Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
02 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Мальчик спрашивает папу:
- Папа, а где моя черепашка?!
- Да вон, с мужиками орехи колит!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Александр Романов | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Жизнь как воздух.фантастика; 9 стр.

Вдох - выдох, вдох - выдох, вдох…
БЧЗ- 7234 остановился и перевёл дыхание. Воздух в этом пригородном районе был на редкость чистым и свежим, будто совсем недавно прошёл систему интенсивной фильтрации и озонирования. Конечно, и здесь от него слегка жгло лёгкие, но всё же тут не обязательно было надевать респераторы и защитные маски. В центре мегаполиса воздух был намного грязнее и опаснее для здоровья гражданина. Вместе с теплом, исходящим от поверхности земли, мутный воздух медленно поднимался ввысь и на уровне верхних этажей небоскрёбов образовывал сплошную сизую пелену, сквозь которую кое-как пробивался солнечный свет. Впрочем, в некоторых районах города, приближённых к химическим заводам и фабрикам, загрязнённый воздух можно было не только увидеть, но даже потрогать.
БЧЗ- 7234 иронически усмехнулся. Он невольно вспомнил эту старую шутку, услышанную им много лет назад в какой-то телевизионной передаче. Но в те, давно минувшие, годы на рубеже веков, когда экологи лишь начинали трубить о загрязнении атмосферы, воздух был не в пример чище и прозрачнее нынешнего. Тогда ещё не было животных– мутантов, привыкших нападать в тёмных переулках на беззащитных прохожих. Не было ни зубастых птиц, мечущих в людей стреловидные перья, ни ядовитых жесткокрылых бабочек, перескакивающих с кактуса на кактус, ни жёлто-бурых туч, проливающих на землю кислотные дожди. А главное, в те времена не было никакого лимита на воздух. Дыши сколько хочешь полной грудью и без всяких ограничений. Теперь же всё сильно изменилось. Смешная шутка превратилась в горькую реальность, а кубометр воздуха стал цениться дороже золота. Дожились…
Где-то поблизости приглушённо грохнуло, и через несколько секунд в той стороне завыла сирена дежурной труповозки.
«--Ещё минус один, »- сказал про себя БЧЗ- 7234 и снова глубоко вздохнул.
--Внимание,- неожиданно прозвучал электронный голос. Он доносился из широкого пластикового ошейника, который фиксировал количество вдохов и объём потребляемого воздуха,- ваш суточный лимит исчерпан уже на девяносто семь процентов, что представляет большую угрозу для жизни. С двадцати одного часа пятидесяти восьми минут до двадцати двух часов одиннадцати минут ваш стандартный лимит - двенадцать поверхностных или шесть полных вдохов в минуту - был превышен в пять раз. Перерасход воздуха составил более четырёх с половиной процентов.
Предупреждение! Если вы будете сохранять стандартный темп вдоха и выдоха, автоматический взрыватель ошейника сработает через сорок три минуты…
--Эх, чёрт,- прошипел сквозь зубы БЧЗ- 7234 и сжал кулаки,- проклятая сабакошка!
Он убегал от этой злобной мутировавшей твари несколько кварталов и из-за этого потерял целый час, а точнее шестьдесят пять минут свободного дыхания.
--…Если вы хотите дожить до полуночи,- продолжал бесстрастным голосом ошейник,- когда ваш лимит на воздух будет автоматически восстановлен в полном объёме, можете выбрать один из предлагаемых вариантов действий. Либо внести плату в сумме десяти тысяч трёхсот пятидесяти семи кредит-долларов за потребление дополнительных кубометров воздуха, либо в два раза сократить количество глубоких и поверхностных вдохов.
Совет! Лучше всего воспользоваться вторым вариантом, поскольку с двадцати двух часов все безналичные банковские расчёты, связанные с использованием воздуха, считаются не действительными. Начинайте задержку дыхания. Дышите реже, вдох – выдох. Ещё реже, вдох – выдох. Хорошо, продолжайте в том же темпе.
