась в противоположной от двери стороне. В кровати, закутавшись в одеяло так, что было видно только её голова, спала маленькая черноволосая девочка. Руслан приложил палец к губам, давая понять, чтобы Петя вёл себя потише, чтобы не разбудить её. Осторожно, смотря под ноги, чтобы не наступить на игрушки, они вдвоём подошли к кровати. «Как же она похожа на свою мать» - была первой мысль в голове Пети, когда он вблизи увидел свою дочь. Петя опустился над кроватью, и нежно поцеловал её в лоб, после чего тихонько направился к выходу.
Когда Руслан вышел последним из комнаты и закрыл за собой дверь, он сказал шёпотом:
- Пойдём, присядем в зале. Тебе нужно многое узнать…
После этих слов Руслан бесшумно стал спускаться по лестнице – Петя последовал за ним. Дарин вошёл в зал, и, опустившись в одно из двух кресел, которые словно специально были поставлены друг против друга, жестом предложил Пете сесть во второе.
- Я помню ту ночь, когда мы вчетвером вернулись в город, чтобы найти тебя, и избить до полусмерти за то, что ты лишил Арчи всех его денег, лишил его той роскошной жизни, которой он жил. О том, чтобы кого-то убить – не было и речи. Сначала я просто считал это развлечением, до тех пор, пока мы случайно не убили твоего отца. Я всячески оправдывал всех нас у себя в голове, но когда на следующий день Арчи убил Олю, которая ему была когда-то небезразлична – я понял куда катится моя жизнь. Мать перед смертью умоляла не трогать свою дочь, Настю… Я достал девочку из кроватки, и сказал Арчи, что хочу с ней позабавиться. Коганова это развеселило, и он поверил, дав мне уйти с малышкой. Я спрятал её на время в приюте, после чего просто исчез, и не слышал ничего о них.
Я остался один, с маленьким ребёнком на руках… Мне больше не у кого было попросить помощи, кроме как у отца, который на старости лет открыл ресторан в Питере, за счёт своих накоплений. Но когда я приехал сюда на последние деньги, оказалось, что я приехал на похороны. Мой отец умер, а мне достался этот дом и его ресторан. Я начал новую жизнь, и в этой жизни не было места таким людям как Арчи, Игорь или Артём. Прошло очень мало времени после этого, и я узнал в одном из посетителей ресторана старого знакомого. То был особенный вечер для Жени, ведь он делал предложение своей будущей супруге. Я узнал его с совершенно новой стороны, и мы поддерживали с ним связь на протяжении всего этого времени. Как-то раз Женя позвонил мне, и рассказал о том, кто появился недавно в его доме. И мы составили план, по которому ты должен был появиться тут. Как видишь, хоть и не полностью, но нам удалось привести его в исполнение.
- Но я бы и один, без всякого плана перебил всех вас, всех четверых!
- Может быть, но вряд ли так быстро. Подумай хорошенько, и ты вспомнишь, что тебе кто то всё время помогал. Именно благодаря Жене, ты узнал адреса, благодаря ему тебе так же удалось незамеченным переправиться из Владивостока в Москву. А квартира, в которой ты жил в Москве? Если бы ты имел представление об этом городе, то знал бы, что тут очень трудно сразу же найти жильё. А как ты оказался здесь, в Питере, как по твоему ты так быстро узнал мой адрес? Тебе всё время помогали.
- И всё это организовали вы вдвоём?
- Здесь замешано много людей, и у каждого в этом были свои цели… - увидев непонимание на лице Пети, Руслан начал всё разъяснять: - Арчи, Игорь и Артём сильно далеко зашли в торговле наркотиками. Их невозможно было остановить законными способами, потому что они подкупили много людей на важных должностях, таким образом, отсчитывая каждый месяц деньги, они безнаказанно заходили всё дальше и дальше.
Но хочу напомнить, что не все люди – продажные свиньи. Многие хотели остановить их, всех троих, но сделать это по закону не получалось, а если наплевать на закон – то за это можно было и самим угодить за решётку. Когда ты вернулся – ты был идеальным вариантом, тем более ты сам хотел этого. Мы запланировали всё так, чтобы я был твоей последней жертвой и явился сюда, что мне и было нужно.
Руслан сказал всё это практически на одном дыхании и теперь замолчал, ожидая, что скажет Петя. У Клёнова всё это никак не укладывалось в голове, он не шевелясь сидел в кресле, пытаясь расставить всё по своим местам у себя в голове. Когда ему это всё же удалось, он пришёл к выводу, что его просто использовали разные люди для достижения каких-то своих корыстных целей. Вот только два вопроса остались без ответа:
- Это ведь ты послал Альберта?
- Я.
- Тогда объясни откуда ты мог знать тогда, пять лет назад, когда посылал ко мне Лиса, что я могу пригодиться теперь?
