Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
02 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Мужик приходит в ресторан и говорит официанту:
- Графин водочки, и что-нибудь на ваш вкус.
Официант:
- Так и запишем - два графина водочки.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Ильдар Тумакаев | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

"Если поденщик несчастен, то несчастна вся нация"
(Речь в честь Дидро)
Анатоль ФРАНС

Когда за окном мерно выстукивающего вагона поезда даль¬него следования наблюдаешь умиротворяющую, необъятную, задум¬чивую, неповторимую и пронзительную картину отечественного пейзажа, душу невольно охватывает ощущение искреннего и нем¬ного грустного восхищения, чужие переживания становятся собственными, появляется уверенность, что жизнь обязательно должна быть счастливой, и сердце как-то отказывается принимать факт повсеместного общественного необустройства.
И, тем не менее, стоит прислушаться к непрекращающемуся обмену мнений между случайными попутчиками, протекающему где-то вяло, а где-то чересчур эмоционально, стоит просмот¬реть свежие газеты и обратить внимание на радиосводки но¬востей, как от умиротворенного состояния остается одно лишь приятное воспоминание. Реальная жизнь вносит свои неумолимые коррективы в немногочисленные оптимистические настроения, и наши реалисты, к всеобщей досаде, обнаруживают полнейшую тщетность усилий по поводу поднятия планки общественного оп¬тимизма.
В соседнем от меня купе ребята из Соликамска, перебивая друг друга, громко спорят о просчетах коммунистов. Рядом трое вертолетчиков из Алма-Аты жалуются, что их профессия, как ни странно, приходит в упадок, а напротив, пожилой мужчина, фрон¬товик, ведет бесконечный рассказ о прошлых боях, о героизме однополчан, о том, что страны, защита которой стоила миллио¬нов жизней, уже не существует и вообще непонятно, что вокруг происходит и как могло случиться, что мощное государство и некогда единый народ теперь разделяют таможни, национальные валюты, взаимная подозрительность, что мы почему-то расшарки¬ваемся перед Европой, которую сами же когда-то освободили от страшной беды, а вот теперь безропотно проглатываем бесчисленные унижения и топчемся с протянутой рукой, остано¬вив собственные заводы.
- Недавно узнаю, - говорит дрожащим голосом совершенно седой солдат Победы, - что кто-то готовит новые материалы о блокаде Ленинграда, и новое то, что люди оказывается там ели друг друга! Так вы мне скажите, с какой целью несут такую правду? Ведь это же глумление над памятью, над выстоявшими! Делят людей, делят! А кто делит? Да вон кто, господа наши но¬вые. Им это надо, а не нам!
Старик махнул рукой и повернулся к окну.
Им, а не нам... Господам, прущим бульдозером по нацио¬нальному достоинству, а не всем остальным, чье достоинство беззастенчиво попирается и приносится в жертву интересам на¬живы, политики, идеологии. Слово "товарищ" этими господами произносится сквозь зубы и не иначе, как с издевкой. Говоря об истории советской эпохи, они демонстрируют вежливое сочувствие, героизм народа объясняют людоедством, а теперешнюю ситу¬ации бесстрастно именуют реставрационной эволюцией.
Это было несколько лет назад. В нашем вагоне ехало несколько семей беженцев из тогда ещё воюющей Чечни. Они тоже, надо полагать, являлись всего лишь ничтожны¬ми атрибутами этой самой эволюции. Эволюции для всех, но в разные стороны.
В Красноярске, Дивногорске и Новосибирске, Ульяновске, Пензе и Кузнецке, в Вологде, Костроме и Ярославле, городах, где мне недавно довелось побывать, поступь этой запрограмми¬рованной эволюции не вызывает ничего, кроме опустошений и на¬родного негодования. Кричащая, навязчивая реклама и сверкаю¬щие упаковки иностранного барахла, настойчивое напяливание на народное туловище заокеанского фрака с комическими потугами спрятать под ним упрямо выпирающий остаток русского кафтана, уже начинают вызывать у нашего населения эффект прямо проти¬воположный прогнозируемому господами капиталистами. Видать, слишком свежа еще в народной памяти эпоха работающих на всю катушку советских заводов, когда государственные границы были неприкосновенны и гарантированы от посягательств и когда преследование по национальному признаку было объявлено вне закона. Но потихоньку навязываемая эволюция поставила все с ног на голову. Сейчас уже понятно, что сравнительно легкому появлений на исторической сцене новых российских господ пред¬шествовала длительная, до поры неявная, но не прекращающаяся борьба, а провозглашенная под благовидным предлогом перест¬ройка явилась мощным катализатором общественных процессов. В итоге народ лишился единого государства, крепкой валюты, от¬носительного благополучия и спокойного сна, зато обзавелся господами и здоровенным кукишем перед своей растерянной физи¬ономией. Но, похоже, период всеобщего почесывания в затылке близится к завершению. Идея недостаточности констатирования факта происходящей эволюции и объективная необходимость найти движущую силу этой эволюции отчетливо проявляется в нарастаю¬щем процессе общественного противодействия ее расползанию, и средства массовой информации только укрепляют в этом убежде¬нии.
