Рунетки

Администрация сайта постоянно следит за тем, чтобы каждая рунетка вела прямую трансляцию. Что это значит? Никакой наигранности, никакой постановочности. Искреннее и реалистичное общение в режиме реального времени. Но с некоторыми приятными особенностями, о которых мы упоминали раньше!

Реалистичность во всём. Под контролем только сам факт достоверности трансляции. А то, как модель себя ведёт, - не модерируется. Любые ограничения ставят жёсткие рамки и на корню убивают всё удовольствие от общения. Ведь за этим люди заходят на сайт Рунетки, за искренностью человеческого общения! Ни модели, ни зрители ничем не ограничены. И во время приватного чата вы можете общаться с девушкой на любые темы, делать что угодно. Но помните : окончить диалог могут оба собеседника.

Здесь не место конфликтам. Все гости желают одного : расслабиться и насладиться непринуждённостью общения. Поэтому, заходя в категорию Рунетки, оставьте весь негатив в стороне!

Вполне логично, что в приватном чате вы можете расчитывать на определённый отклик. Радость общения будет взаимной. Девушки из категории "рунетки" будут рады подарить вам бурю эмоций. Всё, что для этого нужно - договориться о приватной беседе, заранее всё обсудить. И получить максимум удовольствия от тёплого, искреннего общения.

Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
24 октября 2020 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Девушка пишет: "Извини, но секс - это еще не повод авторизировать тебя в аське"


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Владимир Шалимов | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

- Ну, и одоробло!* Точно, не в коня корм, - вслух рассуждал дед Иван, открывая ляду и рассматривая грузного полуторагодовалого борова. Кабан, в ответ лениво приоткрыв один глаз, прихрюкивал на пониженных тонах, не чувствуя, однако, приближения трагического завершения своей недолгой поросячьей биографии.
Родная старуха - баба Маня - вторую неделю пилит, голову уже прогрызла:
- Зарежь кабана, Иван, зарежь, говорю тебе! У него уже голова в корыто не помещается. Да кума позови, да соседа…
- Ты в своем уме, старая? Это ж им и сальца, и мясца отвали за подмогу! Опять же, поллитровкой не обойдешься, - четверть на стол ставь. С твоими мозгами – так и по миру недолго пойти! – почти на крик срывался дед.
За дедом Иваном давно и прочно укоренилась слава самого скупого станичника.
Даже корову Зорьку – животину далеко не кроткую – и ту приучил запрягаться в возок. Так и хвастался - мол, убил сразу трех зайцев: и молочко в доме, и гужтранспорт, и, опять же, дармоеда – жеребчика или, там, ишака – кормить не надо. Но выпить, как и любой заправский станичник, дед был не промах. Правда, в основном, на холяву. Бывало, у кума так наберется, что ничего не помнит – где был, с кем пил… Хорошо, Зорька сама дорогу знает. Даже на степных перекрестках уступает редкому транспорту, если ее дорога – не главная. Тонкое коровье чутье никогда не подводило: грейдерная – всегда главнее проселочной, ну, а асфальт – тем более. Лежит мертвецки пьяный дед в возке на соломе, а Зорька везет себе загулявшего хозяина. Как ни странно, к своей же, чистой - как слеза – горилке, дед прикладывался только в самом крайнем случае: когда родная бабка нервы ему раздраконит.
Все решения дед Иван принимал самолично. Доводы бабы Мани всегда отвергал сходу - упрямо считал, что уж в женских-то мозгах никакой путной мысли родиться не может. Вот и сейчас, не то, чтобы старуха его убедила, - жадность перевесила: кормов жалко стало. Так-то, если сэкономить, - можно нового поросенка до весны прокормить.
- Зарежу-ка я его. Бабка колбаски к Рождеству наделает, ковбыка**, - планировал дед, запрягая Зорьку, - соломы бы надо в колхозе своровать, будь она неладная, эта жизнь! Дело в том, что всем колхозникам председатель разрешал солому брать бесплатно. Но дед Иван за всю свою жизнь ни дня не проработал в колхозе. Прожил единолично, не желая, как сам выражался, горбатиться на общий рот. Нет, председатель - Петр Никифорович - слыл человеком душевным и слезным. Но за солому, из принципа, требовал от чуждого антисоциалистического элемента внесения платы в колхозную казну.

* - Одоробло (укр.) – громадина.
** - Ковбык (укр.) – свиной желудок, начиненный мясом со специями.


