Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
02 октября 2022 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Больница №345 после длительных и безуспешных попыток найти уборщицу преобразована в грязелечебницу.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Владимир Фита | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Все началось с того самого утра, когда Семен проспал на работу. Он наскоро умылся и почистил зубы, оделся, достал из почти пустого холодильника маленькую пиццу и бутылочку воды, бросив их в сумку, выскочил из квартиры. Понимая, что он опаздывает, Сеня решил срезать путь к автобусной остановке, через парк.

Семен был молодым специалистом, только окончившим институт, его приняли на работу в крупную фирму на испытательный срок, и тем более этот день должен был стать, его первым рабочим денём. Опаздывать было никак нельзя.

Спальный район, где уже как две недели назад Семен снял квартиру, находился далеко от центра города. Район был очень молодой и чумазый как все дети. Почти все пространство, где могли бы быть газоны, расти деревья, короче все пространство свободное от дорог и тротуаров было засыпано строительным мусором. А тротуары и дороги кое-где перекопаны. Так что после дождя, в грязь, к дому нужно пробираться прыжками.

По этому парку Семен шел впервые, и, наверное, даже первым кто решил пройти сквозь него. На первый взгляд, парк был вполне проходимым. Густых зарослей не просматривалось, и мусора на земле было в меру. Даже деревья, были увешаны разноцветными целлофановыми пакетами только вначале.

Семен шел быстро, иногда делая нервные прыжки и короткие перебежки, ловко обминая деревья и перепрыгивая через сухие ветки лежавшие на земле. Он снял с плеча сумку и нес ее в руке за ремень. Когда Сеня обминал какой-то колючий куст, то зацепился за него сумкой. Не останавливаясь, он дернул за ремешок и оторвал его.

Сумка лежала на земле под кустом, а ремень Сеня держал в руке. Он быстро наклонился, чтобы поднять сумку, ударился о толстую ветку и упал. Встав с земли, Семен отряхнулся и сказал несколько слов, которые в принципе сами собой слетели с языка, провел рукой по лбу и посмотрел на ладонь – кровь. Он достал из кармана упаковку одноразовых салфеток, извлек одну и приложил к ране.

Сеня посмотрел по сторонам. Вокруг деревья и тишина. Ни одного признака присутствия людей. Не было слышно города, не было мусора, да и воздух показался Семену удивительно свежим и приятным, в котором улавливались запахи грибов, травы и цветов. В кроне высоких деревьев, через которую светило солнце, щебетали птицы. Тени клочками лежали на земле, соединяясь в причудливые узоры. Постояв несколько секунд и поглазев по сторонам, он поднял сумку и пошел дальше уже медленнее.

Сеня вышел на полянку, там лежало сухое бревно, на котором вперемешку с лучами солнца лежали тени. Он сел на бревно и бросил сумку перед собой. На работу Семен опоздал, но мысли были заняты другим. «Я же видел этот парк со стороны, я знаю, где он начинается, а где заканчивается» - думал Семен. «А я уже два часа брожу среди деревьев и не могу отсюда выйти!» Он открыл сумку и достал маленькую пиццу, завернутую в целлофан, развернул и стал жевать. Её вкус был отвратительным, тем более в холодном исполнении.

Доев пиццу, Сема снова полез в сумку и достал маленькую пластиковую бутылку с минеральной водой. Поднеся горлышко бутылки к губам, и запрокинув голову, он увидел, что перед ним метров в пяти на ветке дерева висит предмет, и как ему показалось очень знакомый. Семен сделал несколько глотков воды, поставил бутылку на землю встал и подошел к этому предмету.

«Да, у меня в семь лет был такой меч!» - снимая игрушку с дерева, подумал Семен. «Помню, помню! Когда мы летом гостили у предков отца в деревне, мне такой же меч дед вырезал из дерева и ножны сшил» - Сема криво улыбнулся и стал внимательно рассматривать находку. А когда он увидел на нем буквы «СЁМА» написанные шариковой ручкой и его же рукой, он долго и не подвижно на них смотрел. Он не понимал – КАК?!

- Я же тебя тогда потерял! – Глядя на игрушку, сказал Семен.

Нахлынули воспоминания. Сёма вынул меч из ножен и помахал ним в воздухе. Вспомнилось то лето, деревня, ребята, с которыми дружил. И, конечно же, роща у реки, где они играли в рыцарей и богатырей. Как строили шалаши на деревьях над рекой, и по вечерам, отбиваясь от комаров, рассказывали друг другу придуманные сны и истории, выдавая их за правду. Вспомнились все детские мечты и клятвы, которые Семен растерял за эти годы. Переполненный какими-то неуверенными, но приятными чувствами, Семен побрел дальше с сумкой под мышкой и с мечом в руке, время от времени помахивая им в воздухе.

Внезапно парк закончился, и Семен оказался на берегу огромного, идеально круглого озера с песчаным берегом. Вода в озере была такая прозрачная что, не смотря на его приличную глубину, четко просматривалось дно. Дно у озера было каменистым и у самого дна плавали рыбы, разные по размеру и форме. А на противоположном берегу, до самого горизонта простирался луг с зеленой-зеленой травой. Сёма уже не думал о том, откуда это озеро, этот луг и куда он попал. Его окружили такие приятные мысли и чувства, которые он не испытывал с тех пор как минули его детство и юность. В какой-то миг они просто исчезли, потерялись, пропали….



---



Семен разулся и снял ветровку, положил туфли с носками в сумку, достал из нее бутылочку с водой, а потом запихнул ветровку. Замок на сумке с трудом закрылся. Сеня взял сумку постоял несколько секунд, потом бросил её под дерево, взял в одну руку деревянный меч – в другую бутылку с водой и пошел босой вдоль берега.

Дойдя до луга, он увидел тропинку, ведущую куда-то к горизонту, а у её основания лежал воздушный змей. Сеня узнал его, это был тот самый змей из его детства. Его змей! Семен вспомнил тот ветреный осенний день, когда он с ребятами запускал его. Тогда он поднялся очень высоко, и резкий порыв ветра сорвал змея с веревки, на которой он был привязан. Воздушный змей улетел за реку и скрылся за деревьями. Потом Сеня пускал еще много воздушных змеев, но всегда вспоминал этот – первый. Он был лучший и вот он вернулся!

Семен радовался как ребенок:

- Мой змей! Мой лучший змей! - кричал он и поднимая его над головой помчался по тропинке. Змей взмыл в небо. Семен держал его за веревку, постепенно разматывая катушку.

- Какое прекрасное небо! Как красиво летит мой змей! - кричал Сёма. Он бежал по тропинке, запрокинув голову. Давно Семен не испытывал такой радости. Такой простой, понятной, детской радости, которую дают нам при рождении, и которую мы теряем строя своё будущее, из проблем и забот.

Сеня бежал по тропинке, не смотря под ноги, глядя на небо и не спуская глаз со своего ненаглядного змея. Он бежал пока не почувствовал что тропинка уходит вниз, Сёма оторвал взгляд от змея и посмотрел вперед. Тропинка упиралась в маленькую деревушку из десяти – пятнадцати домов расположенных в ложбине среди холмов. Дома были ухоженные, беленные с плетеными из лозы заборами и соломенными крышами. Вокруг росли деревья, ивы, акации, яблони, вишни… которые придавали этой деревушке сказочный и уютный вид. Неподалеку паслись козы и овцы. Семен спустил змея на землю и смотал веревку.

Подойдя поближе к домам, он остановился. Вокруг стоял аромат свежескошенной травы, цветов и сильно пахло едой. От этого запаха у Семена закружилась голова, и сильно захотелось есть. Он шел, держа в руках своего змея как щит, на плече у него висел деревянный меч, а за пазухой лежала бутылочка с водой.

Вблизи, дома выглядели еще более нарядными. Дворы были ухоженные, трава во дворах росла ровным зеленым ковром, везде было много клумб с яркими и пахучими цветами. Домики были не очень большими с почти круглыми окнами, где висели пестрые занавески с рисунками цветов и птиц, а из-за домов доносилось пение сразу нескольких женских и мужских голосов. Тропинка слилась с дорогой, которая выходила из этого селения, и Семен по ней вошел в деревню. Пройдя мимо трех домов, его взору открылась просторная площадь, с накрытыми до отказа столами, и полная веселых людей.

Дома в деревне были построены по кругу и образовывали площадь, в средине которой стоял небольшой, но очень красивый фонтан, выдолбленный из разноцветного камня в виде лилии лежащей в чаше. Вокруг него стояли деревянные столы и лавки, покрытые белыми скатертями с яркими вышивками по краям.

Сеня в растерянности остановился. С одной стороны, ему очень хотелось, есть, с другой его сковывало смущение. Он топтался на траве, не решаясь ступить на брусчатку, которой была покрыта площадь. Но его сразу заметили две женщины, и встав из-за стола подошли к нему.

- Здравствуй, деточка, ты наверное набегался, устал и проголодался, взяв его за обе руки, сказали они.

- Пошли мы тебя покормим - женщины повели его к столу и усадили. Несколько минут он ел и не мог оторваться. Все было очень вкусно. Последний раз он так ел, когда приезжал к родителям. Насытившись, Сёма откинулся на спинку лавки и стал разглядывать людей, столы, площадь. Все мужчины и женщины были пожилого возраста, в красивых, ярких одеждах, шутили, смеялись и пели. В этот момент в его сердце царили безмятежность и спокойствие. Семен чувствовал себя дома. И даже если б он и хотел бы вспомнить о своих проблемах и делах – то не смог бы.

Семен открыл глаза. За окном кричал петух. Сеня лежал в кровати, постель была мягкой, белоснежной и уютной. Очень не хотелось вставать. Он не понимал, как оказался в кровати, но думать об этом не хотелось. Наверное, он заснул на лавке, слушая песни. А потом кто-то перенес его в кровать.

Полежав еще какое-то время, Сёма встал и, натянув штаны с футболкой, вышел из комнаты. Он оказался в гостиной. Эта комната была светлой и просторной, мебели почти не было. Посредине стоял большой овальный стол, а вокруг него – стулья с высокими спинками. На столе стояло что-то наверняка съестное, накрытое белой тканью. Семен подошел к столу и стянул ткань. Под ней он нашел кувшин с козьим молоком, пиалу с душистым медом и небольшую миску с пончиками.

Поев, Сеня вышел на улицу, стояло чудесное утро, мягко светило солнце, в воздухе пахло цветами.

- Проснулся сынок - сказал женский голос. Семен обернулся, и увидел женщину у клумбы с лейкой в руке.

- Ты позавтракал? - спросила она с улыбкой.

- Да, спасибо - сказал Сёма и улыбнулся в ответ.

- Тогда помоги мне, принеси воды с колодца - женщина указала на две деревянные кадки.

День пролетел незаметно. Семен весь день что-то делал. Носил воду для полива, собирал виноград, складывал в снопы скошенную высохшую траву, прорывал растущие в огороде овощи от сорняков. Ближе к вечеру, все жители этой деревушки, сходились на площадь. Каждый нес с собой что-то съестное. Все это раскладывалось на столы, и начинался настоящий, шумный праздник. Почти также все происходило в его детстве, когда Сеня приезжал в деревню к бабушке с дедушкой. Он как в детстве, сел в сторонке, навострил уши, чтобы не пропустить ни одной невероятной истории, которые, перебивая друг друга, рассказывали мужики. Женщины тоже щебетали о чем-то, время от времени напевая в несколько голосов.

Так прошло несколько дней, а может и недель. Утро всегда встречалось работой, а вечер – праздником, а Семен каждый вечер сидел в сторонке и как всегда с интересом слушал небылицы бывалых. Безмятежная радость и покой, которыми было переполнено все в этой деревне, вытеснили из его головы и сердца почти всю его жизнь, все мысли и страхи, которые когда-то порождали беспокойные чувства в его душе. Он просто жил, жил с этими людьми, в этой деревне и подумать о чем-нибудь другом ему не хотелось и даже не приходило в голову. Мыслей не было, они пропали, потерялись или остались там, откуда он пришел.

Также как всегда, ближе к вечеру народ побросал свои дела, и стал было собираться на площадь, но внезапно полил сильный дождь с грозой и все разбежались по домам. Хозяева дома, где жил Сеня, зажгли в гостиной свечи и стали плести корзины из лозы, напивая при этом сладкими голосами какую-то тихую и тягучую как мед песню, а Семен был в своей комнате, спать еще не хотелось, он посмотрел по сторонам в поисках какого-нибудь занятия для себя и увидел свои игрушки, деревянный меч с воздушным змеем. Они были на стуле в углу комнаты. И здесь впервые за все время, которое он жил в этой деревне, к Семену вернулись мысли, они потекли в его голове бурной рекой, по волнам которой, как две ладьи, вернулись страх и беспокойство. Сёма стал ходить по комнате, время от времени поглядывая в окно. За окном лил дождь, гремел гром, и сверкала молния, разгулявшийся ветер гнул деревья и, срывая с них листву, уносил ее далеко в ночь. «Мне нужно идти» - думал Сеня – «Мне нужно искать путь домой», а с другой стороны ему не хотелось уходить, потому что здесь он был счастлив. Семен не спал всю ночь. Его мучили мысли, цепляясь друг за друга, они плелись как паутина, в центре которой, как огромный паук, сидел страх. Страх потерять эту наивную, детскую жизнь, полную радости и счастья, которую он здесь нашел, и страх не вернуться в ту – настоящую, из которой он безвозвратно вышел.

Семен вспомнил о своих родителях, и почувствовал, как сильно он за ними соскучился, ведь он не видел их почти с тех пор, как перешел на последний курс института. Семен лишь звонил им время от времени. Ему всегда было некогда, или ему так казалось: сессии, подработка в котельной, практика, диплом, поиски работы, ночные клубы по выходным, и это все нужно было успеть в ущерб всему остальному. Потом Сёма вспоминал свою съемную квартиру с кабельным телевидением и Интернетом, вкус пива и чипсов. Он вспоминал город, друзей, вкус кофе по утрам.

В этих мучительных думах Сёма не заметил, как настало утро. За окном прокричал петух. Семен вышел из комнаты и его сразу же усадили за стол завтракать. За завтраком он хотел сказать всем, что хочет уйти, но не смог, потому что не был уверен, что сможет. После завтрака каждый занялся своим делом, и Сеню постепенно стали покидать те мысли, которые ночью не давали спать.

Вечером все село, как обычно, собралось на площади. Как только Семен занял свое место, чтоб послушать байки, которые рассказывают мужики, он поднял глаза. Там садилось солнце, оно было большое и желтое. Среди зеленой травы, Семен разглядел тропинку, которая выходила из села и вела к самому горизонту, где сходилось небо, земля и солнце. Семен подумал – «Интересно, а что за тем холмом? Я должен продолжить путь, и вернуться домой». В этот миг он понял, что если он не сможет отпустить эту жизнь, то у него не будет никогда своей. Сеня, не сказав никому ни слова, поднялся и пошел на околицу села к той тропинке, что вела к солнцу.

Когда ночь укрыла землю непроглядной мглой, Семен обернулся. Он стоял на самой вершине холма, откуда было видно слабое свечение от тех домиков, среди которых он еще раз встретился и расстался с детством. Только в этот раз расставание было тяжелым, потому как он расставался с детством, а не просто, протаптывая себе путь в бесконечность, оставил его позади и забыл, как это происходит в первый раз.



