Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
18 сентября 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Жена нового русского фотографируется на развалинах Парфенона, садится на упавшую колонну и дает инструкции гиду:
- Только ты смотри, чтобы на снимок не попала машиина, а то
муж подумает, что это я ее сшибла.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: александр шмель | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора


Далекие звезды завораживали, пронизывая душу маленькими холодными иглами. Выше их не было ничего. Беспредельность, бескрайность космоса смотрела в самые затаенные, скрытые от окружающих уголки души и тихо что-то напевала, будто поведывая сидящему на крыше типовой шестнадцатиэтажки сгорбленному, без рубашки, человеку какую – то великую, не разгаданную человечеством тайну.
Люди шевелились где-то там, глубоко внизу, не обращая внимания ни на величие звезд, ни на далекое и загадочное июльское небо в редких махровых тучах. Сидящий пошевелился, провел рукой по шершавому бордюру крыши и снова замер, занятый своими далекими от людских тревог и проблем мыслями.
Он вспоминал. Каждый раз, когда ему становилось плохо и неуютно в этом мире, он поднимался на крышу облюбованной когда-то шестнадцатиэтажки и снова и снова прокручивал всю свою не такую уж и длинную жизнь. В ней не было ни друзей, ни врагов, а только полное и молчаливое безразличие никогда не понимавших его людей.
Он боялся этого мира, как боится маленький ребенок большого незнакомого помещения, где нет ни мамы, ни папы. Боялся этого всеобъемлющего безразличия безразличных. Он не помнил, когда ЭТО началось. В мозгу, в месте, отведенном Богом под людскую память, хранились лишь смутные воспоминания НАЧАЛА.
Отчетливо помнился только яркий летний день да боль где-то в районе солнечного сплетения. Первая боль насмешек и непонимания.
Наверное, ему было года четыре. Над молчаливым, трепещущим от солнечных бликов прудом, кувыркались стрижи. Огромная, аккуратная голубоглазая стрекоза качалась на разомлевшей от тишины и покоя травинке, время от времени пробуя юные крылья в ожидании скорого полета. Он смотрел на стрекозу, и душа, маленькая душа в маленьком теле, рвалась куда-то, волнуясь в ожидании необычайно прекрасной сказки, в которой найдется место и для него.
Не выдержав этого ожидания, он бросился прочь, спотыкаясь, подволакивая растоптанные, не по размеру сандалии и размазывая по лицу невесть откуда и зачем пришедшие слезы.
- Горбун! Витька - горбун, в попе колун! – услышал он крики играющей неподалеку малышни, и, найдя, наконец, причину слезам, зарыдал горько-горько, пытаясь сгорбиться еще больше.
Он пробежал мимо заветренных, серых даже на солнце плетней и с размаху уткнулся курносым носом в мамкину юбку, с наслаждением вдыхая запах парного молока и свежего навоза.
Картина померкла, уступая место другой, более поздней.
… Где-то в возрасте двенадцати лет пришла первая любовь. Смешное, бестолковое и щекочущее чувство. Витя, тогда уже переехавший вместе с мамой в новый, только что выстроенный дом на окраине города, встретил свою принцессу на пыльной улице и замер от неожиданности, охваченный чувством радостного изумления. В том, что она будет принадлежать ему, он не сомневался. Впрочем, и не задумывался над этим. Вите казалось это само собой разумеющимся.
Он стоял, застыв, словно уткнувшись в каменную стену, и ничего не соображал. Окружающего мира не существовало. Не было ни пыльной улицы, ни мамы, тянувшей его по своим делам. Не было ничего. Только он, Витька – горбун и она – белокурая девочка из нечаянно прочитанной, полузабытой сказки.
Стоял, пока не услышал прозвучавший откуда-то сверху и сбоку грубый голос, вмиг разрушивший и превративший в пыль тот замок, который Витя уже построил в своем воображении для очаровательной принцессы:
- Слышь, урод! Ты чего уставился? В зеркало на себя смотрел когда-нибудь?
Витя виновато вжал голову и перевел взгляд на маму вдруг прочитав в ее глазах ту самую правду, которую раньше не замечал и о которой, в силу своего возраста, даже не задумывался. Ни с того, ни с сего горб, ехидно висящий на спине, вдруг напомнил о себе, зазудев и зачесавшись до потемнения в глазах. Что-то зашевелилось в нем, рождая противное чувство безысходности. Будто не горб принадлежал Вите, а Витя безраздельно и навсегда принадлежал этому поганому куску ненужного мяса.
Он еще больше втянул голову в плечи и пошел домой, не оглядываясь и не дожидаясь мамы.
С тех пор он возненавидел зеркала и фотографии, возненавидел все, что так или иначе напоминало ему о его уродстве. Не стоило смотреть в зеркало, чтобы лишний раз напомнить себе об огромном носе, нелепо оттопыренных, словно приподнятых взрывом ушах и зло выпирающем на спине горбе.
