Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
02 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Катится колобок, за версту вкусно пахнет, от масла на солнце сияет, изюм сквозь корочку проступает.
Попадается на дороге Волку. Волк прибалдел, спрашивает его:
- Колобок, что с тобой? Ты чего такой навороченный?
- Работу хорошую нашел. В казино, Шариком.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Александр Витолин (Халва) | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

- Здорово Пашка, а экзамен уже закончился, - рубанул мне Андрюха, когда встретил меня, запыхавшегося и обливающегося потом возле обсерватории.
- Черт побери!!! Вот засада! А капитул ещё заседает? – спросил я Андрюху, не желая тратить ни минуты ни на приветствие, ни на то, что бы узнать как ребята сдали экзамен.
- Заседает. Беги, может согласятся принять… – посоветовал Андрюха.
Я рванул. Не то что бы рванул. После предыдущей получасовой пробежки трудно было даже быстро идти. Но чертыхаясь и поминая на самом жостком жаргоне половые органы и мужчин, и женщин, я кое как добрался до дверей аудиториума. Взявшись за ручку, я никак не решался нажать на неё. Думая что бы сказать членам капитула, я так и застыл возле двери.
- Входите, Павел Анатольевич, мы ждем Вас! – послышалась из аудиториума.
«Павел Анатольевич… Это что же меня? Только какой я Павел Анатольевич? Пашка… Паха… Циклон.» - подумал я и снова услышал голос из аудиториума.
- Павел Анатольевич, Пахой или Циклоном Вас будут называть Ваши товарищи. А члены капитула будут обращаться к Вам так как они считают нужным… Да входите же наконец. Неужели вы считаете, что у членов капитула кроме того как ждать Вас других дел нет!
Подчиняясь приказу я нажал на ручку и вошел в аудиториум.
«Ни фига себе!!! - подумал я, увидев членов капитула: - Приехали!» Из членов капитула мне были известны только мой наставник, рыцарь Петр Яковлевич Лизогуб, рыцари-наставники Никита Захарович Блакытноокий и Яков Яковлевич Лизогуб, мастер Геннадий Вячеславович Заводной; из присутствующих я ещё узнал мастера и рыцаря о которых только знал, что они принадлежат к Полтавской ложе; остальных я никогда не видел, но по их нагрудным знакам понял, что на экзамене присутствуют командоры (подумать только КОМАНДОРЫ) Крымской и Молдавской лож, и… Я ещё раз посмотрел на нагрудный знак члена капитула заседающего в самом центре. Неужели! Подумать только, здесь сам Гроссмейстер ордена Украины!!!
- Да, Павел Анатолиевич, Гроссмейстер ордена обязан лично контролировать уровень знаний учеников ложи. – сказал Гроссмейстер.
Так оказывается мене приглашал зайти в аудиториум сам Гроссмейстер. Кому из ребят расскажу, - не поверят.
- Павел Анатольевич, может Вы перестанете смотреть на меня как на обезьяну в зоопарке и перестанете думать, о чём Вы будете болтать с Вашими друзьям и мы перейдём непосредственно к экзамену. – настойчиво предложил Гроссмейстер.
- Простите, можно я буду тянуть билет? – спросил я.
- Да мы этого момента уже полчаса как ждём. – ответил Гроссмейстер, да таким голосом, что мне захотелось провалиться под землю.
- Провалится вы всегда успеете. Берите уже билет. – приказал мне Гроссмейстер.
Я подошел к столу и потянул руку к самому крайнему билету.
- Павел Анатольевич, я просил бы Вас вытянуть билет №7. – обратился ко мне командор Крымской ложи.
Я взглянул на билеты. Закрыл глаза. Открыл глаза. Опять закрыл глаза.
- Павел Анатольевич, Вы не глазами хлопайте, а вытяните нам билет №7. – опять приказал мне Гроссмейстер.
Я открыл глаза, но так нахмурил брови, что рыцарь Полтавской ложи засмеялся. Смех полтавчанина меня подхлестнул и я быстро проведя рукой над билетами, вытянул один из них.
- Билет номер семь… - Я чертыхнулся про себя и продолжи. - …десят сем.
- Я прошу членов капитула извинить моего ученика за подобные измышления. – Громко сказал Петр Яковлевич.
Я взглянул на Петра Яковлевича. Старик сидел красный как рак.
- Старику тридцать восемь лет, Павел Анатолиевич. И перестаньте поминать нечистого, хотя бы при членах капитула. – подал голос командор Крымской ложи.
- Извините, я нечаянно. – только и смог сказать я.
- Это подсознание, молодой человек, а не «нечаянно»! – произнес командор Молдавской ложи. Мы просили бы Вас обратить внимание, как на Вашу речь, так и мысли. Ладно бы Вы только поминали нечистого. Но Вы по дороге сюда такими словами глумились над мужским и женским началом, что лично я считаю необходимым поставить вопрос о занесение этого факта в Ваше личное дело. Естественно я просил бы не указывать в личном деле какие именно слова были использованы при этом проступке. – высказал свое мнение мастер Полтавской ложи.
Теперь краской заливался я.
- Прошу прощения, впредь я обязуюсь строже контролировать свои помыслы. – выдавил я.
- Павел Анатольевич. Мы не просим Вас вести монашеский образ жизни. Но Вы должны помнить что устав ордена одинаково осуждает как аморальные поступки, так и мысли КАЖДОГО: как посвященного, так и не посвященного. – сказал командор Молдавской ложи, уже не таким строгим голосом, видя моё подавленное состояние.
