Рунетки

Администрация сайта постоянно следит за тем, чтобы каждая рунетка вела прямую трансляцию. Что это значит? Никакой наигранности, никакой постановочности. Искреннее и реалистичное общение в режиме реального времени. Но с некоторыми приятными особенностями, о которых мы упоминали раньше!

Реалистичность во всём. Под контролем только сам факт достоверности трансляции. А то, как модель себя ведёт, - не модерируется. Любые ограничения ставят жёсткие рамки и на корню убивают всё удовольствие от общения. Ведь за этим люди заходят на сайт Рунетки, за искренностью человеческого общения! Ни модели, ни зрители ничем не ограничены. И во время приватного чата вы можете общаться с девушкой на любые темы, делать что угодно. Но помните : окончить диалог могут оба собеседника.

Здесь не место конфликтам. Все гости желают одного : расслабиться и насладиться непринуждённостью общения. Поэтому, заходя в категорию Рунетки, оставьте весь негатив в стороне!

Вполне логично, что в приватном чате вы можете расчитывать на определённый отклик. Радость общения будет взаимной. Девушки из категории "рунетки" будут рады подарить вам бурю эмоций. Всё, что для этого нужно - договориться о приватной беседе, заранее всё обсудить. И получить максимум удовольствия от тёплого, искреннего общения.

Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
25 января 2020 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Какая разница между женой и любовницей?
- Килограммов тридцать...
Какая разница между мужем и любовником?
- Минут сорок...


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Влада брела по пустынному берегу реки. Она любила здесь бывать: кругом тишина и покой, город и люди оставались где-то в другом измерении. Лишь иногда далеко в центре реки проплывала какая-нибудь лодка или баржа, и тогда маленькие тугие волны набегали на берег чуть сильнее.
Девушка часто приходила сюда подумать, побыть наедине с собой, просто погрустить. Вид водной глади успокаивал и приводил мысли в порядок. Она села на землю у самой кромки воды, опустив уставшие от тесных балеток ноги в прохладную стихию.
Вечерело. Жаркое солнце погружалось в тучи, клубившиеся на западе, очерчивая их грозную мощь ярким горящим силуэтом. Приближалась гроза. Но была она еще так далека, что пугаться ее и тотчас убегать в город казалось глупым.
Влада поправила платье, которое проказник-ветер все норовил смахнуть с колен, и снова устремила взгляд в темную синеву реки. Там, где закатные лучи еще успевали дотянуться до покрытого рябью зеркала, рождались и переливались прощальные цветы солнца. Ей было о чем подумать.
Многое ли нужно, для того чтобы нарушить покой юной девятнадцатилетней девушки? Навалилось многое, и конечно не обошлось без мужчины. Влада с самого детства занималась плаванием. Сергей – ее новый тренер. Сейчас в ее жизни был очень ответственный момент – приближались важные соревнования. Все шло гладко, и вдруг…месяц назад ее старый тренер Кирилл Петрович заболел – плохо с сердцем.
В результате поменялось все. Петрович был для девушки много больше, чем просто тренер – он заменял ей отца, которого она никогда не знала. Он, конечно, старался быть строгим, но с ним было легко и весело. И вдруг – Сергей: молодой, обаятельный, красивый и жутко вредный. Влада никак не могла принять его, она стала язвительной, колючей.
И посоветоваться было не с кем. Мама уехала отдыхать на юг, вернее, ее уговорила подруга тетя Соня. А разобраться в себе без ее мудрого совета было сложно. Делиться всем с девчонками не имело смысла – они только ерунды нагородят.
– Он тоже хорош! – сказала она реке, – Вечно меня гоняет, будто других нет в группе.
Влада обиженно нахохлилась, а вода, будто поддерживая, шуршала близко-близко о чем-то своем. Девушка все сидела на берегу и уже не следила за роем мыслей – она просто смотрела на воду…
… И так погрузилась в себя, что не сразу заметила, как сзади к ней кто-то подошел. Нет, она даже не заметила, она, скорее, почувствовала приближение опасности. По коже пробежали мурашки, и она вздрогнула за мгновенье до того, как чья-то сильная рука схватила и рванула ее за плечо.