- Тогда мне было не по себе, от того, что учудил Арчи, проще говоря, меня замучила совесть за то, что я помогал ему в этом, поэтому я решил тебя спасти. Лис появился на похоронах моего отца, и, я не знаю почему, стал просить продать ему какой-то дом, хрен знает где. Я согласился, но в обмен на услугу. Этой услугой было спасти твою жизнь, чтобы ты где-нибудь начал новую.
Пете стало понятно, что спасение было только из-за угрызений совести Руслана, но остался один, не меньше волнующий Петю вопрос, который возник уже здесь, когда Дарин рассказал всё это:
- Я не понимаю только того, какая выгода во всём этом была для тебя?
После этого вопроса и без того невесёлое лицо Руслана теперь стало совсем мрачным.
- Настя стала для меня самым близким и родным человеком уже в первые дни. Но меня ждала неприятная новость: у Насти обнаружилось крайне редкое врождённое заболевание сердца, название которого я никогда не смогу выговорить. Я тратил все деньги, которые приносил мой ресторан, на лучших врачей мира, но каждый из них говорил что ей требуется пересадка сердца, иначе она проживёт самое долгое до семи лет. Мне сказали, что чудо будет, если я найду донорский орган, но это ещё не решение проблемы. Организм может отторгнуть чужое сердце, и тогда она может умереть даже раньше. Наилучший результат обеспечил бы орган одного из родителей, сказал мне один из врачей. Но что делать, если мать её мертва, и я слышал не так давно в новостях, что её отец погиб при попытке побега? - Руслан замолчал на несколько секунд, потом, посмотрел на пол, словно там было написано всё, что он хотел сказать, и, сделав глубокий вдох, продолжил: - Я привязался к этой девочке, я считал её своей дочерью, она же считала меня своим отцом… Я не мог даже представить, что когда-нибудь она просто исчезнет из моей жизни, но помощи ждать было неоткуда. Представь себе мою радость, когда я узнал, что ты всё таки жив! Теперь ты здесь, и судьба Насти, твоей дочери, зависит от…
- Как трогательно… Я прямо сейчас расплачусь, - застав врасплох Руслана и Петю, в комнату с улыбкой на лице вошёл Арчи. Он держал в руке пистолет с глушителем, который являлся как будто продолжением его руки.
- Что ты здесь делаешь? – удивлённо и испуганно спросил Руслан.
- Я пришёл сюда, чтобы убить Петю, но думаю, что и тебя заодно не помешает…
Петя хотел подняться с кресла, но Арчи тут же наставил на него пистолет, и сказал:
- Не-а, не нужно резких движений… Вы лучше выберите, кто из вас будет первым, а кто вторым… - он засмеялся так, что его хохот разнёсся по всему дому.
- Руслан испуганно вжался в кресло, и не мог сказать ни слова, зато Петя, несмотря на наставленный на него пистолет, встал с кресла.
- Какого хрена ты делаешь?
- Я выбрал… Первым буду я, - сказал Петя и стал спиной к стене, - только ответь мне напоследок: зачем ты взял с собой пистолет? – Арчи удивился такому вопросу, и даже немного опустил руку с пистолетом, - Можешь не отвечать… Я знаю что ты трус, и боишься меня настолько, что готов доверить такое удовольствие, как убить врага, оружию, потому что не в силах сделать это сам!
Эти слова разозлили Коганова, чего Петя и хотел:
- Я тебя не боюсь, падла! Я с удовольствием выбью все твои зубы один за другим, а потом, когда ты уже будешь молить о смерти с окровавленным лицом, я, так уж и быть сжалюсь над тобой, и всажу тебе пулю в лоб!
- Да ну? Такие слова… Но ты всё ещё не опустил пистолет. А знаешь почему? Да потому что ты всегда меня боялся! Тебе даже смелости не хватило самому меня убить тогда, пять лет назад, ты поручил это зэкам в тюрьме!
Арчи отбросил пистолет в сторону и бросился на Петю. Он ударил так быстро, что Клёнов даже не успел уклониться, и почувствовал как пошатнулся от удара один из его передних зубов. Но это только разозлило Петю.
- Я ждал этого каждую секунду, с того момента, как ты убил Олю, и теперь ты заплатишь за всё, что ты совершил…
- Это шутка? – спросил Арчи, пытаясь ударить Петю ещё хотя бы раз, но у него не получалось, так как его противник уклонялся или отбивал каждую из его атак. Клёнов же ещё ни разу не пытался ударить, он выжидал момента, чтобы сделать всего один удар.
- Дерись! Дерись как мужчина, а не как баба! – гневно кричал Арчи, - У меня ещё много дел… Например нужно узнать как поживает твоя дочь… - он усмехнулся, и отступил, чтобы перевести дыхание, и посмотреть на эффект, который произвели его слова.