- Я обязуюсь впредь строже относится к моему подопечному и следить, чтобы впредь подобные факты не повторялись. – поддержал как смог меня Петр Яковлевич.
- Хорошо. Тогда давайте послушаем ответы Павла Анатольевича на вопросы билета №77. – подвел итог воспитательной пятиминутки Гроссмейстер.
- Вопрос первый: талисманы и обереги народов Сибири. – прочитал я и подумал, что Бог на свете всё таки есть.
- Согласен! – кивнул головой Гроссмейстер. – Ну этот вопрос Вы знаете хорошо. Что там ещё?
- Вопрос второй: пост и молитва – главные способы развития экстрасенсорных способностей.
- Тоже знаете. Только Вам к этой теории да практики хотя бы три месяца. – ответил Гроссмейстер. – Следующий вопрос!
- Вопрос третий: секреты флорентийской мозаики.
- А вот это мы с удовольствием послушаем. – сказал Гроссмейстер. – Давайте сразу перейдём к технике нанесения краски.
- Я не знаю. – тяжело вздохнул я. - Но я могу рассказать технику приготовление красок и подготовки мозаики для нанесения краски.
- Мы это знаем. – сказал Гроссмейстер. – А ведь Вы могли бы нам ответить на этот вопрос. Ведь правда?
- Да. – сказал я. – Я хотел поупражняться в райтерстве и меньше уделил внимания теории.
- Я бы не сказал что нанесение граффити на стены мусорок можно назвать хорошей практикой, скорее желанием покрасоваться перед девочками. – возразил мне мастер полтавской ложи.
- Да. – согласился я.
- Ну что же, мы с удовольствием посмотрим на ваши практические способности. – намекнул мне Гроссмейстер.
- Хорошо. – сказал я и подошел к доске…
*********************************************************************************
- Да, это настоящий циклон. – сказал Гроссмейстер, разглядывая мое граффити. – Интересно, я видел циклон в жизни, а вы только по телевизору в «Нешенел Джегрефик», а передать его сущность Вы можете лучше чем я. Мощь стихии способной уничтожить, но несущей в каждой капле дождя жизнь.
Ну наконец-то, хоть здесь отличился, подумал я и на моем лице расплылась улыбка блаженного.
- Замечания к работе есть? – спросил у членов капитула Гроссмейстер и взглянув на всех собравшихся, сразу же и ответил. – Нету.
Я вздохнул.
- Натан Григорьевич, прошу объявить Павлу Анатольевичу результат экзамена. – обратился Гроссмейстер к командору Молдовской ложи.
Натан Григорьевич встал и голосом судьи выносящего вердикт, произнес.
- Слушатель школы при Киевской ложе имени Николая Пирогова Ордена Авгуров Украины, ученик рыцаря Петра Яковлевича Лизогуба, Зайцев Павел Анатольевич по результатам экзамена признается не пригодным для посвящения в стан прислужников. Члены капитула признают необходимым оставить Зайцева Павла Анатольевича в стане учеников до полного изучения курса рекомендованного Синодом Востока.
- Как? – растеряно произнес я. – Я же только технику нанесения краски мастерами флорентийской мозаики не смог рассказать и билет не тот вытащил.
- Молодой человек. – обратился ко мне Гроссмейстер. – Когда саперу предстоит обезвредить бомбу, он должен знать не только сколько заложено в ней пластида и на сколько сильным будет его взрыв, а в первую очередь как ее обезвредить. А теперь поймите, каждое решение принятое авгуром несёт за собой более серьезные последствия чем те которые может причинить неправильное обезвреживание бомбы. Мы не имеем право посвящать вас в прислужники пока не будем уверены, что это не будет угрожать ни вашей жизни, ни жизням непосвященных. В конце концов, глупо учить все правила дорожного движения и не учить правила проезда на светофоре.
- Да. Гроссмейстер. Я вас понял.
- ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!! В ГОРОДЕ ВСПЫШКА! ВСЕМ АВГУРАМ НЕМЕДЛЕННО СОБРАТЬСЯ В ЗАЛЕ! ПОВТОРЯЕМ! В ГОРОДЕ ВСПЫШКА! В ГОРОДЕ ВСПЫШКА! В ГОРОДЕ ВСПЫШКА! – вдруг разнеслось из громкоговорителя по всей обсерватории.
- Видишь Циклон, - вдруг обратился ко мне по нику спокойным тоном Гроссмейстер. – Вспышка началась полтора часа назад, а даже командоры ее не смогли почувствовать. Именно поэтому они не Гроссмейтеры и не будут ими пока не начнут чувствовать вспышку хотя бы за пол-часа до ее появления. И ты не можешь быть прислужником пока не овладеешь досконально всем, чему тебя учит рыцарь Лизогуб. Ты же понимаешь, нету полу-авгуров. Есть или авгур, или непосвященный. А теперь иди в зал!
*********************************************************************************В зале меня больше всего поразила тишина и это при том, что в нем собрались все авгуры Киевской ложи и других лож находившиеся на этот момент в городе, итого человек сто. Я быстро отыскал взглядом всех моих одноклассников, но всё на что нас хватало это обмен растерянными взглядами. Спокойное и до невозможности тихое поведение наших старших действовало на нас таким образом, что ни один не решался открыть рот. В таком замешательстве мы пробыли минут десять, пока в большой зал не вошел командор Киевской ложи, кардинал, старший звездочёт и искатель.
Командор окинул взглядом зал и громко объявил:
- От имени всех авгуров Киевской ложи приветствую всех гостей нашего города, но сразу же вынужден перейти к известиям чрезвычайной важности. Слово предоставляется авгуру, старшему мастеру, искателю Иннокентию Семеновичу Кравченко.