---



Семен шел медленно, в полной темноте. Он смотрел во все глаза, чтобы не потерять тропинку. Но вскоре почувствовал под ногами траву, Сеня пошарил ногой, потом сел на корточки и стал шарить руками – тропинка пропала. Семен знал, что далеко от неё он уйти не мог и чтобы не потеряться окончательно, расположился тут же на траве и закрыл глаза.

Проснулся он от дикого холода, Семена трясло, и стучали зубы. Вещи, в которые он был одет, стали влажными и неприятными, что ещё больше усиливало дрожь, и давало почувствовать даже самый слабый ветерок. На небе сверкало миллион звезд и вовсю светила луна, большая и круглая. Такой большой луны Сёма никогда не видел. Было светло. Лунный свет был удивительным и мягким. Луна красила мир по-своему, не так как солнце. В ее свете нет ярких красок, но все к чему он прикоснулся, становилось бархатным и нежным, оставляя на земле причудливые тени. Оглядевшись, Семен увидел тропку и выйдя на нее побежал чтобы немного согреться.

Запыхавшись, он сбавил ход, постепенно переходя на шаг. Его взору открылась большая, широкая река. Она отражала звездное небо, это было великолепное зрелище, и в ночной темноте, выглядело как открытый космос. Семен подошел к берегу. Берег был высокий и крутой, он посмотрел вниз, Прямо под берегом, покачиваясь на волнах, стояла большая лодка со спущенными парусами.

Семен шел вдоль реки. Чем дальше он шел, тем берег становился ниже и положе. Луна ушла, постепенно стали пропадать звезды, становилось светлее – наступал новый день. Не вдалеке, на берегу реки горел костер, Сема зашагал на огонек.

У костра сидел мужчина, на вид ему было от сорока до пятидесяти лет, со стриженой, черной с проседью бородкой. На плечах у него лежал плед черный в крупную красную клетку, незнакомец сидел на камне и курил трубку, держа над костром колбаску, наколотую на металлический прут. Рядом, почти на суше, на боку лежала небольшая, двухместная лодка.

- Здравствуйте - подойдя ближе, сказал Сеня.

- Меня Семеном зовут, можно мне к Вашему костру присесть, погреться? - Мужчина молча вынул трубку изо рта, указал ею на камень, лежащий с противоположной стороны. Семен сел и протянул руки к огню. Незнакомец снял с прута колбаску, переломил ее и протянул больший кусок Семену. Он был горячий, Сеня дул на него и перекладывал из одной руки в другую. Мужчина достал из сумки, которая стояла у него за спиной, булку хлеба, оторвал кусок и тоже протянул Семену. Какое-то время они молча жевали. Доев свой кусок колбасы, незнакомец стянул со своих плеч плед и протянув его Сене сказал: - Поспи до восхода. - Голос у него был хриплым и глубоким, а сказал он это таким тоном, что Семену и не пришло в голову сопротивляться. Сеня взял плед, он был большой и теплый, завернувшись в него, улегся и закрыл глаза.

Сеня проснулся от того, что ему в глаза, уже вовсю светило солнце. Было жарко, Семен освободился от пледа, потом сложил его и положил на камень. Горел костер, а над ним на треноге весел чайник без крышки, также и на том же месте лежала лодка, и сумка незнакомца. Семен посмотрел по сторонам, его самого нигде не было. Сёма заглянул в чайник, вода уже кипела. Он взял толстую, сухую ветку и снял нею чайник с треноги и поставил рядом, возле костра. Потом Семен разделся и залез в реку.

Вода в реке была мягкая, прозрачная и прохладная. Наплававшись, он вышел на берег, где его обдул слегка колючий ветерок, а Сема, расставив руки в стороны, повернулся к солнцу. Так он стоял, пока с него не перестала капать вода, потом Сеня оделся и вернулся к костру.

Незнакомец уже сидел на своем камне у костра, в одной руке он держал чашку, а в другой трубку. Семен подошел и сел напротив него. Они помолчали несколько секунд, и Семен уловил в воздухе до боли знакомый и желанный аромат, незнакомец, подняв с земли чашку, протянул ее Сене. Семен сделал глоток, «О Боже! Это же кофе!», он никогда не пил его с таким наслаждением, толи оттого, что кофе был каким-то необыкновенным, толи оттого, что Семену его очень не хватало все это время.

Они молча допили кофе, и также молча, незнакомец стал собирать свои вещи и грузить их в лодку. А Сёма наблюдал за ним, сидя на камне. Когда этот молчун уже столкнул лодку на воду, Семен окликнул его, незнакомец остановился и повернулся, Сеня хотел попросить чтобы тот переправил его на противоположный берег, но вместо этого, почему-то, смог крикнуть только «Спасибо!». Молчун кивнул Семену, прыгнул в лодку, взял в руки весла и погреб вдоль берега. А Семен сидел неподвижно на камне, провожая взглядом незнакомца пока тот не скрылся из виду и думал, что странно как-то, даже имени его не спросил.

Он встал с камня и посмотрел на противоположный берег реки. Вплавь переправляться было все-таки далеко. Он решил поискать такое место, где берега будут поближе друг к другу, и пошел вдоль реки в сторону противоположную той, в которую уплыл незнакомец-молчун.

Солнце поднялось уже очень высоко, стало жарко. На берегу лежало бревно с неровными краями и с полностью содранной корой. Сеня сел на него. Он прошел не малое расстояние, но берега реки нигде не сходились ближе, чем они есть. Семен решил плыть. Его как магнитом тянуло на тот берег реки.

Он снял джинсы и завязал их, например пионерского галстука на шее, столкнул бревно, на котором сидел, в реку и взявшись за него одной рукой медленно поплыл к противоположному берегу.



---



Хотя бревно и было не большим, плыть с ним оказалось довольно тяжело и медленно, Семену было страшно его отпустить. Он проплыл больше половины реки и взявшись за бревно двумя руками, запрокинув голову к небу, отдыхал. Когда он посмотрел вперед, то увидел, что его медленно несет течением к нужному берегу. Сёма решил не сопротивляться, к тому же он сильно устал.

Ноги коснулись дна, Сёма отпустил бревно и стал выбираться на берег. Берег с этой стороны, был еще выше и круче чем противоположный, и Семену пришлось еще долго идти вдоль кромки воды, чтобы найти место, где можно было влезть наверх.

Солнце стало опускаться за горизонт, Семен нервничал, он хотел выбраться наверх засветло. По пути ему все чаще стали встречаться полузатопленные, самые разные корабли, из разных времен и эпох, от гребной ладьи до современных барж. Семен стал подумывать, что если он не выберется наверх, то придется ночевать на какой-то из этих посудин.

И только когда стало темнеть, Сеня увидел широкие каменные ступени с поручнями, которые начинались где-то далеко на верху и вели под воду. Он стал на ступень, которую скрывала вода, отмыл ноги и руки от ила и грязи, снял с шеи давно высохшие штаны, взял их в одну руку, а другой - придерживаясь за поручни, стал подниматься наверх.

Семен поднимался уже несколько минут, и когда он остановился перевести дух, было уже довольно темно. Он глянул наверх, чтобы определить оставшееся расстояние, и увидел, что там зажглись два фонаря по обе стороны от лестницы. «Наверное, там закончатся ступени» - подумал Сеня и продолжил подниматься.

Лестница закончилась, и Семен оказался перед огромной аркой без ворот, обе стороны которой примыкали к каменному ограждению. Было уже очень темно, но в тусклом свете фонарей Сеня разглядел, что арка была сделана из желтого металла, или покрыта ним. На её столбы были нанесены непонятные иероглифы, рисунки и орнаменты, а на её своде, на неведомом Семену языке, сверкала надпись, набранная мозаикой из разноцветных и удивительно красивых камней, по-видимому, название того места, которое находилось за ней.

Так как справа и слева от Сени были каменные стены, а позади лестница к реке, то ему ничего не оставалось делать, как идти прямо, в арку. Семен надел свои брюки и не спеша, крадущимся шагом, пошел вперед. Стены под аркой были из камня с обработанными краями. На стенах по обе стороны, через какое-то расстояние друг от друга, висели фонари. Пройдя несколько десятков шагов, Семен увидел выход, за которым стоял большой город.

Архитектура города напоминала сказку. Множество различных башенок и куполов на фоне синего звездного неба с большой луной, придавали городу какой-то необыкновенный, магический вид. Семен вышел из под арки на такую же площадку, выложенную гладкими камнями, как и по другую сторону. Отсюда в город вели ступени, такие же, как на противоположной стороне, но спуск в город не был таким крутым и длинным как к реке. Сёма сел на ступени и подперев рукой подбородок, любовался чудесным видом дивного города.

Сам город находился в низине, а его границы обозначались очень высоким каменным забором, с четырех сторон которого были расположены арки-ворота. Улицы города были хорошо освещены и с высоты, где сидел Сеня, казалось, что он окутан мерцающей светящейся паутиной.

Становилось холодно, и Семен решился спуститься в город и поискать ночлег, к тому же очень хотелось есть. Он спускался по лестнице и думал, почему у входов в город нет охраны или хотя бы запертых на ночь ворот, почему-то этот факт его удивлял, неужели им некого боятся, неужели здесь не было войн или нападений диких животных, глушь же кругом? Сёма спустился с лестницы и тут же, в начале улицы, на которую спускалась лестница, увидел двухэтажное строение, которое по виду, напоминало гостиницу. Над дверью висела вывеска, написанная теми же непонятными буквами, что и при входе в город. В окнах горел свет, а изнутри доносились музыка, голоса и смех.

Семен открыл дверь, вошел внутрь и остолбенел. Убранство этого заведения, было не просто богатым, а чрезмерно богатым. Массивные столы из темной древесины были накрыты шелком, все приборы на столах серебряные, а бокалы хрустальные украшенные золотом. С потолка свисала люстра из хрусталя, золота и серебра на которой, горело несколько тысяч свечей. Люди сидевшие за столами, были нарядно одеты, и на каждом была масса дорогих украшений.

В этом состоянии Сёма простоял несколько секунд, пока к нему не подошла приятная девушка в переднике и с косынкой на голове, молча, но с улыбкой, взяв его за руку, усадила на свободное место за столом. Уже спустя несколько минут, Семен уплетал за обе щеки свинину, тушенную с овощами и запивал вином. Наевшись и захмелев от вина, Семен подозвал к себе ту девушку, что усадила его за стол, и сказал, что ему нечем расплатиться, и что у него нет ничего ценного. Сеня, хотел, было предложить, что он может отработать еду и ночлег, но девушка, перебив его, сказала, что в этом городе главная ценность это люди и то, что они могут делать. Тогда он спросил, где можно остановиться на ночь, девушка указала пальцем на полную женщину с высокой прической, стоявшую за барной стойкой и понесла кувшин с вином на столик в глубине зала.

Семен, пошатываясь, подошел к барной стойке и спросил свободную комнату у той женщины, на которую показала официантка. Та подозвала девушку, возможно тоже официантку, потому как она была также в переднике с косынкой на голове и показала на Сеню, а потом на лестницу, ведущую на второй этаж. Девушка жестом указала ему, чтобы тот следовал за ней.

Они поднялись по лестнице. На втором этаже был большой красивый холл с массивной дубовой мебелью украшенной резьбой, повсюду стояли золотые и серебряные статуэтки, украшенные драгоценными камнями, на стенах висели картины в золотых рамах, на полу лежал большой ковер с замысловатым орнаментом. Прямо от лестницы было расположено большое окно с массивным карнизом и шторой из тяжелой красной материи, а справа и слева – двери номеров.

Девушка-официант подошла ко второй двери слева и легким толчком открыла ее – дверь была не заперта. Они вошли внутрь. Хотя Семен никогда не видел президентских номеров, но представлял их себе приблизительно так.

- Располагайтесь, пожалуйста, если вам что-то понадобиться подергайте за этот шнурок - с этими словами девушка вышла, затворив за собой дверь. Семен стал разглядывать комнаты.

Первая комната, по всей видимости, была гостиной. В противоположной стене от входной двери было два узких и высоких, окна с мозаичным стеклом, между которыми стоял большой роскошный диван, обитый черной кожей и такие же два кресла. Перед диваном располагался небольшой столик, на котором стояло два золотых подсвечника с горящими свечами. Посредине комнаты на полу, лежал толстый круглый ковер, а над ним с потолка свисала люстра замысловатой формы.

Семен походил по комнате и отворил дверь, которая находилась в стене справа от входа, это была спальня. Напротив входа стояла огромная кровать, на которой лежал чистый махровый халат, по обе стороны которой стояли тумбочки и на каждой тумбочке подсвечник, а на полу овальные коврики, в стене справа от нее, такое же огромное, как и кровать, окно с тяжелыми шторами.

Семен вернулся в гостиную и направился к двери, что находилась слева от входа, за ней была ванная комната. Стены и пол комнаты, были отделаны полированным камнем зеленого цвета. Горели свечи с четырех углов, которые были вставлены в подсвечники на стенах, в правом углу стоял туалетный столик, перед зеркалом, прикрепленном на стену, рядом, на вешалке, висели несколько полотенец. Но всей прелестью этой комнаты была круглая глубокая ванна, выдолбленная из цельного белого камня, и отполированная до зеркального блеска.

Семен потратил несколько минут, пока разобрался с водопроводной системой, сходил в спальню, взял с кровати халат, набрал ванну воды, нашел на туалетном столике шампунь и мыло, разделся и залез в ванную.

Искупавшись, Семен, минуя гостиную, прошел в спальню, и расстелил постель. И только когда он улегся, то почувствовал, как сильно устал. Он не знал, что делать дальше, что это за странный город и не убьют ли его завтра за этот номер и ужин с вином, но думать об этом сил не было, и Сёма уснул.

Когда Сеня проснулся, солнце уже клонилось к закату. Он встал с постели, приоткрыл дверь и аккуратно выглянул в гостиную – никого не было. Тогда он прошел в ванную и надел свои джинсы с футболкой, которые бросил вчера там на полу. Семен вернулся в гостиную и сев на диване стал думать, что делать дальше, выходить из номера было страшно. Немного посидев на диване, он решил, что лучше выйдет он, чем за ним придут.

Семен вышел из номера, в холе и на лестнице он тоже никого не встретил, и спустился вниз. Зал был пуст, не было даже официантов, только на баре сидела полная женщина с высокой прической, у которой он вчера просил ночлег. Семен подошел к стойке и не глядя ей в глаза спросил, как ему можно отработать еду и ночлег.

- В этом городе все свободны, и делают то, что хотят делать - сказала женщина и, протянув Сёме чашку с кофе, продолжила:

- Выбирай сам, что тебе хочется делать, но для начала возьми у портного приличную одежду.

- А если ничего не хочется делать, тогда что? - спросил Семен.

- Тогда ничего и не делай.

- А кто правит этим городом?

- Глупый мальчик, каждый житель этого города сам хозяин своей души, и каждый правит собой сам, как ему этого хочется - Женщина повернулась к Семену спиной и стала расставлять посуду на полках, а Сеня пошел за дальний столик.