Но эти слова зацепили Руслана, который вскочил с кресла, и бросился на Арчи. Коганов усмехнулся – он знал как слаб его соперник, и сильным ударом в лицо, сбил его с ног. Дарин распластался на полу, а из его носа потекла кровь.
- Он больше не помешает нам… - сказал Арчи, и повернулся к Пете.
Арчи замахнулся, чтобы ударить. То же самое сделал Петя. Их кулаки встретились в воздухе – кулак Коганова оказался слабее, тихий глухой хруст ломающихся пальцев прозвучал в комнате.
Арчи тут же согнулся держась за руку, и посмотрел на Петю. Всем своим видом Клёнов показывал, что доволен. Коганов, не зная что делать, стал осматриваться по сторонам, и вот он заметил пистолет, который лежал недалеко от ноги Пети. Арчи собрался с силами и прыгнул за пистолетом, но противник вовремя это заметил и ударил его по лицу. Коганов отлетел назад, и упал на стеклянный журнальный столик, который, не выдержав нагрузки, рассыпался на мелкие осколки. И вот он, Коганов Арчи, лёжа на стеклянных осколках, которые вонзаются в его спину, захлёбываясь кровью, текущей из разбитого носа, и засмеялся.
- Чего ты ржёшь? – спросил Петя.
- Как же мы похожи… Не зря всё таки мы какое-то время были лучшими друзьями! – эти слова почему то взбесили Петю больше, чем если бы Арчи начал подробно рассказывать, как убивал Олю.
- Я вовсе не похож на тебя, мразь!
- Да ну? Посмотри на себя! В кого ты превратился! Ты уже не тот слюнтяй, которого я знал – ты убийца! Ты жил все эти годы только мыслью о мести, ведь так? Отомстил… А что дальше? Думаешь, теперь у тебя есть шанс на нормальную жизнь? Нет!
- Ведь ты сам меня таким сделал! Ты, и твои дружки-отморозки!
- Не слушай его! – сказал только что очнувшийся Руслан, который поднимался, зажав рукой нос.
- Но он прав…
Воспользовавшись тем, что на него не смотрят, Арчи расстегнул куртку, принялся целой рукой доставать что-то из внутреннего кармана. Наконец он нашёл то, что искал. Это была граната, которую он припас напоследок:
- Ну что ж, пока уроды! – сказал Арчи, обратив на себя внимание, после чего выдернул чеку и бросил гранату Пете под ноги, после чего открыл окровавленный рот, и громко, ужасающе заржал, готовясь умереть.
- Бежим! – прокричал Руслан, перебивая своим голосом громкий смех Арчи, - Ну что же ты!
Клёнов даже не шевельнулся, а лишь только посмотрел вниз, на этот маленький зелёный предмет, который остановился у его ног, и понял, что дошёл до конца своего Пути…
Руслан, увидев, что Петя не собирается спасаться, толкнул Клёнова, и прижал его к стене своим телом, после чего сказал:
- Не дай ей умереть, Петя! Спаси её…

Белый свет резал Пете глаза, но это была не дорога в рай, это был солнечный свет, струившийся из окна. Клёнов открыл глаза, и увидел Женю, который сидел возле кровати.
- Почему я жив? – спросил Петя у друга, и тот вздрогнул от неожиданности, потому что провёл последний час в полной тишине.
- Руслан закрыл тебя своим телом, от взрыва пострадали твои ноги, на руках несколько царапин, но нет ничего серьёзного - Женя замолчал, достал из кармана носовой платок, и, высморкавшись, добавил: - Он ведь оказывается хороший человек… Был…
- А что с Настей?
- С ней всё в порядке, она только сильно испугана…
- Она умирает…
- Ты хочешь отдать ей своё сердце, ведь так?
- Да… С того самого момента, как Альберт убедил меня отомстить, я всё время спрашивал себя: «Зачем мне всё это, стоило ли жить дальше только для того, чтобы мстить? Может быть проще было бы умереть в той мрачной, забытой богом тюрьме?» Теперь я вижу, что не проще. Ведь если бы я тогда отказался продолжать идти по этому тернистому пути, у Насти бы не было шанса прожить нормальную жизнь. Я убил своих врагов, я отомстил... Я увидел в кого превратился, и хочу избавить мир от ещё одного убийцы. Как же я рад, что могу умереть, давая дочери новую жизнь… А теперь я хочу попросить тебя ещё об одной услуге: я дам тебе адрес девушки в Москве. Встреться с ней, скажи что ты от меня, и расскажи всё, что знаешь обо мне. Скажи ей, что если она меня хоть немного любила, то пусть позаботится о моей дочери…

Операционная. Два холодных стола. На одном из них мужчина, лет двадцати пяти, на другом – его Пятилетняя дочь. Петя повернул голову, к Насте и сказал, перед тем, как заснуть вечным сном:
- Я дарю тебе новую жизнь… Не потрать её зря!

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
два + четыре = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