- Внимание! В 14 часов 47 минут по киевскому времени служителями обсерватории Киевской ложи авгуров старшим мастером Викторией Александровной Шевченко, мастером Еленой Николаевной Мудрой, рыцарем Ильей Владимировичем Гороховым, старшим группы, искателем, мастером Иннокентием Семеновичем Кравченко была засечена вспышка. Уровень вспышки не выше третьего…
- Восьмой!!! – громко объявил гроссмейстер, не дожидаясь пока мастер закончит.
- Как восьмой? – ошарашено спросил мастер-искатель.
- Восьмой. – повторил гроссмейстер. – Может разрастись до девятого. Девятый уровень означает радиус прямого воздействия двадцать метров. Радиус непрямого воздействия сто пятьдесят метров. Радиус осязания энергетического поля вспышки пятьдесят километров. Последствия прямого воздействия вспышки начнут проявляться через три дня.
Да, умеет гроссмейстер подбирать тон. Казалось он отчитывает искателя, а не рассказывает авгурам о вспышке. Что же видно гроссмейстеры не церемонятся не только с такими учениками, как я. Я даже почему-то в этот момент больше сочувствовал Иннокентию Семеновичу, чем думал о последствиях такой сильной вспышки.
- Гроссмейстер, я доверяю и Вашему опыту и силе, но каждый из служителей обсерватории распознал именно вспышку третьего уровня. – робко произнес мастер-искатель.
- Молодцы! – улыбнувшись, похвалил гроссмейстер. – Вы действительно обнаружили вспышку третьего уровня.
Услышав это, Кравченко тоже улыбнулся.
- Молодцы. – повторил гроссмейстер и снова произнес тоном леденящем душу – Но только на фоне этой вспышки есть другая, гораздо мощнее и опаснее. Я закончил. Командор, объявите план действий.
- Внимание! В поисковой операции задействованы все авгуры. В обсерватории остаются только дежурные. Мы разделили город на сорок три сектора. Для прочесывания каждого сектора будут сформированы группы по два-четыре авгура. Группы, в состав которых входят авгуры–ученики и прислужники ни в коем случае не должны разъединятся. Остальные группы могут разделить сектор между собой на меньшие сектора…
*********************************************************************************
Конечно же я попал в одну группу вместе с Петром Яковлевичем. Третьим был прислужник Сашка-Ром. Сектор нам попался ещё тот – Батыева гора. Хотя конечно кому ещё как не ученику и прислужнику лазать по горе. Но в прочесывании горы меня больше угнетали не крутые подъемы, а надменное поведение Сашки-Рома. Буркнув мне в самом начале: «Что, ученичок, завалил экзамен!», он принципиально не смотрел в мою сторону и переговаривался только с Петром Яковлевичем.
«Да, та ещё прогулочка!» - подумал я с той долей иронии, на которую был способен в сложившихся условиях. Вот так вот, злясь на Сашку-Рома, на его высокомерие, я провел следующие полчаса, то подымаясь, то спускаясь с пригорков Батыевой горы. Но так как злится нормальному человеку долго очень трудно, я начал понемногу отходить. Сашка-Ром начинал мне казаться уже не фашистским ублюдком-сверхчеловеком, а комичным майором Фрэнком Бернсом из «М.A.S.H.а», типом нелицеприятным, но безобидным. Я даже чуть не расхохотался, когда вспомнил, как я став посвящённым чуть не рассорился со своими друзьями-непосвященными, ставшими мне вдруг скучными и неинтересными. Благо всё закончилось хорошо, - друзья пару раз двинули туда, где больно, но жить можно и я понял, что других таких милых и прекрасных приятелей я не найду. «Интересно, а когда я стану прислужником, я тоже стану таким же напыщенным индюком» - думал я глядя на Сашку-Рома, - «В конце концов, не он виноват, что я завалил экзамен и опять проболтаюсь учеником целый год. А экзамен я пересдам. Меньше телика, больше книг и пересдам. Жалко только, что с ребятами из класса буду меньше видится; они же станут прислужниками, а я останусь за партой. Вот только бы я не стал для них «ученичком», как для Сашки-Рома. Но что действительно плохо, так это то, что я подвёл наставника.»
- Не бойся, с одноклассниками тебе расставаться не придется. Программу по второму разу все вместе проходить будете. – сказал вдруг Петр Яковлевич.
- Как? – оторопел я.
- Обыкновенно. Экзамен завалили все. – пояснил наставник.
- Как? И Алёнка? И Ксюха? И Димка? И они тоже завалили? Не может быть. – ещё как удивился я, поскольку эти-то ребята были чемпионами по дотошности в изучении программы школы авгуров.
- Я же сказал - все! – ответил Петр Яковлевич.
- Петр Яковлевич, а почему Вы раньше мне этого не сказали? – поинтересовался я.
- Ждал, когда ты пообещаешь себе больше времени уделять учебе, когда поймешь, что этот экзамен важен не только для тебя, а для всех. Понимаешь в любом образовании самым важным есть осознание ответственности. Если нет осознания ответственности, то можно считать, что человек отучился зря. – объяснил мне Петр Яковлевич.
- А если бы я этого не подумал? - задал я новый вопрос.
- То твои шансы пересдать экзамен на следующий год были бы ничтожными. Через год, через десять, но эти мысли посетили бы тебя. А может и не посетили бы; и ты промаялся бы в школе лет двадцать, а потом бы кинул её и стал бы алкоголиком. – обрисовал Петр Яковлевич мое альтернативное будущее.