БЧЗ- 7234 старался дышать медленно и очень поверхностно, чтобы оставшихся в запасе кубометров воздуха хватило ему на оставшееся время до полуночи. Он выдерживал в среднем двадцатисекундные паузы, но и это у него получалось с трудом. Воздуха катастрофически не хватало, так что он теперь ощущал все признаки кислородной недостаточности. Однако, приходилось терпеть. Жить-то хочется.
Он свернул за угол ближайшего дома и вышел на широкую улицу, которая была освещена яркими фонарями и уходила по направлению к центральной части мегаполиса. По дороге изредка проносились электромобили, не загрязняющие воздух никакими газовыми выхлопами. Почти во всех окнах свет был погашен. Люди предпочитали ложиться спать пораньше, так как во сне дыхание получается наиболее ровным и в меру глубоким. К тому же, спящему человеку и смерть не страшна.
В отдалении снова бухнуло, а значит, ещё один бедолага не смог дождаться восстановления своего лимита и просто-напросто лишился головы. Тут же взвыла очередная сирена. Перед тем как взорваться, контрольный ошейник успел передать на пульт диспетчерской координаты местонахождения своего подопечного, так что обнаружить его будет нетрудно.
Внезапно тоскливый вой труповозки был заглушён душераздирающим мявком сабакошки. Этот знакомый до жути крик раздался совсем близко, за спиной человека. БЧЗ- 7234 испуганно оглянулся, и по его коже побежали мурашки. Размеренное дыхание сбилось, а руки стали влажными от пота. В десятке метров позади него стоял тот же опасный дикий зверь, от которого он совсем недавно убегал, расходуя лишние кубометры драгоценного воздуха.
Бродячая сабакошка была размерами с крупного пса, но при этом намного агрессивнее любого хищника, которые ещё остались в природе. Зелёные глаза твари светились злобой, с длинных клыков капала слюна, чёрно-рыжая шерсть и пушистый хвост стояли дыбом. Все пять когтистых лап скребли цемент тротуара. Зверь рычал и готовился к прыжку.
Вскрикнув от ужаса и досады, БЧЗ- 7234 шарахнулся в соседний переулок и со всех ног помчался вперёд, не разбирая дороги. Он был так напуган, что уже не мог контролировать собственное дыхание. Зато об этом периодически напоминал ошейник, предупреждая его о чрезмерном потреблении воздуха и угрозе жизни. Однако, теперь ему приходилось выбирать из двух зол меньшее. Уж лучше через полчаса погибнуть от мгновенного взрыва ошейника, нежели умереть мучительной смертью в острых когтях бешеной твари. Не дай Бог попасться ей в лапы. В лучшем случае располосует тело до костей, а в худшем будет медленно выгрызать из живота кишки. И хорошо ещё, что у этой сабакошки была лишняя лапа, которая мешала ей передвигаться с нормальной скоростью, а иначе она бы уже давно настигла свою жертву.
БЧЗ- 7234 задыхался от быстрого бега и проклинал всё на свете, в том числе правящую верхушку с их бредовым законом о лимите и налоге на воздух, службу ликвидации, которая обязана уничтожать всех мутантов, и чёртов контрольный ошейник, способный в любую минуту оторвать ему голову. Спрятаться в каком-либо подъезде он не мог, так как все двери были закрыты кодовыми замками, а на звонок домофона вряд ли кто-то ответит. Пробежав несколько дворов, он вдруг споткнулся о высокий бордюр и тяжело рухнул на землю. Сердце выпрыгивало из груди, лёгкие пылали, а ватные от усталости ноги сводила судорога. Несмотря на это, он попытался встать и продолжить бегство, но в ту же секунду сверху на него набросилась сабакошка. Она издала торжествующий мявк, и спину БЧЗ- 7234 обожгла невыносимая боль. Казалось, будто в его кожу сквозь плотную ткань униформы вонзились сразу два десятка стальных крюков. Он взвыл от нестерпимой боли и завертелся, как Волчок, чтобы скинуть с себя страшного зверя. В этот момент он снова пожалел о том, что не прихватил с собой кухонный нож, как делал раньше, отправляясь на работу в ночную смену. К сожалению, он не имел права носить при себе более эффективное оружие, как, в общем, и все остальные люди за исключением военных, полицейских и ликвидаторов. Это немедленно каралось смертью или длительным тюремным заключением, которое обычно заканчивалось летальным исходом уже через полтора – два года.
