Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
21 февраля 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Программа правительства Москвы «Доступное жилье» признана лучшей юмористической программой 2005 года.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

***

Видений смутных смутный рой.
Видений смутных, смутных, смутных...
Придёт к тебе ночной порой,
а уберется только утром.
Проснувшись от косых лучей,
везде находишь отпечатки
ничьих когтей и глаз ничей,
оставит в зеркале сетчатку.

***
Морозную жатву и живность,
скрипучий и липкий песок –
сжимаю в перчатках как дивный
и дерзкий на осень наскок.

Мне ж шепчет морозная жатва,
сжимаясь в прекрасный снежок:
«Ты выпадешь тоже в остаток
и собранный кем-то у ног,

как школьник, сбежавший со школы,
другому, на ухо, дыша,
ты также расскажешь о воле
которой не знает душа!»

Дон Жуан

Промчались годы. Плиты у крыльца
потрескались, пищат птенцы под сводом.
А жалкое предчувствие конца
сильней твоей невиданной свободы.

Она всё чаще кажется пустой,
а ты был ей как демоном обуян
и Командор под мраморной плитой,
ужаснее шагающей статуи.

Новогоднее

Предновогодний вечер, крыши
увиты снегом.
Сиди в казарме тише мыши
и думай следом,
за тонкой стрелкою вот-вот
готовой дрогнуть,
что наступает Новый Год,
что мир загробный
к тебе приблизился, что связь
тоски с кручиной
еще не найдена, что масть
(она ж личина),
как ты колоду не шерсти -
тебе в непруху,
а потому зажав в горсти
остатки слуха:
Внемли! То не курантов звон,
не звона эхо,
но танец Шивы, бег времен,
где ты - помеха!

Богу

.........................
К чему я это?
есть меж нами связь
взаимная,
Не только кинул – принял,
не смерд и князь,
есть что-то,
что незримо
легло виясь.

Тогда ещё послушай,
я, едва
проник на свет без спроса,
без привета,
Тебе кричу
и требую ответа.
Прости, слова
сомнения,
проклятье, стон
о помощи,
здесь,
на земле,
есть суть единой веры –
и я
Тебе,
из уходящей эры
свой шлю поклон!

Из цикла «КРЫМСКИЕ ПОЧТИСОНЕТЫ»

1. Автореферат:

В стиле старых
мастеров, что хватали славу
за хвост, Музу за руку и баб за ляжки
(я тоже когда-то мечтал стать таким же, но став постарше –
чаще хватаюсь за шею, что бы вздохнуть – на месте!),
повесть о Розе и Пустоцвете
в крымской теплице с видом на горы и на
разлуку, что быть обещала длинной!

2. Вид на горы из окна санатория «Алушта»

Искусственный мрамор под красною черепицей.
Пальмы и лавр, чайка с рыданьем кружит
над каменным стадом косматых зверей застывшим,
не добежав до огромной сине-зеленой лужи
и не напившись.

6. У моря

Оставив осажденный город вместе
с оркестром, что взывает к «Yesterday» ,
ты сидишь
на крайнем рубеже и свесив ноги,
с бетонных плит в испуге слышишь как
из Тартара души, чертя круги,
на зов последнего Титана выплывают
левиафаны, криптоклиды, кронозавры –
противные и людям и богам.

9. Алушта ночью

Дверью хлопни, сдай ключ и забудь про оду –
ночью Алушта терпимей, потому как богаче
дымом мангалов, Н2О, кислородом,
голосами, песнями, а тем паче
звёздами, что дразнят зрачки как мелочь,
где-то там, на дне, как залог возврата
и не только души в это бедное тело,
но и всего что будто бы безвозвратно.

***

Ольге П.

Если очутишься вечером на аллее
больничного парка, который быстрей стареет
чем город вокруг (видать есть на то причины)
и там встретишь застывших женщину и мужчину,
безразлично как – в мраморе, бронзе, стали...
Знай, это то, чем с тобой мы не стали,
но мечтали стать, что б уйти от власти
времени, смерти, разлуки, счастья!

