Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
01 февраля 2023 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Лондонское утро.
Старый сэр читает газету и пьет чай. За окном какой-то шум и он посылает дворецкого узнать, в чем дело.
Тот возвращается и докладывает, что бастуют женщины легкого поведения, жрицы любви, так сказать.
Сэр удивляется:
- Почему же они бастуют, они мало зарабатывают?
- Нет, сэр, денег у них достаточно, да и одеты они весьма богато.
- Так может, у них ужасные условия труда?
- О, нет! У них даже есть свой профсоюз, который тщательно следит за соблюдением трудового законодательства.
- Так в чем же дело? Почему они бастуют?
- Бляди, сэр!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Тамара Надареишвили | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Тамара Надереишвили

НОMO LUDENS
(Человек играющий )

Посвящается всем тем, кто любил,
и всем тем, кто еще собирается любить.

ГЛАВА 1


Сашенька, милый дурачок, влюбился, влюбился!
Он жил в Царицыно с мамой, папой и младшей сестрой. Мама была завучем в школе, ее уважали. И очень повезло, в первый же год Саша поступил на журфак МГУ. На журфаке стоит учиться только ради того, чтобы каждый день ездить на Манежную площадь. Филфак рядом не стоял. Девочки - отпад! И он влюбился в Машу. По началу просто влюбился, а потом затянуло, засосало, уже и сам не рад. Уж лучше бы разлюбить, влюбиться в другую, девчонок вон сколько.
А не получается. Манит она, влечет! Будто невидимой рукой за сердце держит. Рванешься в сторону - еще больнее. Вот так и ведет за собой шутя, играя. Ей то что? Она его не любит. Он ей - забава. Поманит пальчиком, когда ей вдруг охота будет. Он к ней на всех парах, таит перед ней свечой. А она - так; скуку развеивает. И пальцем ее не тронь! Да он бы и не посмел. Нет. Какой-нибудь умник скажет: - Что ты в ней нашел?
Что? По началу она ему казалась просто симпатичной. Приличная девочка из хорошей семьи. А в глазах потаенная порочная искорка, обещание запретной сладости. Она смущения не знает, она свое берет пятерней, она шутя столкнет с моста. Она смеется так, что внутри у него все начинает дрожать. Она острым как лезвие взглядом пройдется по нему, и он чувствует, и она знает - кровь выступила. Ей цвет этой крови нравится, запах нравится. Она нагнется к ранке, закроет глаза и лизнет языком! А потом заглянет в его распростертую душу, сверкнет алым блеском, засмеется... и пойдет себе! Не оглянется. А что ей оглядываться? Он будет смотреть ей в след. Она у него перед глазами во сне, наяву. И когда он в тайне молит: - Уйди, оставь меня!.. Знаете, что она делает? Она не отвечает, она смеется. А потом резанет острием глаз. И все сначала!
Ей нравится. И ему нравится. В его робкой душе она одна умеет затронуть струну страсти. От нее за километр веет чем-то таким... дымка туман облако запах черт разберет! Она обещает все радости мира. Она знает секретный заговор, колдовское зелье зачерпнула пригоршней. - Иди сюда! Иди сюда... - голос таит, зеленые глаза, нос с горбинкой, каштановые волосы, гибкое тело. Наглая. Наглая она. Ей нипочем сказать; - Надоел, уйди! - А потом, вдруг ей опять охота, сощурит глазки, улыбнется сладко, скажет таким голосом, (хоть бы это была правда!) таким голосом, будто он кто-то для нее есть. Скажет:
- Саша, привет! Что с тобой?
А что с ним? И стыдно, что так рабски стелется. И сладко, слаще ее нет. Она только войдет в комнату... И все! Ничего больше не надо.
А ведь он ей - кто? Поклонник. За всю его любовь - поклонник; потеха, так, никто, придурок, ненужный... А как еще? Уйти бы, она - его несвобода. А свобода - что? Не уйти. Эта любовь, будь она неладна, дорога по кругу. Откуда убежал, туда и вернулся. И все по новой. Не убежать. И все эти чувства, все мысли вперемешку. Как так можно, что б одному человеку была дана такая власть над другим человеком?
Боже! Любовь? К черту!
Как Саша о ней мечтал! Оставшись наедине с собой, она была его, он был ее...
Так прошли три года.
ГЛАВА 2

