Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
08 декабря 2023 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Утром не хочется идти на работу?!
Откройте журнал "Forbes" и найдите там свою фамилию.
Не нашли!?
Тащись на работу! Солнце еще высоко.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Юрий Багрянцев | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Б Е Г С Т В О
Рассказ


«Успел! успел! успел!» – это слово пульсировало в моей голове одновременно с ударами бешено колотящегося сердца в груди. «Успел!» - радостно отметило моё взбудораженное сознание, когда я почти без чувств свалился на заднее сиденье автобуса. «Успел!» – удовлетворённо сказал я сам себе шёпо-том, когда двери автобуса с шипеньем закрылись и он поехал дальше по своему маршруту. Отдышавшись, я с волнением прокручивал в памяти последние события, перебирая в уме каждое своё слово, каждое движение и вспоминая до мелких подробностей всё, что произошло со мной и некоторыми дру-гими людьми несколько часов назад.
В тот день мама попросила меня съездить в город, на нашу квартиру и забрать оттуда кое-какие вещи. Наша маленькая семья – я, мама и отчим – жила в те дни на даче за городом. Весна выдалась тёплой, и мы использовали солнечную погоду для работ на нашем скромном огородике. Я обрадовался пред-стоящей поездке, потому что вечером по телевизору должны были показывать интересный хоккейный матч с чемпионата мира с участием непобедимой тогда сборной СССР, а по-скольку на даче телевизора у нас не было, то я и намеревался посмотреть хоккей в городской квартире.
В городе я зашёл в гастроном и купил две бутылки лимона-да: я страшно любил смотреть хоккей, попивая сладкий лимо-надик. Положив бу-тылки в портфель, я вышел из магазина и сразу же почувство-вал, как мне что-то капнуло за шиворот. Я глянул вверх. По небу гуляли набежавшие серые тучи и бро-сали на землю хо-лодные капли весеннего дождика. Подняв воротник пиджака, я быстро зашагал к нашему дому. Вдруг (о, как часто это «вдруг» случается в нашей жизни!) я услышал позади себя частый стук каблучков, а затем на затылке почув-ствовал чьё-то горячее дыхание. В ту же секунду до моего но-са дошёл пьянящий запах ароматных духов и я, заинтригован-

ный этим запахом, мгновенно обернулся. Обернулся и увидел студентку Оксану из соседнего подъезда нашего дома.
- Здравствуй, Юрчик! – весело поприветствовала меня Ок-сана, пристраиваясь к моему быстрому шагу. – Как дела?
- Здравствуй, дела идут отлично, - бодро ответил я. - А у те-бя?
- А у меня не очень хорошо, - вздохнула Оксана и её круг-ленькое личико приняло чуточку недовольный вид.
- Почему? – спросил я.
- Я ключ забыла дома, а родители придут поздно вечером. Хотела к подружке зайти, но её дома нет.
- И тебе больше некуда идти?
- Есть, но они далеко отсюда живут.
Оксана взяла меня под руку, и от этого прикосновения в мо-ём мозгу родилась смелая мысль.
- Слушай, Оксанка, - сказал я, - заходи ко мне. Посидим, ситро попьём, хоккей посмотрим – наши играют с чехами. Мои родители на даче и в квартире никого не будет, кроме…
Я запнулся, и Оксана нетерпеливо спросила:
- Кроме?
- Кроме нас двоих, - робко закончил я свою мысль, чувствуя, что краснею.
Лукаво взглянув на меня из-под узких бровей, Оксана не-ожиданно быстро согласилась:
- А что, я хоккей очень люблю смотреть, особенно, когда играют наши с канадцами или чехами, так что, если ты меня приглашаешь…
- Приглашаю, приглашаю! – быстро заговорил я, опасаясь, что Оксана передумает: мне, конечно, будет намного приятнее смотреть хоккей в обществе с этим прелестным созданием, чем самому в скучном одиночестве.
Мы зашли в подъезд, поднялись по ступенькам на площадку первого этажа, я открыл ключом дверь нашей квартиры и эле-гантным жестом руки пригласил Оксану войти:
- Пли-из, - сказал я.
Оксана улыбнулась, зашла в прихожую и принялась снимать туфли.