Он поставил на стол перед собой чашку и не мог сделать ни глотка. Семен ничего не мог понять. Так что же это получается, что он может ничего не делая, иметь все, крышу над головой еду одежду, как такое может быть? Поразмышляв какое-то время, Семен выпил кофе и подумал:- «ну что же, это очень интересно, и я согласен так жить, как я захочу».

Сеня встал из-за стола и вышел на улицу. День был солнечный и ясный, Семен вышел на тротуар и пошел в глубь города. По дорогам ездили кареты, что-то возили телеги, молодые пареньки на каких-то велосипедах с прицепами возили разные коробки взад и вперед. В воздухе витали самые разные запахи, от приятных, до не очень. Девушки и женщины стояли у лотков с различными яствами и на перебой предлагали попробовать свои блюда. Парикмахеры зазывали всех желающих постричься и побриться. Ювелиры выставляли за окно свои новые модели украшений. Весь город двигался как какой-то не знающий усталости организм.

Семен отыскал мастерскую портного, и постучавшись вошел внутрь. К нему на встречу выбежал невысокий мужичек, неопределенного возраста и сразу кинулся снимать с Сени мерки и при этом, бесконечно тараторя, что-то вроде того, что Семен будет доволен и что хорошо, что он зашел именно к нему. Портной усадил Сёму на удобное кресло качалку, налил в бокал белого вина, дал сигару и стал предлагать ткани, из которых он будет шить ему одежду. Когда они сошлись на качестве и цвете материала, портной предложил несколько эскизов костюмов, Семен ткнул в один пальцем и договорившись о сроках, Семен ушел.

Когда он вышел от портного, уже был поздний вечер. Народу на улицах стало меньше. Семен пришел в гостиницу, где остановился и сел за свободный столик. К нему подошла официантка и спросила, что он будет заказывать. На этот раз Сёма ел и пил все что хотел. Сидел он долго за столом, аж пока не опустел зал, потом Сеня, пьяный в дым, с большим трудом поднялся к себе в номер, по пути приставая к молоденьким официанткам, завалился спать на диване в своей гостиной, не дойдя до спальни.

Утро Семена началось поздно и не весело. Чудовищно болела голова, затекли ноги и руки, а во рту и горле пересохло так сильно, что даже было больно глотать. Он дополз до ванной, кое-как умылся, поправил волосы и спустился вниз. На баре он взял две большие деревянные кружки пива и сел за стол. Одну выпил залпом, а от второй отпил половину. Немного прейдя в себя, он вспомнил о портном и допив оставшееся пиво отправился к нему.

К портному Семен вошел без стука, тот сидел на табуретке напротив двери. Как только Сеня вошел, мужичек соскочил с места и начал щебетать что-то типа того, что он испугался, что Сёма не придет, что ему что-то не понравилось и все такое в этом роде. Семена еще с утра, охватывало чувство презрения ко всем и вся. Причин возникновения этих чувств он не понимал, но, находясь в их власти, даже не собирался понять природу их появления. Семен его не слушал, и вообще этот портной его чем-то раздражал. С проявлением крайнего высокомерия, усиленного действием спиртных напитков, Сема надел костюм, покрасовался у зеркала, сквозь зубы поблагодарил портного и хлопнул дверью, вышел на улицу, не дослушав его предложений, в дальнейшем заказывать у него одежду.

По пути в гостиницу Сеня посетил мастерскую сапожника, взял туфли, идя мимо мастерской ювелира, взял несколько перстней с бриллиантами и толстую золотую цепь, а потом зашел в парикмахерскую.

Стриженный, бритый Сёма, в новом костюме, туфлях, весь в золоте, вернулся в гостиницу и уселся за стол, за которым ели и выпивали трое парней примерно его возраста. Семен подозвал официанта и попросил принести ему сигару и стакан холодного, белого вина. Когда вино стояло на столе, а в Сениной руке между пальцами дымилась сигара, Семен, положив ногу на ногу, обратился к ребятам:

- Меня Сеней зовут, может, выпьем чего ни будь по крепче, за знакомство? - он протянул правую руку в сторону парней. Каждый, с улыбкой по очереди пожали ему её и произнесли свои имена.

- Прости Сеня, но мы уже поели и выпили, уже поздно и нам нужно по домам, завтра много дел:- сказал один из них.

- Какие могут быть дела, когда вокруг все на халяву? - парни заулыбались, дружно встали и направились к выходу.

- Странный здесь народец, однако, а занудный како-о-о-й! – покачав головой, Семен поставил локоть на стол и опер подбородок о ладонь.

Потом Семен еще два раза заказывал по стакану вина, пил его, курил сигару и с презрением разглядывал народ сидевший за столами. Сёма не мог понять, чего они хотят, к чему стремятся, золота и серебра – на каждом углу, драгоценными камнями можно в футбол играть, жратвы навалом и всего навалом, государственных структур нет, тюрем нет, боятся некого, а они и гульнуть как следует не могут.

- Да ну их всех! – Сеня со стуком поставил допитый стакан на стол и направился к выходу.

Он вышел на улицу, а там не души.

- Что же это за… - Сёма плюнул на землю и пошатываясь побрел по дороге в город, думая о том, что может это тут, на отшибе идиоты живут, а ближе к центру цивилизация найдется.

Семен гулял по городу, глазея по сторонам, везде горели фонари, было светло, но как-то скучно. Он услышал за спиной топот копыт и обернулся. По дороге ехала повозка, запряженная двумя лошадьми. Семен отошел в сторону и махнул рукой. Кучер натянул поводья, и лошади остановились.

- Что случилось сынок? – спросил мужчина с повозки.

- Прокатите – попросил Сеня.

- Садись – мужик похлопал на сидение рядом с собой. Сёма влез на повозку, кучер дернул поводья и лошади пошли.

- Куда путь держишь юноша?

- А вы?

- Я развожу золото и серебро ювелирам, изумруды и рубины огранщикам, ткань и кожу потным, муку и масло пекарям, в общем, забочусь о том, чтобы люди утром, могли бы заняться своими любимыми делами.

- И что, это ваше любимое дело? Вы любите этим заниматься?

- Конечно же, иначе бы я делал что-то другое. Мне нравятся лошади, нравиться ездить по ночному городу… а почему ты спрашиваешь? – мужчина повернулся к Семену, но лица его не было видно из-за капюшона.

- Да так, хочу понять кое-что.

- А у тебя есть любимое дело? – Семен промолчал. Так молча, они проехали еще несколько минут, и Сеня попросил сойти. Кучер остановил лошадей и Сёма, попрощавшись, спрыгнул с повозки.

Сема шел по улице, не зная куда, была глубокая ночь, ни в одном из окон не горел свет. У него разболелась голова, и сильно хотелось пить, и тут Сёма заметил открытый трактир, где горел свет. Он открыл дверь и увидел веселящихся людей, мужчины, женщины, молоденькие и не очень, музыка и смех все, что он хотел.

Семен вошел и сел за свободный стол, к нему подошел официант.

- Принеси что-нибудь выпить покрепче и закусить.

- Сию минуту – сказал официант и пошел выполнять заказ. К Семену подсели две молодые девушки в странных для этого города нарядах и навеселе.

- Как зовут тебя мальчик? – спросила одна.

- Сёма – с улыбкой ответил он.

- Мы видим, ты не местный? – спросила другая.

- Нет, я здесь проездом, но если нужно я могу остаться здесь надолго – сказал Сеня и подмигнул им. Тут принесли выпивку и еду. Семен пил с этими красавицами до рассвета, потом они пригласили его к себе. Вся троица обнялась и покачиваясь из стороны в сторону побрели по улице, и хотя солнце еще не вышло из-за горизонта, а улицы города уже напоминали муравейник.

Семен с трудом открыл глаза, он лежал в большой кровати между двух обнаженных девиц. Сеня встал и подошел к зеркалу, вид у него был ужасный: лицо серое и опухшее, как будто его покусали пчелы, волосы растрепаны, глаза красные и мутные. Семен отыскал ванную, включил душ, и долго стоял под потоком воды, потом вытерся, расчесался и обернувшись полотенцем, вошел в комнату.

Девицы куда-то пропали. Семен сел на кровать, потому что лежать он не мог – его тошнило, а стоять он не мог – дрожали ноги. Вскоре вернулись девушки, с которыми он провел ночь, о которой помнил мало, вернее сказать ничего не помнил, даже имен этих красавиц не мог вспомнить.

Они стояли обнаженные с мокрыми, расчесанными волосами и с подносами на которых стояли кувшины с вином, стаканы и фрукты. На вид им было лет по двадцать – двадцать пять, девушки были почти одного роста, с потрясающими фигурами и формами, с длинными ногами и светло-русыми волосами по пояс.

Девчонки сели по обе стороны от Семена, поставили подносы себе на колени и стали разливать вино по стаканам. Семену стало плохо. Он извинился и пошел в ванну. Когда Семен вернулся, девицы лежали на кровати вокруг подносов. От этого зрелища у Сёмы перехватило дух, прошла тошнота и появилась уверенность в движениях. Он скинул полотенце, сел на кровать и взяв стакан с вином, залпом осушил его, потом вытер губы и сказал:

- Будем знакомиться? – девушки рассмеялись.

- Я Алла.

- А я Светлана. – Алла налила Сёме еще вина, а Света взяла с подноса персик и протянула его ко рту Сени.

- А я Семен, – сказал он, откусывая персик.

- Вы здесь давно живете?

- Нет, - сказала Светлана, - около месяца.

- А откуда приехали? – расспрашивал Семен, - у вас там все такие красивые? - девушки разулыбались и принялись снова разливать вино по стаканам.

- Если честно сказать, мы с Аллой, - начала Светлана, - попали в этот город, при странных обстоятельствах, ты, наверное, посчитаешь нас сумасшедшими… - она пожала плечами и опустила глаза.

- Нет, нет, продолжай, - бросив в открытый рот Алле виноградину, попросил Семен, и Света продолжила.

- В тот вечер, когда это случилось, мы нашей группой…

- Какой группой? - перебил ее Сёма и застыл.

- Ну,… когда мы жили не здесь…, мы учились на курсах парикмахеров… ну… - Семен смекнул, что он встретил людей из своего мира!

- Ну-ну… - оживился Семен и повернувшись к Свете, с нетерпением, спросил - что было дальше?

- Был праздник, день города, мы с девчонками в «общаге» крепко выпили и пошли на ставок кататься на лодках… - с удивлением в голосе, продолжала Светлана, широко открыв глаза от внезапно возникшего, нездорового интереса Сени к её рассказу.

- Похоже, девчонки мы с вами из одного и того же места! – радостно рассмеялся Смен.

- Ты тоже утонул? – спросила Алла с удивлением.

- В смысле?

- Ну, мы со Светкой тогда заплыли на середину ставка, попрыгали в воду, чтобы искупаться, а лодка наша, тю-тю, и мы не смогли её догнать…

- А потом нас выловили из этой реки, что за городом и поселили здесь, - продолжила Света.

- А с чего вы взяли, что вы утонули?! – удивился Сеня.

- А как бы мы сюда попали? – девушки переглянулись и засмеялись.

- Если бы не утонули, то очнулись бы в больнице, под капельницей, - сказала Алла, и они засмеялись еще веселей.

Семен не понимал их веселья по этому поводу, но больше всего он не мог понять другого…, и выпив вина он замолчал. Сеня был в замешательстве. Он не мог умереть! Он сам налил себе еще вина и посмотрел на девчонок. Они сидели напротив него и моргали, ничего не понимающими, глазами. Он подумал, что от такого резкого перехода из одного мира в другой, им, наверное, «снесло крышу», вот они и думают что умерли. Успокоившись этой мыслью, он продолжил беседу:

- И что это за место, по-вашему? – с улыбкой спросил Семен.

- Это Рай, а мы русалки, - одновременно сказали они, и опять переглянувшись, засмеялись.

- А назад вернуться не думали?

- Нет, конечно, от сюда еще никто не возвращался, - сказала Светка.

- Потому что здесь хорошо! – продолжила Алла, и девчонки со смехом повалили его на спину.

Сколько дней, и ночей это продолжалось не известно. Они спали, пили, ели, разговаривали, занимались любовью, потом опять спали и опять пили, пока в один момент Семену не захотелось выйти на улицу. Тогда он едва стоял на ногах. Семен окутался простынею и взяв с собой кувшин с вином вышел во двор вдохнуть свежего ночного воздуха.

На него внезапно накатила грусть, градом покатились слезы, и он стал рыдать. Семен кричал на всю улицу, что он не умер, что он хочет домой, бил кулаком, свободной от кувшина руки, о стены, топал ногами и снова кричал. Потом, также внезапно он успокоился, и отпивая из кувшина вино, неспешным шагом, пошел к воротам города, находившимся рядом с домом этих двух прекрасных созданий, у которых он гостил. И сам того, не ведая, взобравшись по ступеням, Семен вышел, и минуя арку, пошел прочь, оставляя город позади.

Его разум спал, он шел, пока в кувшине еще плескалось вино, когда вино кончилось, он лег на песок и уснул, бросив рядом пустой кувшин.



---



Семен проснулся, но боялся открыть глаза, он чувствовал, как опухло его лицо, болела голова, и ломило все тело, тошнило и жгло желудок. Он слышал чьи-то разговоры, шаги, шум улицы, и пытался вспомнить то, что с ним произошло – но не мог.

Сеня приоткрыл закисшие глаза и огляделся вокруг, лежал он на кровати голый, укрытый пледом в небольшой комнате. Сеня убедился, что он здесь один, и попытался подняться. По убранству комнаты, количеству золота, серебра и подобных вещей, Семен понял, что он все еще в городе, но где точно и как сюда попал – не помнил.

Мысли как иголки кололи его сознание, ему было стыдно и обидно за себя, Семен боялся, что он действительно умер и город не хочет его отпускать, что он никогда не вернется домой и не увидит той жизни, по которой он стал скучать с новой силой, такой тоски он не испытывал никогда. Семен панически боялся, что ему пройдется с ней жить вечно, он сел на кровати и обхватив руками голову – заплакал. В комнату постучали, Семен быстро лег, повернулся лицом к стене и укрылся пледом. В комнату вошла девушка с подносом, на нем стоял кувшин, стакан и тарелка с горячим супом.

- Простите, меня дедушка прислал вас накормить, - ее лицо слегка взялось румянцем от смущения. Семену было стыдно посмотреть на нее, ему вообще не хотелось никого видеть и с кем-то говорить.

- Спасибо, - сказал Семен, глядя в стену. Девушка постояла несколько секунд, потом поставила поднос на стол и вышла из комнаты, не сказав больше ни слова.

Семен пролежал в кровати до вечера. Вечером к нему в комнату вошел старичок с седыми волосами и бородой. Сеня сделал вид, что он спит. Старик подошел к столу и посмотрел на еду, к которой Семен не притронулся. Старик потрепал Сеню за плечо, и тому ничего не оставалось делать, как открыть глаза.

- Вставай сынок, ты весь день проспал – Семен повернулся лицом к нему и опустив глаза сказал:

- А у вас нет, какой ни будь старой одежды? - Старик расхохотался. Смеясь и кашляя, он вышел из комнаты. Семен стал красный от стыда и не знал, куда себя деть. Вскоре старичок вернулся и принес Сене штаны, рубашку и сандалии. Он молча смотрел в окно, изредка хихикая, пока Сёма одевался. Семен оделся и сел на кровати. Старик повернулся к нему и сказал:

- Пошли сынок поедим, внучка стол накрыла уже, и ждет, - Семен хотел, было возразить, но старик его остановил.