Ничего не понимая, Влада, вместо того, чтобы сразу ринуться прочь, обернулась.
На нее пахнуло перегаром. Эти глаза…глаза обросшего, забывшего что такое бритва молодого мужчины смотрели со злобой и болью.
– Ты!.. – прорычал он невнятно и грубо – Ты! За что?! Ненавижу!
Влада ничего не понимала и в своем непонимании даже не пыталась отбиваться. Так бывает, пожалуй, когда спящего человека с головы до ног окатывают холодной водой – он дикими глазами озирается кругом, не в состоянии осознать происходящее.
Рослый парень все тряс ее и что-то рычал. А потом толкнул и повалил на остывающую вечернюю землю. Только тогда девушка стала отчаянно биться. Жесткая земля царапала спину. Силы были слишком неравными.
Пустынный берег смотрел равнодушно. Лишь вода отчаянно шелестела у кромки берега. Вдалеке прогромыхала уходящая на север гроза. А мир обернулся болью.
Дождь так и не прошел. Было сухо. Это первое, о чем подумала девушка, когда очнулась. Она попыталась шевельнуться. Все тело отозвалось болью на ее потуги. А вот в груди было удивительно пусто.
Она все же встала. Ее некогда красивое легкое платье стало грязным и изорванным. В волосах запутался гибкий прутик, песок пристал к коже. Ее немного шатало. На негнущихся ногах Влада медленно побрела к ночным огням города. Она шла босая по предрассветным улицам – балетки остались где-то на берегу. «Жалко их, они мне нравились» - мысль мелькнула и тотчас пропала.
Мимо нее прошла припозднившаяся пара. Влада услышала, как фыркнула девушка, и хохотнул парень: «Надо ж так напиться...».
Она пришла домой. За окном серебрилась утренняя дымка. Девушке нужна была вода. Влада вдруг почувствовала себя грязной. Захотелось вывернуться наизнанку и забросить себя в стиральную машину. Она, никуда не сворачивая, пошла в ванную. Ничего с себя не снимая, залезла в холодную глубь и включила воду. Капли бились о замерзшую кожу и стекали крохотными ручьями, согревая и лаская ее, будто пытаясь хоть как-то утешить, поддержать. Она сидела, уставившись в одну точку – в отражение своих глаз в зеркале. Там в глазах, было так же пусто, как и в груди. Только растекающаяся тушь оплетала лицо серой паутинкой разводов.
По-прежнему не было ни единой мысли – будто все они умерли или разбежались в страхе.
Влада очнулась только когда шум воды, льющейся из переполненной ванны, достучался до ее сознания. Она нехотя оторвала взгляд от зеркала, посмотрела на льющуюся воду и выключила кран. От резкого движения вода выплеснулась большим плевком и потихоньку успокоилась.
Девушка взяла с полки бритву – старую, отменно острую – память о деде. И стала разглядывать, как отражается в ней свет. В стальном блеске загорались и гасли миллионы солнц.
Влада поднесла бритву к телу и медленно, аккуратно стала водить лезвием по прилипшему платью. Рука немного дрожала. В некоторых местах проступили красные полоски…
Искромсав платье, стала срывать с себя лоскутки. Сначала медленно. И тут будто бес вселился в нее. Хотелось плакать, рыдать, но глаза оставались сухими. Крик вырвался из самой души. Она металась в тесном пространстве и жалкие тряпочки летели во все стороны. Старое лезвие врезалось в зеркало и закатилось под раковину. Вода обнимала ее со всех сторон, пытаясь успокоить. А зеркало треснуло.
Влада резко замолчала, вышла из ванной и без сил упала на кровать. Влажные волосы разметались, она уснула. И лишь приглядевшись на плече и животе можно было заметить неглубокие царапины и оставленные болью синяки.