Надеяться на помощь сограждан, живущих в здешних домах, не приходилось, люди и раньше не очень-то спешили на выручку кричащему человеку, а сейчас и вовсе спят с закрытыми ушами, чтобы лишний раз не проснуться от какого-нибудь шума или очередного взрыва. Зачем им чужие проблемы, если своих забот хватает.
Кое-как извернувшись, БЧЗ- 7234 вдруг со всего размаха врезал кулаком по морде сабакошки, словно бил по сытной роже самого великого благодетеля, будь он трижды проклят. Зверь коротко взвизгнул от причинённой боли и слегка отшатнулся в сторону, зашипев на человека. Неожиданно левая рука БЧЗ- 7234 наткнулась на тонкий металлический прут, не замеченный им прежде в полумраке двора. Это было как раз то, что нужно. Схватив прут, он резко ударил им по голове сабакошки, а когда разъярённая тварь ринулась на него с оскаленной пастью, он вонзил длинную железяку ей в глотку. Громкий рык тут же застрял в горле зверя и моментально сменился истошным скулежом. Огромные зелёные глаза ещё больше выпучились, хвост задергался, а лапы стали загребать землю. Сабакошка попыталась вырваться, но БЧЗ- 7234 схватил её за холку и ещё дальше протолкнул прут в пасть зверя. Дёрнувшись последний раз, мутант вдруг обмяк и замер. Его светящиеся зрачки начали мутнеть.
--Ну, что, тварь, съела? Ха-ха,- нервно рассмеялся БЧЗ- 7234,- подавилась, тварь.
Он встал с земли, пнул носком ботинка поверженного хищника и принялся отряхивать одежду от пыли. Расцарапанная в кровь спина ныла и щипала болью при каждом повороте туловища. Поджилки на ногах всё ещё тряслись, но волна пережитого стресса уже начала отступать. Восстановив нормальное дыхание, он вышел из переулка и, наконец, прислушался к монотонным словам своего ошейника.
--Внимание! Угроза для жизни. Ваш суточный лимит потребления воздуха исчерпан на девяносто девять процентов. Стандартный лимит вдохов и выдохов был превышен в четыре раза. Перерасход воздуха составил полтора процента.
Предупреждение! Если вы будете сохранять прежний темп дыхания, автоматический взрыватель контрольного ошейника сработает через тринадцать минут. Чтобы дожить до полуночи вам нужно немедленно сократить количество поверхностных и полных вдохов в семь раз…
Не дожидаясь дальнейших советов, БЧЗ- 7234 немедленно задержал дыхание и мысленно прикинул сколько секунд ему теперь придётся выдерживать в бездыханном состоянии, чтобы дотянуть до 12 часов ночи. Получалось, не меньше минуты, а это не так-то просто даже для тренированного человека. Необходимо постоянно следить за самим собой и за дисплеем электронных часов, чтобы не сбиться. Вдох, огромная пауза, выдох. И так на протяжении одного часа тридцати семи минут. В запасе у него было теперь не больше семидесяти шести глубоких вдохов, которые требовалось растянуть на всё оставшееся время. При этом ему ни в коем случае нельзя было опаздывать на работу, поскольку за этот серьёзный проступок на него могли наложить большой денежный штраф или вообще лишить месячной зарплаты. А без денег нынче никуда, особенно если понадобится купить дополнительные кубометры воздуха. И ведь никто не поможет, не одолжит в займы лишний кредит – доллар. Все гребут только под себя, и чем больше, тем лучше. Не даром, правящая элита и толстосумы никогда не лишались от взрыва ошейника своей головы. Они просто покупали себе впрок определённое количество воздуха и ни о чём не беспокоились. Зато малоимущие ежедневно расставались с жизнью, не имея возможности оплатить потребление лишнего воздуха. Впрочем, это не удивительно, ведь деньги уже давно стали цениться дороже человеческой жизни.