Они вышли из комнаты, прошли по широкому коридору и вошли в раскрытую, двустворчатую дверь, за которой находилась столовая. Там стоял большой массивный стол, посреди комнаты, вокруг которого стояли стулья. На столе стояли разные тарелочки, мисочки, салатницы, пиалы с разнообразными яствами, а посредине стола супница, прикрытая крышкой, из-под которой торчала ручка половника. Рядом у стола, опустив черные глаза, со стыдливым румянцем на щеках, стояла молодая, красивая девушка в легком красном сарафане, и с красной, расшитой золотыми нитями, лентой в черных, как безлунная ночь, волосах.

- Смотри сынок, какую я умницу вырастил, Оксанкой зовут. А тебя как величать? - дед покрутил седой ус и продолжил, - Да ты садись, сынок не стесняйся, - и он по отцовски похлопал Семена по плечу.

- Я Семен.

- А меня дедом Спиридоном кличут.

Они сели за стол – старик сидел во главе стола, а Семен и внучка старика сидели напротив друг друга, с красными лицами и не поднимая глаз. А старик, глядя на них, постоянно хихикал, вставляя разные безобидные шутки, чем вводил их в большую краску.

Поев, Оксанка оставила Деда с Семеном наедине, и удалилась в свою комнату.

- Садись ближе Семен, - сказал дед, - и графинчик там захвати. Сеня взял графин и сел рядом с дедом Спиридоном.

- Налей по стаканчику.

- Я не буду пить, - категорически сказал Сеня. Дед улыбнулся, взял кувшин и налил сам два стакана вина.

- Ты сынок не робей, перебрал, так с кем не бывает, а то, что с тобой случилось никому не ведомо, даже тебе, так? - Семен кивнул головой, - так плюнь и забудь. Коль сердцем чист и помыслы у тебя светлые, камня черного в душе не имеешь, то пей сынок, ничего с тобой хмель не сделает, а коль наоборот, берегись, все наружу выставит! - подняв вверх указательный палец, сказал дед Спиридон.

Семен покрутил стакан в руках, немного подумал и выпил.

- Значит сердце у тебя не злое, рассказывай, вижу, тоска у тебя в душе, - старик улыбнулся и тоже выпил.

- Да чего рассказывать? Запутался я совсем, - Дед повертел ус, налил из кувшина Семену и себе вина и сказал:

- У нас Семен свободный город, каждый делает то, что ему нравиться…

- Вот это, я уже слышал, и от этого…

- Потерял голову?

- Не знаю, наверное и от этого тоже.

- Молод ты Семен, и не правильно слова понимаешь, «делать что нравиться», значит ДЕЛАТЬ! А ты Сеня ничего не делал, а думал что, делал. Понимаешь? - Семен отрицательно покачал головой. Старик Спиридон плеснул в стаканы вина, и продолжил: - хорошо, ну а если портной не будет делать то, что ему нравиться, а только есть и пить, все останутся без штанов, если булочник перестанет делать то, что ему нравиться, все останутся без хлеба, понимаешь? - Семен кивнул, - а если я перестану делать что мне нравиться, и не буду развозить по ночам муку, сахар, золото, то завтра я не смогу взять у булочника хлеба, а у ювелира новый подсвечник, - Семен поднял глаза на старика.

- Так это вас я встретил тогда на дороге?

- Да. Меня заинтересовала твоя фраза «а так, хочу понять кое-что», и мне стало интересно, поймешь ли ты это «кое-что».

- Вы следили за мной?

- Нет, просто той ночью, когда я тебя нашел за городом, я собирал то, что принесла река, я случайно проезжал в том месте, где ты лежал и узнав, подобрал тебя, - Семена опять охватил стыд, и покраснев он опустил глаза.

- Ох, ты! Уже стемнело, мне пора к своим лошадкам. А ты иди спать, - сказал старик.

- А можно мне с вами? - спросил Сеня старика, потому что один со своими мыслями, он панически боялся оставаться, да и выспался, что не заснуть больше.

- Конечно, коль не устал, и тебе полезно и мне не скучно, - Сеня встал со стула и пошел за стариком.

Он помог деду вывести лошадей из конюшни и запрячь их в телегу. Потом они надели плащи с капюшонами, и подвязавшись поясами, поехали по ночному городу. Сначала они развозили провиант, потом золото, серебро и драгоценные камни, пока телега не опустела.

Луна уже стала опускаться на землю, когда Семен с дедом Спиридоном выехали за стены города.

- А что мы здесь будем делать? - Спросил Семен.

- Будем грузить телегу.

- Чем?

- Волны нашей реки приносят на берег много ценных вещей, - они медленно ехали по берегу, пока не увидели копошащихся людей. Старик направил коней в их сторону.

- Привет Спиридон! - крикнул кто-то из толпы.

- Здорова, мужики! Что у нас сегодня? - мужики стали грузить телегу мешками, ящиками и сундуками.

Когда погрузка закончилась и телега была полна, старик и Сеня направились обратно в город.

- Откуда это все попадает в реку? - спрашивал Семен Спиридона по дороге.

- Этого никто не знает. Просто каждую ночь волны выносят на берег разные вещи, а мы их собираем. Иногда у берегов появляются целые корабли, груженные всяким добром и даже живые люди.

- А есть ли еще какие-нибудь города или селения поблизости?

- Не знаю. Я все время живу только здесь.

- И больше вы нигде не были?

- Нигде. Мне здесь нравиться, моей внучке здесь нравиться. В этом городе все есть, зачем куда-то ходить и что-то искать?

- Ну, не знаю, разве вам не интересно?

- Не интересно что?

- Узнать о других городах, людях.

- Нет. Мне интересно то, что я делаю здесь. И в этом городе прекрасные люди.

Семен замолчал. Дальше они ехали молча, и каждый думал о своем. Домой они приехали, когда стало светать. Сёма помог старику распрячь лошадей, принести им воды и овса, после чего старик Спиридон и Сеня завалились спать в конюшне на сене.

Проснулся Семен тогда, когда солнце клонилось к закату. Он встал, отряхнулся от прилипшей к его вещам сухой травы, вышел из конюшни и подошел к забору. Сеня смотрел на вечерний город, опершись локтями о забор, и восхищался его красотой.

В какой-то момент, он вспомнил свой город, спальный район, свою квартирку, маленькую, но уютную и к горлу подкатился комок. К нему подошел старик Спиридон, и также опершись о забор, спросил:

- Чего загрустил сынок?

- Домой хочу, но не знаю, как туда попасть, - задумчиво сказал Сёма.

- А чем тебе здесь плохо? - Семен промолчал, а старик продолжил, - женю тебя на Оксанке, А? - он рассмеялся.

- Хороша же девка?

- Хороша, - Семен вздохнул и повернувшись лицом к Спиридону сказал, - ухожу я дед Спиридон, не обижайтесь, но мне домой надо, чувствую что надо, чувствую, ищут меня там.

Они помолчали немного, потом старик сказал, - ну, если ты твердо решил, тогда иди, но знай что на ночь глядя я тебя никуда не отпущу, да и не ели мы, поди Оксанка уже за столом заждалась, пошли.

Стол действительно уже был накрыт, и когда они вошли в столовую, Оксана вынула из печи горшок с пшеничной кашей и поставила в центр стола. Она как всегда, быстро съела свою порцию, а ела она очень мало, и удалилась, оставив Семена с дедом наедине.

- Ты со мной сынок сегодня не ходи, а поспи лучше, подумай еще хорошенько, может, передумаешь и останешься, - дед налил два стакана вина, один поставил перед Сёмой, а второй перед собой.

- Хорошо, - они в тишине допили вино, Семен пожелал Спиридону доброй ночи и пошел спать.

Он проснулся, когда солнце едва показалось на горизонте, оделся и вышел во двор. Внучка Оксанка уже кормила курей, а дед Спиридон поил лошадей после ночной работы.

- Доброе утро Оксана! - проходя мимо неё, сказал Сеня.

- Доброе утро! - улыбнулась Она и взялась румянцем.

- Доброе утро. Как прошла ночь? - подойдя к старику, спросил Семен.

- Доброе, доброе. Отлично! Загляни в телегу, посмотри, сколько там всего! - Сеня заглянул, телега была набита сундуками, и деревянными ящиками с бутылками.

- Что это? - дед молча залез в телегу и достал одну бутылку.

- Это сынок коньяк! Пошли в дом, пробу снимем, - сказал Спиридон и подмигнул Сене.

- Не могу, идти мне надо, - Сеня повернул голову в сторону городских арочных ворот.

- Все-таки уходишь, - дед присел на подножку телеги, повертел бутылку и крикнул внучке, - Оксанка, собери Сене сумку в дорогу, да воду не забудь положить! Спиридон, смотря куда-то мимо Семена, продолжал говорить, - понравился ты мне Семен, думал, останешься, выдам Оксанку за тебя, в деле моем меня заменишь, а оно вон как…. Вижу дорогу в твоих глазах, а я то знаю, такой взгляд никому не остановить.

- Не обижайтесь дед Спиридон, и вы мне очень понравились и Оксанка тоже, но чувствую я, что не правильно это…

- Что тут не правильного?

- То, что здесь я. Не мой мир это, не моя жизнь.

- Какая разница, там ты или здесь, ведь не мы живем в мире, а мир живет в нас, какую жизнь ты хочешь такую себе и строй. А коли тебе здесь нравиться, то и строй её здесь.

- Соскучился я. – Опустив голову, тихо сказал Сёма. – Мать с отцом увидеть хочу, друзей. Там дом мой, понимаете дед Спиридон? – Они долго молчали, потом старик сказал:

- Присядь на дорожку. - Спиридон подвинулся и похлопал ладонью по подножке телеги рядом с собой. - Расскажи старику, как выглядит тот мир, откуда ты пришел.

- Не такой добрый, как этот, там люди не часто делают то, что хотят, чаще ничего не делают. За золото и серебро, которое у вас на каждом углу, убивают друг друга.

- Как убивают? Почему?!

- Чтобы на нем построить свой собственный мир.

- Зачем?

- Чтобы потом этим миром править.

- И ты хочешь туда вернуться?!

- Да.

- Ради чего? – Семен промолчал. К ним подошла Оксана, с туго набитым рюкзаком, протянула его Сене и опустила глаза. Семен взял рюкзак, одел его на плечо, поцеловал Оксанку в щечку, наблюдая, как краснеют ее ушки, протянул старику правую руку.

Вот так вот попрощавшись, Сеня пошел к городским воротам не оглядываясь, лишь, когда он взобрался по лестнице к арке – обернулся, дед с внучкой все еще стояли у забора и смотрели ему в след.



---



Семен шел, никаких дорог или тропинок, выйдя из города, он не нашел и выбрав направление наугад, просто пошел по траве. Шел он долго, пока не вышел на опушку огромного леса. День подходил к концу, и Сене стало страшно, вокруг никого и ничего кроме леса, наверняка кишащего дикими зверями. Он думал, где ему устроить ночлег, в лес Семен заходить боялся. Он устроился на пригорке, поодаль от леса, под одиноко растущим деревом с пышной кроной, достал из рюкзака немного еды, поел, и облокотившись о ствол дерева, закрыл глаза.

Он думал, а вдруг это шанс вернуться домой, ведь он вошел в этот мир через похожий на этот лес, и может быть сможет выйти теперь через этот. Семен встал, и борясь со страхом быть съеденным дикими зверями, направился к лесу.

Семен осторожно шел по лесу, озираясь по сторонам, но пока он не видел ничего страшного. Постепенно страх стал отступать, и шаги Сёмы стали увереннее. Он шел все быстрее и быстрее, уже почти не смотрел по сторонам, он смотрел только вперед, с надеждой увидеть за очередным деревом многоэтажные дома автомобили на асфальтовых дорогах. Сеня слушал тишину леса, с надеждой, что в какой-то момент ее оборвет шум большого современного города, но этого пока не происходило.

Семен шел, пока до его слуха не стали долетать знакомые звуки, обрывки фраз, впереди были люди. Семен уже почти бежал, от волнения его сердце забилось быстрее, в висках стучало, неужели я дома, думал Семен, неужели я выбрался! Семен выскочил на большую поляну и остановился, его ноги больше не смогли сделать ни шагу, во рту пересохло, закружилась голова, и в глазах стало темно.

Когда он пришел в себя и открыл глаза, то обнаружил себя лежащим на земле, с расстегнутой рубахой и под его головой было что-то мягкое, в глазах все плыло, болела голова, и кололо в груди. Над ним склонился мужчина, и сказал:

- Отошел? Хорошо. Добро пожаловать к нам, - он встал с колен и с улыбкой протянул руку Семену. Сеня, ухватившись за его руку, поднялся с земли. Еще немного кружилась голова, и тошнило. Рядом стояло еще несколько человек. Сёма осмотрелся и спросил:

- Где я?

- Добро пожаловать в наш рай, - сказал человек, помогавший Семену подняться.

- Что со мной случилось?

- Нервы… - сказал все тот же человек, - ты переволновался и устал. Тебе нужно отдохнуть, все вопросы потом.

Они повели его в строение, похожее на большой шалаш, построенное из бревен и укрытое большими, сухими листьями, в несколько слоев. Там Семена уложили на деревянную тахту, застеленную шкурами животных, и мужичок налил что-то в деревянную чашку, протянув ее Сене, сказал:

- Пей, - Сёма взял чашку и понюхал ее содержимое. Похоже, это была какая-то спиртовая настойка.

- Пей не бойся, я врач, зовут меня Сергей Петрович, можно просто, Петрович, - Семен протянул ему правую руку и сказал:

- Семен, - после рукопожатия Сеня выпил настойку, отдал Сергею Петровичу чашку и закрыл глаза.

Проснувшись, Семен вышел на улицу. Стояло прекрасное свежее утро, на разные лады щебетали птицы, а в кронах громадных деревьев, еле слышно, шумел ветерок. Сёма глубоко вдохнул, воздух был свежим и ароматным. Семен увидел курящего паренька, сидевшего на деревянных ступенях, ведущих к маленькому, смешному домику на дереве. Он подошел к нему и поздоровался. Тот сделал затяжку, задержал на несколько секунд дыхание, потом выдохнул и протянув Семену руку, сказал:

- Олег.

- Сёма, - они пожали друг другу руки.

- Желаешь? - Олег протянул Семену самокрутку.

- Нет, спасибо.

- Как хочешь… - он говорил немного в нос и растягивал гласные. Одет он был в джинсы, порванные на коленях и черную, выцветшую футболку с рисунком бабочки на груди. Волосы его были черные и длинные, почти до пояса, собранные в хвост и перевязанные шнурком.

- Ты давно здесь? - спросил Семен.

- Я за временем не слежу.

- А попал ты сюда как?

- Не знаю. Мы отыграли концерт, в ДК «Энергетиков», а потом убились в хлам, я пошел отлить и все… открыл глаза – кругом лес.

- Ясно. А я… - начал, было, Семен, но Олег лег на землю и закрыл глаза. Сеня понял, что разговора дальше не будет.

Семен услышал шаги за спиной и повернулся, это был врач, Сергей Петрович.

- Как спалось? Голова уже не кружиться? - спросил он.