Звонок в дверь вырвал девушку из провала сна. Она нехотя открыла глаза. Позвонили снова. Влада натянула мамин махровый халат и пошла открывать.
За дверью стоял Сергей и беспрерывно с настойчивой ожесточенностью жал на звонок. Вид у него был очень обеспокоенный. Он влетел в квартиру как что-то неудержимое.
– Куда ты пропала? Куда, скажи? Тебя не было два дня. Я звонил к Петровичу, он сказал, ты никогда не пропускала занятий! В чем дело? Соревнования через неделю! – вопросы так и сыпались из него.
– Уже два дня?.. Два дня…– казалось, девушка расслышала только эту фразу, - я спала,– ответила она в конце концов.
Вся злость Сергея испарилась.
– Спала?.. – он хотел сказать еще что-то, но тут его взгляд скользнул по раскрытому проему ванной. Там горел свет и царил жуткий беспорядок.
Мужчина молча прошел по коридору. Влада стояла на месте, будто примерзла к стене. Сергей внимательно оглядел царивший здесь хаос: зеркало разбито, пол залит водой, со стен и даже с потолка свисают уже высохшие тряпочки, дно ванной покрыл осевший песок. Он вытащил затычку из отверстия стока, и вода, уставшая без движения, быстро побежала по трубам. Он обернулся.
Влада не двигалась. Глаза ее были широко распахнуты. Сергей подошел и тронул ее за плечо. Девушка вздрогнула, и взгляд ее стал осмысленным.
– У тебя есть тряпка и ведро? – сказал он, девушка кивнула, – И поставь чай, пожалуйста.
Она сидела на кухне у окна и пыталась отделить правду ото сна. Правда была в том, что царапина на плече немного саднила. Пусть тело, вылеченное сном, и не жаловалось уже так упорно.
Вошел тренер и сел напротив. Он не стал ничего спрашивать. Чай пили молча. Когда молчание стало слишком гнетущим, мужчина встал, обогнул стол и присел на корточки у ее колен. Он взял ее за руки и все же спросил:
– А теперь скажи мне, что случилось?
Влада скользнула взглядом по его лицу и отвернулась:
– Я не буду участвовать в заплыве.
Все что угодно, но этого Сергей услышать никак не ожидал. Он даже не сразу нашел, чем ей возразить. Просто бессознательно сжал ее руки в своих. Девушка не пыталась вырвать ладошки, она просто задрожала всем телом и как-то жалко съежилась. Сергей растерялся еще сильнее. Он отпустил ее и попятился. Девушка обняла себя за плечи, то ли пытаясь защититься от чего-то, то ли пытаясь согреться.
Первым желанием было бежать. Бежать подальше. Девушка вела себя явно неадекватно. Но он остался. Подошел и стал гладить ее по растрепанной головке.
В присутствии этой девушки он всегда чувствовал себя глупым мальчишкой. Это его сердило. Он робел, но на людях вел себя с ней строго, намного строже, чем с остальными. А Влада язвила в ответ. Он никогда не видел ее такой беззащитной.
Он гладил ее по растрепанной головке и шептал глупости вроде того, что все наладится и будет хорошо. Скоро она совершенно перестала дрожать, дыхание стало ровным. Девушка спала.
Сергей бережно отнес ее в спальню, укутал в одеяло, поцеловал на прощание в лоб и ушел, осторожно прикрыв за собой дверь.
Он пришел и на следующий день. Принес продукты. Сергей больше не докучал ей вопросами. Да и свои темные подозрения и догадки прятал от нее подальше. Шутил и даже сумел заставить ее улыбнуться.
А еще через день позвонила мама, и сказала, что не может спокойно отдыхать, когда ее дочь дома совсем одна:
– Жди меня, через пару дней буду. Билет уже куплен. Я так соскучилась, доченька. Ну ладно – звонить отсюда жутко дорого. В общем, я скоро.
