Рунетки

Администрация сайта постоянно следит за тем, чтобы каждая рунетка вела прямую трансляцию. Что это значит? Никакой наигранности, никакой постановочности. Искреннее и реалистичное общение в режиме реального времени. Но с некоторыми приятными особенностями, о которых мы упоминали раньше!

Реалистичность во всём. Под контролем только сам факт достоверности трансляции. А то, как модель себя ведёт, - не модерируется. Любые ограничения ставят жёсткие рамки и на корню убивают всё удовольствие от общения. Ведь за этим люди заходят на сайт Рунетки, за искренностью человеческого общения! Ни модели, ни зрители ничем не ограничены. И во время приватного чата вы можете общаться с девушкой на любые темы, делать что угодно. Но помните : окончить диалог могут оба собеседника.

Здесь не место конфликтам. Все гости желают одного : расслабиться и насладиться непринуждённостью общения. Поэтому, заходя в категорию Рунетки, оставьте весь негатив в стороне!

Вполне логично, что в приватном чате вы можете расчитывать на определённый отклик. Радость общения будет взаимной. Девушки из категории "рунетки" будут рады подарить вам бурю эмоций. Всё, что для этого нужно - договориться о приватной беседе, заранее всё обсудить. И получить максимум удовольствия от тёплого, искреннего общения.

Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
22 сентября 2019 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Надпись в туалете:
"В жизни каждого человека наступает момент, когда любая бумага становится ценной".


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Зейнаб родилась в небогатой семье мелких стамбульских торговцев. Когда она впервые увидела свет, у нее уже был брат годами старше ее. Детство Зейнаб прошло в опеке брата, и эта привязанность в последующем отразилась на харак-тере Зейнаб.
Когда Кемаль впервые покинул дом, поехав учиться в Англию, ей стало не-вмоготу, и она впервые ощутила бремя одиночества. Ей казалось, что нет несча-стнее человека.
Но время шло, и для Зейнаб пришла пора определиться с будущим. И, чтобы заод-но с увлечением убить в кругу сокурсниц одиночество, она решила поступить в педагогический колледж, и стать биологом. Зейнаб с детства любила птиц и ча-сами кормила этих бродяг.
А Кемаль в это время все еще был там, и заканчивал университет. С его редкими приездами для нее всегда наступал праздник. Для сестры он был куми-ром. И всех мужчин она всегда сравнивала с ним.
В последний приезд Кемаль увидел, что сестра повзрослела и стала краса-вицей, что переполнило его сердце гордостью за нее. Большие черные глаза, придавали ее красивому лицу неземную красоту. А ее пышная грудь и стройный стан с широкими округлыми бедрами останавливали на ней глаза мужчин, но она не замечала никого.
А в тайных девичьих снах ей грезился юноша, который всегда оказывался в последний момент похожим на Кемаля, но в этих ее сладостных грезах не было ничего от неведомой ей еще плотской любви. Это была какая - то инстинктивная любовь чистой девичьей души неизвестно к чему.
Родители искали ей мужа и все напрасно. Не лежало у нее сердце ни к од-ному из родительских избранников.
Чтобы вконец не убить родителей, Зейнаб все - таки решила выйти замуж, и ос-тановила свой выбор на молодом и стеснительном преподавателе колледжа, по ко-торому вздыхали сокурсницы.
Как бы насмехаясь, они с тайной завистью говорили о Гейдаре, что он кро-ме науки и Зейнаб ничего не видит. Правда, Зейнаб и сама примечала это, но на первых порах не придавала тому особого значения.
Родители справили скромную свадьбу, на которую с его стороны приехал дядя по отцу, и, купив им в качестве свадебного подарка роскошный особняк на бере-гу Босфора, улетел себе в Штаты.
Родители Гейдара погибли в автомобильной катастрофе, и он с десяти лет рос под опекой дяди. Дядя Джемаль, в отсутствие собственных детей, перенес это чувство на Гейдара и дал ему прекрасное образование в Штатах и объявил своим наследником. Но Гейдар захотел вернуться на родину.