- Да нет, вроде бы нормально все.

- Завтракал? - Семен отрицательно покачал головой.

- Тогда пошли готовить, - Петрович повернулся и направился к навесу, под которым стояла печь построенная из камней и глины, Сеня пошел следом.

Они пожарили рыбу и ели ее с корнями какого-то растения, имеющих солоноватый вкус.

- Сергей Петрович, вы уже давно здесь живете?

- Да.

- А попали сюда как?

- Долгая история. Я, тогда только закончил «медицинский институт», и по распределению попал в небольшой городок, поработал там год, наверное, за это время у меня появились друзья, и как-то летом в выходной день пригласили меня на рыбалку. Приехали мы на ставок, расставили сети, развели костер и стали выпивать. Долго пили, почти всю ночь, потом под утро поплыли на лодке проверять сети, и я выпал за борт. Помню, всплываю, воды наглотался, задыхаюсь, кашляю, огляделся вокруг, а лодки нет нигде. Я в горячке доплыл до берега, откашлялся и стал звать друзей – никто мне тогда не ответил. Я огляделся и понял, что это не тот ставок и вообще не то место, куда мы приехали на рыбалку… вот так. Потом, ничего не понимая, долго ходил по лесу и набрел на это селение. Со временем построил себе дом и по сей день тут живу.

- А выбраться, отсюда не пробовали?

- Это не реально.

- Почему?

- Потому, что все, кто сюда попали, сначала долго бродили по лесу и не находили выхода из него. А когда вымученные, голодные и потерявшие всякую надежду, приходили к нам… то сам понимаешь, - он развел руки в стороны.

- А как же надежда?

- Надежда на что? Я лично, и не хочу обратно в город – эта постоянная не хватка денег, грязь, вонь, люди – каждый за себя. А здесь я обрел, дом, настоящих друзей, здесь все друг за друга. Чистый воздух, красота и спокойствие. Зачем мне отсюда уходить? - он вопросительно посмотрел на Семена.

- Не знаю. Просто я еще не разобрался ни в себе, ни в этом мире, ни в том, откуда я пришел. Не знаю… ну а что, так и прожить в лесу и ничего больше не увидеть.

- Что бы я еще увидел, работая рядовым врачом в захудалом городишке, кроме как своей крохотной зарплаты как та гостинка, в которой я жил, с дряхлой мебелью, и больничных кабинетов, пропитанных удушливым зловонием? А так прожить всю жизнь интересно? - Семен опустил голову и ничего не сказал, а Петрович улыбнулся, похлопал Семена по плечу и ушел.

Сеня увидел, что Олег снова сидел на ступенях и крутил себе новую самокрутку. Сёма подошел к нему и сел рядом.

- Послушай Олег, а ты не хотел бы вернуться домой?

- Эх, братан, попробуй какая тут дурь, дома такой не найти! – И он расхохотался, потом закашлял и успокоился.

- Я серьезно, ты, что не за чем и не за кем не скучаешь? - Олег повернулся лицом к Семену. С его лица сошла маска безразличия, а глаза были полны смысла.

- По кому мне скучать, по ублюдкам, с которыми я играл в одной группе пять лет, и все эти годы они не сыграли ни одной моей песни, а меня вынуждали играть то, что скажет продюсер, который в свою очередь обирал нас как липку?

- А твои родители? - Олег подкурил самокрутку и уже спокойным голосом сказал:

- Отца я не помню, а мать… не помнит меня.

- Так ты здесь счастлив?

- Еще бы! - он затянулся, - я пишу стихи и читаю их по вечерам, когда все собираются, и им это действительно интересно. Курю дурь, когда и где мне хочется. Знаешь, я думаю, что это рай, братан, из меня здесь выходят такие стихи, которых я не написал бы там никогда. Здесь все совершенно и находится в гармонии, люди, деревья, птицы это определенно рай, - он глубоко вдохнул дым и покашливая предложил прочесть стихотворение, которое он недавно написал Семен кивнул и он начал читать:

Пляшет вечер, тушит день

Босыми ногами.

День ему топтать не лень

За буйными полями,

Он для ночи стеллит путь,

Он любит это дело,

Ведь нужно девушке вздохнуть

Что б ее тело пело.

Он по уши в нее влюблен

Еще с самого детства,

И обожженный жарким днем,

Он ей уступит место…

Тем временем, со всех сторон, в селение стали стекаться женщины и мужчины, не большими группами. Некоторые несли дичь, некоторые рыбу, другие различные травы, коренья и грибы. Всюду из домов, до этого момента казавшихся пустыми, так же стали появляться люди. Закипела жизнь.

Мужчины рубили на дрова сухие бревна и топили печи, женщины сортировали грибы и коренья, другие что-то нарезали и бросали в кипящие на печах котлы. Остальной народ собирался в небольшие отряды, и снаряжались для похода в лес.

К Семену подошел Петрович, с луком и колчаном стрел, предложил пойти с ними – Семен согласился. Ему дали рюкзак с провиантом и сумку со смотанной сетью для ловли рыбы.

Они шли друг за другом, впереди шел Сергей Петрович, за ним Семен, за Семеном Олег и еще пять человек. Все шли молча, пока не пришли к небольшому озеру. Потом нашли подходящую полянку для лагеря и принялись разводить костер, готовить еду, ставить сети. Вечером вся команда собрались у костра, и Семен, до глубокой ночи задавал вопросы, на которые все охотно отвечали, а Олег курил и в паузах, когда наступало молчание, читал стихи, они были воистину божественно сложены. Потом затух костер, и все легли спать, и только Семен долго не мог уснуть, борясь лишь с двумя мыслями: «идти дальше» или «остаться и стать счастливым как все эти люди».

Проснулись очень рано, только-только стало светать, и умывшись из озера, каждый занялся своими делами, которые распределили на кануне, вечером у костра. Женщины собирали грибы, различные коренья, травы, плоды и ягоды, кто-то пошел на охоту, а остальные занялись сетью. Семену поручили собрать дрова, развести огонь и вскипятить большой котел воды.

Примерно около полудня, народ стал сходиться к костру, мужики укладывали по рюкзакам, сумкам и корзинкам то, что успели наловить и собрать, а женщины готовили еду на разведенном Семеном костре. Потом, пообедав, потушили костер и отправились обратно в лесной городок.

Они шли в селение друг за другом, как и выходили из него, впереди шел Сергей Петрович и вдруг он поднял руку, все остановились и прислушались. Семен услышал звуки, похожие на плач ребенка. Первым на плач, бросив на землю лук и колчан, пошел Петрович, за ним Семен, все остальные остались ждать на месте.

Пройдя не большое расстояние они увидели, что на земле, возле дерева, опершись о его ствол, сидела девушка и закрыв лицо руками, плакала.

- Пойдем с нами, - протянув ей руку, сказал Сергей Петрович. Девушка дернулась от неожиданности, и затаив дыхание подняла на них испуганные, широко открытые глаза. Она сидела так несколько секунд, и смотрела, то на Сергея Петровича, то на Сеню, потом протянула руку Петровичу, он помог ей подняться. Семен заметил запекшуюся кровь в её волосах и сказал об этом Петровичу, тот спросил, как она себя чувствует. Девушка ничего не ответила и снова заплакала. Втроем они вернулись к остальным и передав девушку под покровительство двух женщин, продолжили путь.

На место пришли уже на вечерней заре. Девушку увели в тот шалаш, где ночевал Семен, а Сеня, сдав свою ношу, присел рядом с Олегом на лавку. Вскоре подошел Петрович и усевшись с ними стал рассказывать:

- Вот так Сеня, почти каждый день мы находим в лесу людей и приводим их к нам.

- Что с ней?

- Переволновалась, устала, я дал ей успокоительного отвара, пусть поспит. Она еще где-то голову на затылке рассекла. А ты сегодня у меня ночевать будешь. Этот шатер у нас, для вновь прибывших, вроде гостиницы.

- Хорошо, - ответил Семен. Сергей Петрович похлопал его по плечу, встал с лавки и махнув Семену сказал:

- Пошли еды возьмем и ко мне.

Дом Петровича был круглой формы, его стены были построены из обтесанных бревен и стояли вокруг огромного дерева так, что его ствол находится внутри дома, и разделял его на две комнаты. В первой комнате, у стены с окном, стоял стол, по обе стороны от него – лавки, укрытые шкурами. Над столом, на полках лежала деревянная и глиняная посуда. По-над стенкой напротив, стояла тахта.

Семен с Петровичем вошли и сразу стали накрывать на стол к ужину. Они принесли с собой из общей кухни жареной рыбы, овощей, соленых корней и компот. Сеня нарезал салат, а Петрович, расставив на столе кружки с тарелками, разложил в них рыбу и разлил по кружкам компот. Когда они, наконец, сели за стол, Петрович достал откуда-то кувшин и два маленьких, глиняных стаканчика, налил в них из кувшина что-то ароматное и явно спиртное, протянув Семену налитый стаканчик, предложил выпить за здоровье. Сёма почувствовал, что напиток был крепкий, потому как после ужина и нескольких стаканчиков – стал заплетаться язык, и не только у Семена.

- Петрович, почему ты женой не обзаведешься, вон их сколько тут ходит, и скажу по секрету я присмотрелся, выбрать есть с чего, - держа в пальцах очередной стаканчик со спиртным, сказал Семен.

- Есть у меня жена, сегодня к подруге пошла, ночевать, у той муж на озеро с отрядом пошел.

- А-а-а,… а почему еще не познакомил?

- Успеется, - Петрович выпил одним глотком и закусив салатом, снова наполнил стаканы.

- А звать то её как? – Спросил Семен, и улыбнулся.

- Катериной. Тебе Сеня дом нужно строить, завтра выберешь местечко. Мы построить поможем, не волнуйся, - Семен, кривясь от выпитого, жевал соленый корень. Потом посмотрел на Петровича и сказал:

- Я дальше пойду.

- Куда?

- Домой хочу.

- Ты опять за свое, говорю же тебе, выбрось это из головы, нет выхода из этого леса.

- Но вход же есть?

- Ну.

- Значит и выход должен быть.

- Пьян ты, вот и несешь чушь. Давай спать ложись, - они встали из-за стола и покачиваясь из стороны в сторону пошли во вторую комнату. Семен ее разглядывать не стал, а сразу лег туда, куда указал Петрович.

Утром, проснувшись, Семен вышел из комнаты, Петровича уже не было, а на столе был порядок и стоял кувшин со стаканом, видимо оставленные Петровичем на случай похмелья. Конечно, легкое похмелье чувствовалось, но голова не болела, и Семен пить не стал, а пошел на улицу. Возле дома на маленькой скамеечке сидела симпатичная женщина, и ощипывала какую-то птицу, Семен поздоровался и спросил, куда ушел Сергей Петрович. Женщина улыбнулась, и тоже поздоровавшись кивком головы, указала Сене направление.

Подходя к шалашу-гостинице, у его входа, он увидел Петровича о чем-то разговаривавшего с той девушкой, которую накануне они нашли в лесу. Девушка выглядела расстроенной, но уже не плакала. На ней были белые штаны, слегка в пыли, сидевшие на бедрах, короткая блузка, застегнутая металлической пряжкой только на груди и легкие белые мокасины.

Семен остановился неподалеку от них и смотрел только на это прекрасное создание. В этот момент он видел только её, и все остальное, как-то вмиг, отошло на второй план, даже мысль вернуться домой. Семен хотел только одного – быть рядом с ней, не важно где, здесь, или в другом месте, но только чтобы она была рядом.

Его заметил Петрович, окликнул и махнул рукой, чтобы тот подошел. Семена передернуло от неожиданного вмешательства в его мысли. Он немного замешкался, потом пошел к ним неуверенным шагом. Подойдя, Семен смотрел только на Петровича, он не мог заставить себя посмотреть на девушку.

- Познакомься Сеня, это Настя, - девушка протянула Семену руку.

- Семен, - он взял её за руку, посмотрел в глаза и застыл.

- Сёма, ты долго будешь так стоять? - со смехом спросил Сергей Петрович. Семен отпустил её руку, сделал шаг назад, и тут же сильно покраснел. Это развеселило Настю, и она заулыбалась. Сеня бросил на неё короткий взгляд – какая у неё божественная улыбка, отметил для себя Семен, она просто ангел!

Послышался звонкий звук колокола, Петрович, стал между Семеном и Настей, и обняв их за плечи сказал, что наступило время завтрака. Он повел их к тому месту, где под навесами стояли печи. Там были накрыты столы, к которым отовсюду стекался народ.

За столом, все время, Семен украдкой поглядывал на Настю. Было видно, что она очень проголодалась, и не отрывала глаз от еды. Семен ничего не смог съесть, и немного посидев, встал из-за стола и пошел за пределы селения в лес. Он шел, пока к его слуху не перестали доноситься голоса и шум лесного поселка.

Семен влез на дерево и думал, думал только о Насте. Думал когда и как ей признаться. Он волновался и боялся, что вдруг она его отвергнет, и переживал, что так по дурацки повел себя утром.

Послышались шаги и хруст веток, под чьими-то ногами, Сеня огляделся и увидел возвращающийся с озера отряд. Он слез с дерева и пошел за ними.

Вернувшись в поселок, Семен направился к дому Петровича. Петрович сидел у стены на скамейке и что-то мял в маленькой ступке.

- Привет! Где ты пропадал почти весь день? - спросил Семена Сергей Петрович, откладывая в сторону ступку.

- Думал я, - Семен выдохнул и сел на землю напротив Петровича.

- О чем? Решил уходить?

- Нет.

- А что? Вид у тебя рассеянный какой-то, - Сеня промолчал, сорвал травинку и стал грызть. Петрович молча взял ступку и пошел в дом, вскоре он вышел с кувшином двумя стаканами и тарелкой фруктов, поставив это все на землю перед Семеном, сидевшим в позе лотоса, и сел так же напротив.

- Выпьем?

- Не хочется что-то, не обижайтесь Сергей Петрович, - Сеня криво улыбнулся и опустил голову. Петрович налил стакан и протянул его Сене.

- По-моему я знаю причину всех бед, пей, - Сёма пару секунд посмотрел на протянутый ему глиняный стакан, и взял его. Петрович налил во второй – и чокнувшись, они выпили.

- Рассказывай и не стесняйся, я же все-таки врач - закусив большой виноградиной, сказал Сергей Петрович, - а от врачей секретов быть не должно.

- Да чего говорить? Влюбился я Петрович, - врач рассмеялся, а Семен покраснел.

- Я это сразу заметил, когда ты, тогда утром, еще не подошел. Как ты на неё смотрел…

- Ничего смешного в этом нет, - обиделся Сёма.

- Да я и не смеюсь, с чего ты взял? - и Петрович, сделав иронично-серьезный вид, плеснул в стаканы из кувшина.

- Выпьем, - они выпили, и Петрович продолжил, - так от чего тоска в глазах? Ты ей сказал?

- Да я на неё даже посмотреть боюсь, не то чтобы…

- Не нервничай сынок, давай выпьем, - перебил его врач и протянул полный стакан.

- Здесь понимаешь, подумать надо, - он выпил и продолжил, - в любви же сынок как на охоте, осечки не допускаются, нужен один точный выстрел. Сделал осечку, спугнул девчонку, и всё, ищи её потом, бегай по лесу…

- Спасибо дядя Сережа, успокоил, - перебил его Семен, и не выпив, поставил стакан.