Было, видно, что Петр Яковлевич отвечает на мои вопросы с удовольствием и я задал вопрос, который мне не давал покоя с самого начала экзамена.
- Петр Яковлевич, а нам на уроках говорили, что телепатические контакты доступны только гроссмейстерам при желание контакора вступать с ними в телепатический контакт.
- Ученикам-авгурам согласно программе следует знать, что «телепатические контакты максимально проявляются у авгуров-гроссмейстеров при согласии вступить в контакт второй стороной». – слово в слово повторил Петр Яковлевич услышанное мною год назад. – Что означает, что гроссмейстеры могут вступать в телепатический контакт с объектом, который находится на любом расстоянии от них, если последний согласен на этот контакт. А тебе, как и всем твоим одноклассникам, нужен был авгур-супермен, который испепеляет взглядом и летает по воздуху и вы все дружно решили, что читать мысли могут только командоры и гроссмейстеры. Просто, вы хотели суперавгура и вы его придумали сами. На самом же деле при близком нахождение объекта читать мысли может любой рыцарь.
- А почему же Вы нам этого раньше не сказали? – возник у меня новый вопрос.
- Думаешь легко бороться с суперавгуром в которого верит весь класс? Учить класс лучше тому, что он может усвоить и в то, что он поверит. – объяснил мне наставник.
- Почему Вы мне теперь это так свободно рассказываете? – спросил я.
- А вот это должен понять сам. И, я думаю, в скором времени поймёшь, если задаешь такие вопросы. – сказал наставник и перевел разговор на другую тему. – А теперь бери полтинник и дуй в магазин, купи, что-нибудь перекусить, потому что с этими экзаменами из нас только Александр обедал. А ходить голодными по горам не могут даже авгуры.
*********************************************************************************
Купив в магазине по лавашу, био-йогурту на брата, кило бананов я начал повторное восхождение на Батыеву гору. По дороге мой взгляд остановился на газетном киоске. «О, классно, новая ШПОРА!» - обрадовался я и остановился, что бы купить журнал. Через десять минут я вернулся к месту, где меня ждали Петр Яковлевич и Сашка-Ром.
- Тебя только за смертью посылать! – буркнул Сашка-Ром, но я на этот выпад не обратил внимания, чем вызвал ещё большее раздражение прислужника.
- Тише, Ваш наставник будет взывать к великим и просить их заступничества. Не мешайте вашему произносить самое сокровенное заклинание. – сказал о себе в третьем лице Петр Яковлевич, разложив еду на лавочке и вознес руки к небу.
Я и Сашка-Ром замерли с открытыми ртами. Ещё бы, не каждый день при тебе наставник просит заступничества у великих.
- Война войной, а обед по распорядку. – самым серьезным тоном произнес Петр Яковлевич. – Все слышавшие заклятье приглашаются к обеду.
Вот такой вот оперативно-разведывательный авгуровский юмор. Мы начали трапезу.
Расправившись с едой быстрее всех, я решил почитать ШПОРУ.
«Чтобы я так жил! Дворцы и тачки звёзд хип-хопа.» - прочитал я название первой статьи: «Нет, это мы читать не будем, зачем расстраиваться? Что там дальше? «Им было семнадцать. Век Х1Х. Так тусовались наши прадедушки.» - Может быть потом.
- Советую почитать. – услышал я вдруг голос Петра Яковлевича.
Я решил не реагировать на вторжение наставника в мои мысли и продолжил листать журнал.
«Наши в Вудстоке».
- А вот это дашь почитать мне. – опять дал о себе знать Петр Яковлевич.
Я перевернул ещё одну страницу. «Райты и тэги. Либидо и танатос. Граффити с точки зрения фрейдизма.» - А вот это я почитаю.» - решил я и мой взгляд пробежал по фотографиям граффити который журналистка так старательно подвергла фрейдистскому анализу. «Ни хрена себе!» - не смог сдержаться я увидев последнюю фотографию. «Это был циклон!!! С громом и молниями! С шумом дождя! С тем неповторимым шелестом травы, который раздаётся, когда её пригибают к земле сильные порывы ветры! Нет, я так никогда не нарисую.»
- Никогда не говори никогда! – услышал я голос Петра Яковлевича. – Дай-ка я взгляну.
Я протянул Петру Яковлевичу журнал и он взглянул на фотографию.
- Хорошая работа. Впечатляет. Поздравляю тебя Павел. Теперь мы знаем как можно найти вспышку. – сказал мне Петр Яковлевич возвращая журнал. – Её сфотографировали, когда она была на пятом уровне. А теперь она разрослась и мы засекли её. Только она где-то далеко, не в городе. Поэтому мы и уровень вспышки не можем точно определить, она не в Киеве. Может даже значительно мощнее чем думает гроссмейстер. В области придётся искать.
- Что? Как это? – только и смог выдавить я.
- Скажи-ка мне Павел, как авгур может обнаружить вспышку? – задал Петр Яковлевич мне вопрос, ответ на который нам, ученикам, буквально вдалбливали с самых первых занятий в школе авгуров.
- Вспышка есть поток энергии, который проецируется на подсознание каждого индивида и отражает его содержание. – отчеканил я в ответ.
- Правильно. А теперь прочитай подпись под фотографией. – сказал наставник.
- «Дикие орхидеи». – прочитал я и задумался. – А что если это ошибка наборщиков, вставили не ту фотографию.
- Могла бы быть ошибкой. Но я увидел на этой фотографии не орхидеи от которых без ума девушка, которая писала эту статью, не циклон, который увидел ты, а горную реку, которая для меня очень много значит. Вот это и есть вспышка. – быстро расставил всё по моим местам Петр Яковлевич. – Понимаешь?