Прошли три года замужества Зейнаб, а Гейдар, как ей казалось, ничего кроме науки не видел, и их брачное ложе не доставляло ей удовольствия. Он у него быль маленький и слабый на это дело. И всякий раз она поила его зельем, что готовила ей одна старуха. И чтобы не огорчать его своей фригидностью, когда он входил в нее, она делала вид, что получает удовольствие от соития с ним.
К тому же оказалось, что он не способен зачать ее. Родители ждали внуков, но, Зейнаб, чтобы не огорчать их, не объясняла причину, надеясь на чудо и бу-дущее медицины.
В главном для нее брак оказался неудачным, и она смирилась с этим, наде-ясь, что хоть Кемаль доставит эту радость родителям. А он не спешил жениться и работал там же, в известной автомобильной фирме. Глубоко любя родителей, Зейнаб чувствовала себя несчастной и от мужниного бесплодия и равнодушия бра-та к ожиданиям родителей.
Но она никак не могла представить себе, какие несчастья ждут ее в скором времени и к чему они приведут.
Из-за, неизвестно отчего возникшего ночью пожара в лавке, сгорел дом со спящими родителями, и, когда после похорон Кемаль уехал к себе, она ощутила во всей полноте горе своего одиночества, что навсегда выбыло ее из привычной колеи жизни. В отсутствие Кемаля, только в любви родителей она находила уте-шение своей монотонной жизни с любящим ее мужем.
А ей казалось, что у мужа в голове только его букашки, и немного она. Че-рез полгода, из далекой экспедиции в Африку, привезли и его самого, а точнее его труп, от подхваченной им там, наверное, от любимых букашек малярии. Со смертью мужа она поняла, что она хотя и не любила его, но чувствовала себя за его спиной далеко не одинокой. Кемаль не приехал, так как, в Австралии улажи-вал какие - то дела фирмы, и не мог так скоро вылететь оттуда.
А Кемаль в зяте не чаял души. Он был ему дорог, как любящий муж дорогой ему сестры. Ему нравились его ученые разговоры о природе человека и животных, и его уступчивый шурину характер.
Похоронив его, она вернулась в уже казавшийся ей чужим дом, и всю ночь глубо-ко оплакивала свое одиночество.
Ей невыносимо было оставаться в этом большом доме одной, и она в тоске позвала Кемаля, бросить все, и как можно скорее приехать к ней.
Она уже придумала, как разрешить бремя своего одиночества и будущего. А для этого ей нужно было любым образом уговорить его, сделать ей ребенка, хотя бы пробирочного. В своем положении она не видела в этом греха. А мысли от других она и не допускала. И больше всего она надеялась разжалобить его, зная, как он любить ее.
С этим мыслями она и отправила горничную на неделю к родителям.
Всегда, когда Кемаль навещал их, она любила кормить его с мужем любимыми им блюдами, и они всему предпочитал шашлык и кебаб. Кемаль предпочитал шашлык и кебаб из ягненка в маринаде из майонеза с луком, и потому она сходила на рынок, где купила сочное мясо ягненка и замариновала его. Кемаль очень любил такой шашлык. Купила она также любимое им сухое вино, которым он любил запи-вать его.
Когда он прилетел, она встретила его в аэропорту, и они поехали на клад-бище, навестить могилу мужа. Кемаль увидел сестру глубоко подавленной постиг-шим ее горем, и это настроение невольно передалось ему. Ему хотелось утешить ее, но он не знал, как. С подавленным настроением они приехали к ней.

В гостиной было жарко, и Кемаль решил освежиться в прохладе бассейна. И когда он обтирался, она, отойдя от жаровни, подглядела за ним и увидела его. Он свисал у него длинный и толстый, и она представила его возбужденным у себя там - от этого наваждения у нее чуть не подкосились ноги.
И неизвестно почему то к ней пришла уверенность, что это случиться.
Зейнаб, зная, что ее настроение передалось Кемалю, решила втайне от него приложиться к вину, хотя никогда не пила его. Пока готовился шашлык и кебаб, она несколько раз понемногу подкреплялась им, и вскоре почувствовала благо-датное воздействие напитка.