- Ты чего это, чокнулся, а пить не стал, не хорошо это, давай бери свой стакан, - Петрович наполнил свой, и чокнувшись они выпили.

Из дому вышла женщина, которую Сеня видел здесь утром, по всей видимости, жена Петровича – Катерина, и сев рядом с ним сказала:

- Сергей, не морочь парню голову. Ты бы сходил к ней мальчик, совсем одна она там со своими мыслями, мается, поди, и поговорить ей не с кем…

- А чего, сходи Семен, успокой девчонку, только давай еще по одной… - и Петрович потянулся к кувшину.

- Хватит тебе, да и Семену не наливай, будет на первом же свидании твоей бормотухой на девчонку дышать, - от слова «свидание» у Семена перехватило дух, и задрожали руки.

- Это не свидание, я просто иду её поддержать, - как бы, самому себе, сказал Сеня.

- Что ты сказал, Сеня? - спросил Петрович и не дожидаясь от него ответа обратился к супруге, - Катенька, можно мне еще стаканчик выпить? А может, выпьем на брудершафт? - Сергей Петрович повернулся к жене и поцеловал ей руку.

- Давай выпьем, но это на сегодня, для тебя последний стакан, - кокетливо улыбаясь и стреляя глазками, ответила ему жена.

- Это мы еще посмотрим, - сказал Петрович, и улыбнулся в ответ. В одной руке он держал кувшин, а другой – обнимал жену.

Семен быстро встал и почти побежал к тому шалашу, где жила Настя. Он топтался у дверей не решаясь, что ему делать и как правильно войти, чтобы не напугать её или не показаться невежей, аж пока девушка сама не вышла поинтересоваться, кто топчется за её дверями.

- Привет, ты ко мне? - спросила Настя.

- А… я так… ну… мимо проходил и подумал… что… - у Семена был такой растерянно-перепуганный вид, что Настя с трудом сдерживала себя, чтобы не расхохотаться.

- Ну, входи, раз уж ты шел мимо, - указывая на дверь, сказала она. Семен немного помялся с ноги на ногу, и вошел вслед за Настей.

Внутри, ничего не изменилось, с того времени кода Семен здесь ночевал. Такой же полумрак, также в углу стояла тахта, накрытая шкурами, стол, три стула, изменился лишь запах, это был её запах, и он просто сводил Семена с ума.

- Ты есть хочешь? - спросила Настя, Семен отрицательно помотал головой и произнес что-то не членораздельное.

- Ясно.… Тогда будем пить компот, - Настя взяла стоявший на столе кувшин и налила из него в две кружки. Они сели за стол, и Семен залпом выпил всю кружку. Она улыбнулась и налила ему еще. Они долго сидели молча, Настя видела, что Сеня волнуется, а его волнение с каждой немой минутой растет, и она решила заговорить первой.

- Расскажи мне, что это за место, ты давно здесь? - её голос зазвучал по-другому, он был тихий, нежный и мягкий, как и её русые длинные волосы. Это как-то сразу расслабило Семена, и он с энтузиазмом стал рассказывать всю свою историю от начала, как он проспал на работу, и до этого момента, опуская некоторые детали, а другие – приукрашивая. Настя с неподдельным интересом, открыв рот, слушала рассказ Семена, иногда перебивая его вопросами.

Когда Семен закончил свой рассказ словами: «и вот я теперь здесь», Настя склонила голову Сене на плечо и зевнула. От этого он опять «впал в кому», и пока брал себя в руки, она уснула. Семен осторожно пододвинулся ближе, обнял ее и счастливый, вскоре уснул и сам.

Так сидя на стульях, они проспали до утра, а когда проснулись, то у обоих замлели ноги, да так, что они не могли ними пошевелить. Семен и Настя, как дети смеялись друг с друга пытаясь встать, потом позавтракали, компотом с пряниками. Семен никогда не чувствовал себя таким счастливым.

Выйдя на улицу, Настя спросила:

- Ты прейдешь ко мне еще, я же тебе свою историю не рассказала.

- Конечно! А как насчет, сегодняшнего вечера, вы не заняты?

- Абсолютно свободна, - она поцеловала его в щеку, хихикнула и пошла к копошащимся у печей женщинам. А Семен окрыленный и не чувствующий земли под ногами, побежал к Петровичу.

В этот день, он с доктором, ходил по лесу, Семен носил за Петровичем корзины, в которые тот собирал разные травы, цветы, корешки и тому подобные вещи для своих настоек и отваров. По пути, Сергей Петрович объяснял Семену, какое растение что лечит, а Семен, не слушая не единого слова, кивая и поддакивая, поглядывал на солнце, с великим нетерпением ожидая его захода.

К вечеру они вернулись и Катерина, жена Петровича, предложила Семену поужинать вместе с ними, но он отказался.

- Что, и по сто грамм не выпьем? - с поддельным удивлением спросил Сергей Петрович.

- Нет. Спешу, - сказал Семен, и поставив битком набитые корзины у дверей дома, побежал к Насте.

Подойдя к её дверям, он оглядел себя, поправил отросшие до неприличного за время его путешествий волосы, и осторожно постучался. Настя открыла дверь, улыбнулась, сделала шаг в сторону, дав Семену пройти внутрь.

- Хочешь компотик? - спросила она, садясь за стол, чтобы как-то сразу завязать беседу.

- Хочу.

- Как прошел день? - разливая по чашкам компот, спросила она.

- Петровичу весь день помогал. Травы собирали для лекарств, - сказал Сеня, отпивая из чашки.

- А ты как день провела?

- Нормально, - никто из них не решился признаться, друг другу, что весь день только и ждали вечера, чтобы посидеть рядом и поговорить.

- Ты обещала мне свою историю, - напомнил Насте Семен. В её глазах мелькнула грусть.

- В тот день, я с родителями поехала к бабушке в село. Мы туда каждое лето ездим. И вот, когда мы приехали, ко мне пришли мои подруги детства, и пригласили меня сходить вместе с ними за грибами. Мы пошли за село, на холмы, там всегда было много грибов и мы, будучи детьми, там часто их собирали, ели землянику, играли. И вот, мы взяли корзинки, и пошли туда. Вначале, мы шли вместе и разговаривали, а потом незаметно увлеклись поисками грибов и как-то разбрелись в стороны. Я набрела на полянку усыпанную грибами, и решила позвать своих подруг, там грибов было много и хватило бы на всех. Я подняла голову и увидела, что слишком далеко отошла от них, я крикнула, но они меня не услышали, тогда я воткнула в землю палку, чтобы не потерять эту полянку, и пошла, звать подруг. Шла я быстро, и не заметила пустую пластиковую бутылку, наступила на неё, потеряла равновесие, упала, ударилась затылком о камень и наверное потеряла сознание. А пришла в себя в этом лесу. Дальше ты знаешь….

Какое-то время, Семен и Настя сидели молча. Потом Настя, склонила голову Сене на грудь и тихо заплакала. Мысль о возвращении домой, вновь завопила в его голове.

- Не плачь, я обязательно найду путь обратно. Я тебе обещаю, - гладя её волосы, говорил Семен. Комок из страха и безысходности раздулся в его горле, мешая говорить и дышать.

- Мы найдем, - Настя подняла голову и вытерла слезы, - ты же возьмешь меня с собой? - она смотрела на него умоляющим взглядом, - я не хочу здесь оставаться без тебя.

- Конечно же, мы пойдем вместе, - часто глотая воздух и силясь не выпустить слез, ответил Семен, - я тоже не могу без тебя, уйти.

Они, еще долго обнявшись, молча сидели за столом, пока сон не стал их одолевать. Настя, встала со стула, и осторожно освободившись от Сениных объятий, прилегла на тахту, а Семен, положив руки на стол, склонил на них голову и закрыв глаза, тоже уснул.

Проснулся он, когда небо было еще серым и тусклым, а деревья за окном еще не приобрели четких очертаний. Проснулся Семен от дикой боли в шее и позвоночнике, а еще сильно затекли ноги и руки. Он встал со стула, с трудом сдерживая себя, чтобы не вскрикнуть, покачал головой из стороны в сторону, несколько раз прогнулся назад и наклонился вперед, потом посмотрел на тихо сопящую Настю, и потихоньку затворив за собой дверь, вышел на улицу.

Сеня направился к Сергею Петровичу. Утро было прохладным, Семен шел, аккуратно ступая по траве, чтобы не промочить ноги в россе.

- Привет Сеня, чего ты шастаешь в такую рань то? Не поругались ли, с Настюхой? – с улыбкой спросил Петрович, завидев Семена. Врач сидел на низкой скамеечке у стены своего дома, перед ним стояли две плетенные из лозы корзины, а рядом – кучка моркови, с которой он ножом срезал ботву, и укладывал её в одну корзину, а корешки – в другую.

Семен подошел к нему и сев на такую же маленькую скамеечку, стоявшую рядом, сказал, - я сразу к делу, Сергей Петрович, вчера вечером мы с Настей решили уйти, - выпалил Семен и замолчал, ожидая ответа.

- Вот те на! Спелись. Куда это вы собрались?

- Домой, - твердым голосом ответил Сёма. Петрович бросил свое занятие и прислонившись к стене, посмотрел на Семена.

- Ты хорошо подумал?

- Да, - с неумолимой уверенностью ответил Смен, глядя ему в глаза.

Врач молча опустил взгляд, и снова занялся своим делом.

- Дело ваше, - через минуту молчания, сказал Петрович, - теперь ты не только за себя, но и за девчонку в ответе. Понимаешь? - он со всей строгостью посмотрел Семену в глаза.

- Понимаю, - все с той же уверенностью сказал Сёма.

- Тогда не смею вас задерживать молодые люди, - с какой-то легкой обидой или безразличием в голосе, сказал врач и опять вернулся к морковке.

Семен положил руку ему на плечо, на секунду задержался, и хотел, было что-то сказать, но передумал. Он быстро встал и пошел. Сеня уже сделал несколько шагов когда его окликнул Петрович.

- Еды с собой возьмите.

- Хорошо, - не оборачиваясь, сказал Семен и продолжил идти.

- А как закончится, приходите еще дадим, - смеясь, крикнул ему в след Сергей Петрович, Семен, не оборачиваясь, махнул ему рукой и скрылся за деревьями.





---



Семен и Настя, шли по лесу, взявшись за руки, неся на плечах рюкзаки с провиантом и походными принадлежностями. На них были водонепроницаемые, из плотной ткани, плащи с капюшонами и ботинки из грубо выделанной кожи. На поясе у Семена, с одной стороны, висел большой нож, с другой – колчан со стрелами и небольшим арбалетом, подаренные ему на прощание врачом, Сергеем Петровичем.

Туманное утро сменилось приятным солнечным днём. В лесу было прохладно и свежо, не смотря на палящее с неба солнце. Огромной высоты деревья, с пышной кроной, сдерживали его лучи, храня среди своих стволов приятную прохладу и влажный, наполненный лесным ароматом, воздух.

Семен с Настей, прошли по лесу немалый отрезок пути, почти не останавливаясь и перекусывая на ходу. Но день стал подходить к концу, в лесу помалу темнело, да и усталость все настойчивее и настойчивее, стала напоминать о себе. Нужно было позаботиться о ночлеге. Почва в лесу, была сырой и прохладной, и спать просто на земле, было бы не приятно и они решили найти подходящее дерево, и утроится на нем. В таком лесу это не составляло труда, и вскоре место для ночлега было найдено.

Семен раздобыл хворост и развел костер. Пока Настя была занята приготовлением ужина, Сеня обустраивал место ночлега. Он вынул из своего рюкзака небольшой топорик и нарубив стволы, растения похожего на лианы, переплетал их с ветвями выбранного ими дерева, делая меж них небольшую площадку, похожую на сеть. Потом наносил сухой травы и накрыл своим плащом.

Поев, Сёма помог Насте взобраться на приготовленное ним ложе, затушил дымящиеся остатки костра и влез сам. Они укрылись Настиным плащом, и лежа на спине, разглядывали сквозь крону деревьев далекие звезды.

- А вдруг мы потеряемся? – Неожиданно спросила Настя.

- Не потеряемся, вот выйдем из леса…

- Ты не понял, я имею в виду, вдруг мы потеряемся, и домой разными дорогами придем, может такое быть?

- Ну не знаю… - растерялся Семен, - ну давай тогда договоримся у кинотеатра «Комсомолец» встретится, что ли? - Они рассмеялись, потом еще долго болтали, рассказывая друг другу истории из своей жизни, пока не погрузились в сон.

Настя проснулась рано, она осторожно, чтобы не разбудить Семена, сняла с себя его руку, потихоньку выползла из-под плаща и слезла с дерева. Без плаща было довольно холодно, между стволами деревьев, клочками неподвижно стояли клубы тумана, без лучей солнца, все было серым, мрачным, холодным и даже немного жутковатым. От влажной прохлады, по телу то и дело пробегали мурашки, и время от времени бросало в дрожь. Настя подумала, что нужно развести костер, чтобы согреться и приготовить завтрак, но для начала решила «сходить в кустики» и недалеко отойдя, хотела, было расстегнуть брюки, как почувствовала на себе чей-то взгляд, она резко повернулась и увидела в тумане силуэт человека. Резкий приступ страха сразу обездвижил её, заставив громко закричать, она издала такой звонкий писк, что даже у самой зазвенело в ушах. Через секунду, силуэт растворился в тумане, а рядом с ней, с заряженным арбалетом стоял Семен. За все время пребывания в этом лесу, он не видел в нем ничего опасного, даже хищные звери здесь не встречались, и этот внезапный Настин крик привел Семена в замешательство, что он пустил стрелу в ту сторону, куда широко раскрыв глаза, с ужасом, смотрела Настя. В ту же секунду, из тумана послышался хриплый стон, который вернул Семена и Настю в реальность.

Они быстро переглянулись, и Семен спросил:

- Что случилось? Что ты видела?

- Не знаю, по-моему, это был человек, - с застывшими слезами в глазах, сказала она.

- Что он тебе сделал?

- Ничего, но я… сильно испугалась,… не знаю почему, - и она заплакала.

- По-моему я попал в него, - обнимая Настю за талию, с дрожью в голосе сказал Сёма. Он всматривался в туман, а мысли лихорадочно метались в голове, рисуя для его сознания страшные картины.

- Постой здесь, а я схожу, посмотрю что там, - сказал Семен, делая шаг вперед.

- Я с тобой, - вцепившись в его руку, сказала Настя.

Они сделали несколько шагов, и заметили на земле фигуру мужчины, окутанную туманом. Семен осторожно на цыпочках подошел ближе, а Настя, отпустив его руку, осталась на месте.

Перед Семеном, лицом вниз лежал худой и невысокий мужчина. В его правом плече торчала выпущенная Сеней стрела. У него были грязные, местами слежавшиеся черные волосы, длинные грязные ногти, его одежда пришла в негодность, это была даже не одежда, а обрывки грязной ткани, прикрывавшие отдельные участки тела. У него было множество ран, некоторые из которых уже начали гнить. В общем, выглядел он отвратительно, к тому же дурно пах. Семен наклонился и пощупал пульс – прослушивается. Сеня повернул его на бок, и обломав наконечник стрелы, резким движением вырвал её из тела незнакомца, он вскрикнул и на мгновение напрягся, а потом снова обмяк. Семен аккуратно взвалил его на плечо и принес к месту их с Настей ночевки.