Влада ничего не успела сказать. Она не знала, радоваться ей или плакать. После маминого звонка мысли девушки заметались со скоростью света, но это продолжалось недолго. Впервые за последние дни она точно знала, что ей делать. Все сводилось к тому, что мама не должна ничего узнать. Никогда.
Вода смывает все. Девушка занялась уборкой квартиры. Никогда в жизни она не убиралась так усердно и тщательно. Работа отвлекала, захватывала. К вечеру квартиру было не узнать. Стекла окон сверкали, нигде не осталось ни пылинки: под диваном, кроватями, ковром, на люстре… Разбитое зеркало Влада сняла со стены и сложила все осколки в старую обувную коробку.
Она была довольна собой. Жизнь продолжалась...
Влада сидела в тени деревьев у реки. Ниже был общественный пляж. Лето в самом разгаре, уже месяц нет дождя. Город задыхался в пыли и дыму – все живое тянулось к реке, к живительной прохладе. У самого берега плескалась малышня. Хлопотливые мамаши то и дело с тревогой поглядывали на них из-под своих широких зонтиков. Взрослые, те, что посмелее (или поглупее), заплывали за буи, но не на много.
Девушка наблюдала за всей этой людской кутерьмой с некоторой отстраненностью. Шестой час по-полудни – самая пора для купания. День выдался особенно жаркий. Казалось, солнце задалось целью выжечь все живое. Слава Богу, редкие тучи, бегущие с востока, набегали порой на яркое светило и ненадолго гасили его жар.
Мама вернулась три недели назад. С возвращением родного человека дома стало еще уютнее. Влада была почти счастлива. Иногда в гости заходил Сергей. Ему так и не удалось уговорить ее вернуться к занятиям. Он уже и не заговаривал о том – им и без того было о чем поговорить, темы рождались сами по себе. А мама сказала, что неволить дочь не станет. Девушка уже подала документы о переводе на факультет психологии.
В общем, все было хорошо, только эта городская духота не давала дышать полной грудью. И Влада решила посидеть у реки, как когда-то.
Она думала о жизни, о поворотах судьбы, а взгляд ее скользил по лицам и фигурам людей, находившихся там, внизу на пляже. Люди были разные – толстые и худые, загорелые и бледные, молодые и не очень…
И вдруг глаза скользнули мимо и вернулись к промелькнувшему мужскому лицу. Догадка, еще не осознанная, еще только на интуитивном уровне…Красивое гибкое тело, выбритые щеки. Нет, не пьяные – трезвые глаза, четкие движения…Рядом две симпатичные девушки. И все они смеются.
Сегодня он был совсем не похож на того обросшего, грязного упыря. И все же, это был он. Он смеялся.
Она вся превратилась в натянутую струну. Мышцы напряжены, кулаки сжаты, из закушенных губ показалась капля крови. И на мгновенье вдруг все потемнело вокруг. Совсем рядом тревожно-горько зашелестела о гальку вода… Но морок рассеялся – просто еще одна туча набежала на солнце.
Только парень был все там же – на пляже. Смеялся.
Один Бог знал, сколько сил она потратила на то, чтобы забыть тот злополучный вечер, сколько времени она провела у зеркала, обучая себя непринужденно улыбаться, не смотря на то, что твориться в сердце. Сколько мужества понадобилось, чтобы придти к реке, чтобы просто выйти на улицу. Так, чтоб никто ничего не знал.
Все напускное вмиг слетело. Это случилось вчера, нет – только что…
Влада зажмурилась, встряхнулась, встала. Непонятно, что творилось в маленькой девичьей головке, но когда девушка поднялась, она имела вид человека, решившегося на что-то очень серьезное и даже жуткое.
Она спускалась к серебрившейся воде. Туда, где весело болтая и шутя, сидели трое. Влада шла, и, не отрываясь, смотрела на того, кто бросил ее в пучину боли и отчаяния. И чем ближе она подходила, тем больше решимости было во взгляде.
Он не замечал ее до последнего. Влада остановилась в трех шагах от них. И глаза встретились. Синие…глаза у него были синие.