Когда она вернулась в гостиную с полным подносом горячих шашлыков и кеба-ба с зеленью, это была уже другая Зейнаб. Кемаль заметил это и обрадовался перемене сестры.
Зейнаб принесла Кемалю также и любимого вина. Когда начали есть, она по-просила его позволить и ей немного. Кемаль даже обрадовался ее просьбе, так как знал, что вино отвлечет ее от грустных мыслей и снимет, хотя бы на этот вечер, гнетущую её печаль.
Горячий кебаб и шашлык таяли во рту, а вино поднимал им аппетит и на-строение.
Когда Кемаль увидел, что Зейнаб заметно опьянела, он предложил ей на время прилечь, на что она охотно согласилась и ушла к себе в спальню. Вскоре она позвала туда и Кемаля, так как ей стало скучно одной.
Довольно раскрепощенная вином и счастливая от встречи с Кемалем, она ле-жала рядом и вспоминала с ним их счастливое детство. От былой печали, каза-лось, не осталось и следа, но неожиданно настроение Зейнаб переменилось, и, положив голову ему на грудь, она начала рассказывать Кемалю грустную историю своей неудачно сложившейся жизни.
И когда Зейнаб досказала все, Кемаль по-настоящему осознал трагизм ее поло-жения. И жалость к ее не сложившейся жизни, ради которой он отдал бы свою, сжала ему сердце.
- Зейнаб, я не оставлю тебя одну, я перееду в Стамбул к тебе, - сказал он ей.
На предложение Кемаля Зейнаб с грустью ответила, что это ей ничего не даст, и когда он женится, он будет занят заботой о другой, и она снова оста-нется одна.
Кемаль сначала не знал, что ответить, но потом нашелся:
- Зейнаб, ты молода, красива, любой посчитает за счастье жениться на тебе. Я знаю, ты найдешь свою любовь.
На это она с грустью ответила:
- Я не знаю, смогу ли я полюбить, а без любви я уже замуж не выйду. Не смогу. Такого как ты, я не найду, а за всякого, я не выйду.
Не найдя что сказать, он погладил шелк ее распустившихся волос и задумал-ся о несчастной судьбе сестры. А Зейнаб, продолжала все молча лежать у него на груди, думая о чем - то своем.
Она вдруг схватила ладонь Кемаля и стала целовать ее.
- Кемаль, как я рада, что ты приехал и рядом. Мне было так тяжело без тебя пережить это, - сказала она с грустью и затем, с тяжким вздохом, снова легла ему на грудь и затихла. Кемаль все поглаживал шелк ее волос, пытаясь этим знаком внимания утешить печаль Зейнаб.
Вскоре Кемаль стал замечать волнение ее пышной груди, и оно незаметно пе-решло в ощущение к влекущей к себе женской плоти. Ему не хотелось нарушать ее тихий покой, но вздымающаяся грудь Зейнаб будила его плоть предательским же-ланием. И с этим решительно ничего нельзя было поделать. Ему оставалось наде-яться только на свою выдержку. Лишь бы Зейнаб не заметила, стояло у него в голове. Пока он силился бороться с ней, природа взяла свое, а вздувшийся в этом месте халат выдал его. А Зейнаб этого и ждала. Зелье, подлитое в вино, оказало свое чудотворное действие.
Дело предпринимало желанный оборот, но Зейнаб не знала, что - же ей все таки предпринять в этой ситуации. Она вдруг резко присела, а затем, склонив-шись над ним, неизвестно зачем то стала отрешенно глядеть в сторону настежь раскрытого от дневной духоты окна. От этого движения, загодя расслабленный ею поясок халата развязался, и он раскрылся.
Перед взором Кемаля предстала обнажившаяся в своем великолепии нагота Зейнаб. И, уже мучаемый плотью, он заворожённо смотрел на эту красоту, не в силах оторвать свой взгляд от ее обворожительной груди. Белоснежные, полные с уже налившимися страстью сосками они свисали во всей своей прелести перед его глазами, и так маняще звали к себе. Кемаля безумно потянуло к ним, но он, где - то в потемках сознания, пытался подавить в себе это чувство. Зейнаб видела это мучительное состояние Кемаля в зеркале у окна, и в нерешительности все раздумывала, что же ей делать. Пока она думала, ее рука сама по себе невольно потянулась туда.