- Понимаю. – ответил я.
- Тогда следующая остановка редакция «ШПОРЫ». – объявил Петр Яковлевич и мы двинулись ловить такси.
Не прошло и полчаса, как таксист довез нас до улицы Льва Толстого. По пути к редакции «ШПОРЫ» Сашку-Рома прорвало и он вовсю травил для меня анекдоты. Петр Яковлевич ухохатывался, а я еле сдерживаясь от смеха отвернул голову от Сашки-Рома и смотрел в окно.
- Здесь семьдесят семь спичек, одна короткая. Кто вытянет, тот и будет засланным козачком. – объявил нам Петр Яковлевич возле дверей редакции. – Александр тянет первым.
Сашка-Ром вытащил спичку. Длинная.
- Теперь Павел. – сказал наставник.
Я потянул. Короткая.
- Молодец. – произнес Петр Яковлевич. – Теперь слушай легенду: ты творческий директор новой школы райтеров «Райтер-хаус». «Райтер-хаус» желает сотрудничать с журналом. Особенно хотелось бы, чтобы пару статей про школу написала Мона Лиза. Дальше сам всё придумаешь. Удачи…
Я вошел в редакцию...
*********************************************************************************
Из редакции я вышел через двадцать минут. Моны Лизы там не было, но мне дали её мобильный, я созвонился с ней и договорился, что встречусь с ней через сорок минут у музея воды.
- По дороге нужно будет купить орхидеи. – сказал мне наставник не расспрашивая о результатах моего посещения редакции «ШПОРЫ».
Мы сделали всего пару шагов и остановились. В сторону редакции, то есть и в нашу сторону, шло пятеро огнепоклонников. Я взглянул на их нагрудные знаки отличия и меня прошиб озноб не смотря на летнюю жару. Три командора и два мастера.
- Петр Яковлевич, сейчас будет бой? – спросил Сашка-Ром нашего наставника.
- А Вы разве не об этом мечтали когда отрабатывали нормативы ГТО в нашей школе? – ответил вопросом на вопрос Петр Яковлевич.
«Мечтать-то мечтали, - подумал я. - Но мы сейчас даже без оружия. А у них у всех степень или мастера или командора. В бою нам их не одолеть. Но если применить правильную стратегию, то их ряды тоже поредеют. Взять хотя бы этого прыщавого пацана со значком командора… Стоп! Я понял!»
Когда расстояние между нами и огнепоклонниками было всего пару метров, я крикнул тому, который похоже был их лидером:
- А что огнепоклонники вырождаются, что таких бастардов как вы в командоры набирают!
- Да, хлопцы, скоро мы без работы останемся, если у огнепоклонников в командоры идти больше некому! – поддержал меня Петр Яковлевич.
Огнепоклонники переглянулись, опустили головы и обошли нас стороной. Я обернулся. Четверо огнепоклонников остановилось возле входа в редакцию, а пятый, тот что похоже действительно был их лидерам вошел внутрь.
- Петр Яковлевич, а что, мы разве дадим им уйти? Ведь это же огнепоклонники. – отозвался Сашка-Ром.
- Мой кровожадный друг. Сейчас нам нужно спешить. Не одни мы вспышку ищем. И не одни мы знаем как ее можно найти. Найти первым вспышку намного важнее чем потратить силы на уничтожение пятерых учеников-огнепоклонников. – прокомментировал произошедшее событие наставник. – А ты, Павел, мог бы и побыстрее догадаться, что это за шантрапа.
- Откуда мне было знать, что у огнепоклонников ученики разгуливают с нагрудными знаками командоров. – попробовал реабилитироваться я и сразу же пожалел об этом.
- А у кого тогда под подушкой лежит нагрудный знак рыцаря-берсеркера? – поинтересовался наставник.
Второй раз за день я за хотел провалится под землю.
- Петр Анатольевич, а вы про каждый мой шаг знаете? – поинтересовался я. – То есть вы все-все мои мысли читаете?
- Нет! Не имею такой привычки! Да и телепат из меня честно говоря не важный. Никогда не пытался развить в себе эти способности. Меня больше интересует техника внушения. – отрубил на ходу Петр Яковлевич.
«Ну да, так я и поверил!» - мысленно возмутился я.
- Нет, не вру. – сразу сделал контрвыпад наставник. – Вот к примеру, ты можешь мне сказать, о чем сейчас думает Александр?
- Думает, что я выскочка. – сразу же ответил я.
Взглянув на меня с злостью, Сашка-Ром отвернулся.
- Правильно, но ты же его мысли, что бы узнать это, не читал. И гроссмейстер с командорами не сильно-то и пытались залезть тебе в башку. Им достаточно было посмотреть на твое лицо и по мимике уже все было ясно. Понимаешь, даром телепатии обладает не каждый авгур, а знаниями психологии и опытом общения с людьми может овладеть каждый.
- Как это? То есть я могу быть даже лучшим телепатом чем сам гроссмейстер, если просто буду учить психологию? – поинтересовался я.
- Ну знаешь, я не предсказатель, но попробовать ты конечно можешь. – подбодрил меня наставник, останавливая такси. – Я знал мастера огнепоклонника с минимальными способностями к внушению но знающего прекрасно психологию…
- Вы поэтому и пошли в психиатрию работать. – перебил я наставника.
- Александр, немедленно одевай на голову свинцовый шлем. Я раскусил этого молодчика, он умеет читать мысли. – сказал наставник садясь в такси.