Это продолжалось пару секунд, не больше – одними губами Влада шепнула «мразь». Нет, он ничего не забыл. Невозможно описать всю гамму чувств, отразившихся на его лице: удивление, замешательство, понимание, испуг, злость.
В ответ она улыбнулась ему той самой выученной улыбкой, глаза остались холодными – получился оскал.
А туч в небе стало больше. Люди спорили, начнется ли дождь. Было еще жарко, но многие засобирались домой. Влада подошла совсем близко к воде и села вполоборота так, чтобы видеть и реку, и его. Странно, но сейчас она не испытывала ни страха, ни боли – ничего, кроме решимости. Она знала, что и как будет делать.
Спутницы парня тоже засобирались домой. Он сказал им что-то, они пожали плечами и ушли. Пляж быстро пустел. Люди, будто сговорившись, уходили один за другим. Парень сидел, что-то решая для себя. Потом он резко встал и направился в сторону девушки.
Да-да, он все помнил. И жгучую обиду расставания. И несколько дней беспробудной пьянки. И то, как после очередного загула он брел куда-то без дороги по пустынному пляжу. Брел, ругаясь и выплевывая в словах свою злобу. Он помнил, как увидел ее – ту, что посмела растоптать его чувства. Он помнил эту звериную ярость на ее испуганный наивный взгляд… Он помнил безнадежную панику, когда протрезвев через пару часов, понял, что ошибся – обознался. Как бежал с того безлюдного места последним трусом, оставляя позади измученное, то ли живое, то ли мертвое тело.
Сначала совесть не давала ему спать. Неделю, две. Но в городе было тихо – никто не кричал о зверском убийстве, пресса молчала. Он оправдывал себя, и наконец сумел заставить свой внутренний голос замолчать. До этой минуты.
Что же, она сидела здесь. Смотрела на него своим зеленым взглядом и не собиралась исчезать. Боже, как же она похожа на ту, другую. Она пришла снова мучить его. Ну уж нет. Он резко встал. Темный зверь снова зашевелился в его и без того оскверненной душе.
Только со стороны могло показаться, что Влада смотрела вдаль, погрузившись в свои мысли. На самом деле она ловила каждый его жест.
Молодые люди встали одновременно. Он шел, она стояла. А затем, когда между ними оставалось метра четыре, она быстро шагнула в воду. У нее будет свой заплыв. Поднимался ветер.
Вода всегда была ее другом. Уставшее от жары тело радовалось прохладе, но быстро вспоминало любимую науку. Взмах, еще. Девушка плыла уверенно, но не слишком быстро. За ней так же уверенно скользил в воде тот, кого она ненавидела.
Берег был уже далеко. Маленькие волны совсем немного подросли. Ветер крепчал. Течение медленно, но неудержимо сносило их все дальше от городского пляжа. Впрочем, там и так уже никого не было, а значит и следить за двумя безумцами никто не станет. Явно приближалась гроза.
Никто из них не знал, сколько продолжается этот марафон. Влада играла с ним расчетливо и хладнокровно. Она не отрывалась далеко вперед, но и не давала ему догнать себя. Так, чтобы тот не смог ничего понять раньше времени.
Между тем парень плыл уже не так уверенно и быстро. Движения его стали неровными и порывистыми. Мышцы, наверняка, начинали ныть, но в горячке погони он этого не ощущал. Пока.
По водной глади зашуршали первые дождинки. Кап. Кап. Они крупные и чистые. Кап. И их становиться больше и больше. И вода уже была повсюду.
Он выдохся. Эта проклятая вода застилала глаза. Он уже еле понимал, в какую сторону ему плыть. В душе была…досада. Да, досада на свою слабость и страх. Теперь он во всем разобрался. Но – поздно. Он еле держался на поверхности, а она все плыла – будто только, со свежими силами, попала в воду. Сколько он здесь? Час? Два? Жизнь?
Влада плыла в сторону берега. Она тоже устала, но сил еще было достаточно. Она прекрасно понимала, что с ним произойдет.