И когда она почувствовала его твердь, то решительно сжала его, отчего Ке-маль удовлетворенно застонал. У него уже не осталось сил для сопротивления предавшей его плоти. Этот податливый стон придал ей смелость, и Зейнаб, чтобы подавить последние остатки его воли, пошла на решительный шаг.
Она быстро откинула концы его халата и в одно мгновение села зевом своего лона на его огромный, томящийся желанием член.
Он, твердый, но толстый для ее почти девственного лона, с трудом входил в нее, и когда достиг глубины лона, ощутив его жар, брызнул в него обжигающей струей. Зейнаб от излившейся в нее горячей влаги впервые испытала оргазм, и, упав на Кемаля, потеряла сознание.

Когда она пришла немного в себя, то услышала, как Кемаль, прижав ее голо-ву к своей щеке, плакал - растерянный и подавленный свершившимся.
- Зейнаб, Зейнаб, что ты наделала, все повторял он сквозь всхлипы.
А она все еще была в прострации, но чувствовала, что его уже сникший член все еще там. И ее охватил страх, что он может навсегда покинуть ее, не дав ей то, что она ждала от него. Подгоняемая этим чувством, она быстро скинула с себя ставший уже лишним халат и, раскинув до конца халат Кемаля, жаром горя-щего тела накрыла его.
От ощущения манящего жара ее больших, упругих грудей и мягкого податливого низа живота Кемаль затих, и когда она, страстно зовя его, прильнула к его гу-бам, он не смог отвергнуть ее, и прижал к себе в страстном поцелуе. После тя-желого рассказа Зейнаб о ее не сложившейся жизни, где то в глубинах подсозна-ния Кемаля уже осело, в любом случае не оставить Зейнаб одну, с пугающим ее одиночеством.
Увидев, что преграда, стоявшая меж ними, пала, Зейнаб не выдержала и глу-боко зарыдала в ответ на его чувство. Рыдая, она все целовала и ласкала лицо Кемаля, и когда все его попытки прервать ее плачь стали напрасны, он снова в страстным поцелуем закрыл ее рыдающие уста. Ответ Зейнаб был столь страстен, что её порыв передался уже плоти Кемаля. Он вновь натужился, и почти девст-венное лоно Зейнаб ощутило его мощь всем своим существом. Напиток старухи и вправду оказался бесподобным.
Восставшая плоть наконец разбудила в Кемале самца. Он уже в нетерпении страсти повалил ее на спину, и его вздыбившийся от натуги член в неистовой безудержности начала распарывать тесноту ее непочатого лона, пытаясь насла-диться ее сладостным жаром. Это неистовство продолжилось недолго, оставив обоим, ненасытное желание обладания друг другом. Когда он с глубоким стоном спустил в ее лоно обжигающую струю, она со стоном изошлась, и вновь потеряла сознание.
Что касается Кемаля, то от недавно еще мучавшего его раскаяния не оста-лось и следа. Он уже любил и хотел ее как женщину. А Зейнаб совершенно поте-рявшаяся от такого поворота событый, наконец - то пришла в себя, и увидела, что он хотел ее, и теперь ничто не будет стоять между ними. И Зейнаб от на-хлынувшего на нее чувства вновь зарыдала. Она все просила Кемаля простить ее.
Кемалю невыносимо было слышать ее рыдания, и он стал упрашивать ее, целуя мокрые от слез глаза.
-Не плачь, Зейнаб, мне тяжело, что потерял сестру. Теперь тебе не надо бояться остаться одной, я буду всегда с тобой рядом.
В ответ Зейнаб схватила голову Кемаля и, покрывая его своими поцелуями, все повторяла, простил ли он ее. И услышав его - да, зарыдала с новой силой.
- Зейнаб, ты только не плачь, - все пытался успокоить ее Кемаль. Это судьба. Я ее принял. Я не могу не простить тебя. И прежде не было у меня ни-чего дороже тебя. А сейчас, когда я стал рабом твоей плоти, ты стала дороже мне еще больше.
