Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
07 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Какая разница между женой и любовницей?
- Килограммов тридцать...
Какая разница между мужем и любовником?
- Минут сорок...


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Алёна Зыкова | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Вступление

Меня всегда интересовал вопрос о бездомных собаках. Слёзы выступают на глаза, когда я вижу их. Как хочется, чтоб каждая собака на земле могла получить кусочек человеческой заботы и ласки. Чтобы каждая собака могла хоть раз почувствовать себя любимой, ощутить прикосновение дружеской руки. В этой маленькой повести я попыталась отразить внутренний мир собаки, о котором люди часто забывают. Я хотела сказать о том, что собака - не просто красивое существо и привычное явление на улицах, но и существо с душой. Как можно выкинуть своего любимца из дома, или же пройти мимо, не погладив или не угостив, или хотя бы не посмотрев на бедную, тощую дворняжку? Как же мы могли забыть о том, что собака - лучший друг человека. Посмотрите в окно,…и вы обязательно увидите это несчастное бездомное создание. Я надеюсь, что эта повесть поможет многим людям стать добрее к братьям нашим меньшим, пересмотреть своё поведение к ним и увидеть в этих жалостливых глазах душу…



Всем бездомным собакам посвящается…

Я хорошо помню те дни, когда жизнь была беззаботна и легка. Когда я вставал ранним утром, когда каждый прохожий трепал меня по загривку или угощал чем - ни будь. Когда солнце улыбалось мне и лучами ласково скользило по моей серой шерсти. Когда я не знал слова «одиночество», не знал и не думал, что когда-то мне придётся его узнать…



1глава
УТРО В РОДНОМ ДВОРЕ

Двор затих. Перестали бегать куры, замолчала корова в хлеву. Только ветер усиливался, он с силой барабанил в старые рассохшиеся от времени ставни, и от этого они лишь жалобно скрипели. Дверь, незапертая на засов, приоткрывалась и снова закрывалась, при этом издавая такой же пронзительный скрип.
Удивительно, но скрип ставен и двери мне нравился, я до того привык к нему, он был каким - то родным. Этот скрип был для меня излюбленной колыбельной. Она навевала мне спокойствие и в то же время какую - то опустошающую грусть.
Утром я вставал, чаще всего, от того - что по мне наглым образом пробегались куры, но стоило только раза два гавкнуть, как они сбегались в кучу у отверстия в заборе, ведущему на улицу и, затаптывая друг друга, вылезали на волю. Не боялся меня лишь петух, но я боялся его. Когда я был совсем щенком, этот петух больно клюнул меня, прямо в самую макушку. И теперь, когда я спал на травке, возле курятника, он мог спокойно прогнать меня, маша крыльями и пронзительно кукарекая. Мне оставалось лишь бежать в свою будку (не подумайте, что я - трус, я делал это исключительно в целях безопасности).
После меня просыпалась обычно бабушка. Она шла в хлев, отвязывала корову и прогоняла в поле. Я долго слышал, как мычит наша Зорька, а потом ветер прерывал её мычание и уносил в другую сторону, в сторону зелёных загадочных просторов, куда шли деревенские коровы, в сторону шёлкового ковра, который часто снится мне.
Потом просыпался дедушка, и, похлебав щей, принимался рубить дрова, изредка лишь постанывая от боли в спине. Щепки разлетались по всему двору. Когда же дед заканчивал работу и сидел на пеньке, попивая чай из маленькой кружечки, во дворе снова царствовала тишина. Тогда любой звук, словно камень, брошенный в стекло, мог разбить эту тишину.
Я был не похож на сторожевую собаку, как мне казалось. Я по утру любил поваляться в траве, когда роса ещё не обсохла, любил послушать пение птиц, которое доносилось из леса. Когда дедушка ходил на охоту меня он не брал, а брал моего брата - Торнадо. Его так назвала внучка дедушки, когда увидела, как мой братец бегает по полю за зайцем. А я не любил бегать, разве только что за бабочками и стрекозами. Дедушка по началу ругал меня за лень, а потом смирился, и стал принимать меня таким, какой я есть.
Утро было приятным. Свежий ветерок игрался в моей шерсти, а солнечный луч слепил мне глаза. В траве жужжали шмели, стрекозы летали над нашим озерцом, которое находилось возле гряды с капустой.
Дед Ефим держал кошку Мурку на руках, поглаживая по голове. А та лишь мурлыкала и щурила свои зелёные, будто стеклянные глаза, смотря на солнце. Потом она потянулась и со всей своей кошачьей грацией прыгнула на траву, затем села перед отверстием в заборе (о котором упоминалось выше) и стала умываться. Я хотел подойти к ней, поиграть с её пушистым хвостом, но она с грозным шипением выпрыгнула в отверстие, потрясла шкуркой и зашагала вдоль забора.
Дед вынес из дома рюкзак и ружьё для охоты. Торнадо подбежал с лаем к деду Ефиму и попытался ухватить зубами ружьё. Дед с доброй улыбкой нагнулся к нему и, поглаживая по голове, сказал
- Эх, ловил бы ты с таким азартом зайцев…
Дед Ефим и Торнадо вышли из калитки и пошли в ту же сторону, что и кошка Мурка. Я смотрел на удаляющуюся голову деда, которая была видна над забором, и слышал лай моего брата.
Одна смелая курица залезла через отверстие во двор и принялась клевать зёрна, рассыпанные бабкой по дороге в курятник. Я равнодушно отошёл от забора.
Ах, как же прекрасно летним утром! Наслаждение просто. Жаль, что утро длиться так недолго. Я пытаюсь продлевать его, а оно, как тень, ускользает и исчезает в пространстве, растворяется в суете дня. На смену дню приходит вечер, ночь, а потом..., потом опять утро. Я люблю утро, как ни что другое, когда природа ещё не проснулась, когда каждая травинка дышит свежестью, когда птицы исполняют свои мелодии, а ты чувствуешь всю прелесть этих мелодий только утром. Или же вспомни, как прекрасно слушать жужжание стрекоз, как прекрасно смотреть на бабочек и жуков, когда их рабочий день только начинается. Как прекрасен загадочный рассвет, который отражается в нашем озерце возле капустной гряды. Шелест листьев, моросящий дождь, запах распускающихся цветов, первый луч солнца, как это всё прекрасно. Я с наслаждением встречаю утро и радуюсь ему как ничему другому.
Белая кошка Мурка шествовала по забору, важно задрав хвост. Бабка вернулась, прогнав корову, и теперь сидела за прялкой на веранде. Где-то далеко раздалось мычание коровы и стихло…, всё стихло. А, может, и не стихло, может, это я задремал и сквозь сон слышал лишь шелест листьев и скрип старых ставен. Точно не знаю, но в душе моей было, как ни когда, радостно от того - что я чувствую эту свежесть, я чувствую утро…



