Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
25 апреля 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
- Вась, не забудь купить молоко, слышь?!! - Да слышу, слышу... - Молоко не жирное - 0.5% жира, не перепутаешь?!! - Да не перепутаю, будь спокойна... - Не портвейн как в прошлый раз, сволочь ты этакая, а молоко, запомнишь?!! - Ну конечно же, запомню... - И не кагор как в позапрошлый раз, скотина, ты меня понял? - Дусь, ну понял я, понял... - Ну иди давай... Через 10 минут в магазине: - Чего она говорила взять - портвейн или кагор? Да не буду гадать, возьму и того и другого.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Ольга Конакова | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

ГОЛУБИЦА

Вот уже который день нещадно палило июльское солнце, оно словно вознамерилось испепелить всё дотла, всё и вся, наверное, за грехи тяжкие, за что же ещё. Всё и вся теперь изнывало от жары и искало живительной влаги.
Двое, мужчина и женщина, тоже ехали к реке. И они, утомлённые, стремились к прохладе и уединению.
- Скорей, скорей от этой городской духоты и суеты,- беспрестанно повторял он, выжимая газ, как будто слова эти прибавляли скорости.
Его спутница в ответ слегка улыбалась, но уголками своих карих, чуть-чуть с поволокой глаз, указывала именно тот путь, по которому он всё гнал и гнал машину. В этих давно любимых и дорогих его сердцу глазах он читал ответ на своё нетерпение: «Да! Туда, в эту лесную глушь, к прохладной реке. Только там нам будет хорошо, только там мы будем по-настоящему счастливы».
Машина мчалась по раскалённому асфальту, и каждый из них был в предвкушении чего-то своего, глубоко личного.
Были они немолоды и потому, быть может, излишне сентиментальны и осторожны. Многое в их странных отношениях им самим подчас казалось загадочным, мистическим, кем-то заранее предопределённым. Взять хотя бы их имена, которые, точно лесное эхо, одно продолжало другое. Его звали редким именем Северин, её – Ирина. Они же, оставаясь наедине, обращались друг к другу так ласково, будто всё время боялись спугнуть кого-то или что-то.
- Северинушка ты мой, Северко! – обращалась она к нему в порывах нежности.
- Иринушка, свет рябинушка! - отвечал он ей всякий раз, когда не мог сдержать своей страсти. Он знал, имя этой страсти, это была самая настоящая любовь.
О, эта любовь мучила его и окрыляла одновременно. Да, да это была та самая любовь, про которую уже больше века поёт простой русский народ: что вот де нельзя рябине к дубу перебраться и с ним, пребывая в любви и согласии, качаться до скончания века.
Перебраться к своей Ирине-рябине он действительно не мог, потому что был давно женат и слыл хорошим семьянином.
Ирина, напротив, была свободна, как птица в полёте. Гнезда своего, однако, ей никак не удавалось свить, а так хотелось семьи, детей. Встреча с Северином, по её мнению, была скорее несчастьем, или незамоленным грехом, как она любила повторять, когда в очередной раз собиралась в церковь на исповедь. Собиралась, приходила в храм, покупала свечи, молилась, но подойти к священнику так и не решалась.
Однажды на исповеди в монастыре, принимавший таинство монах, сам стал задавать ей вопросы. Лгать и притворяться Ирина не умела, потому и призналась в своей грешной любви и в том, что вряд ли откажется от неё. О всех увещеваниях святого отца она, как ей казалось, горько и слёзно сожалела, но отступиться от страсти своей не пыталась. А всё потому, что имя этой страсти было любовь.
Любовь, подобная сладко-горькой рябиновой настойке, была тем самым жизненным тонусом, который не давал впасть в отчаянье. Он и она были созданы друг для друга, но встретились слишком поздно, потому и дорожили каждым новым свиданием.
Эти встречи были не часты, ведь всякий раз ему приходилось искать предлог, объяснение для давно уже нелюбимой и сварливой жены. Та в последнее время о чём-то стала догадываться и периодически закатывала маленькие сцены похожие на картины художника Айвазовского.
Морские пейзажи этого талантливого живописца Северин непроизвольно сравнивал с самой морской водой, солёной и горькой, от одного глотка которой можно было захлебнуться, словно в пучине девятого вала. Большинство полотен мастера вызывали у него именно такое чувство смятения, то же самое происходило в объяснениях с женой.