Это было давно, еще ребенком она упала в бассейн, наглоталась воды, но ее быстро вытащили. Вытаскивать, спасать его некому.
Сначала человек барахтается на поверхности, у него еще есть силы и уверенность в том, что все обойдется. Он хлопает руками по воде, как жертвенная курица, выброшенная за борт. Пытается найти опору, схватиться за что-нибудь. Но вода проскальзывает меж пальцев, и уже хищная бездна разинула свою пасть. В душу все глубже вползает ужас и паника. Человек пытается кричать, но крик захлебывается. И вот уже Она сомкнулась над тобой. Нужен воздух, но его нет. Нет! И Она забивает твой нос, рот, заполняет собой легкие. Сердце бешено колотиться во всем теле – гоняет кровь, пытаясь отыскать кислород. А его нет…
Влада развернулась к бултыхавшемуся в воде телу. За пеленой дождя не видно его глаз. Наверняка, в них был ужас.
И тут одна мысль забилась в ее голове: «Дождь… Он даже не увидит бликов солнца над собой…» - лишняя мысль! Лишняя?..
Совсем рядом, на берегу сверкнула молния, и тут же, сразу, грянул гром такой силы, что девушке показалось, что задрожала вся планета.
Он в последний раз попытался закричать и ушел под воду, которая, как палач сомкнулась над ним. Воздуха не было – был только ужас загнанного существа, понимающего, что настал конец. Что-то с силой дернуло его за волосы и потащило в неизвестность.
Влада твердила себе, что она права, что имеет право просто уплыть … но нечто бросило ее назад. Нет, все было не так. Влада устала. До берега оставалось совсем немного. Дождь все шел, гроза и не думала прекращаться. Молнии то и дело вспарывали воздух. Одной рукой грести было намного сложнее, короткое платье, не мешавшее раньше, стало тяжелым и путалось в ногах. Девушка уже почти выбилась из сил, когда почувствовала под отяжелевшими ногами песчаное дно. Шаг за шагом к земле – она не может быть судьей.
Только что, на пляже, Влада решилась на то, о чем ей, как женщине, не положено даже думать. Она хотела, очень хотела отнять жизнь. Она чуть не сделала это. Но сейчас, кем бы он ни был, девушка не сможет так поступить. Берег. Очнется ли?.. Девушка старалась не думать об этом. Влада знала, как выгонять воду из отяжелевших легких.
Он был жив. Парня скрутило, ртом пошла вода. Когда он откашлялся и ошалело огляделся вокруг, рядом никого не было. Только дождь заливал уже без того размытые следы маленьких босых девичьих ног. Город был рядом – над прибрежными деревьями возвышались старинные купола храма.
Влада шла по размытой тропинке, ведущей вверх. Сердце потихоньку успокоилось и стучало ровно. По деревянным ступенькам барабанил утихающий дождь. Она поднялась на небольшую площадь перед храмом и остановилась. Было непонятно, как этот парень сумел опередить ее, но только он был здесь. Он стоял на коленях лицом к храму. Плечи его то и дело вздрагивали – он плакал.
Девушке почудилось, что она смотрит на всё со стороны. И сейчас что-то доброе и светлое, потерянное в злости и ненависти мира, возвращается обратно в душу. Впервые за месяц Влада заплакала. Последние дождинки скользили по щекам, смывая соль. Нужно было возвращаться домой. Мама, конечно, волнуется. И Сергей.
Влада подошла к парню и остановилась. Он сидел все так же неподвижно – глаза зажмурены, губы что-то шепчут. Он почувствовал ее присутствие – обернулся:
– Прости меня… – в глазах боль и еще что-то, что трудно объяснить – понимание и раскаяние (наверно, это называется так).
Влада кивнула:
– Я простила.
Она ушла. Ей так давно не было спокойно, как сейчас. А он все смотрел в небо, туда, где в прозрачной умытой вышине сверкали купола, и переливалась радуга.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
десять + семь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