2глава
СОБАКА - ЛУЧШИЙ ДРУГ ЧЕЛОВЕКА

Издавна в деревнях повелось заводить собак в целях охраны. Вот сиди на цепи, лай на чужих людей, скаль зубы, рви цепь и кидайся на простого почтальона. Мне не нравилась эта затея, сколько б дедушка не учил меня лаять на всех, кто заходит во двор, я не лаял. Торнадо охраняет двор, он сторожевая собака, а я, как мне казалось, был не похож на сторожевую собаку. Не зря же внучка деда назвала меня Дружок. Мне моя кличка нравилась, и я старался всеми своими внешними данными и поведением соответствовать ей, что не очень нравилось деду. Дед вообще - то больше любил Торнадо, но меня тоже не оставлял. Бабка говорила, что собака у нас должна быть одна. Дед задумывался, затем почёсывал затылок, ходил по двору, складывал поленницу и…оставлял эту тему «на завтра». На завтра история повторялась. Так я и жил, хотя в глубине души чуть-чуть побаивался разлуки с родной семьёй.
Но однажды бабка сказала, что знает хороших хозяев, которые готовы взять к себе собаку. Роковой выбор пал на меня. Бабка успокаивала меня тем, что хозяин хороший - инженер, а дочурка у него умница - красавица, а жена трудолюбива и умна, а двор шикарный, а хозяйства много, кормить хорошо будут, любить. Но от этих слов я всё больше и больше грустил. Целый день я не ел, а лишь жалобно поскуливал от грусти. Я даже не лаял на кур, которые нагло ходили около моего носа. Торнадо лаял на какую - то собаку, пробегавшую около калитки, а я…, я лежал, я не вставал пол дня. Кошка Мурка сидела у скрипучей двери и мяукала, чтобы бабка впустила в дом. Мне было обидно, мы были одной семьёй, я считал всех нас друзьями, а тут меня без сожаления, можно сказать, выкидывают из семьи. Даже погода как-то испортилась, небо потемнело, солнце скрылось, и заморосил грибной дождь.
Мурка, которая так и не попала в дом, была явно не довольна погодой, она стремительно побежала к открытому окну и, забыв о грации, еле как успела запрыгнуть в него, потому что бабушка закрывала ставни.
На ветку молодой берёзки, росшей за забором, приземлилась растрёпанная ворона. Она покрутила головой, громко каркнула и слетела на траву. Торнадо подбежал к ней с лаем, но цепь удержала его, ещё бы миг и ворона оказалась бы растерзана дрессированным братом, но спасительная цепь удержала его пыл. Ворона, перетерпевшая шок ринулась к гряде с капустой, потом неуклюже взлетела и скрылась за нашей ветхой, дырявой крышей. Потом села на трубу, ещё раз возмущённо каркнула и перелетела на соседскую крышу.
Дождевая вода капля за каплей ударяла по моей пустой миске, будто отсчитывая секунды, которые оставались до разлуки с моим домом. Скрипучая дверь и ставни, ветхая крыша, белые цветы черёмухи, кирпичная труба, родная будка, всё смешалось перед моим взглядом, и я закрыл глаза. Я на минуту забыл, что меня ждёт, и в душе настало спокойствие, но не надолго. Я снова загрустил. Больше сил нет, что мне делать - безысходность, она так ранила моё сердце, что стало просто жалко самого себя. А если тебе самого себя жалко, то считай, что это конец. Но не такой счастливый конец, который бывает в детских сказках, а конец твоему внутреннему миру, всё! Ты впал в отчаяние и разочаровался в своей жизни.
Мурка сидела на подоконнике и умывалась, Торнадо рыл землю у забора и повизгивал, всё было как обычно, ничего не предвещало беды. Бабка вышла во двор и стала звать курей в курятник, чтобы покормить зерном. Она звала их и показывала ладонь, наполненную зерном. Курицы бежали к ней, а она отходила всё дальше и дальше. Наконец и вовсе зашла в курятник, и семь беленьких курочек ринулись за ней.
Я был не привязан и мог ходить по двору куда хочу, в отличие от моего брата, который мог отходить от будки лишь на пару шагов. Решив последний раз оглядеть двор, я пошёл за дом, где располагался хлев, курятник, грядки капусты, лука, свеклы, моркови и озерцо. Я оббежал дом, и стало как-то легче, я прыгал у окна, и лаял, чтобы раздразнить Мурку, которая громко шипела. Я пробежался по озерцу и вытряс свою шкуру, стоя рядом с Торнадо, я лаял, я не знаю, что на меня нашло, я, наверное, сошёл с ума. Я лаял на бабку, которая вышла из дома, я пытался пролезть в дырку в заборе, но всё бесполезно, в дырку с трудом пролазила курица. Я повизгивал, в шутку покусывал брата, а потом я упал прямо возле озерца и снова загрустил, а потом и вовсе уснул.
Проснулся я позже, чем обычно, бабка уже пришла, прогнав корову, дед сидел на лавке и пил чай. Торнадо лаял на бабочек, Мурка валялась в траве. Я прислушался,…где-то куковала кукушка, этот звук дополняло жужжание стрекоз и шмелей. Меня это радовало. Я забыл о новом доме и наслаждался теми минутами, пока я ещё со своей семьёй.
Калитка вдруг распахнулась, я увидел человека, он снял шапку и крикнул деду
- Здравствуй, Иван Трофимович! Где собака?
Дед встал и подошёл ко мне, Торнадо залился пронзительным лаем. Я испуганно взглянул на деда, только сейчас я понимал, что значит разлука с семьёй. Дед надел на меня цепь и потянул к человеку, я упирался, человек тянул ко мне руки, он улыбался
- Как звать?
Дед погрустнел
- Дружок…внучка назвала.
Человек взял цепь и намотал на руку до тех пор, пока моя голова не оказалась у его руки
- Хорошая кличка, но я дам другую кличку.
Глупые люди, думаете, я ни чего не понимаю, думаете, меня хоть в зоопарк посади, не вспомню дома, думаете, можно мне каждый день клички давать? Сердце моё взвыло, грусть охватила меня всего, я взвизгнул. Тогда человек ухмыльнулся
- Шариком будем звать?
Дед развёл руками
- А чем тебе Дружок не нравится?
Человек почесал подбородок
- Как-то глупо, да и мою старую собаку звали Дружок.
Дед задумался. Наступила глубокая пауза, человек вышел из калитки
- Ладно, разберёмся, как назвать, Трофимович, до встречи!