"Господа-товарищи! Бросайте мусор в отведенное место!" - гласит приколоченный к дереву внушительных размеров плакат на одной из центральных улиц Ярославля. Некоего, спешащего к троллейбусной остановке солидного гражданина эта, случайно попавшаяся на глаза надпись так сильно заинтересовала, что он, несколько раз на бегу оглянувшись и беззвучно смеясь, в конце концов, поскользнулся и всем телом распластался на снегу. Прохожие помогли гражданину подняться, а он, неловко от¬ряхиваясь и смущенно улыбаясь, проговорил: "Вот ведь оказия! До чего довели! И смех, и грех!"
И впрямь, невеселый смех разбирает от такой, с позволе¬ния сказать, народной смекалки, интерпретирующей текущий мо¬мент на свой лад. Наши покладистые сограждане, не мудрствуя лукаво, режут правду-матку, совмещая диаметрально противопо¬ложные понятия: "господин" и "товарищ". И, наверно, грешно доводить личные отношения к подобного рода нонсенсам до уров¬ня примитивного снисхождения. Принимая во внимание своеобра¬зие текущего момента и отчетливо осознавая, на какие истори¬ческие ступени может быть опрокинуто общество, в результате нашей пристрастной эволюции, вопрос должен стоять однозначно: или "господа", или "товарищи"! Только так! Категорично? Да! Зато безо всякой ретуши и усыпительных сопряжении истори¬ческих противоположностей. Или распроданная с молотка нале¬во-направо и за кордон богатейшая в мире страна, или объединение усилий с целью возрождения экономики и гарантированного права на труд всех, без исключения, членов общества. Или трансформация системы общественных отношений в сторону инте¬ресов не замедлившей воскреснуть буржуазии, в руках кото¬рой, как нас пытаются уверить, спасение России, или крити¬ческое осмысление объединяющей пролетарской теории, в свете требований сегодняшнего дня и предъявления обществу несокру¬шимой аргументации в пользу общественного, а не выборочного прогресса.
Вспомним Добролюбова: "Если настоящие общественные отно¬шения не согласны с требованиями высшей справедливости, - писал он в статье "Новый кодекс русской практической мудрости", - и не удовлетворяют стремлениям к счастью, сознаваемым вами, то, кажется, ясно, что требуется коренное изменение этих отно¬шений." Надеюсь, не требует пояснения, что имел в виду классик русской материалистической философии, говоря о высшей справедливости.
Вспомним Анатоля Франса, писавшего на закате жизни в своем " Обращении к избирателям", что "... только социализм может гарантировать человечеству устойчивую систему правления и всеобщий мир, раскрепостить человеческое сознание и обно¬вить созданную веками культуру, основывая ее уже не на эконо¬мической эксплуатации масс, а на безграничных возможностях коллективного труда и свободном обмене идеями", и что "борьба классов может кончиться лишь с исчезновением классов."
Нравственно ли не замечать классового содержания понятий "господин" и "товарищ", и отмахиваться от проблемы, беря на вооружение не выдерживающий даже самой поверхностной критики и очень удобный тезис о выдумках марксистов?
Любые человеческие деяния вершатся под сенью какого-то флага и базируются на фундаменте какого-то определенного уче¬ния. У российского пролетариата есть и то, и другое, а вопрос определенно имеющего место дефицита авангарда теории решится тем раньше, чем более зримо будет проявляться личная принци¬пиальность граждан в отношении понятий, взаимоисключающих друг друга.
Если "господа" - тогда придется распроститься с некогда завоеванными ценой неисчислимых народных страданий нравствен¬ными высотами, тогда надо будет отвесить прощальный поклон государству народного единства, забыть, или предать анафеме теорию могучих исполинов человеческой мысли, чьим гением эта теория была превращена из утопии в науку, которая, по словам Плеханова "... обнаружила всю наивную тщету всех тех иногда очень остроумных и всегда вполне благожелательных планов ... примирения пролетариата с буржуазией", науку нуждающуюся, впрочем, как и всякая другая наука, в непрерывном развитии. Развитие же возможно, когда имеешь под собой надежный фунда¬мент, базирующийся на плечах титанов, когда происходит неп¬рекращающееся " обогащение народной памяти знанием тех бо¬гатств, которые выработало человечество" на своем многовеко¬вом пути, когда легкомысленные и безответственные потомки не стаскивают историю, раз прошедшую путем драмы, на скользкую колею фарса.