Лишних поклонников не бывает. В девятнадцать лет Маша была давно и безнадежно влюблена, со школы, в Стаса. А он ее не любил. Какое там! Совсем не любил. Ему ее любовь была не нужна. Он тяготился, страдал от ее любви. И не договориться никак. Маша сказала себе: - Я никого никогда так не полюблю!
Ей казалось, это просто взаимонепонимание. Надо, что б он понял. Как жить, если - нет? Ей казалось, небеса слышат ее любовь. А он убегал от нее, прятал глаза. Но как так? Не могла она его не любить, не могла отпустить. А он - далеко, он обходил ее за километр. А она не могла его отпустить. Уж такая это жестокая штука - любовь в ...надцать лет. Потом становится немного легче.
Саша, ее однокурсник был в нее влюблен. Ну, не только он. У нее были поклонники. Сколько надо, чтобы было у приличной девушки. Она, может, и не красавица. Но пусть красавицы ей завидуют. Красавиц любят за красоту, любят и разлюбят. А уж кто ее полюбит, то... попался. Если зацепила, то уж накрепко, надолго. Насколько сама пожелает. Вот так.
Саша, милый забавный мальчик. Маша с ним дружила. Маша зачитывалась Кастанедой. Загадочные, манящие сверх возможностями параллельные миры казались ей на уровне протянутой руки. Ну так, чуть-чуть не дотянуть пальчиками. Какая-то нераспознаваемая сила внутри нее тянула ее в неведомое, о чем так заманчиво поведал дон Хуан. Маша не знала страха. Попасть бы туда! Что там? Сила, беспредельность.
Саша тоже был неравнодушен к Кастанеде, к его рассказам о путешествиях в параллельные миры. В общем, кому не хочется глоточка невесомости?
Параллельные миры сблизили их. Им обоим хотелось проскользнуть туда, прогуляться и вернуться. Они говорили об этом часами напролет, долгими вечерами. И Саша любил ее все сильней. Так незаметно она стала для него частью этого вожделенного мира за гранью. И галлюциногены дона Хуана и Маша и полет по галактике сплелись в одну тугую удавку. Она стянула ему шею. Легкое удушье - кайф. Но за этим кайфом - что?
Однажды... это был пасмурный серый некрасивый день, когда рано темнеет, и не жалко, потому что и свет был сомнительной светлости. Вот в такой день пришло прозрение, как вестник взрослости, посланник старости - здравый смысл. Нет, ничего нет! Ни Маши, ни полетов. Теплое мерцание звезд - не для него. А всего лишь мучение это. И сердце истекает кровью. Надо освободиться от наваждения. Кончать с этим. Все. Все. Все.
Он сто раз повторил себе - все. Так он помянул кончины мечты и любви. Маша! Все.
У Саши была знакомая одна, ее звали Женя. Саша обратил на нее внимание как раз потому, что она чем-то была похожа на Машу.
Он сказал ей: - Выходи за меня замуж, я тебя люблю.
Женя сказала: - Хорошо.
Они поженились.
Саша подошел к Маше на перемене и сказал: - Я женился.

ГЛАВА 3

Как?! Он же - ее? Получается, что выпорхнул, улизнул, больше - не ее?!
Н-е-е-т!
Маша присмотрелась к Саше и нашла, что он, в общем, как бы и ничего. Главное - теперь интересно стало. Раньше неинтересно было. Он женился, что б избавиться от любви к ней? Трогательно. Умилительно... Что-то нужно... Срочно! А то как-то скучно стало.
Маше в то время как раз было скучно. Как раз в то время ей пришлось признаться себе, что Стас ее не любит. И с этим ничего не поделать. «- Он так и не понял, КАК я его любила. Жаль».
*

Когда умирает любовь, что-то доброе прекращается в человеке, и что-то недоброе начинает жить. Это печально. Но не более чем... все остальное, что есть печального на свете.