Дед же цену копейке знал. Однако, как без соломы кабана резать? Сало, ведь, по его разумению, должно дымком стерни пахнуть, а не бензиновой гарью от паяльной лампы. Вот, и решил съездить на Зорьке к дальней скирде, пока зоркие
колхозные объездчики*** в поте лица трудились над выполнением важной кабинетной работы.
…Понуро тянула Зорька доверху груженую соломой телегу. Тяжелые мысли
роились в коровьей голове:
- Каждый день по три раза за дойки таскают, так еще и лошадью им работай! А эти, чумазые люди на железных чудовищах, всю дорогу раздолбили. Некому прогладить. Хозяева! Да какие там, к лешему, хозяева в колхозах? Так, временщики, - день до вечера. Теперь, вот, морозы, - колеи, да комья как каменные стали. Как груженый воз через них перетаскивать?!
Насчет колхоза и колхозников коровьи мысли полностью совпадали с убеждениями хозяина.
- Вон, у них какая солома сорная! Почему же на колхозных полях так много сорняков? – задавал себе вопрос дед Иван, и сам же на него отвечал:
- Потому, что советским агрономам дали задание с ними бороться. А дали бы задание их выращивать, - исправно бы это дело запороли!
Возок на ухабинах стало подкидывать и колыхать из стороны в сторону. Предательский след соломы постелился от дороги до самого дедового подворья. И по двору – тоже. Старик с ужасом представил, как завтра его вызовут в колхозное правление и станут сначала стыдить при всех, а затем (о, горе!) заставят заплатить за ворованную солому. Отыгрался на Зорьке – стеганул бедную кнутом.
- За что бьешь худобу? – вступилась за корову баба Маня, - ее же скоро доить!
- Ты, старая, давай-ка двор подметай, а я пойду на дороге солому сожгу. Авось, не заметят.
Довольно шустро старик сгребал солому в небольшие кучки и тут же их поджигал. А оставшуюся от них золу сметал в замерзшие колеи.
- Трофимыч, ты что, в детстве в пожарников не наигрался? – съехидничал выглянувший из-за забора сосед, - а соломы, наверное, целую волокушу домой притащил? - указал он рукой на распахнутые соседские ворота.
-А, да ну вас всех, достали, ироды проклятые! – сердито выкрикнул, дед Иван, и, озираясь, чтобы не увидела старуха, залез в чулан и налил полный стакан самогону.
- Душа, примешь? Молчишь?! Тогда отодвинься, не то, оболью! – произнес вместо тоста свое коронное заклинание старик. На голодный желудок дурь тут же стукнула в голову.
- Да я его сам порешу! Без всяких, там, соседа, кума…. – подбадривал себя дед, засовывая за голенище большущий нож.
- Иван, не дуркуй! Сам ты не справишься! Соседа, да кума…- не успела договорить баба Маня, как тот, не по-стариковски прытко, шмыгнул в хлев. И тут же раздирающий душу предсмертный визг заполнил округу.

*** – объездчик – контролер сохранности урожая на колхозных полях.
- Все! Аминь! Отправил на колбасу! – глухо раздалось из хлева. В дверном проеме появился растерянный, окровавленный дед Иван. Даже на губах ярко алела свежая кровь.
- Небось, целовался с кабаном на прощание? – съязвила баба Маня, - и как же ты теперь смолить его будешь? Я вот что тебе советую: запали-ка свинушок, чтоб крыс не разводить, заодно и кабану щетину опалишь.
- Уйди с глаз долой, окаянная, не то и тебя порешу вместе с кабаном! – взревел старик, не выдержав унизительных бабкиных советов. Баба Маня, поняв, что дед уже хватанул за воротник (а дед - ох как буен во хмелю!), благоразумно ретировалась на безопасное расстояние, не забывая при этом подвывать по-старушечьи:
- Да сосе-е-еда, да ку-у-ума…
Долго стоял дед Иван посреди двора, мучительно напрягая мозги:
- Как же теперь его вытащить, не поджигать же, и вправду, хлев? – тут дедов взгляд уперся в Зорькин бок.
- Алёпас! **** Как это я сразу не догадался?! Зорьку – в хомуты, кабану - к задней ноге примотать и… вот оно, – довольный своей сообразительностью дед Иван приступил к исполнению задуманного.
Усталая Зорька никак не хотела трогаться с места. Опять нахлынули нерадостные мысли:
- Какое мне дело до всей этой суеты. Все тут бегает, кричит на свою старуху. Будто не понимает: ей же доить меня! А она, когда дед ее выведет из себя, наверное, со злости, - ох как же больно дергает за дойки!
От невеселых коровьих дум Зорьку оторвал свист кнута и сердитый окрик деда:
- Но, Зорька, кляча старая!
Корова лениво натянула ремни, сделала несколько шагов вразвалку и уже, было, остановилась. Но, тут, повернув голову, она, вместо привычного возка, увидела что-то страшное. Перепуганное насмерть животное прямо с места пошло в галоп. Остались позади распахнутые настежь ворота. Вот уже и на ухабистую дорогу выскочила. Грузную тушу кабана стало сильно подбрасывать на мерзлых кочках и переваливать с бока на бок. От туши отрывались и оставались на дороге куски того, что еще недавно обещало быть колбасой с ковбыком. Позади столь необычной упряжки темнела полоса обильно смазанного салом замерзшего чернозема. Со двора выскочил дед Иван с поднятыми, словно хоругвь, вилами:
- Ой, люди добрые! Ой, ратуйте! Ой, хватайте дуру рогатую!
Выбегающие на крики станичники, взирая на зрелище, только и могли хвататься за животы:
- Ну, дед, зарезал кабана!
Остановили Зорьку лишь на другом конце улицы. Со стороны колхозной фермы на тракторе «Белорус» ехали два подвыпивших парня.
- Витька, глянь, что это корова тащит? Никак деда Ивана, единоличника.
-Что-то непонятное! Дед Иван, вечно, что-нибудь выдумает.
Зорька, изрядно подуставшая, понуро тащила оставшийся от кабана почти один скелет. Сохранились только пятак, да копытца.