Вот и теперь он как-то смущённо сказал, что едет на несколько дней на рыбалку, которой действительно увлекался и зимой и летом. Всякий раз выходило, что это была правдивая ложь, до поры до времени выручавшая его. На этот раз всё было иначе.
- Северин, ты едешь один? – недоверчиво спросила жена и посмотрела на него так, как будто хотела намертво пригвоздить его к шкафу, из которого он вынимал свои рыболовные снасти.
- Один,- пробурчал он невнятно и попытался отвести взгляд, но жена требовательно продолжала:
- Точно один? А то…
Он не дал ей договорить, быстро развернулся и перешёл в другую комнату, подумав, что это похоже на бегство. И он действительно хотел бежать, бежать как можно дальше, но разве убежишь от самого себя.
Даже после первой встречи с Ириной, когда всё в нём в одночасье перевернулось, он не сразу посмел предать тот обет, который скорее по глупости и из уважения дал в молодые годы своей супруге, обет верности.
Жена была чуть старше его, в своё время с красным дипломом окончила институт и потому по молодости казалась Северину такой недосягаемо правильной, какой и должна быть хорошая жена. Не он женился на ней тогда, а она своим волевым и правильным решением женила его на себе. Также правильно и целеустремлённо она выстраивала их семейные отношения и то, что принято называть семейным благополучием: дети, квартира, машина, дача. В нужный срок появилось всё, не было только любви. Да, да той самой любви, с которой рай и в шалаше покажется.
Настоящая любовь пришла слишком поздно, и единственное, на что он оказался способен после долгих мучений и угрызений совести, - это некое послабление того самого обета верности. «Верности чему?»- спрашивал Северин сам себя и, не находя ответа, в мыслях и желаниях устремлялся к ней, к Ирине-рябине, которую давно уже приметил и с которой искал случая познакомиться ближе.
Случай этот скоро представился, у них нашлись общие знакомые, но, главное, что их сразу сблизило, это старомодное увлечение классической музыкой. Они и познакомились-то во время концерта, а потом оказалось, что Свиридов со своей опечаленной «Метелью» для обоих одинаково мил и трогателен. Сколько раз потом они слушали в записи замечательный романс из этой сюиты и всё время вспоминали тот вьюжный декабрь, который не завершал, а открывал счёт их счастливым дням и мгновениям, постепенно переходившим в года.
Вот и теперь был их день, и машина, словно понимая это, всё быстрей и быстрей уносила их навстречу тем самым заветным мечтам.
- Куда мы едем? – наконец спросила Ирина, хотя на самом деле ей было всё равно.
- Потерпи, скоро увидишь. Обещаю, что не разочаруешься,- ответил, загадочно улыбаясь, Северин.
Он знал, что Ирина любила новые места, не терпела однообразия. Ей нужна была духовная пища, которую она жадно черпала в окружающей природе, но более в местах, связанных с памятью прошлого. Порой не обязательно было искать какую-либо усадьбу, или заброшенный храм, Ирина с благоговением относилась и к реке, поросшей ивняком и кувшинками, и к камням-валунам, встречавшимся в их краях. Всюду ей виделись тени былого, манящего и загадочного.
Через четыре часа пути они оказались на берегу тихой речушки, которая, петляя, огибала большой и немного сумрачный сосновый лес. Казалось, что она текла ниоткуда и впадала в никуда. Река была той самой границей, отделившей влюблённых от суетного мира. Этот мир с его тревогами и обманом остался там, за мрачным лесом. А здесь только им светило солнце, только для них играла с ветром волна и река спешила обласкать своей прохладной негой.
- Знаешь, всё-таки и на земле есть райские места, и жаждущий и ищущий находит туда дорогу -, заметил Северин, когда они, выбирая место для палатки, надолго задержались у излучины реки. Вода здесь казалась неподвижно-задумчивой, и лишь над плоскими листьями кувшинок, не взирая на жару, вальсировали стрекозы.
- Может быть, это и не стрекозы вовсе, а маленькие ангелы. Я в детстве так думала, - медленно, чуть-чуть нараспев ( это было в её манере ) проговорила Ирина.
- Как я люблю тебя и твои детские фантазии,- поспешил не сказать, а скорее выразить словесным полушёпотом всю глубину своих чувств Северин.
Он нежно обнял Ирину и слегка поцеловал её в шею, чуть ниже мочки левого уха. Она закинула голову и закрыла глаза в ожидании сладостного поцелуя.