Семен распалил костер, на котором Настя тут же затеяла готовить завтрак, и принялся лечить раны этого чудака. За время пребывания в лесном городке, Семен многому научился у Петровича, так что вылечить этого ослабевшего и изнеможенного да ко всему прочему еще и раненного беднягу, Сене не представляло большого труда, нужны были лишь травы и время. Семен наносил больших листьев, сухой травы и соорудил из них пышное ложе, потом положил на него незнакомца и обработал его раны и гнойники мазью, которую Петрович, предусмотрительно, дал им в дорогу.

Прошло не мало дней, пока этот бедняга пришел в себя. За это время Сеня построил вокруг него шалаш, да и их с Настей местечко на дереве, стало похоже на небольшой домик из нетолстых веток и лиан. Семен все это время, охотился, собирал травы, коренья, цвет различных растений, из которых делал отвары и мази. Настя собирала грибы и ягоды, готовила еду и помогала Сене там, где могла.

Ранним утром Семен с Настей молча сидели у костра и смотрели на огонь, когда незнакомец высунул голову из шалаша. Завидев его, Семен улыбнулся и жестом пригласил к костру. Настя, тут же, выложила из котелка в деревянную миску тушеное с овощами, мелко нарубленное мясо, и протянула ему.

Незнакомец ел, набирая ложкой, большие порции и почти не жуя, жадно глотал. Когда он насытился и отложил миску, Семен начал разговор.

- Я смотрю, вы поправляетесь, как вы себя чувствуете?

- Нормально, - коротко ответил тот, несмотря Сене в глаза.

- Меня зовут Семен, - Сеня протянул ему руку.

- Саша, - с ответным рукопожатием сообщил незнакомец.

- А это Настенька, Семен указал на девушку, и добавил, - Настя, дай гостю штаны, рубаху и ботинки.

Незнакомец сгрёб в комок предложенную ему одежду, и ничего не сказав, поднялся и пошел вглубь леса. Сеня и Настя смотрели ему в след, пока тот не скрылся за деревьями, потом переглянулись, пожали плечами и снова уселись у костра.

Много времени прошло с того момента, как он ушел, и Сеня с Настей поняли, что он ушел навсегда. Так как задерживаться здесь больше не было смысла, Семен с Настей уложили свои вещи по сумкам, потушили костер, окинули взглядом свое гнездышко, охранявшее их сон почти три недели, и отправились в дорогу.

Подкрался вечер, а за ним незамедлительно настала и ночь. Луна была большой и яркой, но ее мягкий свет не мог пробиться через мощную крону могучих деревьев, чтобы упасть на землю к их стволам. Другое дело солнце, оно сильное и может впиться своими лучами куда угодно. По этому Семен развел костер с последними лучами солнца, и когда наступила ночь, у него с Настей были и тепло и свет.

Они поужинали и уже собирались лечь спать, как к костру подошел мужчина. Семен узнал его по одежде, это был Саша.

- Чего вы меня бросили? – С улыбкой сказал он.

- Мы подумали, что ты уже не вернешься и решили, продолжить свой путь. – Саша подсел к костру напротив них. Костер горел ярко, и Сеня разглядел, что внешне Саша выглядел вполне приятно.

- Как это не вернусь?! Просто, чтобы отмыться и привести себя в порядок, мне понадобилось много времени, да и морально настроится…

- Выпей чаю – сказала Настя, протягивая ему чашку.

- С удовольствием! Я бы еще и съел чего-нибудь. – Настя сразу же засуетилась, а Сеня подсел к Саше, чтобы заполнить ожидание ужина беседой, спросил.

- Саня, я так понял, что ты давно по лесу шляешься?

Саша поставил чашку с чаем на землю рядом с собой и потирая ладони, протянул их к костру. Он молчал несколько минут, что Семену стало не по себе, и он хотел, было извиниться за свое любопытство, и пока Сёма в уме перебирал слова извинений, Саша заговорил первым:

- Я не шлялся, я прятался…

- От кого? – Тихо, почти шепотом спросил Семен, озираясь по сторонам, - я давно здесь, и ничего опасного до сих пор не видел в этом лесу.

- От людей Семен, от людей. – После глубокого вздоха ответил Саша, и снова замолчал. Вскоре подошла Настя, и разрушая возникшую тишину словами: «кушать подано», протянула Саше миску с едой.

- Смотри, Сеня, что я нашла в твоём мешочке. – Настя протянула Семену фляжку. Семен открыл её, понюхал горлышко, встал и торжественно произнес:

- У нас сегодня вечеринка господа!

Во фляге оказалась замечательная настойка Сергея Петровича, которую он положил Семену в дорогу, и о которой до этого момента никто не вспомнил, ни Семен, ни Настя. Просто для всего есть свое время и место, а сейчас она пришлась очень кстати.

Они выпивали, болтали, шутили, пели, пока во фляге ничего не осталось. Настя давно уже спала, а Саша и Семен еще сидели у костра, подкармливая его хворостом, который он с удовольствием трескал. Семену очень хотелось вернуться к тому незаконченному разговору, его распирало любопытство, но он не знал, как и с чего начать, но Сене не пришлось долго мучиться – Саша задал вопрос первым.

- А вы с Настей давно вместе?

- Да нет, не очень.

Ответ Семена был таким же глуповатым, как и вопрос Саши, зато этот несложный диалог дал возможность повернуть разговор к той теме, которая интересовала их обоих.

- Я с ней здесь познакомился, в лесу.

- Как?

- Долго рассказывать, - Семён махнул рукой, - да и не интересно это. Здесь в лесу есть городок, там мы и познакомились. – Сёме ох как не терпелось расспросить Сашу, но он не решался задавать вопросы, так как чувствовал напряжение, которое исходило от него.

- Городок в лесу?!

- Ну да, а что тебя так удивило?

- Далеко?

- Примерно четверо суток пути…

- Что-то я не слышал ни о каких городах…. Да и лес этот не большой, километр, два не больше… или санаторий что ли какой открыли? – Саня с неподдельными чувствами удивления и растерянности уставился на Сёму. Глядя в Сашины удивленные глаза, Семен понял, что Саня до сих пор не знает, что он находится не в окрестностях родного города, а вообще неизвестно где. Семен не стал сразу раскрывать ему эту страшную тайну, но осмелился спросить:

- А от кого ты тут прячешься?

- Я же сказал, от людей.

- А кто они, эти люди?

- Наверное, лучше всё сначала рассказать. Прихожу я как-то домой раньше обычного, захожу в комнату, а ковер свернут....

- И что?

- Как что? Я то один живу, а я ковер не сворачивал. Взялся я за краешек и стал разматывать, а оттуда сынишка соседский выпал, наверное, услышал, что я пришел и лучшего места не придумал. Я знал, что он не благополучный ребенок, да там вся семья такая, говорю: «Ну, Илюха, сдам я тебя в милицию!», он, конечно, проситься стал, да и я его только попугать хотел да родителям сдать, но… не тут то было. Вдруг тут батяня его голову в дверь просовывает и спрашивает, мол, нашел его сынок чего ценного, смотрит, что я стою и сынишку его за шиворот держу, да как ринется ко мне, я еле увернулся. Выскочил, я значит в двери и к леску, я к стати здесь не далеко живу, он за мной и дружкам своим кричит, мол, догнать надо, что всех сдаст. Бегали мы здесь конечно долго, до темноты. Когда все улеглось, я потихоньку пробрался к дому, смотрю, в моих окнах свет горит, а у порога два типа стоят, разговаривают, как брать меня будут и что сейчас еще братки подойдут с фонарями. И я с дуру опять в лес махнул. Бежал что было силы, а темень не просветная, о пенек какой-то споткнулся, да ка-ак стукнусь о ствол искры… звёзды… голова закружилась и… наверное сознание потерял. Очнулся утром, стал из лесу выбираться, не могу выхода найти…. Правда, направления часто менял.

- Зачем?

- Боялся с людьми встретиться, везде бандиты чудились, я же их в лицо не знал. Вот так и бродил, пока твою Настю не увидел. Решил подойти и спросить где тропа из лесу, может уже от отчаяния или потому что на бандита она похожа не была, а она в крик, а тут ты со стрелой…

- Извини….

- Ничего, я рад, что с вами встретился, еще немного и озверел бы здесь точно! – Саша рассмеялся, было, но потом вспомнил о спящей Насте и прикрыл рот рукой, и продолжил еще тише: - я здесь и червей ел, и жуков, меня сразу рвало, а потом ничего, привык, даже их вкус стал различать, а однажды плодов каких-то наелся и, ты не поверишь, два дня, где не приседал, там и гадил… - он тихо хихикнул.

Семен еще долго слушал его истории из жизни «одиноких волков» и думал, что, конечно же, на нем не могли не сказаться долгое одиночество и страх, со всеми вытекающими из этого последствиями. А как он воспримет ту новость, которая его ждет?

Семен лежал на спине и смотрел на звезды сквозь крону деревьев и думал…. Хмель стала покидать его, не хорошо шумело в ушах, болела голова, и бросало в дрожь. Конечно же, это состояние лучше пережить во сне, но Сеня не мог уснуть, он думал, как сказать Саше то, что он далеко не рядом с домом.

«Как же ему это сказать? Не добьет ли это остатки его самообладания? А может ничего и не говорить, сам поймет?» Незаметно Семен уснул.



---



На следующий день, пройдя по лесу несколько километров, они вышли на зеленую лужайку, за которой искрилось большое озеро с илистым берегом и кристально-чистой водой. Под открытым небом было невыносимо жарко, к тому же их тела, за много дней, проведенных в лесу, отвыкли от сухого воздуха и прямых лучей солнца, потому Семен с Саней вернулись к лесу и решили разбить лагерь там. А Настя, сбросив сумки, побежала к озеру, выкрикивая на ходу, что-то типа «за мной не ходить и не подглядывать».

К тому времени, пока мужчины развели костер, приладили котелок над огнем и устроили место для обеда, с озера вернулась Настя с мокрыми волосами и счастливой мордашкой, и сразу приступила к приготовлению обеда. Нет не сразу, сразу она чмокнула Семена, произнесла не длинную речь по поводу её голода, якобы самой сильнейшей степени, а потом приступила к готовке.

Сытые и разомлевшие, все трое улеглись на траву, и глядели в небо, думая каждый о своём. Пели птицы, шуршал в листве маленький, легкий ветерок, с озера, иногда доносились звуки плескавшейся рыбы. Первым нарушил эту идиллию Саша.

- Может быть, мне кто-то расскажет, что это за озеро? Не было его никогда здесь. Где мы вообще? - каким-то томным и равнодушным голосом толи спросил, толи сказал он. - Семен с Настей рассмеялись, а Сашка приподнялся на локти и недовольно посмотрел на них.

- В раю. – Нежным голоском, просто ответила Настя и тайком, сухой травинкой, пощекотала Семену ноздрю, пока тот лежал с закрытыми глазами. Сеня резко чихнул и принял сидячее положение, с чего Настя и Саша, долго смеялись.

- А если честно? – Теперь уже мягко и с интересом Саша повторил вопрос.

- Понимаешь Сашка, - начал Семен, - мы не хотели тебе сразу говорить, вернее боялись, хотели момент подобрать, ты ведь и так многое пережил, и к тому же в одиночку….

- Ну не томите ребята!- перебил его Саша.

- В принципе мы и сами не знаем, может быть, Настя и права.

- В каком смысле права? Что это рай?

- Может и рай, или другой, какой мир, но не наш это точно.

- Как это могло получиться?

- Не знаю. Вот мы и хотим с Настей в этом разобраться и выбраться отсюда заодно.

Вся компания снова разлеглась на траве и уставилась в небо. Вскоре Семена стала одолевать дремота, он почти уснул, но его разбудил Санин радостный вопль. Семен вскочил на ноги и увидел Сашу на берегу озера, он держал над головой большую рыбину. Сеня направился к нему.

- Смотри Сема, какая здесь рыба здоровенная! – Восторженно кричал Саша.

- А как ты её поймал? – Удивился Семен, - вернее чем?

- Руками Сеня, руками…. - Он бросил пойманную рыбу Смену под ноги, а сам вошел в помутневшую от его шагов воду и, опустив руки ко дну, медленно пошел вдоль берега. Потом он вытащил еще одну рыбу и еще….

- Где ты так рыбачить научился? – хлебая приготовленную Настей уху, спросил Сашу Семен.

- В детстве, когда на городском водохранилище плотину прорвало, её водой поле залило, глубина по колено и вода, мутная, мутная. Вот мы там с друзьями так и ловили.

- Ясно. А ты здесь специально воду мутил?

- Да. Около получаса туда-сюда по воде бегал, – он рассмеялся, - можно было и не мутить, рыба здесь совсем ничего не боится, подходи и бери.

После сказанного, Саша задумчиво стал ковырять ложкой в тарелке.

- Что с тобой? – спросил Семен.

- Если рыба ничего не боится, значит, её здесь никто не ловит. А ты знаешь, что это значит?

- Знаю, - ответил Сёма.

- Это значит, что людей здесь никогда не было.

- Нет, просто её здесь никто не ловит, вот и все.

- В любом городе, селе, деревне, везде есть рыбаки, и они ни один ставок, ни одну речку, ни одно озеро не пропустят….

- А может, в ближайшем населенном пункте нет рыбаков.

- Это же слишком….

- Странно? – перебил его Семен.

- Да.

- Привыкнешь, - коротко ответил Сеня, - здесь много странного, давайте спать.

Солнце давно уже спряталось за горизонт и стало почти темно. Семен подбросил в костер оставшийся хворост и лег рядом с Настей.

Проснулись все рано, как по команде. Собрали вещи, не спеша, и двинулись дальше, вдоль берега.

К полудню компания обогнула озеро, и оказалась на его противоположной стороне. Они сели на берегу, лицом к воде, наспех перекусили, всухомятку, и немного отдохнув, повернулись к озеру спиной – двинулись дальше.

Идти пришлось под горку. Шли они молча, медленным шагом. Идти было тяжело, мешала густая и высокая трава, доходившая до колен, рюкзаки, стонавшиеся все тяжелее и тяжелее. Они останавливались ненадолго, чтобы перевести дух, и потом снова шли.

К вечеру, когда солнце уже почти село за горизонт, троица достигла вершины. С него, им открылся вид на небольшой поселок, с примыкающими к нему полями, вид которых напоминал аккуратно отрезанные и уложенные огромные разноцветные лоскуты ткани.

- Что это? – спросил Саша, не отводя взгляда от великолепного пейзажа.

- Надеюсь: ванна, еда и нормальная кровать. – Ответил Семен и шагнул первым.



---



Стало уже совсем темно, когда Сёма, Настя и Саша подобрались к околице. Они подошли к самому крайнему дому, и постучали в окошко, в котором горел свет. Из дома вышел мужчина средних лет, со свечей в руках, а из-за его спины выглядывала молодая женщина. Семен спросил его о гостинице или ночлежке, на что тот ответил, что путники к ним редко захаживают, и необходимости в гостиницах в их поселке нет, а заночевать они могут и у него, и после недолгого знакомства, он пригласил всех войти.