Тогда Зейнаб прижала его руку к своей груди и сказала сквозь рыдания:
- Кемаль, чувствуешь, как оно бьется, и оно твое. Оно будет биться теперь только ради тебя. Ты не знаешь, как я счастлива сейчас, от того, что стала женщиной.
Я не знала радости женского удовлетворения, и потому, наверное, была несчастна. Кемаль, ты разбудил во мне женщину, и я не смогу больше и дня про-жить без тебя, не смогу. Я уже знаю, что у меня никогда не будет другого муж-чины кроме тебя. Знай, я вся твоя. Я сейчас не одинока. У меня есть ты, люби-мый мужчина, и я умру, если уйдешь от меня.
Кемаль, как я счастлива от того что ты мой, позволь мне плакать от сча-стья, я ведь так люблю тебя сейчас.
Кемаль, вопросила она вновь, - я хочу поплакаться на твоей груди, не волнуй-ся, я скоро успокоюсь, я не знаю что со мной, я так счастлива теперь.
В ответ на последнее Кемаль потянулся к низу ее живота и поцеловал ее там.
Эта нежность, проявленная им, расковала ее, и уже нисколько не смущаясь, она попросила его:
- Кемаль, возьми меня еще, я хочу, чтобы тебе было хорошо там.
Он уже знал, что это не зов похоти, а что-то большее, о чем она истоскова-лась в не сложившемся замужестве.
И он устремился туда, где она ждала его, чтобы упоить своей любовью.
- Кемаль, Кемаль … - звала она его в изнеможении. Он долго не мог насытиться ей.
И когда ее покинули последние силы, из-за обжегшей ее лоно струи, она, казалось, надолго затихла. Низ ее живота пылал жаром и болью, но она была ра-да этой боли доставившей Кемалю блаженную радость.
А Кемаль, истомленный соитием, покорно лежал у нее на груди и, молча гладил податливый овал низа ее живота и волосы, а ее рука все ерошила его во-лосы, пока истома утомившей их страсти незаметно склонила обоих ко сну.
Первой проснулась Зейнаб. Она осторожно вышла из-под него, и пошла в бас-сейн. Искупавшись, она ощутила прилив сил и с этим открытием вернулась к Ке-малю. Он все еще спал. И увидев, как во сне он чему - то улыбнулся, ей снова захотелось плакать.
Кемаль вскоре проснулся от её всхлипов и Зейнаб, зная, что вода вернет ему силы, попросила его искупаться. Ему не хотелось окунаться в прохладу во-ды, но он уже ни в чем не мог отказать Зейнаб.
Вода вернула Кемалю прежнюю силу, и его потянуло к наготе, ждущей его у края бассейна Зейнаб.
Когда он вышел из воды, она предложила Кемалю подкрепиться вином и остав-шимся мясом, но он вместо этого подхватил ее на руки и понес, к ставшему уже их брачным ложем, постели Зейнаб.
Кемаль ненасытно хотел ее – обворожительная красота тела Зейнаб возбуждал его плоть дикой ненасытностью. Когда лоно Зейнаб увлажнялось от его страсти, она надолго впадала в беспамятство, но могучий член Кемаля возвращал ее к ощущению сладости соития. И это, повторяющееся вновь и вновь движение плоти Кемаля в глубину ее лона, доставляло ей неизведанное ранее чувство бесконеч-ного блаженства.
Ей хотелось, чтобы это движение плоти никогда не кончалось. Но Кемаль, наконец, спустил в нее, отчего Зейнаб изошлась, и впала в забытье. Когда она пришла в себя, то увидела Кемаля уже спящим. И она решила подкрепить его силы зельем и мясом. Она хотела, чтобы Кемаль этой ночью упоился ей сполна.