Так скрипач настраивается на игру. Сначала нежно берёт скрипку, мягко укладывает её на плечо, слегка закидывая голову влево. Мгновение, ещё одно, глубокий вздох – и вот уже звучит мелодия, нежная и томная мелодия любви.
«Ради таких мгновений и ощущений стоит жить»-, рассуждал при случае Северин. Ирина молча соглашалась и загадочно улыбалась, заставляя ещё сильнее биться и без того его неудержимое в страсти сердце. Ей и самой безумно нравились его ласки и поцелуи. Они, как сон-трава, дурманили сознание, после чего влюблённые уже не замечали течения времени, им было хорошо вдвоём.
И в этот раз всё устроилось как нельзя лучше, им никто не помешал в укромной обители, и те два дня, что они смогли вырвать из своей повседневной суеты, незаметно подошли к концу.
Ближе к вечеру они стали собираться в дорогу, Ирина как всегда загрустила, и Северин старался отвлечь её.
- Знаешь, сегодня ночью мне приснился странный сон: будто я совсем маленький и один на каком-то острове. Мне не страшно, но очень одиноко. Я брожу вдоль берега и нахожу заброшенное строение. Несколько голубей вылетели из-под застрехи, и тут я услышал жалобный писк. Птенчик вывалился из гнезда. Такой крохотный и беспомощный голубиный птенчик. Я протянул к нему руку, желая поднять, но вдруг какая-то сила оторвала и подняла меня самого от земли, и мне показалось, что голубь это я сам. И взмыл так высоко под облака. Господи, как же там, в голубом и безмятежном небе было невообразимо хорошо, и я почувствовал себя большим и сильным, а главное, свободным.
Странный сон, не правда ли?
- Более, чем странный,- в задумчивости произнесла Ирина.- Говорят, что полёты во сне снятся только в детстве, когда человек растёт.
- Может, и я продолжаю расти, по крайней мере, в твоих глазах. В это очень хочется верить,- с простодушной улыбкой ответил Северин.
Ему так хотелось нравиться Ирине, делать для неё что-то доброе, голубиное.
Этот, на первый взгляд, незначительный разговор Ирина вспомнила много позже, когда спустя годы отправилась в туристическую поездку по Ладоге. На одном из островов их группу повели на экскурсию в мужской монастырь, где показали редкостную святыню – Коневскую чудотворную икону Божией Матери, в народе именуемой «Голубица».
Необычное изображение младенца на этой иконе, держащего в левой руке голубиного птенца, и напомнило Ирине ту июльскую поездку и страшную трагедию, которой она закончилась.
Они возвращались к своей привычной жизни нехотя, и машина, словно чувствуя их желания, уже не мчалась вдоль раскалённой солнцем дороги, а лениво везла своих путников, периодически вздыхая выхлопными газами. Ирина грустила, Северин злился на своё малодушие и нерешительность. Они почти не разговаривали, пребывая в какой-то странной задумчивости. Наверное, поэтому пропустили нужный поворот дороги и спохватились слишком поздно. Нужно было поворачивать, но сплошная разделяющая линия трассы не давала возможности этого сделать.
- Нельзя всю жизнь прожить по правилам. Когда-нибудь их придётся нарушить -, категорично заявил Северин.
В этот момент он поглядел на Ирину и стал резко разворачивать машину.
Всё произошло настолько быстро, и, как потом казалось Ирине, как-то неестественно, как бывает в современном кино. Удар, ещё один разворот, и сильная боль в ноге. Она не сразу поняла, что произошла самая настоящая авария, не сразу смогла прийти в себя и осознать, что всё кончено – раз и навсегда.
Они были виноваты, виноваты кругом: и в том, что грубо нарушили правила дорожного движения, и в том, что посмели тайно любить себя, и, наверное, ещё во многом, чего совершили и не совершили за те несколько счастливых лет их долгожданной любви.
И вот теперь, на этом острове, вдали от мирской суеты, Ирина остро почувствовала, что она безмерно одинока, как та голубица, потерявшая своего птенчика, силою небес взмывшего в облака. Ему-то там хорошо, он стал большим и сильным и, главное, свободным.
Там же в монастыре Ирина узнала, что память Коневской иконы Божией Матери отмечается 23 июля. Несколько лет назад этот день для Северина стал роковым, и вот теперь, в слезах и молитвах, его возлюбленной Ирине предстоит замаливать их общий грех, заботясь о прощении голубиной души.






Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
десять + три = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