БЧЗ- 7234 старался идти размеренным шагом и, таким образом, отсчитывал долгие секунды, на протяжении которых необходимо было задерживать дыхание. От постоянной нехватки кислорода у него сильно кружилась голова, в глазах мутилось. Однако, он упрямо шёл вперёд и жалел лишь об одном, что не имеет собственного электромобиля, а городской транспорт так поздно уже не работал. На нём он мог бы спокойно доехать до места службы и избежать встречи с собакошкой, которая буквально проглотила его воздух.
Ошейник периодически напоминал ему о преждевременном выдохе или чересчур глубоком вдохе, но дышать по-другому БЧЗ- 7234 был уже не в состоянии. И чем дальше он шёл, тем труднее было сдерживать и контролировать своё дыхание. Поэтому он решил сесть на одну из пластиковых скамеек, чтобы немного передохнуть. Теперь опоздать на работу он уже не боялся. Служебное здание его конторы находилось всего в нескольких минутах ходьбы от этого места, а до полуночи было ещё целых полчаса и чуть больше двадцати вдохов полной грудью.
«--Ничего, как-нибудь продержусь, »- думал БЧЗ- 7234, борясь с физической и психологической усталостью,- «мне ещё рано умирать. «
Убегая от сабакошки, БЧЗ- 7234 потратил лишний воздух, но зато сэкономил время общего пути, так что теперь он мог просидеть здесь не меньше десяти – пятнадцати минут. Однако дышать приходилось всё в том же изматывающем режиме. Глубокий вдох, задержка дыхания на максимально возможное время, как минимум на семьдесят секунд, и медленный выдох. Однако последнее получалось не всегда. Тем не менее, ему уже удалось войти в определённый ритм, который нельзя было нарушать.
--Эй, гражданин,- вдруг сказал за его спиной чей-то низкий голос,- вы что тут делаете?
От неожиданности БЧЗ- 7234 подпрыгнул на месте и даже чуть не подавился набранным в лёгкие воздухом. Потом оглянулся и увидел перед собой постового полицейского. Это был здоровенный человек около двух метров ростом с квадратной физиономией и электрошоковым пистолетом в поясной кобуре.
--Я спрашиваю, что вы здесь делаете?- повторил он, зацепившись большими пальцами обеих рук за широкий чёрный ремень,- комендантский час уже начался, и сейчас вы должны быть дома, а не сидеть на скамейке.
БЧЗ- 7234 понимающе кивнул, но ничего не ответил.
--Ты что немой или язык себе прикусил?- недовольно поинтересовался полицейский и тут же угрожающе добавил,- немых, глухих и прочих калек мы ликвидируем как мутантов по закону гражданского кодекса номер три тысячи восемьсот двадцать два, пункт шестой. А если у тебя просто язык в горле застрял, то я его у тебя быстро вытащу и засуну в другое место. Так что не выводи меня из терпения и отвечай на мои вопросы.
БЧЗ- 7234 с шумом выдохнул углекислый газ и снова полной грудью втянул в себя живительный воздух. На все угрозы невесть откуда взявшегося постового ему сейчас было наплевать. Гораздо важнее продержаться оставшееся время и не сделать случайного вдоха, который может стать для него роковым. Немного помедлив, он постучал указательным пальцем сначала по своему контрольному ошейнику, а затем по дисплею наручных часов.