- Не надо снимать туфли, - сказал я, - проходи так.
Оксана всё же оставила туфли в прихожей, надела та-почки и прошла в комнату. А я вставил в замок двери плоский ключ и на всякий случай повернул им полтора оборота, щёлк-нув щеколдой замка.
Это была моя первая ошибка…
Затем я тоже прошёл в комнату, вынул из серванта два фу-жера, наполнил их шипящим и булькающим лимонадом и один фужер подал Оксане.
- Садись, - предложил я ей, показывая на диван.
Она села, а я включил телевизор и уселся в кресле напротив Оксаны. Минуту мы сидели молча. Оксана маленькими глот-ками пила лимонад, а я любовался ею, пытаясь, впрочем, скрыть от неё свой восхищённый взгляд. Оксану я знал уже года два, она была мне очень симпатична: маленького роста, ладного сложения, с чрезвычайно обаятельной улыбкой и добродушным нравом, с очаровательной ямочкой на подбо-родке и весьма гибким умом.
По телевизору начали транслировать хоккейный матч. Я хотел было переключить всё своё внимание на телеэкран, где отчаянно сражались на льду за чемпионские медали мужест-венные спортсмены, но… Разве мог я, пышущий здоровьем и наполненный жизненной энергией молодой парень, позабыть о том, что всего в двух шагах от меня находится прекрасная, обворожительная, восхитительная девушка по имени Оксана?
На улице пошёл сильный дождь, и в комнате сразу потем-нело. Я поднялся с кресла, включил свет, но сел уже не в кресло, а на диван рядом с Оксаной. Она наблюдала за хок-кеистами, а я смотрел на неё. Вскоре я начал много шутить, говорить Оксане разные комплименты, а она поворачивала ко мне своё хорошенькое личико, и я часто видел близко её лас-ковые глаза, её милую улыбку. Иногда я слишком откровенно переводил свой взгляд с экрана телевизора на стройные ножки Оксаны, и она тогда вполголоса говорила мне:
- Юрчик, смотри на экран.
Но так долго продолжаться не могло. Я смело и решительно придвинулся вплотную к Оксанке, взял её маленькую и неж--

ную ручку в свою ладонь, другую руку я осторожно положил ей на плечико и страстно зашептал в её миниатюрное ушко:
- Оксаночка, ты очень хорошая…
А Оксана, к моей радости, совсем не отстранялась, а только говорила мне чуть слышно:
- Юрчик, смотри на экран.
В ответ я ещё крепче сжал её ручку. Какой там к чёрту эк-ран! Хоккей меня уже абсолютно не интересовал.
- Оксанка, ты мне очень нравишься, - продолжал шептать я, смелея с каждой секундой всё больше и больше.
Моя смелость перешла в нахальство, и я осторожно поцело-вал Оксану в щёчку.
Она повернула голову и посмотрела на меня вопроситель-ным взглядом.
Моё нахальство перешло в наглость, и я, зажмурив глаза, поцеловал Оксанку в самые губки.
Её вопросительный взгляд сменился на восклицательный, и мой третий поцелуй был раз в десять продолжительнее вто-рого. Когда я перевёл дыхание, чтобы собраться с силами для четвёртого поцелуя, неожиданно раздался звонок.
Я вздрогнул, каким-то инстинктивным движением вскочил с дивана и выключил в комнате свет.
Это была моя вторая ошибка…
Оксана, между тем, тоже не растерялась и быстро выклю-чила телевизор. А у меня внутри всё похолодело. «Кто это звонит?» – лихорадочно думал я, направляясь к двери. Моим первым желанием было сразу же открыть дверь, и я уже было взялся за ключ, торчащий из замка. Но в этот момент я услы-шал, как с той стороны двери кто-то вставил в замок ключ и попытался открыть им дверь. «Воры! – пронеслось у меня в голове. – Бандиты!»
И тотчас же я услышал по ту сторону двери два голоса: жен-ский и мужской.
- Гм, странно, что-то не открывается, - сказала женщина.
- А ну, дай я попробую, - отозвался мужчина.
Я без труда узнал в этих голосах свою маму и отчима.