Меня могут упрекнуть в том, что я перечисляю давно всем знакомые концептуальные источники, а я возражу, что эти источники намеренно замутняются милостивыми господами, а не милостивыми иссушаются вовсе. Мне скажут, что все перечислен¬ное давно набило оскомину, а я тут же спрошу: "кому, чьим ин¬тересам ?" Мне могут снисходительно заметить, что прежние концепции оказались настолько же непрактичны, как и утопичны, а я приведу в ответ рассуждения Ежи Шацкого о том, что "убеж¬дение в непрактичности какой-либо концепции, как правило, не¬объективно в том смысле, что оно определяется специфическим положением партии или класса, а не одной лишь "объективной" значимостью оцениваемой концепции". И что "Оценка чего-либо как "утопии" зависит от социологического и технологического воображения оценивающего".
И потом, надо иметь в виду, что поколению, которому к моменту начала перестройки было по десять-пятнадцать лет отроду, эти первоисточники могут быть и вовсе не известны.
Если "господа" - то прощай вековая народная мечта о реа¬лизации в обществе равноправных стартовых условий для полно¬ценного и всестороннего развития личности, так как ни шоко¬вая, ни бархатная терапия в применении к текущему моменту не исключают, а, напротив, способствуют дальнейшему, все более контрастному расслоению народных масс по классовому признаку. Неразрешимой для большинства проблемой становится получение образования, отвечающего мировому уровню, неуклонно обостря¬ется вопрос доступности средств массовой информации для все более широкого круга рядовых граждан, а ведь незнание, тем более изначальное незнание, не сплачивает, оно разобщает, разъединяет и обезоруживает людей перед лицом как уже свер¬шившегося факта разделения, так и продолжающего угрюмо напол¬зать легко предсказуемого исторического разворота.
"...Без надлежащего воспитания и просвещения науками и знаниями, - указывал Радищев в своей "Беседе о том, что есть сын Отечества", - наилучшая способность человека удобно прев¬ращается в самые вреднейшие побуждения и стремления и навод¬няет целые государства злочестиями, беспокойствами, раздорами и неустройством, ибо тогда понятие человеческие бывают темны, сбивчивы и совсем химерические." Химерические настроения, за¬кусив удила рвануть к роскошной жизни, не имея внутри себя долженствующих быть нравственных ограничений, которые только и делают человека человеком, являются плодом явно культивиру¬емого одностороннего знания, а проще - незнания, и эти наст¬роения являются очень характерным фоном современной России.
Если "господа", то обогащение среднестатистической лич¬ности культурными достояниями человечества, великое счастье осознания и осмысления накопленной историей духовной сокро¬вищницы, способность испытывать интеллектуальное и эстети¬ческое наслаждение от изучаемого творческого наследия и уме¬ние подняться в саморазвитии до уровня конструктивной полеми¬ки с исполинами духа и мысли, - все это отныне становится прерогативой образованной, наиболее обеспеченной, но смехотворно ничтожной части населения. Таким образом, основная народная масса обрекается на вялость рассудка, подталкивается к заби¬тости, страху, междоусобной возне, замыкается на внутренних склоках и ограничивается отупляющими рамками поиска хлеба насущного.
Ясно, что для благоприятного и хотя бы частичного реше¬ния вышеозначенных вопросов, рассматриваемых сквозь призму общественной необходимости, нужен налаженный быт и достаток, который бы не граничил с чертой бедности, ставшей для боль¬шинства россиян понятием весьма близким и далеко не абстракт¬ным.
"Процесс пошел!", - любил говаривать небезызвестный политический деятель времен агонизирующего советского строя, только вот пошел он в сторону, прямо противоположную опти¬мистически намечаемой. Процесс действительно идет, точнее, лавинообразно нарастает и, если - "господа", то он, скорее всего, станет, если уже не стал, необратимым.
Процесс идет в том направлении, когда скоротечное обни¬щание одних приводит других к неправедному, молниеносному и колоссальному обогащению. Пора понять, что народ беднеет ров¬но настолько, насколько происходит прибавление капитала у ре¬анимированных господ. Но беднеют то - массы! Это из их и без того тощих кошельков образуются реки денег, стекающиеся на счета единиц. И происходит это на фоне едва ковыляющей оте¬чественной промышленности! Очень удобный момент для того, чтобы своротить лишенный прежних ориентиров народ в сторону болезненной страсти к различным " гаданиям, астрологии, исте¬рическим религиям и прочим способам сойти с ума." Вопиющий вздор, который самым безответственным образом и добропорядоч¬ным видом вколачивается в головы одураченных обывателей, де¬лает их невосприимчивыми к фактам окружающей реальности и если вдруг даже найдется некий гражданин, который, следуя со¬вету Бернарда Мандевиля, возьмет на "себя труд задуматься над тем, чтобы сказать людям, какими они являются в действитель¬ности" и скажет им об этом, - его или не поймут, или поднимут на смех, или же забросают каменьями, с тем, чтобы какое-то время спустя оплакивать, как очередного мученика.