ГЛАВА 4

Маша с Сашей стали встречаться. Она его возжелала. Почему? Не знал он. Но она посмотрела на него как на мужчину. Он оборачивался на лекции и ловил на себе ее взгляд. Она смотрела на него... молочные реки, кисельные берега! Нет! Что это за образ? Какое молоко! Дурман дона Хуана, реки шампанского, берега из белужьей икры... Все равно не то! Негаданное, нежданное! Само пришло. Он для нее кто-то есть! Она его хочет! Закрыть бы глаза, как в забытье уйти, чтобы излишне здравыми рассуждениями; почему, как получилось? - Не спугнуть... Если признаться себе, то это какая-то ошибка в небесном расписании. Но эта ошибка - его счастье. Он оборачивался еще раз и еще: Маша смотрит на него! Она его хочет. Раздеть ее... прикоснуться к ее груди... раздеть ее... увидеть ее наготу.
- Это правда? Да.
Она смотрела на него. Он не осмелился спросить себя; у нее это - любовь?
Он положил пальцы левой руки на ладонь правой и подумал; это ее тело, ее живот. Она! Маша... Ведьмочка, ведьмуленька, ведьмушечка, ведьмуленок сладкая. Люблю.
Какое красивое слово; люблю. Музыка. Ах! Музыка. Музыка, музыка...

ГЛАВА 5

Очень удобно заводить в любовники друзей: понимают с полуслова, не боятся, едят с руки. Хлопот меньше.
У Маши был сосед Володя. Милый, умненький, приятный. Жил двумя этажами ниже. В том же подъезде. Иногда вечерами Маша спускалась к нему. Володя жил один. Ему квартира от бабушки досталась. Они пили чай, болтали о том о сем, занимались любовью. По-соседски. Это была дружба. Взаимовыручка. Кому не везло с соседями, те не поймут.
Нужно было место, что б было где. У Саши такой возможности не было. Не к себе же домой: нервничать, спешить? Маша сказала: - Нет проблем.
Сказала Володе: - Мне нужна твоя квартира. Для романтического свидания.
Володя отдал ключи: - Тр... ся на здоровье! И за себя, и за меня и за того парня. Парень то как вообще - ничего?
- Не знаю пока. Узнаю, скажу.
Маша прибралась в квартире Володи, постелила принесенную из дому свежую простынь. Принесла свечи, ароматические палочки, кассеты с тантрической музыкой. Оглянулась; при свете свечей... представила себе. Осталась довольна.
По дороге Саша купил вино.
Пришли на квартиру. Маша зажгла свечи, закурила ароматические палочки. Саша откупорил вино, разлил по бокалам. Смущался, не мог поднять на нее глаза. Какое возбуждающее зрелище - мужчина, что робеет перед тобой. Сладостно держать сосуд его блаженства, заглядывать в глаза: - Вот, сладенький, захочу - отдам тебе, захочу - разомкну пальчики, пролью. А как захочу? Cама не знаю. - А он, родной, смотрит, смотрит! Робеет. Игра такая. Мужчинам тоже идет робость. Робость - иллюзия непорочности.
Маша смотрела, как Саша мялся, не знал что сказать, куда девать глаза, куда - руки. Стоял поодаль, на постель не смотрел. Не решался подойти.
Это ее раззадорило.
Сама подошла, стала раздевать. Смеялась, выпила вино, разделась без смущения. Бросила трусики на кресло рядом.
Нагая! Его!
Не его. Это он - ее.
Пусть! Пусть так! Он думал, он столько думал об этом! Он думал, его унесет на крыльях блаженства. Но чертово сознание, как тренер привереда, скрестив руки на груди, пристроилось у изголовья: - Не оплошай! Не подкачай! Не подведи! Покажи класс!
Она - здесь, обняла, завалились на постель. Целует как! В жар бросило, дышать нечем, тело онемело... Маша - лежит под ним, плоть к плоти, ждет... А у него ничего не получается! Предательски безжизненный, позорно склоненный в долгожданный, в самый вожделенный миг!
Лучше умереть.
Но она помогла. По-женски, нежно, терпеливо.
Сказала: - Все хорошо. Мне с тобой хорошо.
*
Получилось.
И Саша изо всех сил старался показать на что он способен, сделать приятное, понравиться, произвести впечатление.
Только лишнее это, не нужно.
Как у фигуристов? За технику девять баллов, а за артистизм не больше пяти.
Ну да и Бог с ним.
Любовь все равно дышит сладко. Объятия того, кто тебя любит, все равно во сто крат лучше рук самого умелого искусника.