Она развела на веранде угли и стала готовить кебаб. Она рассчитывала, что к этому времени Кемаль проснется и захочет поесть. То ли от аромата поджари-вающегося мяса, то ли отчего другого Кемаль проснулся и позвал ее. Кебаб уже были готов, и она вернулась с ним в спальню. Она была уже в прозрачном пень-юаре, сквозь который просвечивалась ее обворожительно мягкая нагота. Он при-встал, очарованный вновь изяществом ее тела. Зейнаб, поставив поднос на сто-лик, завязала ему прихваченным на случай платком глаза, чтобы не отвлекался на ее прелести, и начала поить и кормить его с своих рук.

Когда он наелся, она освободила ему глаза и стала снимать с себя пеньюар. Она еще не освободилась от нее, как оказалась под ним на ковре, и он с болью вонзился в нее. И когда она, наконец, освободилась от застрявшего ей в плечах пеньюара, она обняла Кемаля и начала двигаться навстречу его плоти.
Он страстно входил в глубину ее лона, и, не насыщаясь, снова и снова уст-ремлялся туда. Внутри Зейнаб все горело от испытаний, выпавших на долю ее почти девственного лона перед могучим членом Кемаля.
Кемаль и Зейнаб неиствовали в страсти безумно зовя друг друга в ночи.
Наступившая уже давно своим безмолвием темнота и эта безудержная страсть отрешила их от всех волнений дня. Зейнаб кончала уже несколько раз и ждала момента, когда Кемаль вольет в нее эту живительную влагу.
Они оба кончили вместе, что принесло им, как и прежде, неземное наслажде-ние. Изможденный этой схваткой он повалился рядом с Зейнаб, на мягкий ворс ковра и затих. Кругом было темно и глухо, и можно было слышать, как бьются их сердца.
Горячие и истомленные, они вновь незаметно впали в сон в объятиях друг друга.
Когда Кемаль проснулся, Зейнаб лежала на нем и согревала его теплом сво-его тела, и он снова захотел ее.
Кемаль осторожно перевернул Зейнаб, потревожив её сон, и когда он вошел в нее, Зейнаб проснулась вконец, и они вновь впали в исступление.
Зейнаб не помнила, сколько раз она оросила своей влагой Кемаля, а он, в своей ненасытности, все хотел и хотел ее. А когда Кемаль почувствовал, что силы стали покидать Зейнаб, он освободил себя, влив в ее лоно желанную струю. От ее ощущения Зейнаб как и прежде застонала и впала в забытье.
Когда Зейнаб пришла в себя, Кемал уже спал. Низ ее живота сладостно болел и, глядя на его спокойный сон, Зейнаб вновь тихо, зарыдала, будучи уверена, что он зародил в ней жизнь, которую уже и на радость Кемаля будет ждать с не-терпением. Она поняла еще, что только своей ненасытной любовью к нему она сможет оплатить Кемалю, принесенную им ради нее жертву.
Утро застало их тела врозь, и когда они вместе проснулись, уже трезвые от безумства этой ночи, их плоти вновь потянулись друг к другу. И с этим к ним навсегда пришло осознание, что эта грустная встреча, так негаданно перевер-нувшая их чувства, связала их плоти навсегда, и что эта ночь, разлучившая их как брата и сестру, только первая в череде других.
. . .
Зейнаб, когда узнала, что зачала, переехала на время в Анталью, где втайне от знакомых родила здорового малыша, становившегося так похожим на своего отца. За его материальное будущее не надо было беспокоиться, его ждало богатое на-следство дяди записного отца и любовь родителей.
Я знаю, что он никогда не узнает, как стал повелителем судьбы двух самых счастливых людей на этом свете, не будучи никем и ничем.
А Зейнаб с Кемалем, чтобы уберечь свою тайну, навсегда оставили берега благодатного Босфора, и направились навстречу неизвестности, где никто не сможет узнать об их грехе.
Я знаю только, Зейнаб и Кемаль и сегодня счастливы в своей любви, заро-дившейся в запретной страсти. Но грех ли счастье этих двух любящих сердец - вот в чем вопрос.
И здесь я заканчиваю свою сказку о большой любви, зародившейся в грехе, и хочу напоследок сказать читателю, что судьбу не предугадать, так как счастье и несчастье они всегда где то рядом.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
четыре + четыре = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