3глава
НОВЫЙ ДОМ

Синее небо. Как прекрасно поют птицы, какие прекрасные звуки издаёт вода реки, бьющаяся о камни. Печально накрапывал летний дождик, и я почему-то я грустил.
Я пришёл в новый двор. Взъерошенный, мокрый, усталый и… обиженный. Двор как двор. Старый дом, дрова, грядки. И скрипучая дверь, только скрипела она как-то ново, как-то таинственно и непреступно. Меня подвели к моей новой будке и привязали на цепь. Я сел от безысходности и стал выть.
Ко мне подбежала маленькая девочка. Она без страха обняла меня за шею, потрепала за ухом и засмеялась
- Какая красивая собака! У неё глаза как человеческие! Как я рада тебе, милый пёсик!
Человек подошёл к девочке и схватил за руку
- Укусит!
Девочка испуганно отшатнулась от меня, подбежала к крыльцу и села на ступеньки. Человек ушёл в дом.
Я смотрел на девочку умоляюще, я хотел с ней играть, я хотел бы стать её другом. Человек обманул тебя, маленькая девочка. Я не укушу. Девочка взяла на руки рыжего кота и стала поглаживать его шёрстку, сверкающую на солнце. Она смотрела то на меня, то на кота. Её взгляд выражал такую нежность, что от одного его я будто таял и успокаивался.
- Ну не смотри так, собачка, ну, пожалуйста, отец запретил к тебе подходить!
Она отвернулась.
Я лёг и думал о том, что уже никогда не вернёшь. О том, что прошло и не придёт, о моей жизни. Но, не смотря ни на что, я был счастлив, мне хотелось жить. Пусть не всегда жизнь была расположена ко мне, я всё же её любил. Люди, наверное, думают, что собаки умеют только гавкать и скулить, но это не так. У собак тоже есть мысли, планы, жизнь и…мечты. Вот я, например, хотел бы быть не собакой, а человеком, чтобы стремиться к новым идеям, совершенствоваться, быть умным и уметь разговаривать и общаться. Я думаю, природа что-то напутала. Я в душе не собака. Я знаю это точно. Из меня получился бы не плохой художник, если бы природа наделила меня зрением не только с чёрным и белым цветом. Я бы был не плохим поэтом, если бы умел писать. И актёром тоже был бы не плохим. Даже на секунду стало жаль, что театр теряет такой талант, как я. А я собака. Причём никчёмная собака, не умеющая кусаться и раздирать чужих собак в клочья, как, наверное, хотелось бы хозяевам.
Пока я размышлял, кем бы мог стать, если бы не природа, наступил вечер. В доме погас свет. Я остался во дворе один. Ни куриц, ни брата, ни кошки, ни людей, ни коровы, даже стрекозы куда - то делись. Я лежал, лежал и вдруг уснул. В моём прекрасном сне я снова был щенком, я видел маму, брата, дедушку, бабушку, Мурку. Я снова встречал утро, и провожал день. Снова был беззаботным Дружком, а не безымянной «бешеной собакой», которая «укусит».
Вдруг я проснулся от того что, кто-то треплет меня по голове, я открыл глаза. Передо мной стояла девочка, с какой - то корзинкой. Я обрадовался и в сумерках разглядел добрые глаза и улыбку.
- Здравствуй, пёсик! Я принесла поесть!
Она положила на кусок хлеба кусок колбасы и протянула мне. Я с радостью взял его (так как был голоден). Девочка смотрела мне в глаза и гладила по голове
- Я же знаю, что ты не бешенный, а очень добрый! Давай я буду называть тебя Эдуард, или может Эдуард Львович, а?
Я опустил голову и заскулил: девочка была так добра ко мне. Она даже хотела называть меня по имени, отчеству, а я не мог сказать ей ласковых слов, а когда хотел лизнуть её в щёку, в знак благодарности, она отходила и, побаиваясь, смотрела на меня.
- Какой ты умный! Ты, наверное, скучаешь по дому и по своему хозяину?
Её голос дрогнул. Я загрустил ещё больше. Она закрыла лицо руками
- Ты, наверное, всегда будешь любить прежних хозяев и старый дом?
Я уныло встал на ноги и громко гавкнул, не потому, что хотел прогнать девочку, а потому, что не хотел слышать этих слов, что больно ранят сердце.
Я пошёл в будку, показывая тем, что не хочу продолжать нашу тайную встречу. Девочка немного постояла у будки, вытирая слёзы, собрала волосы в тугой хвостик, положила ещё кусочек колбасы возле моей будки и ушла…