**** – алёпас – именное восклицание деда Ивана, не имеющее конкретного значения (по-видимому, от циркового – але пасс).

Остановили трактор. Сидевший на месте пассажира Николай спрыгнул на землю.
- Витек, что за диво! Свежий скелет тащит. И как он на хомут к ней прицепился?
- А ты у деда спроси. Вон он, вдоль дворов тащится, на вилы опирается.
Николай взял за намордник обессилившую корову. Зорька уже не сопротивлялась.
- Дедусь, твоя буренка? Откуда она эти кости тащит?
- Да, вот, да… кабана зарезал. Самому резать пришлось. Сосед сказал, что занят, - приврал запыхавшийся старик, не к месту, словно при покойнике, снимая окровавленную шапку.
- Удачно! – подколол деда Николай, - что теперь с ним делать собираешься?
- Хоть холодца с бабкой наварим, голова, да ноги почти целые… - растерянно бормотал дед Иван.
- А тебя баба Маня из дому не выгонит за такой холодец? Вот что, дед, давай твоего кабана на тележку погрузим. Магарыч, и мы его с ветерком тебе на подворье доставим! Не то, пока коровой своей дотащишь – и косточек на холодец не останется, - нашел способ заработать на опохмелку Виктор. Дед, поскребывая затылок, нехотя, согласился. Быстро забросив скелет на телегу, веселые хлопцы прыгнули в кабину и дали по газам. А дед Иван, понуро опустив голову, стоял с Зорькой посреди дороги.
- Позор! На всю станицу - позор! А старуха моя, ехидная, точно жизни теперь не даст, - приходили в дедову голову ужасные мысли.
- Да кума, да соседа!.. - не то старуху, не то себя вслух неожиданно передразнил старик. От его голоса Зорька запрядала ушами:
- Кто его просил меня запрягать? Да еще так больно кнутом стегануть! Тоже, мне, хозяин! Все молоко разбрызгала, пока тащила по ухабам это чудовище.
Трактористы же, подпрыгивая на пружинистом сидении в такт неровностям дороги, весело напевали только что переиначенную песню:
- Холодец, холодец, - если бабушка про-о-осит…
Вот и дедово подворье. Стоящая у калитки, заплаканная баба Маня растерянно провожает взглядом въезжающий задним ходом в открытые ворота трактор. Николай, проворно выскочив из кабины, открыл задний борт и махнул Виктору рукой:
- Давай, пока бабка не видит!
Из поднимающейся телеги медленно сползал скелет бывшего полуторагодовалого борова. Николай, с криками: - По газам! Потом с дедом рассчитаемся! – запрыгнул обратно в кабину, и трактор, от греха подальше, пулей вылетел со двора. Словно окаменевшая, баба Маня, тупо смотрела на сваленную посреди двора груду костей. Из-под костей выглядывало искривленное предсмертным оскалом, сильно поцарапанное свиное рыло. И, вдруг, ее прорвало. Старуха, будто над покойником, запричитала с истеричным воем:
- Бесова ты душа! Не послушал, хрыч старый! Такого кабанягу по дороге размазал! Будет тебе к Рождеству и колбаска, и ковбык!
Скоро, однако, силы ее иссякли. Сухонькие старушечьи ручонки были подняты к небу, губы беззвучно шевелились. В такой позе ее застал дед Иван.
- Ты что, старая, бога просишь, чтобы он тебе его воскресил? - не вовремя отпустил глупую шутку старик.
- Разведусь я с тобой! Все, теперь мы чужие, в хату – ни ногой! – со злостью выпалила баба Маня и шмыгнула в горницу. Дед покорно поплелся в кухоньку.
… Не спиться бабе Мане. Одни думы горькие лезут в голову: кабана, конечно, жалко, ой, как же жалко! Но и без старика как одной век доживать? Не выдержала душа. Встала под утро старуха с кровати, накинула поверх ночнушки фуфайку и вышла на крыльцо. В кухонном оконце горел свет. В предрассветной мгле по двору металась щупленькая фигурка деда Ивана. Зорька, уже запряженная в возок, покорно дожидалась хозяина.
- Ты куда, старый, никак бабку новую едешь искать? – поеживаясь от холода, отпустила свою очередную колкость старуха.
- Что б ты понимала, старая! На базар еду, кабанчика покупать. Но, Зорька, но, милая!
- Что ты с ним поделаешь?! Вот горюшко мне досталось: моего «горбатого» - даже могила не исправит, – вслух сердилась старая женщина, снова укладываясь в остывшую постель. И, уже засыпая:
- Прощу, конечно. Куда ж я денусь! Только пусть он об этом пока не знает.
… К вечеру, вместо вчерашнего глухого похрюкивания, подворье деда Ивана наполнилось юным поросячьим визгом.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
пять + два = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