«Чего они сюда припёрлись?» – со злостью подумал я, всё ещё не решаясь открыть дверь. Ко мне бесшумно подошла Оксана, взяла меня за локоть и зашептала испуганно:
- Юрочка, это твои родители, да? Я боюсь, не открывай. Бу-дет страшный скандал. Я прошу тебя, не открывай…
Для Оксаны я был готов сделать всё, что она прикажет.
- Оксаночка, не бойся, я не открою, - тоже шёпотом ответил я ей. – Они скоро уйдут.
В тот момент я, конечно, не отдавал отчёта своим словам: «они уйдут». Куда? Они что, пришли в гости и не застали хо-зяев дома? Они же к себе домой приехали!..
За дверь я был спокоен. Пока мой ключ торчит в замке, с той стороны они дверь не откроют. Повозятся немного, на-ивно предположил я, убедятся, что открыть дверь невозможно и уедут обратно на дачу. «А что будет, если я открою? – спрашивал я себя мысленно. - Действительно, будет страш-ный шум. Попробуй потом доказать маме с её скандальным характером, что мы с Оксаной только хоккей смотрели! Под-нимется ужасный крик! Никакие наши объяснения не помо-гут. Достанется сполна и мне, и Оксане… Оксанке? Нет, ни за что! Не открою!»
За дверью продолжали возиться ключом в замке и разгова-ривать.
Мама: - А я видела в щель, что там горел свет, и когда я по-звонила, он моментально погас.
Отчим: - Значит, в квартире кто-то есть… Чёрт, не открыва-ется…
Мама: - Юра ездил сюда, может, он ещё здесь?
Отчим: - Чего же он закрылся и не открывает?
Мама: - Наверное, уснул…
Отчим: - Пьяный?
Мама: - Да ты что! Мой Юрка не пьёт.
Отчим: - И девочек домой не приводит.
Мама: - Да, представь себе, не приводит, и нечего ухмы-ляться.
Я улыбнулся и посмотрел на Оксану, а она лишь грустно покачала головой.

- Юра! Ты здесь? – позвала меня мама и начала снова зво-нить. Одновременно раздался стук в дверь, наверное, стучал отчим.
- Юра, если ты в квартире, то открывай сейчас же! – в ма-мином голосе послышалась угроза.
Я молчал, затаив дыхание, и посматривал на Оксану. В тем-ноте трудно было рассмотреть выражение её прекрасного ли-чика, но рука, которой она держалась за мой локоть, нервно дрожала.
Оксана приподнялась на цыпочках, дотянулась губами до моего уха и чуть слышно шепнула:
- Когда же они уйдут?
- Сейчас уйдут, сейчас, - прошептал я.
По ту сторону двери что-то клацнуло, затем хлопнуло и я услышал хриплый голос соседа-пенсионера, чья квартира на-ходилась напротив нашей.
Сосед: - Добрый вечер.
Мама: - Добрый вечер.
Отчим: - Здравствуйте.
Сосед: - Что случилось?
Мама: - Да вот дверь не можем открыть.
Сосед: - А я видел недавно вашего сына, как он заходил в подъезд в обнимку с какой-то женщиной. Вы позвоните или постучите посильней, может, они сейчас как раз… это са-мое… кгм… в постели…
Я почувствовал, что Оксана больно сдавила пальцами мой локоть. И ещё я отчётливо почувствовал, как волосы на моей голове медленно, но уверенно встают дыбом. Ведь теперь по-сле такой чёткой информации любезного соседа мама и отчим не уйдут отсюда, пока не выяснят всё до конца. И выяснение началось немедленно.
- Юра! Открывай! – громко закричала мама и заколотила кулаком в дверь.
- Пусть он ключ выймет, - подсказал маме отчим.
- Юра! Выйми ключ и открой дверь! – продолжала кричать мама. – Слышишь? Открывай немедленно!


«Слышу, слышу, - мысленно отвечал я маме, - но прости меня, мама, а дверь я сейчас не открою. Пока Оксана здесь… А почему она ещё здесь? Ведь наша квартира находится на первом этаже, и можно спокойно удрать через балкон!»
Я наклонился к Оксане и шепнул:
- Будем уходить через балкон.
Она молча кивнула и взяла в руки свои туфли. Затем мы ос-торожно, на цыпочках, боясь, чтобы громко не скрипнула ка-кая-нибудь паркетная досточка, прошли в комнату и приня-лись готовиться к побегу.
Оксана на ощупь поправила свою причёску и надела туфли, а я, стараясь не шуметь, поставил фужеры в сервант, сложил в портфель пустые бутылки и те вещи, которые мне нужно было привезти на дачу.
В дверь продолжали неистово стучать, звонить, звать меня.
- Юра, открывай! – кричала мама. – Мы всё знаем, немед-ленно открывай!
- Пусть он ключ выймет, - продолжал подсказывать маме отчим, наивно полагая, что я сдамся без боя.
Когда мы с Оксаной направились к балкону, голоса за две-рью утихли. Мама и отчим продолжали разговаривать, однако я, находясь в комнате, не мог расслышать слов.
Почуяв в этом разговоре что-то подозрительное, я шепнул Оксане: «Подожди меня, я сейчас», тихо подошёл к двери и прижался к ней ухом. И услышал:
Мама: - Что же делать? Не будем же мы дверь ломать. А может, там никого нет?
Отчим: - Как это «никого нет»? С той стороны, изнутри, ключ торчит в замке, поэтому мы и не можем отсюда открыть. Идём на улицу, постучим в окна, возможно, какое-либо окно открыто…
До моего уха дошёл звук удаляющихся шагов, и в насту-пившей тишине я отчётливо услышал, как бешено колотится в груди моё сердце.
Окна нашей квартиры выходят на одну сторону дома, а подъезд – на другую, соображал я. Так, может быть, пока они будут в окна стучать, мы с Оксаной удерём через дверь?