Памяти друга

Ты ушёл навсегда, потому наверно
ты ушел, как уходят на свет с таверны –
сзади ругань, пьянь, вслед несутся крики...
впереди простор грозовой и дикий!

***
Тигр

И заросли, и дерево и ты
сжимающий его своей ладонью,
всё поместилось у него в зрачке
и двинулось самим себе навстречу.

Утро

Обрыдшее небо и вдруг, как птица –
колокольный звон, созывающий на Литургию,
так, что хочется прыгать, вопя «Земля! Земля!»

***
Рука сжимает подоконник,
а выше в пыльных два стекла
я вижу – Вечность как охотник
в раскисшем парке залегла,
но страх улыбкой покрывая,
я, перед тем как вновь уйти
как дар Твой Боже принимаю,
всё-всё что встретилось в пути.

***
Татьяне В.
В деревянном дворце, нет, - в ларце, нет, - под горбом в гробу!
Под рукою рука, не твоя, но в судьбу, нет, - трубу
чая, чаю и то, что, из гроба восстав небожи –
телем, я сумею твою в свою руку как в ножны вложить,
нет, - как сердце вживить!

***
О.Э.М.
Высадившись в твоем городе, одетый по летнему,
я, больше напоминал туриста в поисках достопримечательностей
среди которых, на первом месте значился ты.
Но улицы, спрятавшиеся за собственную обыкновенность,
не выдавали небритого бродягу с женой,
до тех пор, пока глаза,
не привыкли к мозолям местного краевида,
и шрамам тех, кого нет рядом...
Скорей всего это же произошло и с тобой –
между вздохом «всё кончено» и земляным дождём
лежит эволюционный прорыв, оргазм профессуры –
Рыба, выброшенная на берег пытается овладеть Речью.

***
М. Ч.
В Мальстреме душ, где якорями были
оставленные в спичечных коробках
тела –
моё - на покрывале на диване,
твоё – для веса пущего с другим,
мы изредка оглядывались вниз
на разные будильники,
и вот,
я, движимый уже не любопытством
и не любовью, в страхе, как Тезей
держу в руках оборванную нить
и силюсь вспомнить –
зачем так далеко мы забрались,
о чём был разговор и что, то были за слова,
которым
в помеху лёгкие, голосовые связки, губы.

Из цикла «Этюды в стиле барокко»

1.

Две пуговицы плюшевой игрушки
отрады не находят в этом лучшем
из всех возможных на скамейке сада.
Медведь отрады, рядом с ним преграды

под костным сводом мыслей суховею
и жалости к себе ползущей змейке,
глотая дым, сырея и серея
на досках облупившейся скамейки.

3.

Я уже не надеюсь
увидеть в бинокль берег,
чайку, что гордо реет,
зная куда ей сесть.

Всё сшито настолько прочно
что, думаешь, в страхе – точно
я есть или это только
чья-то кому-то лесть?

6.

В доме, который построил тот,
кого, нет вообще, никто не живет,
а те, кто гордятся, что в нём живут,
думают так, пока их жуют.

И даже разбив как стекло озон,
заблудшим тельцом опять в тот дом
вернешься, не зная других путей,
где ждет тебя с вилкой отец ничей.

10.

Полупейзаж – полупортрет, но таковы
все идеалы здесь и даже львы,
чей взвод когтей в прицеле держит глотку
вздымают брюки бюстами подруг,
что чудится... Но нет, совсем не бунт,
а лишь упрёк за лишний день работы
Всевышнему.

Две песенки о конце света

1.

Птицы последний крик,
крыльев прощальный взмах
небу и взгляд на миг
сцена, в себе собрав -

птицу и хрусталя
грохот, пока черту
не подвело «Во бля?!»
не втиснутое в пустоту.

2.

Ветер сдует застывшие виды,
разметёт по углам бытиё,
что б хрусталик ладонью накрытый
пустоты, развернувшись, открыл бы
сам в себе и восторг и полёт.