Когда мы сели в такси я задумался над тем, что сказал мне Петр Яковлевич.
Зато Сашка-Ром, радуясь, что ученик перестал отвлекать наставника, попробовал выяснить у Петра Яковлевича, то что его больше тревожило. Стоит отдать ему должное, он сумел вести свои расспросы при таксисте так, что тот ни о чем и не догадывался.
- Дядя Петя. – начал Сашка, дядя Петя улыбнулся. – А помните, Вы мне на прошлой неделе дали книжку почитать. Я её всю перечитал, очень понравилась, но я одного не понял. Почему, когда авгуры искали вспышку и встретили огнепоклонников, не вызвали отряд рыцарей-берсеркеров, который бы уничтожил врага?
- Видишь ли, Саша, автор книги добро и зло расценивает как уникальные материи взаимозависимые друг от друга. Огнепоклонники и авгуры являться только носителями этой материи. Поэтому авгур может уничтожить огнепоклонника, но не зло. Зло от убитого огнепоклонника найдет себе нового носителя, может даже того самого авгура, который убил огнепоклонника и будет снова проявлять себя. По задумке автора мир должен находится в постоянном равновесии добра и зла, которое нерушимо.
- Так разве же это фантастика? - прокомментировал таксист услышанное. – Так оно и есть. На этом свете всего поровну, что добра, что зла.
- А зачем же тогда авгуры проходят усиленную боевую подготовку? – не обращая внимания на таксиста спросил Сашка-Ром.
- А про то, что бы боевая подготовка ещё как пригодилась в жизни, по замыслу автора позаботятся обыкновенные непосвященные люди. Знаешь, у меня ведь есть полное собрание сочинения Лизогуба. Так у этого рыцаря, наставника Циклона и Рома, в роду каждый третий был авгуром и ни один из них не сражался с огнепоклонниками, но боевая подготовка пригодилась каждому. – объяснил Петр Яковлевич.
- Понял. – просопел Сашка-Ром.
«Да, расстроился Сашка, - понял я, - он видать как и я надеялся стать суперберсеркером-грозу огнепоклонников про которого будут слагать легенды и чия слава не будет превзойдена. А за ненадобностью героев доведется идти в райтеры. А в райтах Сашка, как говорится, ни рыба, ни мясо…»
Тем временем таксист начал рассказывать про последнюю книгу, которую он прочитал. Там рассказывалась как чуть не началась термоядерная война между двумя планетами из-за того, что ее правители не поделили гастролирующую певичку. И главному герою, советнику правителя третей планеты, что бы спасти мир, пришлось пройти огонь, воду и медные трубы. «В общем хоть ты на кораблях плавай, хоть в космос летай, а гомеровской Илиаде всегда найдется место в нашей жизни. А вместе с ней и боевой подготовке школы авгуров.» - подумал я, когда мы приехали.
Поднявшись по ступенькам я подошел к Музею Воды и встретил Мону Лизу или по паспорту, как я узнал, Монастырскую Елизавету Григорьевну.
Вы знаете как влюбляются в восемнадцать лет?
Так же как в пятнадцать, шестнадцать и семнадцать.
Ты уверен, что красивей её нет на свете и ты думаешь, что никогда ее не разлюбишь. И все тебе кажется пустяками: разрушенная Троя или уничтоженная планета.
*********************************************************************************
Когда мы подъехали к дамбе в Петровцах, там уже собралась половина наших. И не наших тоже. Я начал изучать «ненаших» и чуть опять не чертыхнулся. На каждого нашего мастера-авгуру приходилось по одному мастеру-огнепоклоннику такой же квалификации. То же самое с рыцарями, герольдами и учениками.
-Ну, Создатель, вот так действительно равновесие! – вырвалось у меня.
- Проверяете теорию на практике, Павел Анатольевич? Похвально. – услышал я голос гроссмейстера.
«Опять читает мысли? Или это действительно только опыт и психология?» - подумал я.
- Потерпите, Павел Анатольевич. Лет через пять станете рыцарем, тогда точно узнаете. – сказал гроссмейстер.
Я хотел было сказать гроссмейстеру, что-нибудь в духе – «Первые сто лет, всегда трудно, а потом привыкаешь», но обратил внимание, что к дамбе подъехало ещё две машины. Из первой вышел наш рыцарь Никита Захарович Блакытноокий и мастер Геннадий Вячеславович Заводной; а из второй вышли два огнепоклонника. Тоже рыцарь и мастер.
- Совпадение? – спросил я у гроссмейстера.
- Честно сказать? – улыбнулся гроссмейстер. - Лет тридцать назад в такой же ситуации мне один гроссмейстер, сказал, что я должен это сам понять, совпадение это или нет.
- Значит вы мне тоже предлагаете тридцать лет думать над этим вопросом? – попробовал я прояснить ситуацию.
- Я только повторил то, что мне это тридцать лет назад сказал гроссмейстер. Я же не сказал, что по прошествии тридцати лет я это уже понял. – сказал гроссмейстер с той самой улыбкой.
«Издевается?» - возникла сразу же в моей голове новая мысль.
- А это Павел, ты поймешь всего через год! – сказал мне мой наставник. – Тем более мог бы постеснятся отвлекать гроссмейстера в такой ответственный момент.
- Ну, что Вы Петр Яковлевич, мне всегда нравилось общаться с молодыми умами. Впрочем как и вам. – ответил гроссмейстер. – Тем более огнепоклонники сейчас совещаются, так что переговоры вести пока не с кем.