--Ага,- басом протянул полицейский, но его каменное лицо ничуть не смягчилось,- значит, ты живёшь на последних кубометрах, и с минуты на минуту твоя голова взлетит на воздух, разбрызгивая мозги. А пачкать улицу, между прочим, не хорошо. За это полагается штраф в сумме ста пятидесяти кредит – долларов. Можно наличными.
Кстати, где ваше идентификационное или служебное удостоверение. Я должен вас проверить.
Скрипя зубами от всех неприятных ощущений, БЧЗ- 7234 достал из внутреннего кармана форменной куртки две пластиковые карточки, красную и зелёную.
Постовой взял их, вставил в портативное считывающее устройство, подключённое к глобальной идентификационной базе данных, и удовлетворённо хмыкнул, когда подлинность карточек и гражданской личности подтвердилась.
--Что ж, с этим всё в порядке,- буркнул он, возвращая удостоверения,- но разве вы не знаете, что отдыхать на скамейках после двадцати трёх часов запрещено законом гражданского кодекса номер три тысячи пятьсот шестнадцать пункт первый. За это тоже полагается штраф в сумме шестидесяти кредит – долларов. Итого, с учётом возможного загрязнения улицы, вы должны нашему могучему государству и его великому благодетелю всего двести десять кредит – долларов. Если будете платить штраф наличными, я выпишу квитанцию.
БЧЗ- 7234 со вздохом порылся в карманах и с грустью выложил на огромную, как тарелка, ладонь полицейского требуемую сумму. Разноцветные купюры были мятыми и потрёпанными, но постовой на это никак не прореагировал. Он сунул деньги в карман чёрных брюк и что-то быстро нацарапал гелиевой ручкой на квитанции. Потом сложил листок в несколько раз, протянул оштрафованному гражданину и тяжёлым шагом направился в тень ближайшего здания.
БЧЗ- 7234 двинулся в противоположную сторону, так как задерживаться в этом квартале теперь не стоило. Он и так уже пострадал от своей забывчивости и невнимательности. Впрочем, заметить постового в нынешнем состоянии он всё равно не смог бы. Вспомнив о квитанции, которая всё ещё была в его руке, он развернул её и затуманенным от напряжения взглядом мысленно прочитал:
«--Незаконный отдых на скамейке по улице номер сто тридцать два в период комендантского часа. Штраф - сто пятьдесят кредит – долларов наличными. Выписал постовой сержант СНП - пять тысяч девятьсот сорок шесть.»
Других записей на листке не было, и БЧЗ- 7234 чуть не заплакал от обиды. Но ему было обидно вдвойне. В первую очередь за то, что полицейский его обманул, выписав на квитанции всего один штраф вместо двух оплаченных. А во-вторых, за то, что постовой похоронил его раньше времени, тогда как он может ещё уцелеть, если постарается.
«--Чёртов коп, «- выругался он про себя и со злостью порвал тонкий листок, разбросав бумажные клочки по тротуару.
По крайней мере, теперь его штраф за мусор под ногами будет оправдан.
Возвращаться к полицейскому и что-либо ему доказывать было не только бесполезно, но и опасно. Да и разве поспоришь с закрытым ртом.
Когда БЧЗ- 7234 подходил к десятиэтажному зданию своей службы, до полуночи оставалось всего несколько минут. Но вдохов, которыми он мог воспользоваться, было ещё меньше. Внезапно пошёл дождь, мелкий и противный, так что БЧЗ- 7234 торопливо спрятался под широким навесом портика. Теперь он уже фактически находился на своей рабочей территории. Однако, заходить в само здание ему пока не хотелось, ведь ещё не известно, сможет ли он дожить до двенадцати часов ночи.
Присев на корточки возле металлической двери главного входа, он провёл ладонью по облысевшей голове и стряхнул с неё несколько капель кислотного дождя. Именно по этой причине он и лишился когда-то своей пышной шевелюры, а на восстановление волос у него просто не хватало денег.
--Внимание, предупреждение!- вновь заговорил ошейник,- в вашем распоряжении осталось три глубоких вдоха. Если вы хотите сохранить собственную жизнь, вам следует немедленно задержать дыхание на одну минуту сорок пять секунд.