ГЛАВА 6

Саша пришел домой, сказал жене, что безумно устал. Лег и уснул сразу. А утром - это уже была совсем другая жизнь. Саша не чувствовал под ногами земли. Подпрыгнуть, и, кажется, так и зависнешь в воздухе.
- Что с тобой? - спросила за завтраком Женя, и тут только Саша заметил, как внимательно она смотрит на него. Следит так, будто он карточную пирамиду выстраивает на столе.
- А что со мной?
- Что-то ты сегодня какой-то, не знаю... будто где-то не здесь.
- В смысле?
- Саша!
- Что?
- Посмотри на меня.
- Что?
- Ты меня любишь?
- Конечно, люблю.

*
Все мысли о Маше. Хочется о ней говорить. И Саша рассказал Жене, что с ним на курсе учится девочка одна. Зовут ее Маша Стрельникова. Она такая умная, интересуется эзотерикой, всего Кастанеду прочитала, Гурджиева, Блаватскую. Книжки ему одалживает. «- С ней очень интересно общаться».
- Ты с ней дружишь?
- Да. Мне кажется, она тебе понравится. Вы с ней чем-то похожи.
- Она хорошенькая?
- Внешне? Симпатичная, да. Я с несимпатичными не вожусь.

ГЛАВА 7

Через неделю у Маши был день рождения. Ей исполнилось двадцать лет. Она пригласила много гостей, человек двадцать пять. И Сашу
Сказала ему: - Приходи с женой.
«- Надо посмотреть, какая она - эта его жена... Саша сказал, она на меня чем-то похожа, поэтому и женился. Смешной он все-таки!»

*

Двадцать лет - беззаботная взрослость, в голове на каждой полочке уже по убеждению и кажется, что уже все - навсегда. «- Загляну до дале’ка, дотянусь до глубо’ка!»
А если и не совсем понятно, что это значит, то и не важно. Главное - весело.

*

Очень весело было. Родители ушли на всю ночь к бабушке с дедушкой, хоть до утра гуляй, и все, что душа пожелает. Курили, пили, танцевали в полумраке, разбрелись по комнатам, целовались по углам, а кое-кто даже заперся в ванной. Саша с Женей пришли позже, часам к девяти. Гости уже ходили на головах и у Маши не было времени как следует присмотреться к Жене. Но так, с первого взгляда, Маша отметила, что она - некрасивая. Это во-первых. Во-вторых - слишком простая, обычная. Может, и есть в ней что-то... Но в общем, ничего особенного. А в третьих, Маша это и так знала, но теперь окончательно убедилась; Женя ей не соперница. Маша - лучше, всем лучше. От корней волос до самых кончиков пальцев. Вот.
Женя в основном сидела тихо, говорила мало. Присматривалась.

*

Вечеринка затянулась до рассвета; пока метро откроется. К четырем утра гости притомились, поутихли, тут и там лежали кто на креслах, кто на полу. Время от времени наведывались на кухню за остатками еды и чего-нибудь выпить.
Поставили Гребенщикова. Выключили свет. Маша пошла за заначкой сигарет в свою комнату и столкнулась в коридоре с Женей.
- Ты хотела что-нибудь?
- Нет, я чайник ходила ставить на кухню. - ответила Женя - Ребята чаю попросили.
- Ах, да.
В коридоре было темно, лица не разобрать. Только очертания и направленный на тебя взгляд. Девушки вглядывались друг в друга.
- Обожаю Гребенщикова. - сказала Женя.
- Я тоже. - ответила Маша.
... То ли блюз на рассвете, тени в полумраке, то ли сердце пресытилось в долгом веселье и желание ковырнуло острым коготком; хочу чего-нибудь непривычного. И Маша подумала: - Хочу к ней прикоснуться.
Взглядом, как теплым дыханием, провела по Жениному телу. И ей показалось, Женя почувствовала ее прикосновение и ответила. Взглядом. Будто сказала: - Да.
Сказала: - Почему бы нет?

ГЛАВА 8
На следующий день Маша проснулась поздно, прокрутила в памяти вчерашнее. Весело было. А эта Женя... перед глазами встало, как они стояли друг против друга в коридоре. Опять это чувство. Влечение.
Она подошла к зеркалу, посмотрела на себя. «- Жена моего любовника». Кончиками пальцев провела по лицу. «- А что если…?» В зеленой чаще глаз искра пронеслась, блеснули огоньки, чертики забегали.
Маша улыбнулась своим мыслям.