Из цикла «Автопортрет на фоне века»

70-е годы

Олегу Печенигу
Ещё не смолкло эхо голосов
двух Муз – Рыдания и Вопля,
когда нас выносили из дверей,
где ждали нас - цветы, отцы, трамваи,
отцы отцов с гостинцами в гостях,
в каком-то, спрятанном от взглядов ореоле
не названных событий и имён
(как будто что-то вновь получит жизнь,
когда его нечайно призовешь),
будёновки, флажки, «Ура! – в ответ на –
Да здравствует...!» и чей-то шёпот что
не в этом твёрдом и прозрачном мире,
мы будем жить и жизнью же томиться!

1986 год

Кажется именно в одна тысяча девятьсот восемьдесят шестом,
мы, почти на каждом уроке доставали из портфелей шприцы
и делали сами себе прививки от всего,
что походит хоть издали на веру в авторитеты,
в идеологию, в прогресс, в счастливое будущее
(в том числе и собственное), что бы потом
чувствовать себя обманутыми овладевая
желанными целями, женщинами, вещами,
мечтать о монастырской келье
с книгой ждущей ныряльщика за жемчугом
и придумывать сами себе
всевозможные пытки и наказания,
когда забудем о фразе вычитанной когда-то:
«Достигнуть неба – вот задача! Вот труд!»

Из цикла «Десять стихотворений о небесах, духах и аде»

Адские ворота открываются с грохотом, более оглушительным, чем грохот ста тысяч громовых ударов.
Сайгё

3.
Душа, приближается к месту своего наказания, осматривает его и понимает, что это:

Скорей всего «сознание, воссоздавшее бытие», потому что
среди бесформенной бесконечности, единственной реальностью было
моё отчаяние, помноженное на безнадёжность.

5.

А вот и самое дно, и те, кто
предпочёл смерть разлуке со злом и если,
Дьявол вдруг исчезнет
они,
будут биться о невозможность смерти
как мотыльки о стекло.

10.

Увидеть других зрачками, съевшими радужную оболочку,
услышать за собственными криками их крики
(то, что так и не сумел сделать при жизни) -
вот первый, но бесконечно огромный шаг.

Время о Человеке

В толпе галактик,
покорно бредущих в Аушвиц Энтропии,
оказалось маленькое, двуногое существо
утверждающее – «Что оно не для этого создано!?»

Из цикла «Тени забытых предков»

1.

Тени забытых предков! Спрятавшись за кулисой
от досужего взгляда, в чьем теле еще кружится
ваша кровь и ваша ж в душе та малость,
что всему вопреки выжила и осталась
от человека в ней (настолько мизер, что в страхе шепчу «О, Боже!»,
озирая его), позвольте пока под кожей,
покуда дышу, пока в гроб не забились гвозди,
вывести вас на сцену порисоваться возле!

2. Траурный марш

Зайти в грободельню и выбрав гроб,
купить по пол литра пьянчугам что б
потея, вгрызались в глину, как когда-то в букварь за партой!
Вместе с пылью и потом под душем холодным смыть
всю бессмыслицу слова мы
и упасть, не раздевшись, что б завтра

в полдень под нестерпимый вой
склониться над веками, как над волной
пьяный Ной, зная, что там, под волнами
целый мир, который уже не войти:
города, мудрецы, мудрецов труды... -
да и сам ты не больше, чем просто память!

5. Застольная

Потому как никто
не прольется слезой у окна
и платком не взмахнёт –
Пей до дна! Пей до дна! Пей до дна!

Озираясь на то,
что влекло нас как небо орлов,
но скукожилось до
барабанного боя часов
(до бугристого плато голов).

Два в одном, тень и пепел,
зажатый в пространства горсти,
повторяй эту песню,
как всё что ты смог унести:

Ни один, ни одна
со слезой у окна –
Пей до дна!

Вещество без дверей,
плюс пространство и время без дна -
круговерть, кругосмерть –
Пей до дна!
Пей до дна!
Пей до дна! ...

***
Ночью в веснушках созвездий, а днём
переливчатое и неуловимое, склонившееся над моей колыбелью –
кто или что ты? И почему всегда
за громадами девятихаток, лентой автомобилей,
запоздалой вороной, продирающейся сквозь закатный
воздух,
я ощущал всеми порами кожи
что-то больше чем ты, как будто оттуда сквозняк.