БЧЗ- 7234 в очередной раз наполнил лёгкие воздухом и принялся выдерживать необходимую паузу, которая теперь оказалась невероятно большой. Несмотря на все его старания, этот вдох он смог задержать лишь на полторы минуты, чего было явно не достаточно. Следующий вдох он продержал в своей груди немного дольше, но это вряд ли могло ему помочь. Можно было подумать, что время специально растягивается, не давая ему никаких шансов на выживание.
--Осторожно, критическая ситуация,- предупреждающе сказал ошейник, когда БЧЗ- 7234 сделал последний вдох,- существует смертельная угроза для вашей жизни. Чтобы дожить до полуночи вы должны задержать дыхание на всё оставшееся время, а именно на две минуты пять секунд. Однако, учитывая ваше состояние, могу заявить, что гибель в данном случае практически неизбежна.
В целях безопасности окружающих вас граждан и сохранения оконных стёкол, советую вам выйти на середину любой улицы и лечь на дорогу лицом вверх для уменьшения радиуса взрывной волны.
Начинаю обратный отсчёт времени до наступления новых суток: пятьдесят девять, пятьдесят восемь…
Не обратив внимания на совет контрольного ошейника, БЧЗ- 7234 остался сидеть на прежнем месте. Если он сейчас умрёт, то ему будет абсолютно всё равно, где найдут его обезглавленное тело, на дороге или на ступенях портика. Закрыв глаза, он слушал посекундный отсчёт и понимал, что продержаться оставшееся время будет труднее всего. Чтобы не выдыхать набранный воздух до самого последнего момента, он крепко зажал пальцами нос и рот, и вскоре почувствовал, что начинает задыхаться. Легкие разрывались от избыточного содержания углекислого газа и отсутствия свежего кислорода. Кровь оглушительно стучала в висках, и это монотонное биение, подобно ударам колокола, гулким эхом разносилось по всей черепной коробке. Голова кружилась как в испытательной центрифуге, и сознание вот-вот должно было померкнуть. Смерть от удушья была так же близка, как и от взрыва ошейника. Но умирать не хотелось ни от того, ни от другого.
--…Три, два, один,- закончил отсчёт ошейник и тут же издал мелодичный сигнал.- Поздравляю, ваш суточный лимит на воздух восстановлен в полном объёме. Угроза взрыва миновала. Можете дышать в стандартном для вас темпе.
БЧЗ- 7234 тяжело вздохнул, захрипев от жгучей боли в лёгких, и блаженно улыбнулся. Всё-таки ему удалось совершить невозможное - продержаться на одном вдохе две с лишним минуты и, таким образом, сохранить свою жизнь. Это был его новый рекорд. Это было его спасение и счастье.
Он выпрямился, ещё раз глубоко вздохнул и в тот же момент услышал тихий отголосок взрыва. Это казалось довольно странным, ведь новые сутки уже начались. Следовательно, погибшему человеку крупно не повезло. Скорее всего, внутренние часы его ошейника барахлили и отставали на несколько секунд от реального времени.
Ну что ж, чему быть того не миновать. И в любом случае, меньше народа, больше кислорода. Благодаря этому, лимит потребления воздуха в расчёте на одного гражданина ежегодно увеличивается на один кубометр, так что дышать с каждым годом становится всё легче и легче. А лет эдак через пятьдесят, может, и вовсе отменят контрольные ошейники, поскольку воздуха будет хватать всем в полной мере.
С этими благостными мыслями БЧЗ- 7234 достал зелёную карточку служебного удостоверения и вставил её в считывающее устройство автоматической двери, над которой висела большая табличка с крупной надписью «Служба лимитного контроля».
Вдох – выдох. Вдох – выдох. Вдох…


Конец рассказа. 2003 год.

Произведение защищено авторскими правами.


Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
два + шесть = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