Как-то сразу, рывком, он понял, что только в сказках гадкий утенок со временем превращался в гордого и прекрасного лебедя, и только в сказках заколдованный злым волшебником принц в одночасье становился прекрасным и статным парнем.
Но сказки не было. Была уродливая жизнь уродливого горбуна, обреченного на насмешки и тычки. Мама нежно и виновато гладила Виктора по голове, но ничего уже не могла изменить. Он замкнулся в себе, находя спасение только в собственном воображаемом мирке.
Горбун, сидящий на крыше, пошевелился, поежившись от пришедшего вдруг озноба и картинка снова поменялась.
… Мир людей окончательно умер для Виктора вместе с мамой, когда ему уже исполнилось восемнадцать. Мама будто бы унесла вместе с собой что-то такое, на что еще можно было опереться, ради чего стоило жить. Как-то сами собой умерли, осыпались краски с деревьев, лиц и домов, оставив только одну – серую, да её небрежные оттенки. Виктор старался не выходить из квартиры, покидая ее только по необходимости. У него не было близких людей. Отца он не помнил, а друзей не было никогда. Рядом с другими людьми он еще больше чувствовал свою ущербность и невостребованность.
От самоубийства в тот момент спасло только воображение, да та любовь, которую, прекрасно осознавая ее исход, он умудрился сохранять все это время.
Оставаясь наедине с собой, он произносил ее имя, наслаждаясь пузырящимся на языке шипением. Гладил его, как гладят любимого котенка, наслаждаясь шелком, струящимся в имени любимой. Иногда воображение приносило картины несостоявшегося счастья, и тогда душа отзывалась сладкой, ноющей болью.
В этих фантазиях не было ничего пошлого. Короткие моменты короткого житейского счастья. Другой, более удачливый в жизни человек просто не заметил бы эти моменты в силу их обыденности.
… Вот Виктор на руках несет свою избранницу по замершему от удивления городу. … Вот готовит обед, с радостью потчуя свою возлюбленную чем-то особенно вкусным. Дарит ей огромный букет роз. Вместе с любимой склоняется над детской кроваткой, глядя на спящего сына.
Но ненадежные картины меркли, и Виктор опять оставался лицом к лицу с не принимающим его миром. Когда же снова становилось удушливо и тоскливо, он поднимался на крышу и смотрел с высоты на засыпающий город. Равнодушный город сиял огнями где-то глубоко внизу, а вверху, куда ни посмотри, мигали, зовя за собой, миллиарды и миллиарды звезд.
… Горбун с шумом вздохнул и посмотрел вниз. Почему-то именно сегодня он решил все закончить. Не было никакого смысла продолжать тусклость подобного существования. Он давно уже понял и принял правила игры, навязанные жизнью еще в далеком-далеком детстве, зная, что сколько бы он ни старался, сколько бы ни упрашивал Бога о милости, изменить все равно ничего не удастся.
Так и придется, прожив огромную, тоскливую, тягучую, как смола, жизнь, закончить ее в одиночестве.
« Горбатого могила исправит! » - с тоскливой усмешкой подумал Виктор, вставая и подходя к самому краю крыши.
И лишь шагнув в бездну, уже в последнем, обреченном полете, неожиданно для самого себя понял простую истину. Она, эта истина, загорелась в его сплющенном неудачами сознании яркой, горящей точкой, перечеркнув все, что он знал ранее, и делая в этот коротенький миг, из него, хронического неудачника, совсем другого человека, другую личность.
Эта истина в переложении на простой человеческий язык звучала следующим образом:
«Между НЕ ХОЧУ ЖИТЬ и НЕ ХОЧУ ТАК ЖИТЬ огромная, зияющая, беспредельная разница! »
Такая, как между небом и землей, между огнем и водой, между мужчиной и женщиной.
Словно почувствовав перемену в его душе, горб снова отозвался зудящей болью. Неожиданно кожа на спине лопнула, раскрывая спрятанные под ней крылья, и горбун вдруг отчетливо осознал: он может лететь.
Виктор несмело пошевелил крыльями раз, другой, примеряя на себя новые ощущения. Словно только того и дожидаясь, крылья отозвались радостным напряжением, удержав от падения и пробуждая вокруг полуобнаженного тела протуберанцы щекочущего кожу ветерка.
И тут Виктор понял: он летит! Летит навстречу другой, совершенно другой жизни! Той, которую он ни капельки не боится.
И не важно, что его ждет впереди! Важно другое – он не такой, как все! Это больше не унижало, не отзывалось болью в душе, а наоборот – рождало чувство радостного ожидания чего-то светлого. Того, чего у него никогда не было.
Он в последний раз оглянулся, прощаясь с городом, с людьми, и полетел по направлению к бело - розовой полоске далекого горизонта.


Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
семь + пять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