4 глава
А В ДУШЕ Я ВСЁТАКИ РОМАНТИК

Дни летели так быстро, что я потерял счёт времени. За горизонт уже заходило пламенное солнце, когда я проснулся. Что на меня нашло? Заболел или обленился? Я сам не знал. Уже третий день меня кличут Эдуардом, а мне всё равно не привычно. Маленькую девочку, оказалось, зовут Таней. Она пытается меня дрессировать. Говорит «сидеть», «лежать», «стоять» и лишь горько вздыхает, когда я остаюсь на месте.
Солнце, огромное как блин, плавно, словно белая кошка Мурка, уходило за горизонт. Я часто, глядя на него, думал, куда оно деётся, где ночует, почему оно то словно огонь палит прямо в глаза, то где-то высоко скрывается за серым туманом. Может оно живёт в море, или где ни будь в лесу, там, куда ещё ни ступала собачья лапа. Трава, освещённая последними лучами утопающего солнца, нежилась на ветру, птицы ещё перекликались в лесу, резко пахло хвоёй, перемешанной с дымом печных труб. Я вдыхал воздух с удовольствием, а потом слушал шум ветра, игравшего с листьями осин. Возле забора в лужице копошились воробьи. Наблюдать за ними было очень интересно. Они то приседали и били крылышками по воде, то опускали клювики, а потом поднимали головки. Муравьи заканчивали свою работу, они дружно шагали около моих лап, таская то иголки хвои, то прутики, то листочки, то ещё что ни будь. Я лежал на траве, мне было холодно, но я даже и не думал заходить в будку.
Могу догадаться, что за весь мой рассказ моя жизнь показалась вам, скучна, однотипна, безрадостна и грустна. Но это не так. Каждый день я встаю с мыслью о том, что сегодняшний день будет намного счастливей и радужней, чем предыдущий. Для меня счастьем является, что я могу сладко потянуться на сырой траве, понаблюдать за жуками и птицами, попрыгать, побегать, полаять на кота, полизать руки Танюшке и, наконец, просто существовать на Земле. Пусть я просто никчёмная собака, я существо, у меня есть душа и богатый внутренний мир. Не важно, кто я, важно какой я. Моя жизнь не скучна, каждый день я задаюсь всё новыми размышлениями о жизни, и о разных явлениях природы. Жизнь не однотипна, так как каждый день я становлюсь всё умнее и сильнее. И, наконец, моя жизнь совсем не безрадостна и грустна, а совсем наоборот - мне радостно - я живу в этом прекрасном, неповторимом мире.
Солнце зашло. Стало темно и ветрено. Танюшка сегодня ночевала у бабушки, а её родители давно спали. Всё было спокойно, только я не мог уснуть. Как только закрою глаза мерещатся старые ставни и дверь. Я снова открываю глаза. Но печаль их опять закрывает.
Тут я услышал скрип - он раздавался около забора снаружи. Я встал и пристально стал смотреть на калитку. И тут рыжий кот Васька прыгнул на забор, потом на траву, и побежал к дому. От неожиданности я стал громко лаять и кидаться на кота, цепь лишь удерживала мой пыл. И вдруг…я упал на траву и кубарем покатился к грядкам. Отряхнувшись, я встал и оглянулся. Цепь была оторвана от моего ошейника и сиротливо лежала на траве около будки. Только сейчас я понял, что случилось «Свобода!» - промелькнуло в голове, и ноги сами понесли меня к калитке, сами перепрыгнули через неё и ещё долго сами куда - то бежали по лесу, по полю, а потом опять по лесу. Я остановился отдышаться. Вокруг были непролазные заросли черничника, высокие разлапистые ели, пихты, шумные сосны и могущественные кедры. Позади, виднелась пасека, куда я и решил направиться. Темнота не мешала мне идти, я остановился у старого разваленного забора и решил вздремнуть чуток. В животе заурчало. Я лёг в холодную траву, и она скрыла меня с головой. Долго ещё я прислушивался к звукам дикой природы, они были чуть слышными, завораживающими и пугающими. Я перевернулся и лёг на спину, трава долго щекотала меня по животу, а потом я перестал чувствовать это и уснул…
На утро я проснулся и огляделся. Пасека показалась мне совсем другой, чем вчера. Вчера она была скучной, мрачной и жутковатой, а сегодня она, залитая солнечным светом приветлива и шумна. Птицы запели где-то над головой, шмели зажужжали где-то в траве, бабочки запорхали перед носом, и пчёлы начали свою работу. Вот оно, зелёное шёлковое поле, которое снится мне, вот оно, перед моим носом. Куда же идти теперь, сбежавшей, грязной, голодной собаке? Я пошёл по пасеке, пересёк берёзовую рощу и вышел к озеру.
Водная гладь, игравшая на ветру, была укрыта цветущими кувшинками. Лишь изредка водомерки резали гладкую поверхность воды. Около берега плескались мальки, а подальше и крупные рыбки.
И тут я своим чутким носом учуял запах дыма и мяса. Я побежал на зов желудка. Долго я бежал, прыгая через корни деревьев. Пересекая лужайки, путаясь в высокой траве. И вдруг я вышел к избушке, деревянной старой и перекосившейся. У избушки была проломлена крыша, сломаны ставни и рассохлись брёвна от времени. Дверь была открыта. Возле избушки горел костерок, на вертеле жарилось мясо! Возле костра сидел мужчина с ружьём и почёсывал маленькую бородку. Я не хотел выдавать себя, так как сидел в кустах, но противная сухая ветка треснула под моей лапой…
Мужчина встал, снял с плеча ружьё, зарядил и двинулся в мою сторону, оглядываясь и аккуратно переступая. Я боялся шевельнуться, и, когда человек развёл своей могучей рукой ветви куста, я прижался к земле. К моему удивлению человек лишь улыбнулся и повесил ружьё на плечо. Он наклонился ко мне и взял на руки. Впервые, я увидел землю сверху. Мне показалось, что я большой и сильный, как человек. Тем временем меня посадили на расстеленную куртку у костра и стали давать мяса. Я с удовольствием съел пару кусков и признательно лизнул человека в щёку. Он улыбнулся и потрепал меня по загривку.
- Как же ты сюда попал, малыш?
Я бы с радостью рассказал, но вы же сами понимаете…
Человек посмотрел на ошейник, стянувший мою шею, взял нож и перерезал его. Затем похлопал меня по спине и сказал
- Беги!
И я побежал, не знаю зачем, но побежал обратно. Человеческая доброта творит со мной невообразимые вещи, делает из меня какого - то безобидного котёнка. Как много может сделать человеческая доброта в мире, в жизни, в отношениях. Я остановился у дороги, ведущей в деревню, и задумался. Я снова будто возвращаюсь в своё русло, снова возвращаюсь в скучную жизнь, снова становлюсь никчёмной собакой, от которой пользы, как от дырявого ведра. Мне стало грустно.
Тем временем заморосил дождик, размывая следы людей, коров, собак, телег. Дома, стоявшие на пригорке укутались в туманную дымку и, прикрывшись белыми цветами черёмухи, дремали. Я почувствовал родной запах - запах дыма печных труб, смешанный с хвоёй и запах утра, запах который не сравнится не с каким другим. Я бежал по своей улице, было тихо, как во сне, только кое-где проснулись ранние петухи и начинали пронзительно кричать. Наш королевский петух тоже кричал, так жалобно и пронзительно, что хотелось завыть.
Я пробежал мимо нашего дома и побежал дальше, туда, куда звало сердце - на свободу, туда, где ложится спать солнце, туда, где оно встаёт, я бежал туда, откуда приходит зима, и куда она уходит.
На улице не было никого, лишь коровы, пожёвывая свою жвачку, безразлично смотрели, на собаку, бегущую в лес.