- А как случилось, что огнепоклонники одновременно с членами нашего ордена вышли на дамбу? По сводкам нашего штаба, они определили место вспышки позже нас на двадцать минут. – решил воспользоваться возможностью пообщаться с гроссмейстером.
- У нас хорошо поставлена оперативная работа по выявлению вспышек, что позволяет засекать вспышки раньше огнепоклонников. А у огнепоклонников есть пару вертолетов, способные, как вы понимаете, легко решить проблему быстрого перемещения из точки А в точку В. – объяснил гроссмейстер.
- Скажите, а что случится, если огнепоклонникам удастся наложить на вспышку проклятье? – перевел я разговор на тему, которая меня больше интересовала. – Дамбу прорвет и Киев будет затоплен?
- Если бы огнепоклонники хотели затопить Киев, они и без вспышки просто спикировали бы на дамбу вертолет, набитый взрывчаткой. Другое дело если дамбу прорвет и потоки воды будут заряжены проклятьем, питаемым вспышкой, начнется гражданская война. А гражданская война на Украине, как ты знаешь из истории, это такая война в которой хочется поучаствовать всем соседним государствам. – сказал гроссмейстер с таким выражением лица, будто он не пророчил всеобщий хаос, а пересказывал скучный роман.
- И тогда начнется апокалипсис? – ошарашенный такими известиями спросил я.
- Почему апокалипсис? – удивился гроссмейстер. – Когда-нибудь появится новая вспышка и если мы, авгуры поставим на неё нужный оберег, а и на смену хаосу придет порядок. Видите, Павел Анатольевич, все проще пареной репы.
«Интересная репка у нас повылазила!» - подумал я.
*********************************************************************************
Капитул огнепоклонников закончил совещание и прислал к нам своего глашатая.
- Капитул Киевской ложи ордена огнепоклонников Украины предлагает решить право наложения заклятья на вспышку через турнир учеников. Каждый орден выставляет на турнир по четыре ученика; из них пару выставляет орден, а другую пару выбирает представитель противоборствующего ордена. – проревел огнепоклонник.
- Авгуры принимают Ваш вызов! – кивнул гроссмейстер. – Орден авгуров будут представлять ученица Ксения Александровна Рябокачка и ученик Дмитрий Владиславович Козачок.
Ксюха и Димка вышли вперед и гроссмейстер быстро указал на двух учеников из огнепоклонников.
- Ученик Евгений Сергеевич Москаль. – представился первый огнепоклонник.
- Ученик Александр Владимирович Блохов. – представился второй.
- Орден огнепоклонников будут представлять ученица Алла Владимировна Хоботов и Дмитрий Владимирович Хоботов. – объявил гроссмейстер огнепоклонников и указал на Андрюху и меня!
- Павел Анатольевич Зайцев. – представился я.
- Анатолий Сергеевич Петраков. – представился Андрей.
- Турнир объявляется открытым! – огласили одновременно гроссмейстеры.
К дамбе подошла Хоботова и начала налаживать на неё проклятье. Сначала мне показалось, что граффити Хоботовой мало чем отличается от обычных черепов с костями, которые любят рисовать в конце тетрадей ученики. Но вот граффити соприкоснулось с вспышкой и от черепа повеяло смертью. Кругом начал чувствоваться трупный запах. От костей начала отделяться слизь и расползаться по дамбе. Из глазниц черепа одна за одной начали выскакивать крысы.
К граффити подошел Димка и нанес на него свой оберег – чашу со змеёй. Когда Димкино граффити вошло в контакт с вспышкой, из неё валом повалили змеи и начали ловить крыс. Когда последняя крыса была поймана, змеи срослись в одну и она заглотнула череп из которого исходила слизь.
Настала очередь Хоботова. Огнепоклонник поставил свастику. Не древнеарийскую, а фашистскую. Их концов креста начали вырастать косы и крест завертелся. Косы начали рубить змею. Сначала казалось, что змея прекрасно уворачивается от этих кос, но после нескольких удачных выпадов от змеи осталось только кровавое месиво.
- Я отвечу! – опередил Андрюха Оксанку и поставил масонский знак – циркуль и мастерок.
Коса ударила по циркулю и мастерку и раздался лязг. Циркуль и мастерок остались целы, а крест лишился одной из своих сторон. Крест откатился в сторону и завертелся с новой силой. Вот креста не стало видно, казалось это уже колесо. Выпад. Лязг железа больно ударил по ушам. И крест, и циркуль с мастерком разлетелись. Дамба стала опять чистой.
Блохов оказался плагиатором и сделал репродукцию Арнольда Бьоклина «Дер Крейг». Всадники апокалипсиса неслись по небу и угрожали миру всеми напастями.
Мой ответ.
Что же я тоже в музеи хожу.
Получай.
Рембрандт. «Ночной дозор».
Спасибо Вам дорогой Рембрандт, что вы изобразили в Дозоре не семнадцать честолюбивых бюргеров, а молодость и революцию. Семнадцать стражей добра, охраняющих покой обретших независимость Нидерландов. Да, жирные бюргеры-заказчики скрипели зубами от негодования, но вы, Рембрандт были одним из лучших авгуров своего времени.
Вот семнадцать дозорных из репродукции прикоснулись вспышки и начали превращаться в наш класс. Средневековые одежды сменились на кислотные курточки, банданы, косухи и старую добрую джинсу. Но в руках остались копья. Вот копья начали расти и три всадника апокалипсиса рухнули сраженными.
Из огнепоклонников остался только Москаль. Вот он наносит проклятье. Дракон. От дамбы повеяло дымом и теплом, которое быстро переросло в жар. Наш Дозор превратился в горстку пепла.