Хозяина дома звали Руслан, а хозяйку Софьей. Руслан был невысокого роста, коренастый и с хорошо развитой мускулатурой, с аккуратно подстриженной густой бородой и пышной шевелюрой на голове. Софья наоборот – тоненькая, ростом выше среднего с длинными, по пояс, русыми волосами, перевязанными белой лентой. Руслан усадил гостей за стол, Софья расставила перед ними глиняные тарелки и предложила всем горячей бобовой похлебки, которая парила из горшка стоявшего в средине стола, а Руслан сел у печи, достал из кармана курительную трубку и принялся её набивать.

После трапезы, Софья с Настей пошли в заранее натопленную баньку, а Сёма и Саша сели у печи рядом с Русланом, ждать своей очереди. В воздухе висело не ловкое молчание, а Саня жадным взглядом смотрел, как Руслан курит, и вдыхал табачный дым, который густым одеялом висел под невысоким потолком.

- Желаешь? – Руслан протянул трубку Саше.

- Не откажусь. – Он взял трубку, жадно затянулся и сразу закашлялся.

- Крепкий какой, - сквозь кашель прошипел Саня, протягивая трубку обратно – я и не курил давно.

- Докуривай, если хочешь.

Пока Александр с наслаждением давился горьким, но ароматным дымом, из бани вернулись Софья с Настей.

- Мы всё, - сказала Софья, - Русик, веди ребят.







---



Семен проснулся рано, Настя еще спала. Он потихоньку выполз из-под легкого одеяла, оделся и вышел из спальни. По доносившемуся из соседней комнаты знакомому храпу, Сеня понял, что Александр тоже еще спит. Семен прошел через пустую гостиную и вышел во двор. На крыльце, спиной к дверям, сидел Руслан и курил свою трубку, Софья развешивала на натянутую между деревянных столбов веревку, стираные вещи.

- Доброе утро! – поприветствовал их Сеня.

- Доброе, доброе, - повернувшись вполоборота, сказал Руслан и обратился к жене, - Соня, ребята проснулись, собирай на стол, завтракать будем.

Семен сел на крыльцо рядом с Русланом, и спросил: - чем мы можем вас отблагодарить за гостеприимство?

- Да брось ты Сеня! У нас гостям всегда рады.

- Может быть, в работе, какой помощь нужна?

- Ну, помощь она всегда нужна, в любой работе, - он посмотрел на Семена и улыбнулся, - время семечку убирать, поможете, спасибо скажу. Поле у меня не большое, все вместе за пару дней управимся, если не спешите и задержаться можете.

- Конечно, поможем, я думаю, что никто «против» не будет.

- Тогда по рукам? – И он протянул Семену руку, которую тот тут же пожал. – Сегодня, после завтрака и начнем.

За завтраком Семен сообщил своим спутникам о принятом им решении, «против» и «воздержавшихся» как он и предполагал, не оказалось, а Руслан ознакомил всех с планом работ.

Работа оказалась не сложной: мужики, длинными и тяжелыми ножами, срезали шляпки подсолнечника и складывали их в кучи, а женщины палками выбивали из них семечки на расстеленную простыню. Потом все ссыпалось в мешки и на тележках увозилось с поля.

Действительно, за два дня упорной работы, с графиком «от зари до зари с небольшим перерывом на обед», работа была выполнена. За это время Сашка присмотрел загорелую, молодую девицу с нескромными формами, пропалывающую грядки на соседнем участке, в первый день вовсю строил ей глазки, а на второй – после победы над подсолнечником, упросил Руслана их познакомить. Русик счел это забавным, и после баньки, взяв с собой Саню и литровый бутыль вина, пошли свататься. Семен с Настей от участия в мероприятии отказались, сославшись на усталость. Шевелиться в этот вечер могли лишь привыкшие к такой работе Руслан с Соней и окрыленный, наисветлейшими чувствами, Сашка.

Наутро, оказалось, что Саня остался у Тамары, так звали его обожательницу, и передал через Руслана, что мол, «я нашел свое счастье и останусь здесь навсегда», и все в таком духе, и еще просил, когда Семен с Настей будут уходить, чтобы зашли попрощаться.

После завтрака, Настя стала собирать рюкзаки в дорогу, Семен предложил свою помощь, но она не потребовалась, и он вышел во двор к Руслану. Руслан сидел на лавке в тени яблони и курил трубку.

- Присаживайся. – Предложил он Семену, - а куда вы идете, если не секрет?

- Домой. – Просто ответил Сеня.

- А где были?

- Где мы только небыли…

- Исчерпывающе…

- Я смотрю у вас здесь ни рыбу, ни мясо не готовят, почему?

- Каждому человеку в нашем поселке, пришлось в своё время пройти через ужасы смерти. Кто воевал, кто в катастрофы попадал, а кто и похлещи…. Все смерти в глаза глядели, да так глядели, что все запомнили и ужас и боль, и запах её мерзкий. Так что не можем мы больше ни убивать, ни мяса, ни крови видеть. Даже от слов этих тошнить начинает. Пока запах смерти в носу стоит, пока глаза её вида не забыли, да пока тело боль её помнит, не сможет никто из нас и мухи обидеть.

- Извини Руслан….

- Ничего, не извиняйся, всё нормально. – Он положил руку Семену на плечо, улыбнулся и сказал, - это даже хорошо, что то зло, что внутри нас сидит, само себя перехитрило и теперь само с собой воюет, само себя душит и выйти не может, а улыбаться и радоваться мы уже снова научились.

Пока они разговаривали, Настя собрала рюкзаки, Софья, еды им в дорогу, настало время прощаться. Руслан сходил за Саней и его, теперь, невестой Тамарой. Потом долго обнимались, обменивались комплиментами, давали обещания не забывать и заходить в гости, пускали слезу, в общем, получилось целое представление в стиле индийского кино.



---



Несколько дней Семен и Настя провели в пути, пока, наконец, не вышли к огромной реке. Река была такой широкой, что противоположного берега почти не было видно. Сеню охватила паника. На берегу этой реки он уже был, он узнал её. На берегу этой реки где-то должен стоять большой город из золота и серебра, из которого он давно ушел.

- Мы ходим по кругу. - Сёма сел на землю и обхватил голову руками. – Я здесь уже был. Всё напрасно! Мы никогда не вернемся домой Настя! – Настя села рядом и обняла его за плечи. Семен почти плакал, его трясло от злости и от чувства безысходности. Настя молча обнимала его и по её щекам текли слезы. Они уже были обессилены, все трудности пути им помогала преодолеть лишь одна мысль - вернуться домой, увидеть родных и друзей, а сейчас у них не осталось ничего как после пожара, в котором сгорело все самое ценное, и даже их души.

Они просидели так, пока не наступили сумерки, и нужно было, не смотря ни на что, позаботится о ночлеге. Сеня вкарабкался на высокий холм, чтобы оглядеться и подыскать уютное местечко. Повертев головой, он заметил невдалеке огонь от костра.

- Там костер! – Крикнул он Насте, - потом спустился, вскинул на плечо свой рюкзак, взял Настю за руку и они направились в ту сторону, где горел костер.

Подойдя ближе, Семен заметил у костра мужчину, которого он сразу же узнал: та же стриженная, черная с проседью бородка; тот же плед черный в крупную красную клетку на плечах; так же как и много месяцев назад он сидел на камне и курил трубку, держа над костром колбаску, наколотую на металлический прут; и так же рядом, почти на суше, на боку лежала небольшая, двухместная лодка.

- Добрый вечер!

- Здравствуй Семен! Вот мы снова встретились. Удивлен?

- Я уже ничему не удивляюсь, - пробурчал Сеня.

- Да вы присаживайтесь, не стойте. – Семен сбросил рюкзак и уселся на него сверху, Настя сделала то же самое. – Почему физиономии кислые? – Он снял с прута колбаску, переломил её надвое и протянул им, - возьмите, пожуйте, можете не говорить, сам знаю….

- Спасибо, – принимая угощение, сказал Семен, - а как обращаться то к вам, вы так и не представились?

- По имени меня давно не зовут, братья зовут младшим, а мой народ…

- Ваш народ?

- Да Семен, мой. Это мой мир, я его создал из забытых и потерянных людьми вещей, чувств и мыслей. Люди многое теряют и забывают, и в основном хорошее, а попав сюда обретают снова и не хотят с этим расставаться. А ты Семен, за свою жизнь, ничего ценного для себя, еще не потерял, потому и маешься, потому и места себе здесь не нашел. Всё что ты здесь видел, ты не имел и не терял, и тебе это не с чем сравнить.

Семен задумался, и сказал: - Нет, оказавшись здесь, я потерял, и потерял всю свою жизнь, которой я жил, и мне есть с чем сравнивать. Я хочу прожить свою жизнь, а не ту что вы придумали, или кем-то потерянную или забытую. У меня есть своя жизнь и мир, который строю я сам! – Семен соскочил с места и напрягся как пружина, - и даже если нам с Настей не удастся вернуться домой, я построю её здесь, с нуля! – он почти кричал. - А если я что-то и потерял, то сам и найду, если это мне будет нужно!

- Сядь Семен, не нервничай. Я понимаю. – Сеня сел на свой рюкзак и опустил голову. – Я разве говорил, что я здесь кого-то держу? Кто желает, тот остается,… считай, что это экскурсия, а если хочешь домой, так иди, двум богам один мир не построить.

- В каком смысле? - Семен поднял голову и посмотрел ему в глаза.

- Будут друг другу мешать, и не договорятся. – Он улыбнулся и стал пропадать, Семен заморгал и завертел головой, все вокруг задрожало, у Семена закружилась голова, и он упал.





---



Семен открыл глаз, потом второй – он лежал на земле, что-то жутко воняло, болел лоб, он приподнялся на локте, посмотрел на руку с зажатым ремнем от сумки, которая лежала рядом, провел свободной ладонью по лбу – кровь. «Во как врубался! Да-а, понедельник есть понедельник»: - подумал Сёма, встал аккуратно поднял сумку, ударил ногой злополучную ветку и помчался к автобусной остановке.

День прошёл «на ура!» Семен получил работу, о которой мечтал, вечером отметил это событие с друзьями в баре – домой вернулся поздно, помылся, потом включил «комп» просмотрел почту, заглянул на пару любимых сайтов, поставил в «дивидишник» диск с каким-то новым фильмом, купленным сегодня, постелил постель и лег.

Фильм оказался нудным и не интересным, спать не хотелось, Семен лежал на спине, и подложив руки под голову смотрел в потолок. Он вспоминал, что ему причудилось, пока он был в «отключке», стукнувшись в парке о ветку. Всё казалось таким реальным, а особенно… Настя! Семен даже подумал сходить к кинотеатру «Комсомолец», вспомнив, как якобы в шутку он предлагал ей встретиться, в случае, если они потеряют друг друга. «А из какого она города? Я же не спрашивал, и она не говорила. Какой бред!»: - подумал Семен, и повернувшись на бок заснул.

Всю неделю, Семен, то и дело, вспоминал причудившуюся ему Настю, ну не выходила она из головы, что бы он не делал. Сеня решил съездить на выходные к родителям – не виделся он с ними давно, соскучился, да и они рады будут, одноклассников повидать, оставшихся в родных краях, и обстановку хотелось сменить не надолго.

Ехать решил сегодня же, в пятницу вечером, ночной электричкой. Семен не понимал этой спешки, и не мог сам себя удержать. Прибежал с работы, наспех собрался и рванул на вокзал.

Электричка шла долго, так что Семен почти выспался пока доехал до родного города, города, где он вырос. Сойдя с электрички, Семен зашагал к тому месту, где обычно собираются такси, так как в это время рейсовый транспорт уже не ходит, а дежурного троллейбуса ждать, дело не для слабонервных. Договорившись с водителем о цене, Семен сел на переднее сиденье и захлопнул дверцу. Машина заурчала и двинулась с места.

- По делам, или в гости? – Спросил Семена водитель такси.

- В гости. – Коротко ответил Сеня и повернув голову, стал рассматривать город в боковое окно.

- Давно здесь небыли? – продолжал навязываться на разговор водитель.

- Давно.

- Растет город, Правда?

- Да. А это что там огородили? – взгляд Семена остановился на возвышавшемся над ограждением здании.

- Да это же кинотеатр «Комсомолец» реставрируют, говорят теперь «кинопалац» будет, со стереозалом, к двадцатому сказали, откроют. – Машина повернула во двор, - приехали. – Семен расплатился и поблагодарив разговорчивого водителя вышел из машины.

Выходные пролетели как всегда быстро и незаметно, пора было возвращаться к себе. Ехать не хотелось, что-то шевелилось в душе и уговаривало остаться. Вся родня и друзья пришли провожать Семена, и глядя в их глаза, это «что-то» в душе, шевелилось все сильнее и сильнее, но Сеню ждала работа и тот мир, который Семен создавал для себя и он не мог его разрушить, просто оставшись здесь.



---



Как-то вечером, Семен ехал в автобусе с работы, и объявили остановку, «Кинотеатр «Комсомолец»», Сеня решительно двинулся к выходу. Выйдя из автобуса, он долго бродил вокруг кинотеатра. Сначала, где-то глубоко, металась надежда на чудо, потом, с каждым часом, она становилась все меньше и меньше, пока не пропала совсем, а на улице тем временем стемнело, и фонари на входе в кинотеатр светили влюблённым парам, пришедшим на киносеанс.

«Вот я дурак! Вбил себе в голову ерунду! Никакой Насти нет! Это был просто сон! Чушь! Сказка!» Семен быстро зашагал на остановку, сел в автобус, и в последний раз глянул на кинотеатр, сквозь грязные стекла автобуса. На его торце висела огромная афиша, с рекламой очередного фильма, сеанс которого приходился на двадцатое число. Семен глянул на часы – девятнадцатое. Он рванул к вокзалу, и через несколько часов, уже двигался в электричке к родному городу.

Приехав ночью, как и в прошлый раз, он взял такси, и проезжая мимо, тогда закрытого кинотеатра, посмотрел в окно. Забор уже был демонтирован, и кинотеатр был готов принять своих первых посетителей.

Утром, едва позавтракав, Семён бросился к кинотеатру, сел на лавочку, напротив входа, и стал ждать. После подошли знакомые ребята, с которыми Сеня учился в одном классе, они долго беседовали, а потом, раз уж они здесь, решили пойти и посмотреть фильм, Семен не стал долго сопротивляться и согласился. Народу пришло много, всем было интересно, как реанимировали их старого «Комсомольца».

Ребята купили в кассе билеты и прошли в мини бар, скоротать несколько минут до начала сеанса, взяли по бокалу пива и сели за столик в углу. Семену досталось такое место, что он сидел спиной к стене, а лицом к выходу. Когда прозвенел второй звонок, предупреждавший о скором начале сеанса, Сеня взглянул в дверной проем, через который было видно лавочку, на которой он сидел несколько минут назад, на его же месте, вертя головой и всматриваясь в прохожих, сидела девушка. Семен встал с места и вышел на улицу, направляясь не спеша, к той лавочке, на которой она сидела. Семен двигался осторожно и неуверенно, как будто боялся её спугнуть. Он остановился, не дойдя пары метров, и не решаясь подойти ближе, девушка повернулась в его сторону, и их глаза встретились…

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
шесть + девять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