5 глава
ДА, ТАКОВА ЖИЗНЬ

Наступила зима. Укрыла все поля белым снегом, навалила снега и на ветви елей, завалила сугробами до окон избушку лесника. Я уже три года живу в лесу, живу, сам по себе, только лесник кормит меня, и иногда я даже хожу с ним на охоту. Днём я бегаю по снегу или разглядываю заледеневшее озеро, гоняюсь за зайцами, рою ямки в снегу. Лапы мои окрепли, я очень вырос и стал не щенком, а настоящей собакой. С лесником мы стали хорошими друзьями, я больше не появлялся в деревне ещё с того самого лета. И вдруг зимним утром мне пришла в голову мысль навестить мой старый дом. Теперь, через столько времени, старые хозяева всё забыли, и не отправят меня к этому человеку, от которого я сбежал. Я побежал к дороге…
Дома теперь были укрыты серебряной шапкой, занесённые по окна они выглядели как сугробы. Морозный воздух, и снег, падающий хлопьями, мешали идти. Когда я вышел на пригорок, идти стало легче, и я галопом побежал к дому.
Картина, которую, я увидел, до сих пор хранится в моей памяти. Разломанный забор, Забитые двери и ставни, забитый курятник и хлев, за место моей будки сугробы. Я забежал во двор. Торнадо, Мурка, бабка, дед, где вы? Что произошло?
Было тихо, тихо, только две растрёпанные вороны уселись на разбитую кирпичную трубу, и о чём-то рассказывали друг другу, затем одна перелетела на продырявленную крышу и стала прыгать по ней. Снег засыпал тропинку к дому, озерцо наше покрылось толстым слоем льда, и вокруг только белое печальное покрывало зимы…
Я пробрался к месту, где стояла моя будка, и лёг. Знали бы вы, как тогда часто билось моё сердце, я смотрел вперёд, на отверстие в заборе, закрывал глаза и видел бабку, прогоняющую корову, деда, рубившего дрова, куриц, Торнадо, Мурку. Я вдруг встал, мне было так плохо, так, как может быть только человеку. Я не хотел идти в лес, я отдал бы всё, чтобы вернуть время. Я был маленьким глупцом, который делал необдуманные поступки. Я осматривался и видел лишь этот белый снег, который заставлял страдать, а эти вороны, которые продолжали скакать с крыши на трубу и обратно, что они рассказывают, зачем они это делают. Я снова лёг в снег, мне не страшно замёрзнуть здесь, мне не страшно больше ничего, с этой минуты я потерял страх.
Какое - то пугающее безразличие поселилось во мне, я не существую. Кто я? Глупец, никчёмный глупец. Мне стало так обидно, что я вскочил и стал кусать самого себя за лапы и за хвост, одумался я лишь тогда, когда белое покрывало снега украсила красная капля крови «Так тебе и надо!» - подумал я и снова лёг.
Белый снег всё шёл и шёл, я сам был уже еле различимым пятном на белой перине. Где-то в хлевах мычали коровы, а мне всё казалось, что они кричат: «Глупец!». Я лежал и смотрел на дырку в заборе, смотрел как снег всё больше и больше закрывает её. Нет, меня не существует, это иллюзии. Кто я? Если меня засыплет снегом никто и не вспомнит серую не породистую собаку, только лесник пару раз покричит меня и тоже забудет. Мне было больно, больно в душе за то, что я настолько никчёмный, что даже дела до меня никому нет. Что сделать такого, чтобы меня заметили? Мысли сами лезли в голову: первая в мире собака - поэт, нет, первая в мире собака - журналист, не то, первая в мире собака - лётчик - испытатель. Пока я раздумывал, кем могу стать, снег засыпал меня с головой. Я встал и отряхнулся, ещё раз посмотрел на свой дом, и с неимоверной грустью в душе тихими шагами отправился в лес.
Лесник уже знал, что я загляну к нему на огонёк, и приготовил мясо. Я не стал есть. Лесник настороженно посмотрел на меня
- Что случилось, малыш, ты не захворал ли?
Я не мог объяснить и лишь жалобно скулил. Тогда лесник увидел следы укусов на лапе и перебинтовал её. Я спал всю ночь у ворот избушки. Утром лесник вынес из дома будку, которую сделал для меня. Будка была узковата, но в знак благодарности я сразу же с удовольствием залез туда. Лесничий взял сани и ружьё и ушёл, как когда-то уходили мой дед и Торнадо. Я не много потоптался у избушки и снова побежал к дороге…
По дороге, не спеша, бежала лошадь с повозкой. На повозке сидел старик, до подбородка укутавшись в шаль, за ними бежал жеребёнок. Лошадь заметила меня и притормозила, тогда извозчик махнул на меня рукой
- Кыш отсюда! Но…
Лошадь двинулась и пошла.
Если с дороги пойти влево, то там, на холме, расположена наша деревня, а вправо я ещё не разу не ходил. Вот и решил я сегодня туда сбегать. Бежал я долго - и ничего нового. С одной стороны лес, укутанный в белую шаль, с другой стороны белые поля. Но тут на горизонте показалась остановка. Это же вокзал! Я подбежал к лавочке на остановке, там сидела бабушка в платке, пальто и валенках, в замёрзших пальцах она сжимала сумку, а подальше сидела девочка…Танюшка! Я подбежал к ней и стал лизать холодные руки, какая она теперь большая, красивая, она смеялась, и я видел, как из её рта выходит пар. Она гладила меня и обнимала
- Где же ты был, мой хороший?
Я лишь звонко лаял. Бабушка, сидевшая рядом, презрительно покосилась на нас. Танюшка крепко сжала руками мою шею.
- Я уезжаю в город, но на следующий год приеду, обещаю.
Слёзы катились по её щекам, толи от холода, толи от грусти. Она сжимала мою шею, и я чувствовал настоящую любовь к ней. К остановке подошёл автобус, бабушка встала и зашла в дверцы, потом и Танюшка, помахав на прощание, пошла к автобусу. Маленькая, добрая девочка, я понимал, что не смогу без неё жить, она скрылась в автобусе, и он повёз её далеко, в загадочное место - город. Я долго бежал за автобусом, и видел, как Танюшка варежкой протёрла дырочку в окне и смотрела на меня. По щекам её катились слёзы, и теперь я точно знал, что это слёзы грусти…