Закрываясь от дыма и жара рукой, к дракону подошла Ксюха. Её оберег я увидел, только когда она отошла от дамбы. На пасти дракона красовался знак воспрещающий курения, а на пузе красовалась надпись «МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ КУРЕНИЕ МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ ОНКОЗАБОЛЕВАНИЯ!». Дракон начал давится дымом, раздуваться и лопнул. Вместе с табличкой.
Дамба и вспышка опять стали чистыми.
Гроссмейстеры переглянулись и одновременно крикнули:
- Ничья. Турнир будет продолжаться до «золотого гола!»
Снова вышла Хоботова. Передо мной развернулось извержение вулкана. Люди гибли в лаве, а над ними возвышалась огромная гиена и пожирала тех, кто барахтался в лаве.
Подошел Димка и поставил древнеегипетский крест – крукс ансату или ниломер. Крест начал расплавляться в лаве. Нас пробил пот. Неужели конец?
Крест расплавился.
Значит все.
- Лава спадает!!! – закричал кто-то из наших.
Действительно лава начала спадать. А ноги гиены подогнулись, и она рухнула в остатки лавы. В воздух поднялся пепел и исчез.
Снова ничья.
Настал черед Хоботова. АКМ. Только штык-нож у АК был гипертрофированный и срезал все живое на своем пути.
Ксюха подошла, но налаживать свой оберег не стала. Ксюха подправила граффити Хоботова и дуло АКМ завязанное узлом уже покренилось вниз, а штык-нож показывал как говорят пол-шестого. Как и дракон, АКМ взорвался не оставив после себя ничего.
Опять Блохов. Проклятье Блохов наложил с помощью граффити изображающего танатос. Танатос стал жерлом изрыгающим камни, стрелы, штык-ножи, пули и снаряды. Танатос брызнул осколками.
Я подошел и начал рисовать голубя мира. Но стоило мне начать рисовать хвост как левое крыло его было прострелено. Я начал поправлять левое крыло, а новые дыры уже возникли на правом. Пока я ввозился с левым крылом, правое начало обугливаться.
Это все!!!
Мы проиграли!!!
Я проиграл!!!
Я обернулся и беспомощно посмотрел на наших. Авгуры стояли, будто им кто-то отдал приказ – «смирно» и ждали начало конца. Вот я встретился взглядом Петром Яковлевичем.
Как же он может спокойным. Никакой обозленности, что я отдал вспышку огнепоклонникам. И никакой жалости ко мне.
Зато вопрос? Зачем ученик ставит оберег, в который не верит? Ведь он же, то есть я, хочет войны! Хочет выносить раненого друга из по огня. Рисковать жизнью. Убивать врага. Нельзя же победить танатос, потому что его нельзя победить. Почему он не рисует, то во что верит?
- Спасибо, Петр Яковлевич! – крикнул я и взял красный маркер:

Я ЛИЗУ

Танатос стал уменьшатся и вот он стал танком. Он будет здесь всегда. Но это будет всего лишь маленький игрушечный танк, которым играют дети в песочнице и совсем незаметным на фоне моего любовного признания.
Я обернулся. Огнепоклонники тихо рассаживались по своим машинам. Я услышал звук лопастей вертолета. Как я его раньше не заметил.
Через пять минут возле дамбы остались только авгуры.
- На вспышку наложен оберег любви! Пять минут назад в колодце, который находится за синим забором вода стала целительной. Хорошо влияет на потенцию. Перед тем как Вы уедете отсюда советую ее взять собой. Когда непосвященные узнают о силе воды, сюда будет не приступится. Все! Спасибо за внимание! Все свободны. – сказал гроссмейстер и бернулся к нам, победителям: - Ксению, Дмитрия и Андрея я приглашаю завтра в обсерваторию на праздничный банкет. Павлу же надлежит прибыть в два часа дня в галерею флорентийской мозаики для изучения техники нанесения краски.
Я остолбенел. Нет, гроссмейстер не шутит. Из транса меня вывел рингтон мобильного.
Я ответил.
- Паша, привет! Это я, Лиза. Слушай, у меня подружка устроилось на работу экскурсоводом в галерею флорентийской мозаики, приглашала. Давай завтра сходим. В два. Согласен.
- Да! – только и ответил я.
- Но можно и на банкет! – хохоча предложил мне гроссмейстер.
- Нет, спасибо. Вы мне лучше скажите: мы все не сдали экзамен потому, что техника флорентийской мозаики действительно так важна для поколения граффити или если бы мы стали сегодня прислужниками, Вам пришлось бы выставить против огнепоклонников зеленых учеников, которые даже не успели сесть за парту? – начал я сверлить взглядом гроссмейстера.
- Зачем спрашиваешь, если сам все понял? – улыбнулся гроссмейстер.
*********************************************************************************- Здорово, Пашка, а экзамен уже закончился, - рубанул мне Андрюха, когда встретил меня, запыхавшегося и обливающегося потом возле обсерватории.
- Здорово! А Вы как сдали? – протянул я руку для рукопожатия Андрею.
- Все сдали! Только ты ещё в учениках ходишь, класс позоришь! – ответил Андрей.
- Ладно, пойду я реабилитироваться. – сказал я и неспешно направился в аудиториум.
Зайдя в аудиториум, я поприветствовал членов капитула.
- Павел Анатольевич, я просил бы Вас вытянуть билет №7. – обратился ко мне гроссмейстер.
Я взглянул на гроссмейстера, улыбнулся.
- А его тут нет, тут только семьдесят седьмые!
КОНЕЦ

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
пять + восемь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