Разве можно сейчас с уверенностью сказать, сколько еще существует бок о бок с нами различных сект типа Белого Братства, Аум Сенрике и т.д. в этом роде? Сколько молодых сил, полных энергии и желающих жить нейтрализовано и выведено из потенциала общества? Сколько будет выведено в будущем? Сколько еще должно произойти человеческих трагедий, что бы стала понятной антинародная суть агрессивно навязываемых чу¬жеземных вероучений? Каких еще фактов окружающей нас жизни недостаточно для того, что бы, в конце концов, почувствовать, догадаться, что идет МАССИРОВАННОЕ, СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ И ТЩАТЕЛЬНО СПЛАНИРОВАННОЕ ПОДТАЧИВАНИЕ НАРОДНОГО САМОЧУВСТВИЯ ?
Господа капиталисты! Вас не берет оторопь от угрюмого продвижения соотечественников к тупику материального, нравственного и духовного обнищания? Ведь вы же чувствуете ситуацию! Или вы своим возрождением предопределяете ее? Или процесс приумножения частного капитала находится в неминуемом противоречии с интересами народного благосостояния? Или вы наивно надеетесь, что вам придаст благородства стыдливая фи¬лантропия, именуемая на современный лад спонсорством? Но ведь это, по сути, первоначальное доведение ближних до уровня пресмыкающихся попрошаек, с последующей благодетельной раз¬дачей унизительной милостыни. Это - неуклонное увеличение дистанции между вами и окружающими, беззастенчивая издевка над ними, а также прямое указание знать свое место. "Филант¬ропия сама по себе оскорбительна для человеческого досто¬инства, - размышлял Писарев, - и заключает в себе глубокую несправедливость, она принуждает одного человека зависеть в своем существовании и благосостоянии от произвольного добро¬душия другого такого же человека". И потом, филантропия ни¬когда не способна была решить общего вопроса, и об этом уже давно написаны горы литературы, буквально кричащей обнаженной совестью истинных российских патриотов разных времен.
"Каков же общий вопрос?" - спросите вы. Он тот же, каким был за всю историю существования человеческой цивилизации: "господа" или "товарищи"? Или - или! За каждым из понятий многовековая напряженная мысль, теоретическая научная полеми¬ка и пушечная аргументация, за каждым словом выражение раз¬ных, узких или широких интересов и за всем этим - борьба. Од¬них - за обладание и расслоение, других - за выживание и справедливость. Тех, кто зубами и локтями прокладывает себе дорогу в сообщество господ, по пути испражняясь на головы сограждан и тех, кто желал бы видеть будущее своих детей в государстве равноправия и высокой человеческой морали.
Впрочем, в этой борьбе хватает и наблюдателей, "нейтра¬лов - тех, кто, - по мнению Энтони Берджеса, - извлекает вы¬году из непрекращающейся жизненной борьбы, стоя от нее в сто¬роне". Что ж, это закономерно, и между двумя полюсами должно быть, очевидно, какое-то пространство. Сопрягателей, прагма¬тиков, приспособленцев, центристов - называйте как угодно. И явление народу плакатов, наподобие Ярославского, скорее всего их порождение. Но не это главное. Важно то, что есть люди, чье искреннее изумление и сатирический угол зрения при озна¬комлении с такими шедеврами сопрягательного творчества приво¬дит к падению в снег, здоровому смеху, негодованию, возмуще¬нию, словом, к неравнодушию. Важно то, что на протяжении тысяч километров любезного Отечества, в городах и селах, расположенных в разных часовых поясах, среди людей различного возраста, достатка, взглядов, убеждений не затихают споры о методах продвижения общества к процветанию. Важно то, что пристальный взгляд на воинствующий и неуклюжий подход нашей нарождающейся буржуазии к теории мыслящего пролетариата, поз¬воляет обнаружить не добросовестную критику этой теории, а одно сплошное критиканство, безжизненность вновь предложенных панацей для лечения общественных бедствий и дань ставшему (уже в который раз!) модным поветрию.
"Чем более критика марксизма становится делом моды, тем более утрачивает она всякое критическое содержание", - указы¬вал Плеханов, а это, кажется, еще не жеванный новыми российскими господами авторитет. И, наконец, важно то, что не¬истребимость национального здравомыслия заключается в самой черте характера русского человека. Недаром Писарев замечал, что "ни одна философия в мире не привьется русскому уму так прочно и так легко, как современный, здоровый и свежий мате¬риализм". А раз так, то торжество угодного массам истори¬ческого расклада - дело времени. И партии. Партии мыслящего пролетариата.










Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
шесть + восемь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