6глава
НАД ДЕРЕВНЕЙ СТЕЛИТСЯ ТУМАН.

После отъезда Танюшки я совсем загрустил. Зима уже кончалась, уже таяли сугробы, лёд на озере стал тонким, закаты и рассветы стали ярче. В деревню приехала новая семья. Они поселились по соседству с моим старым домом. Я жил в будке у лесника, последнее время он болел и никуда не ходил. Часто по старой привычке я навещал свой старый дом, новая соседка смотрела, как я сижу около будки, лаю на скрипучие ставни, рою снег возле дырки в заборе и смотрю на крышу. Соседка грустно вздыхала и уходила в дом. А я, ещё не много полежав, шёл в лес или на вокзал, ждать Танюшку.
Лесник собрался переезжать в другое место, глубже в лес, я с ним идти не мог. Он сказал мне, что я должен остаться, что он найдёт мне новых хозяев и всё пойдёт в гору. Слова его, меня огорчили, но ослушаться я не мог. Леснику стало трудно кормить меня, и он решил найти хороших хозяев, где меня бы искренне любили. Меня уже знала вся деревня, и если я пробегаю по улице, то кто ни будь да подкинет кусочек мяса или сала. Я снова сидел на вокзале, когда приехал автобус. Из автобуса выходили люди, много людей: бабушки, дедушки, дети. Танюшки не было. Я не знаю зачем, но я незаметно запрыгнул в уже закрывающиеся двери, сел за сидение и притих. Автобус тронулся, внутри он был пуст, только на последнем сидении спал старик в пальто. Мы долго ехали, наконец, двери открылись, и я выбежал на остановку, старик тоже вышел.
Где я? Местность не знакома мне, я побежал по дороге, это тоже деревня, но совсем не похожая на ту, из которой я. Паника охватила меня. Если ехали мы в эту сторону, значит бежать надо обратно. И тут в правое бедро мне сильно ударило что-то, я взвизгнул от боли, обернулся. На лавочке сидела пара ребят с рогатками, они смотрели на меня и весело смеялись, затем последовал второй удар по бедру и я, прихрамывая, побежал. Я устал бежать, а дороги нашей не было и на горизонте, сам виноват, ни кто меня не тащил в этот автобус. Я пошёл теперь медленно, вокруг росли ёлочки, они кокетливо махали своими лапками, а молодые берёзки стыдливо прикрывались зелёными платьицами и покачивались. Всё это было так красиво, я на ходу придумал о себе стихотворение,
вот оно:
Я бегу по дороге,
Путешественник я!
Я - собака - бродяга,
Презирают меня
Шерсть клочками скаталась,
Иступились клыки,
Но я - нежный романтик:
«Эй, привет мужики!»
Не кидайте бутылкой:
Гордость есть у меня,
Мне колбаску протянет,
Может, чья - то рука?
И старушка погладит,
Не прогонит клюкой,
Я - бродяга - романтик,
Я бегу за судьбой.
Много видел я злобы,
Много ласки встречал,
Никогда не роптал я,
Никогда не ворчал.
Не стреляйте с рогатки,
Не гоните меня,
Я бегу по дороге -
Путешественник я!
Я сочинил это стихотворение, и стало легче бежать.
Далеко на горизонте показалась наша остановка, и я из последних сил ринулся туда. Когда я добежал до неё и увидел дорогу, я с облегчением вздохнул и пошёл к деревне.
Над дорогой клубилась пыль. Зелёный холм вместе с домами был укрыт молочно - серой дымкой тумана. Туман стелился над деревней уже третьи сутки. Камыш, росший у озерца, покачивался на ветру. Утка с утятами купалась возле берега. За холмом на поле, щипали травку коровы. Где-то ржали лошади, и всё царило таким привычным для меня спокойствием, что мне снова стало весело…
.
Таня приехала только через год. Она совсем стала красивой, высокой. Она угощала меня конфетами и обещала, что мы никогда не расстанемся с ней. Я был рад её приезду, и всё чаще проводил у неё целые сутки.
Таня рассказывала мне про город, про школу и девятиэтажные дома, будто зная, что я всё понимаю. Она даже давала мне книгу, но я не понимал этих значков. Тогда она садилась рядом со мной и читала мне сама. Я слушал этот божественно приятный голос и всё так же представлял себе наш старый дом с заколоченными окнами и дверьми. Я прекрасно понимал, что скоро лето кончится, и Таня снова уедет на целый год. Но когда такие мысли приходили в голову, я старался избавиться от них, если же не удавалось, настроение было испорчено. Таня часто брала мольберт, бумагу, карандаши и краски и мы шли с ней на природу. Мы были у озерца, на пасеке, просто у деревьев. В её папке было много рисунков, там был я, играющий с бабочкой, пасека, ели, сосны, озерцо, шмелиное гнездо.
А последнюю картину она рисовала очень долго, сидя возле дороги, лицом к холму. Когда картина была закончена, Танюшка развернула холст. На картине был изображён зелёный холм, домики, укрытые белыми цветами сирени, наш старый дом, даже вороны на трубе, даже дырка в заборе была изображена. Я стоял у поломанного забора, хвост у меня был как труба. И над всей этой картиной был изображён молочно - серый туман. Танюшка улыбнулась, когда я внимательно рассматривал картину
- Нравится!?
А как же, просто сказать не могу. Танюшка погладила меня по голове и сказала
- А знаешь, как я её назову?
Откуда же мне знать?
Наступила не долгая пауза
- Я назову её «Над деревней стелется туман!».
Какое лиричное название, мне оно нравилось. Танюшка свернула холст, взяла в руки мольберт, и мы зашагали вверх к холму. Рыженькая девочка с картиной и мольбертом и серый растрёпанный пёс.