Осенённый этой мыслью, я бросился назад к Оксане. Она уже стояла на балконе и ожидала меня.
- Смотри, дождь уже кончился, - сказала Оксана.
- Через балкон сейчас нельзя, - громко зашептал я ей, - они будут в окна стучать. Пошли через дверь.
Я схватил Оксану за руку и через мгновение мы были возле двери. На всякий случай я ещё раз приложил ухо к двери. Ни звука. «Слава Богу!» – подумал я, облегчённо вздохнул и взялся за ключ. В этот же миг за дверью послышался проку-ренный кашель и голос соседа:
- Мария, поди-ка сюда.
Он, очевидно, приоткрыл дверь своей квартиры и звал ста-рушку-жену. Я резко отпрянул от двери, а Оксана испуганно прижалась ко мне.
- Чёрт бы его побрал, - сквозь зубы процедил я, - этот кля-тый сосед остался нас караулить. Теперь мы в капкане.
Внезапно Оксана вздрогнула и с дрожью в голосе шепнула:
- А балкон мы оставили открытым.
От этих слов по моей спине пробежали холодные мурашки. Я стремительно кинулся в комнату, подскочил к двери балко-на и едва успел её закрыть, потому что в следующую секунду там, внизу около балкона, раздались голоса мамы и отчима.
Чтобы они меня не заметили через стеклянную дверь, я плашмя плюхнулся на паркетный пол и стал ползком продви-гаться через комнату в прихожую, где стояла Оксана. Наблю-дая, как я неуклюже ползу к ней, она беззвучно смеялась, при-крыв рот ладонью, хотя мне, конечно, было не до веселья.
В прихожей я поднялся на ноги: здесь нас через окна уви-деть невозможно. Раздался стук в окно и крики мамы:
- Юра, открой дверь, негодяй! Мы знаем, что ты здесь! От-крывай!
В окна барабанили с такой силой, что у меня в ушах звене-ло, и я даже немного побаивался, как бы они стёкла не разби-ли.
- Юра! Ты слышишь! Сейчас же открой дверь!
Вскоре стук прекратился и снова наступила тишина. Я и Оксана одновременно испустили вздох облегчения.

Я осторожно выглянул в комнату. Оксана взяла меня за ру-ку и зашептала:
- Юрчик, не иди туда, они тебя заметят.
Но я всё же рискнул выйти из прихожей, и пригнувшись, как под обстрелом, подошёл к окну. Потом я осторожно, кра-ешком глаза посмотрел через стекло на улицу. Никого не бы-ло видно. Тем же манером, пригнувшись, я вернулся к Оксане.
- Никого нет, они ушли, - шепнул я ей.
Однако я очень боялся, что кто-нибудь останется сторожить нас возле балкона. Но страх мой рассеялся, когда за дверью послышались шаги и прозвучали голоса мамы, отчима и сосе-да.
Сосед: - Ну что?
Мама: - Темно и никто не отзывается.
Отчим: - Они спрятались. Я сейчас ещё раз попробую клю-чом открыть дверь… Вот такой у тебя сын, а говоришь, не пьёт и девочек не водит.
Мама: - Ладно тебе… Юра! Открывай! Нет, вы посмотрите, какая наглость!
Сосед: - Между прочим, я и раньше замечал, что он приво-дит домой женщин.
Меня от этих слов будто током ударило. Это была откро-венная ложь! Подлая клевета! Я едва сдержался, чтобы сейчас же не открыть дверь и не заткнуть чем-нибудь тяжёлым ши-рокую прокуренную пасть этому «всезнающему» соседу.
Наклонившись к Оксане, я шепнул ей:
- Вот брешет, подлец.
Оксана повернулась ко мне, но в темноте я не мог разобрать по выражению её лица и глаз, кому она больше поверила – соседу или мне.
В дверь опять застучали, и мы с Оксаной, не теряя драго-ценного времени, прошли в комнату. Я первым вышел на бал-кон, и, убедившись, что никого поблизости нет, жестом подо-звал Оксану. Она перелезла через барьер балкона, и я, взяв её за руки, помог спуститься ей на землю.
- Прости, если что не так, - тихо сказала Оксана. - Пока.
- До свидания, - ответил я, - прости и ты меня.