Из цикла «Под визг Эринний»

Метафизика в темноте

1.
Уже не осень, но и не зима –
какое-то межцарствие, пробел,
большая перемена, передышка.
Грязь с инеем, зеленая трава
хрустит под подошвой как кости лета,
а в хворосте межи шуршат без страха
полёвки-еретики.
Мир изменился, а ты сам, кто ты
здесь и сейчас на этом время – месте?
Глотатель и отрыгиватель рифм?
Их мать, довольная настолько сходством,
детей с собой, что знать не хочет ничего об их отцах?
Маньяк, заманивающий Реальность
в прокрустовое ложе рифм и звуков?
Разносчик комплексов, чьё затянулось детство?
Червебог?

2.
Вновь рожденный между двух полосатых столбов,
я, благодарен тебе Россия
(так часто я читал, повторял и слышал твоё имя,
что оно звучит для меня как место вообще)
не только как зверь за нору, в которой он может зализать свои раны,
или, по крайней мере, спокойно умереть:
не только за вызубренные все градации серого цвета
(и на фоне их как последнее упование – золото куполов);
не только за знакомство с Эринниями
(самыми верными подругами преступников, изгнанников и беглецов);
но и за возможность, поймав отраженным свой взгляд
и увидев себя на фоне твоих необоримых просторов,
вырваться из натруженных рук Истории
в беззаконное царство Мифа –
Миф о Человеке –
сказка, сочиненная Богом, для инфантильной Вселенной,
о Рыцаре, бредущем туда, не знает куда,
под гул в голове голосов
(или одного голоса притворяющегося разными),
с неразлучными попутчиками Смертью и Одиночеством.
То, каким его увидят те, кто будут после.


***
- Если исповедь всё же возможна,
есть ли форма, способная вынести
весь ужас и всю надежду
не сорвавшись при этом на крик?
- А бормотание о прошлом из обморока настоящего?
- И там, с другой стороны всего,
не будешь стыдиться ли этой «исповеди»,
больше чем, то, что в ней описал?

Человек современный

Залитый светом, за столом, в кафе
он ест, смеётся, жестикулирует, говорит,
всем своим видом подписываясь под утверждением,
что главное это «наслаждаться жизнью,
не причиняя другим вреда».
Но его тело, как будто в чём-то виновное
или знающее что-то, неведомое никому,
вздрагивает от топота шагов
или скрипа дверей,
расположенных у каждого за его спиной.


Сохрани мою речь навсегда...
О.Э. Мандельштам

Сохрани мою речь навсегда,
в горле Времени костью
когда я, им проглоченный
скроюсь из глаз,
упаду в Никуда -
она всё, что имею сейчас,
пусть она и останется после.

Александр Великий

Историю Александра,
можно читать, только когда
ты не стал, и уже не станешь
ни Александром, ни кем-то другим,
и единственной
доступной перспективой
(хоть и такой же невыполнимой
как в шестнадцать стать Александром)
остаться человеком,
пусть даже
и постоянно балансируя на краю -
тогда
начинаешь видеть то,
о чём Плутарх не упомянул,
так как считал само собой разумеющимся
для великого человека –
пограничные крепости под названьем «нигде»,
осажденные войском, взявшимся из ниоткуда,
столицы, разваленные до земли,
перепаханные и пересыпанные солью
(вот первая, документально зафиксированная мечта о напалме),
и то, о чём ни Плутарх, ни Квинт Курций Руф
и не подозревали –
кружение мыслей по лабиринту,
угар походов, эйфория битв
и
похмелье недолговечных перемирий
когда вдруг ощущаешь всю тяжесть себя самого.
С такими темпами
и двигаясь в том же направлении,
плюс, дожив до возраста Мафусаила,
может быть, и сумеешь увидеть то,
что разглядел Даниил в полубогах и героях,
после ямы со львами
и руки, оставившей на стене автограф -
Звери рвут и топчут друг друга
над Человечеством бредящем о Враче.

Остров

Крохотный остров, затерянный в океане,
пальмы, бриз, волны и жертвы кораблекрушения,
ставящие под сомнение этот факт.
По ночам они жмутся друг к дружке под далёкие барабаны,
а днём,
когда не занимаются сексом на мокром песке
и не доедают последних представителей
местной флоры и фауны, хором забывают слова
не имеющие к острову никакого отношения.