7глава
ЖИТЬ ХОРОШО, А ХОРОШО ЖИТЬ ЕЩЁ ЛУЧШЕ

Тихое утро. Как прекрасно. Я проснулся от того что, соседка принесла мне еду. Она нежно погладила меня и улыбнулась. Я поел и быстрей по мокрой от росы траве побежал до Танюшки.
Танюшка сказала, что сегодня мы идём на рыбалку. Когда я прибежал, она уже выходила из калитки с рюкзаком и удочкой.
- Ну, пошли, малыш!
Мы пошли к речке, нужно было пройти по нашей улице, свернуть за переулок и пройти прямо. Вода была прогрета солнцем. Таня надела на удочку червяка и закинула её. Потом она достала из рюкзака чуть помятый листок бумаги и карандаш, и стала рисовать мост через реку. Я был сегодня в хорошем настроении и стал прыгать по воде и лаять. Но Таня строго закричала
- Что ты делаешь? Ты же всю рыбу распугал!
Я никогда не видел её такой, я прижал уши и сел на землю. Таня закрыла лицо руками. Она подошла ко мне и крепко обняла
- Извини! Сорвалась!
Я, конечно, извинил её и снова готов был лизать ей руки, но в душе осталось что-то не приятное. Я побежал на мост, а потом с моста побежал бегать на поле. Всё-таки хорошо, что я живу в деревне, и что я - собака. Городские собаки сидят дома и выходят, наверное, не надолго. Среди моих знакомых не было городских собак, и остаётся только догадываться. Прошло часа два, я вдоволь набегался по полю, всё было хорошо, если не считать того, что меня укусил шмель, потом я лежал на траве, наслаждаясь божественным жужжанием стрекоз и запахом полевых цветов.
Теперь я довольный бежал по мосту к Тане. Когда я прибежал, она дорисовывала мост.
- Смотри сколько!
Сказала она и открыла бидон, в котором лежала пара рыбок.
- Ой, клюёт!
Воскликнула она, и в эту минуту произошло не вообразимое происшествие. Её сапог застрял в глине, она поскользнулась и упала в воду. Её стало не видно, только голова показалась над водой и отчаянно крикнула
- Тону…
Эхом откликнулось лишь
- У…
Я напрасно стоял на берегу и лаял, потом прыгнул в воду и поплыл. Танюшка, тяжело дыша, обхватила тяжёлыми руками мою шею, и я поплыл к берегу. Она вылезла из воды и, пару минут полежав с закрытыми глазами, жадно вдохнула в себя воздух. Когда она встала, я увидел, что лицо её стало каким-то бледным, руки дрожали. Удочка утонула, а мост, нарисованный карандашом, размылся. Таня не могла говорить, она просто подошла ко мне, обняла меня дрожащими, холодными руками, прижалась головой, и мы долго сидели на берегу, смотря на волнующуюся гладь реки, поблёскивающую на солнце.
Так мы сидели до заката. Потом я выбился из её крепких объятий и стал лаять. Она стала собираться. Волосы чуть-чуть обсохли, но вещи так и были мокрыми. Она взяла рюкзак и пошла вверх по холму. Ступала она тяжело, мокрые вещи тянули к земле, но она благополучно добралась до дома.
На следующий день она сама пришла ко мне и принесла большой кусок мяса
- Спасибо тебе! Ты спас мне жизнь!
Она ещё раз крепко обняла меня и ушла.
С того дня жизнь действительно стала идти в гору. У меня, наконец, появился настоящий друг. Я конечно понимаю, что счастье в том, что я живу на земле, и это хорошо, но так же любой человек и любая собака докажут что хорошо жить ещё лучше.
Дружба человека и собаки, по моему мнению, очень крепкая, поэтому говорят, что собака - была, есть и будет другом человека.