ГЛАВА 9

- Как тебе вчера наши ребята? - спросил Саша жену.
- Нормально.
- А Маша?
- Ничего. Нормально. А у нее кто-нибудь есть?
- Не знаю. Наверно. У всех кто-нибудь есть.
- А хочешь, пригласим ее к нам... как-нибудь. Если хочешь...
- К нам? А что? Слушай, ты здорово придумала! Давай! Давай на эти выходные!
- Прямо на эти выходные?
- А что...
- Ничего. Как хочешь. Давай на эти.

*

Саша сказал Маше: - Придешь к нам в гости? Мы что-нибудь такое приготовим. В субботу. В три часа. Придешь?
- А почему нет?
ГЛАВА 10

Женя по кулинарной книге пожарила мясо в духовке. Саша убрал квартиру. То и дело заходил на кухню, справлялся, как готовится мясо, и смотрел на настенные часы. Без двадцати три сел за стол на кухне, сказал, что все убрал. Женя достала мясо из духовки. Саша отрезал кусок, подул на него, попробовал.
- Тебе не кажется, что мясо суховато? - спросил у жены.
- Ничего не суховато. Нормальное мясо. Что ты дергаешься!
- Ничего я не дергаюсь. - Саша посмотрел на часы.
Без пяти три.
Маша пришла ровно в три.

*

Решили, что мясо лучше съесть пока оно горячее. Разогретое не так вкусно. Маша пошла мыть руки. Посмотрела на скляночки, стоящие в ванне на полке, какой косметикой Женя пользуется? Польский крем какой-то... Понюхала флакончик с духами. Пластмассовая крышечка; сирийская подделка. Не потрясающе.
Мясо съели. Сперва не о чем было говорить. Говорили о всякой ерунде, что бы не молчать, потому что молчание, нависая даже на короткое время, звучало как-то непристойно и опасно. Против воли казалось, что сидящие вокруг слышат твои мысли. А так... Саша смотрел на Женю и Машу и думал о том, что ему нравится, что они сидят здесь перед ним обе. Для обеих он – «мой мужчина». Как приятно! Он с аппетитом ел мясо и чувствовал, как адреналин волнует ему кровь и его это возбуждает. Но... на долю секунды он представил, Женя вдруг все поняла и закатила скандал. Это было бы ужасно! Да, надо вести себя осторожно.
Заговорили о Кастанеде, потом о снах и о всякой тонкой материи, предчувствии, стали вспоминать разные случаи из жизни, и оказалось, что у Маши с Женей много похожих историй. Оказалось, что во многом их вкусы совпадают, у обеих любимый цвет - черный. Мужчины им нравятся приблизительно одного типа. И получилось, что этот тип имеет мало что общего с Сашей. Музыка им нравится тоже одинаковая и тусовки: обе предпочитают мужские компании.
Беседа стала увлекательной. Саша почти не вмешивался. Перебрались в комнату. Втроем уселись на разостланный на полу ковер.
- У меня такое чувство, - сказала Маша - что мы с тобой встречались в прошлой жизни.
- Да.
И Жене так казалось.
Маша подумала, что Саша не ошибался: Женя и вправду чем-то на нее похожа. Только она - простая. Смешанное чувство превосходства и близости. И игры. Вот они сидят и так мило беседуют, а муж Жени - ее любовник, он ее любит, и Маша может сделать с ним все, что пожелает. Как забавно, что они так мило беседуют. И еще - вот что: Машу к ней влечет.
А Женю? Она смотрит так, разглядывает. Конечно да, ей нравится Маша. Только она ведь не дурочка. Нет, что-то она чувствует...
Женя чувствовала. Запах опасности, привкус опасности во рту. Между ее мужем и этой его однокурсницей что-то есть. Дружба? Слишком много трепета у Саши в голосе для дружбы, слишком много блеска в глазах. А Маша? Что Саша для нее? Этого Женя не могла понять. Она такая, вся из себя, зачем ей Саша?
Саша стал вспоминать какой-то эпизод из рассказов дона Хуана. Женя видела, он на Машу смотрит, ей рассказывает. Лишь иногда бросит взгляд на жену. Она всегда думала, что любит Сашу. Но если задать вопрос так, в лоб, как «быть или быть?» Любит?
Вдруг боль резанула, прошла по сердцу, будто вспорола грудь.
« - Сукин сын! Как он смотрит на нее! А я тогда - кто для него? Дурочка? Здрасьте!»