Брату

Ты помнишь те годы,
когда мы крутили шашни:
воскресали из мёртвых боги,
рушились с шумом башни...

Мы же, глядя на дым
Реальности и на пламя
Времени, бредили ими
как ... облаками – камни!

ВОРОБЬЮ

1.
Привет летун,
тщедушный, робкий, дикий!
Зима пришла,
но ты
с печальным криком
не улетел в далёкие края –
ты здесь, как я.

2.
Ты не герой
январской канители –
ворон, дворов,
каштанов и качелей,
асфальта, снега, инея, лучей –
ты здесь ничей

3.
ни друг, ни брат.
Забившись в страхе в угол,
сердечной мышцы сотрясая стуком,
закрытые ворота бытия –
те, что и я,

4.
покуда там,
в той высоте,
настолько ж недоступной
как желанной,
где всё – святые,
ангелы, осанны,
шкафы без моли
и
асфальт без рытвин –
да, да! Открыто!

5.
Не прогремит
минуя перепонки
под скорлупой,
принявши форму шпонки
сорвавшейся с пристрелянной рогатки,
кота украдкой
подкравшегося к вашей глупой стае
(совсем как старость

6.
к таким же глупым
из последней мочи
и среди прочих,
когда-то и к тому,
кто встав из праха
и дверь открыв,
успел тебя затрахать,
беседою,
в которой нету места,
твоим ответам
как впрочем,
и,
что хуже –
тебе наружу!

***

Как бездонный колодец посреди бесконечной лужи,
заброшенный и безымянный, он стоял
под светло–серым небом, на котором, вспыхивали и гасли
в лучах заката руны перьевых облаков –
«недолговечный, бесполезный и ... совершенный» -
так думал он о себе, как об изделии вышедшем из рук
Неизвестного Мастера, и только этим знанием и отличался от них -
речки, разлившейся до зубчатого горизонта,
ястреба, лежащего на воздухе, корявого дуба.... -
всего.

ПОД ВИЗГ ЭРИНИЙ

1. ТАБУ

Почему никто
из беглецов и изгнанников,
не называет по имени
город, который покинул?
Что за «города из прошлого»,
«города, которых больше нет»,
«мои города», «те города»,
«города юности» и «города детства»,
топорщатся со страниц
посвященных воспоминаниям?
Что это – способ сделать своё переживание всеобщим?
Панический страх перед ясностью? Или табу,
наложенное на имена городов
оказавшихся по ту сторону Стикса -
вдруг имя, произнесённое ненароком
разбудит Эриний спящих на чердаках
и в подвалах?

2. Статья из энциклопедии

«Эринии (то же, что и фурии у Римлян) –
существа, выходцы из подземного мира.
Обычно их изображают крылатыми полуженщинами,
с клубком змей вместо волос, но здесь, на земле,
они обычно принимают форму мыслей -
Ах, что я наделал! Какой я скотина! Как я мог! ...
Селятся чаще всего вблизи преступников, изгнанников, беглецов,
алкоголиков, пропивших последние деньги,
расставшихся любовников и пр.
Существует теория утверждающая, что они
питаются воспоминаниями и перерабатывают их в
яды, способные надолго отравить воду, пищу, плотские утехи
и даже воздух.
Они, в отличие от нас
спокойно пересекают границу между мирами,
поэтому перерезанная вена, петля,
и пустая банка из-под барбитуратов
не являются спасением от них,
а наоборот – делают их явными и может быть даже
неразлучными.
К сожалению, автору этой статьи не известны способы спасения от них, кроме, одной уловки –
воспринимать их
как лучшую часть себя».


3. Из «Книги Мёртвых»

Вброд перейдёшь через Стикс и свернёшь направо,
там, тропинка на холм, заросшая, но находимая.
Поднимись по ней и осмотрись на гребне:
справа увидишь поля, желтеющие за автострадой,
слева – дачи, а прямо перед собой –
Город, разросшийся до задымленного горизонта.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
десять + восемь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