Оксана невесело улыбнулась, махнула на прощанье рукой и убежала в темноту.
«Ей хорошо, - думал я, возвращаясь в комнату, - а вот что будет со мной? Может, открыть дверь?.. Тьфу, о чём это я ду-маю? Надо поскорее и мне смываться отсюда. Только вот плохо, что после моего бегства дверь балкона останется от-крытой… А-а, или пан, или пропал!..»
В дверь продолжали стучать. Мама от угроз перешла к просьбам:
- Юра, я тебя умоляю, окрой дверь! Что было – то было, ни-чего не поделаешь. Не упрямься, открой! Слышишь?
Сейчас, оставшись в квартире наедине с самим собой, я впервые почувствовал, как мне стыдно и неловко за сего-дняшний случай. И чего я, дурак, сразу же не открыл? Впро-чем, может быть, я правильно сделал, что не впустил в квар-тиру родителей и дал возможность уйти Оксане. Конечно, правильно! Ведь теперь Оксана в полной безопасности и спо-койствии, и волнуется, возможно, лишь только за меня.
За дверью раздался глухой голос отчима:
- У вас есть табуретка?
- Есть, - ответил хриплый голос соседа.
- Пожалуйста, дайте её мне, - попросил отчим, - я пойду по-пробую влезть на балкон и открыть дверь. Может быть, при-дётся стекло вынимать.
- Юра, открывай! – это голос мамы. – Сергей Алексеевич сейчас пойдёт стекло вынимать. Открывай, Юра!
«Извини меня, мама, - мысленно попросил я у неё проще-ния, - но если я сразу не открыл, то сейчас тем более не от-крою».
Я тихо вынул свой ключ из замка, быстро прошёл через комнату, захватив портфель, и вышел на балкон. На улице было уже почти совсем темно, после дождя веяло сыростью и прохладой, а на тротуарах в свете уличных фонарей блестели большие и маленькие лужи.
Как на зло, по асфальтовой дорожке вдоль нашего дома медленно шагала пожилая полная женщина и нахально смот-рела прямо на меня.

Я невольно сделал шаг назад, но тут же вспомнил, что сей-час к балкону подойдёт отчим с табуреткой. Нет, отступать уже поздно!
Я мигом перемахнул через барьер балкона и спрыгнул на землю. При этом в портфеле громко звякнули пустые бутыл-ки.
Женщина на тротуаре всплеснула руками, и когда я пробе-гал мимо неё, я услышал, как она тихо, будто сама себе, ска-зала:
- Господи, что же это делается!..
Я уже ни на что и ни на кого не обращал внимание. Увидев, что к автобусной остановке, до которой было метров сто, подъезжает автобус, моей целью было одно: успеть в него вскочить. «Если успею на автобус, я спасён!» – молнией мелькнула в моей голове эта мысль, и я начал свой стреми-тельный бег.
Вообще-то говоря, бегал я быстро. В ученические годы я даже установил рекорд нашей школы в беге на короткие дис-танции. Но здесь было нечто другое. Автобус уже остановил-ся, уже я видел, как открылись его двери и пассажиры начали заходить в салон, а расстояние до заветной остановки всё ещё оставалось большим.
Когда-то я читал в каком-то научно-популярном журнале, что один человек, удирая в прерии от свирепого носорога, с испугу перепрыгнул трещину шириной в десять метров, - больше мирового рекорда по прыжкам в длину!
Не знаю, как сигал через пропасть тот счастливчик, но то, что я преодолел сотню метров до остановки быстрее десяти секунд и побил мировой рекорд, это уж точно!..

…С того дня прошло уже более четверти века. Давно умер-ли наши старики-соседи, так зорко наблюдавшие за тем, с кем я ходил к себе домой, несколько лет назад умер отчим и в той его городской квартире на первом этаже живут уже другие, чужие мне люди. А Оксана стала моей женой…
Но я часто вспоминаю тот случай с бегством через балкон и всё думаю: правильно ли я поступил? Не выглядел ли мой поступок простой трусостью, или свинством, или хулиганст-вом? А, может, наоборот, то приключение добавило дополни-тельные импульсы во взаимное поле притяжения меня и Ок-саны и ещё более укрепило наши чувства? Кто знает…
Моей маме я через некоторое время сознался во всём, ду-маю, она простила меня. А недавно мамы моей не стало…
А я время от времени возвращаюсь мысленно в тот далёкий и дождливый весенний день, и снова моё сердце замирает, а душа уходит в пятки, снова я мучаю себя сомнениями в своей правоте, и снова слышу приглушённый годами голос мамы: «Юра, открой!..»




Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
шесть + три = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