ГЛАВА 11
ПРИЗРАК ИГРЫ

А ведь еще совсем недавно жизнь казалась скучной. Можно было только гадать, подкинет ли “ завтра” что-нибудь, что б малость пошалить, капельку нервы пощекотать. А тут! Бог мой! Будто карманы теперь набиты контрамарками на весь сезон вперед, и не куда-нибудь, а на спектакль собственной жизни.
Я - в главной роли. Я - в ярком свете софит. Игра. И все закрученней сюжет, все новые крутые повороты, ото дня ко дню все интересней. Да здравствует игра! А где кончается игра и начинается жизнь? Не понять, пока не опустится занавес и не погаснет свет. Тогда-то и узнаем, кто выиграл, кто проиграл. Но игра - не для выигрыша. Игра - как искусство для искусства, «вещь в себе». В игру можно играть, но нельзя жить. И как только играющие возжелают победу больше чем игру, игра их покидает.
Опускается занавес.

ГЛАВА 12
СЕРПАНТИН

Саша, Женя и Маша стали дружить вместе. Теперь Саша с Машей встречались у него на квартире, когда Жени не было дома. А вечера часто проводили втроем.
Сидели на полу на ковре, пили вермут и говорили о всяких потусторонностях, монадах и эманациях. Говорят... а думают о другом, взгляды вскользь и читают мысли друг у друга. Между ними напряжение, будто невидимый дух-соблазнитель щекочет бархатными пальчиками. Надо только решиться...
«- Любопытно посмотреть, как поступит Саша, если я вдруг переключусь на Женю. Хочу посмотреть ...»
«- Если я ему скажу, что обо всем догадалась, устрою скандал - что? А вдруг он уйдет к ней?! Нет-у-жки! Ни за что! Я сделаю ему больно. Кажется, эта Маша тоже не против. Объединиться с ней, на время, против Саши...»
*
Игра, как водоворот - затягивает.
Чарующее чувство - влечение, ночь за окном, обволакивающий взгляд, долгая беседа, вино, легкость в теле - все можно! Серпантин. - Догони! За поворотом: - Опц! Иди смелее! - Рука к руке, касание, дрожь. И зритель есть - Он. Не вслух, но ты знаешь, и я знаю, мой «Мой» и твой «Мой». Чей - он? Да Бог с ним! Губы сплелись. Долгий поцелуй.
А Саша стоял и не знал, куда себя девать и что делать и что сказать. Его женщины лежат на его постели и целуются с закрытыми глазами, не видят его. Что сказать? Стоял, смотрел, сказал что смог: - Ну, вы девочки даете! Я вам не мешаю?
Ах, родной, разве ж ты можешь помешать!
Прошло так. Саша нашел себе в утешение: - Раз им можно, получается, что и мне можно? Вот и хорошо.
Он не многого хотел, он хотел радоваться жизни.
Только это - много.
ГЛАВА 13
ВРЕМЯ

Как мир хитро устроен, солнце заходит, темно, луна, а потом свет. Так день нанизывается на день, и в этом обманчивом однообразии незамеченное, как воришка-озорник, убегает время. А вдруг прижмешь руку к груди: - Тише, сердце! - оглянешься вокруг, и как все изменилось! Одно перестало и обернулось другим.
Маша работала в газете «Деловой Мир». Саша на пару с однокурсником Витей открыл рекламное агентство и снял офис в том же здании, где работала Маша. Встречались каждый день у большого мраморного подоконника на лестничном пролете между четвертым и пятым этажом. И никак было не наговориться.
И однажды Маша подумала, что смотрит на Сашу и не может насмотреться. Любуется. Казалось бы, что любоваться, разве он - красавец? А все хочется смотреть. И однажды ей захотелось быть с ним настоящей, открытой, не заигрывать, не ранить. Однажды стало так покойно и тепло рядом с ним.
Как назвать? Раньше хотелось, а теперь расхотелось играть с ним. И с Женей.
«- Все! Не хочу его больше делить!»