8глава
ТАМ, ОТКУДА ПРИХОДИТ ЗИМА.

Уже три года Таня приезжает сюда на лето, и мы с ней ходим по грибы, по ягоды, на рыбалку или просто гуляем по утреннему лесу. В нашей деревне появилось два заколоченных дома. Уехали наши бывшие соседи, и умерла моя знакомая бабушка. Я чувствовал себя уютно в окружении хороших людей. Я совсем не думал о том, что я стал бездомным псом. Я привык.
Наша деревня была хорошо видна с моста. Дым печных труб возвышался над макушками сосен и растворялся. Мы с Танюшкой стояли на мосту и смотрели на эту картину. Она молчала, и всё смотрела и смотрела туда. Казалось, что Таня забыла, что стоит на мосту, что я с ней рядом, что она вообще существует. Она просто смотрела и смотрела и всё дальше улетала в своих мыслях куда - то в лес. Над нашими головами звонко кричали птицы, навёрстывая круги. Ветер трепал Танины волосы и мою шерсть. Я задумался. Мы с Таней всё же так похожи. Что-то родное и близкое чувствовал я в ней. Что-то, что, наверное, ребёнок чувствует к своим родителям. Какую - то необычную любовь и доброту…
Таня будто проснулась. Она пригладила руками волосы и пошла в деревню. Я побежал за ней. Она шагала ровно, медленно, как будто специально хотела отстать от меня. Но я ждал её, подбадривая громким лаем.
Вечер охватил её дом до самой макушки крыши. Она открыла калитку и, немного постояв, вошла в ограду. Я остался на улице, а она так и не позвала, она вообще не сказала ни слова мне за весь день. Я отправился к озеру.
Утром я прибежал и стал громко лаять под окном Тани. Каждый день я будил её, и мы играли, гуляли, «читали» книжки. Но она не выглянула в окно. Я лаял ещё и ещё. Тут из соседней калитки выглянул мой знакомый старик и сказал эти ужасные слова, сделавшие меня несчастным
- Что, Дружок, уехала твоя Танюшка? Ох, город, город! Ты, друг, не увидишь её видно больше!
С этими словами он сел на лавочку и, присвистывая, стал вырезать из дерева маленьких уточек. Я был в растерянности. Почему? Почему, она не попрощалась? Почему не сказала? Я бы всё понял. Но теперь не понимаю. И не знаю, как быть.
Я шёл по утренней улице, никого не было. Только маленькие бабочки - капустницы порхали над чьей - то калиткой. Где все? Где люди? Мне казалось, что все дома заколочены, что все люди уехали, что я в этой деревне один. Я впервые в жизни чувствовал себя таким несчастным, таким обездоленным и…одиноким.
Моя жизнь - разве ценится она? Я - никто: старый, ничего не сделавший за всю жизнь пёс. Я был любимым, ухоженным, я знаю. У меня были друзья, но был ли я им другом. Где все они? Они уехали, ушли, запретили, оставили, отдали. Я - вещь в чужих руках. В руках, которые я считал дружескими. Почему Таня не попрощалась, даже не слова не сказала за последний день в деревне. Я знаю, ей тяжело было, её мучили предчувствия скорого отъезда. Я знаю, она вернётся и вместе с ней вернётся и счастье и всё, что вдруг резко ушло вместе с ней - в город. Понимаю, она не по собственному желанию едет туда. Она любит меня и вернётся. Я подбежал к берегу реки, хлебнул холодной воды и лёг на песок.
Я не мог собрать в кучу мысли, которые плели у меня в голове паутинку. Я чувствовал, как мои мысли тоже уносятся в лес, или не в лес. Откуда приходит зима? Куда она уходит? Мои мысли поселились в этом месте. Они тоже бросили меня. Весь мир теперь кажется мне большим колючим ёжиком.
Честно говоря, я сейчас хочу быть рыбкой. Глупо, наверное, но я хочу быть рыбкой. Люди, вспомните обо мне, хоть кто ни будь! Я не умел плакать, но если бы умел, я бы плакал сейчас, как крокодил. Я бы весь день плакал, потом спал, а потом опять плакал.
Осень плачет и душа плачет. Только слёзы осени - слёзы печали и грусти. А слёзы собаки - слёзы обиды и безысходности. Я встал и посмотрел на своё отражение в воде. На меня смотрел мощный, сильный, взъерошенный пёс, с грустными щенячьими глазами. Я отвернулся и, сначала пошёл, а потом побежал туда, откуда приходит зима.
Был поздний вечер, когда я пришёл сюда. Здесь я собирался жить. Ну, конечно вы догадались, что это место - ничто иное, как мой старый добрый дом. Моя будка стала естественно тесновата, но задние лапы и хвост туда помещались. Я заснул.…
Я смотрел на старый дом и представлял себя щенком. Я - щенок, в душе и всё такой же романтик, неизменный своим нравам. Пусть лапы стали сильными, пусть выросли клыки мои, а я всё равно такой же. Я всегда буду помнить людей, которые много сделали для меня. В моей памяти навсегда останутся моменты жизни, которые нельзя забыть. Одно огорчает - что это всё в прошлом. Я встал, отряхнулся и, долго - долго слыша за своей спиной мычание коров, крик петухов и разные звуки природы побежал в поле - резвиться в траве, до самого утра.
Жизнь - как цветок, распускается и закрывается. И каждое мгновение надо беречь. Я снова был счастливым псом, я снова поверил в силу жизни. Я верил, что всё будет хорошо, и просто продолжал жить и радоваться жизни…



Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
пять + пять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