ГЛАВА 14
РАСЧЛЕНЕНКА

Весна - это очень важно. Может, потому что зима под конец портится, превращается в слякоть. А тут вдруг тепло и на голых деревьях вдруг - почки! И человеку тоже хочется сделать что-нибудь эдакое, замечательное.
Весна была. Окно распахнуто, а оттуда - апрель, воздух дрожит от возбуждения, жизнь, природа источает желание и такой волнующий запах! Настроение - беситься, сходить с ума!
- Мы столько выпили и так давно не спали, что у меня скоро начнется измененка. – сказала Маша.
И в ответ на Женин удивленно-вопросительный взгляд объяснила:
- Измененка - состояние измененного сознания.
Саша подхватил Машу и посадил на шкаф. Маша посмотрела вниз; высоко как! Стала бить ногами: - Саша, сними меня! Сними меня сейчас же!
- Не сниму! Твое теперь место - наверху!
- Не хочу наверху! На пол хочу!
- А я вот не хочу! Будешь теперь Маша на шкафу!
« - Спрыгнуть что ли? Страшновато как-то». - Хочешь, что б я шею себе сломала?
- Именно шею? - еле сдерживая смех, Саша сделал серьезное лицо - Не знаю.
- Ужасный ты человек! Сними меня! - и вдруг мысль такая, Маша закатилась от смеха - Я сама не слезу со шкафа, потому что у меня - измененка. А у тебя - расчлененка!
Ну куда от правды деться? Саша смущенно захрюкал - как смешно, глянул мельком на Женю. Она посмотрела на мужа, на Машу, и не улыбнулась.
«- Расчлененка у него. Сыта по горло. Все!»
*
Больше втроем они не встречались.

ГЛАВА 15
ВДВОЕМ

Маша сказала: - Я тебя люблю.
- Правда?
- Да!
*

Когда ночью Женя засыпала, Саша слушал ее дыхание. Дыхание становилось ровным, тихим. Спит. Он прокрадывался на кухню. Не включая свет, набирал номер Маши.
Когда первое буйство страсти уляжется, приоткрывается сладкая сердцевина: доверие, забота, нежность. И слова, что говорятся шепотом.
*
Она говорила: - Я хочу быть с тобой
- Я тоже хочу быть с тобой.
- Я хочу уснуть рядом с тобой. Я хочу проснуться рядом с тобой. У меня тут дождь пошел. А у тебя дождь идет?
- Идет. Немножко. Ты знаешь?...
- Что?
- Я тебя люблю очень.
- Тогда приходи ко мне
- ... Когда я буду старым, ты меня будешь любить?
- Ты будешь лысым и скрюченным, а я буду... самой очаровательной старушкой во дворе.
- Ты меня любишь?
- ... Я хочу, чтобы ты был рядом, здесь. Ты хочешь?
- Я хочу все, чего хочешь ты.
- Я хочу заниматься любовью. Я хочу заниматься любовью! Что мне делать?
- Подожди до завтра
- Не хочу ждать до завтра! Я хочу тебя
- Я тоже тебя хочу...

*

Однажды Женя проснулась ночью, босиком прошла в коридор. Голос мужа, шепот, но слова разобрать: «- Маша, я тебя люблю». Пол холодный. Чувство, будто стоишь по грудь в грязной воде. Тошно. О..о..очень больно!
Но она ни слова не сказала. Пошла обратно, легла в постель.

ГЛАВА 16
ДЕНЬ РОЖДЕНИЕ САШИ

Саша снял зал в небольшом ресторанчике на Маросейке. Гостей было много, шумно, весело. Саша сидел во главе стола, Маша и Женя по его правую и левую руку. Друг напротив друга. Вдруг взгляды встретятся и как сталь о железо - искра!
Маша вышла в дамскую комнату, а когда вернулась, Женя протянула ей бокал:
- Давай выпьем за нас, баб, и за наше бабское счастье.
- Честно говоря, я пока себя бабой не чувствую. Но я могу выпить за твое бабское счастье.
- Хорошо. - Женя скривила лицо - Пей за мое.
Расхотелось пить. Но не скажешь же - нет, не выльешь же вино на пол? Маша выпила. И сразу пошла танцевать. Подальше от Жени... Потом все вдруг поплыло перед глазами, голоса, будто из трубы... кажется, что больше шагу не ступишь. Саша подошел: - Потанцуем? - обнял. Маша повисла на нем, прошептала: - Посади меня в такси.
Где-то напоследок в памяти - взгляд Жени. Стояла, смотрела... Но не до этого стало. И еще, кажется, Саша что-то говорил.
Только бы до дому добраться! Подъезд, лифт, дверь... Мама спросила: - Что так рано вернулась?
Маша свалилась на постель и сразу уснула.

ГЛАВА 17
ВОЙНА

Война - дело молодых, лекарство от морщин. - пел Виктор Цой.
Может быть. Может быть.

ГЛАВА 18
НЕНАВИСТЬ

А вот что, Женя подмешала в бокал клофелин. Но - мало. Много - убить можно? Убить - ужасно! Невозможно убить. Но - ненависть.
Маша проснулась на другой день под вечер.
Мама сказала: - Саша звонит!
- Что с тобой было? - спросил.
- Ничего. Не важно.

ГЛАВА 19
ВЫБОР

Когда жизнь протягивает два зажатых кулачка - правый, левый? Ткнешь пальцем не глядя. Это называют случаем и судьбой. И волей того, кто на небесах.
А если это - раскрытые ладони? Тогда выбор - твой, и ответ за него держать - тебе. Это называется - поступок.
Порой кажется, жизни не хватит не ошибиться.
Примета такая, если жизнь протянула на выбор раскрытые ладони, значит, где-то притаился момент истины. О тебе родимом. Какова тебе будет цена... в судный день.
Конечно, до этого дня еще очень далеко.

ГЛАВА 20
ВЫБОР (ПЕРВАЯ ИСТОРИЯ)

Однажды углы, которые осторожно, затаив дыхание, обходишь, становятся слишком острыми. Слишком ранят, и больше не можешь жить, дыша в полгруди, живя в полсовести.
Маша сидела на широком мраморном подоконнике на лестничной клетке между четвертым и пятым этажом. Поджав ноги, уткнувшись подбородком в колени, смотрела в окно. Ждала этих слов:
- Я хочу быть с тобой. Я решил, я уйду от жены. Я сниму квартиру. И мы будем с тобой вместе. - cказал Саша.
- Ты сможешь? - спросила.
- Я решил.
- А когда?
- Давай встретимся здесь, через два дня, и я отдам тебе ключи от нашей квартиры.
- А как ты так быстро найдешь квартиру?
- Квартира есть.
- Тогда через два дня, здесь...
И долгий-долгий поцелуй. И не важно, что кругом люди ходят.
Потому что - любовь.

ГЛАВА 21
ВЫБОР (ВТОРАЯ ИСТОРИЯ)

Через два дня Саша позвонил Маше на работу.
- Давай встретимся у нашего окна.
- Когда?
- Сейчас.
Маша первая пришла. Села на подоконник. Посмотрела на свои ладони и заслушалась, о чем бьется сердце: «как хорошо - счастье, сейчас я тебя - увижу, я хочу всегда помнить - эту минуту».
Саша спустился к ней по лестнице, держал протянутой вперед руку, в руке - конверт. Смотрел в глаза. А лицо - чужое. Что? Еще - улыбки нет. Но что? Конверт. Взяла. Запечатанный... Почему? Разорвала, там - пудреница. Ее. А..а..а.., ее пудреница. А она думала, что потеряла...
- А ключи - где? - сказала, потому что спросить, что с лицом стало, что с глазами - не сумела. Слишком неожиданно вдруг, и вдруг - и самой понятно, и..и... сердце замолчало, сжалось.
- Когда я вчера стал собирать вещи, с Женей случился сердечный приступ. Я не могу ее бросить, потому что она умрет.
«Самая любимая - ты! На всю мою жизнь - ты!» - он не сказал. Это было бы - низко. Никогда так остро он не чувствовал любви, как удушье. Ее лицо стало... как картина, что сжигают в пламени. Он смотрел ей в глаза, что бы чувствовать всю эту боль, как свое наказание.
Ему казалось, страдания искупят его вину.

*

...Саша снял квартиру, заплатил за месяц вперед. Теперь оставалось только поговорить с Женей. Но она ведь и так обо всем догадывается. Все - все быстрее закончить и..и.. Бог мой! Какое будет счастье! Он мысленно возвращался в квартиру, которую только что снял, и видел утро, в которое он с Машей просыпаются вместе. Сидят в постели...
Можно было собрать вещи и уйти и оставить Жене записку. Но так поступить - трусливо. И он дождался ее. И все сказал.
Она рыдала так - он никогда не слышал такого звука. Она упала на колени и сказала: - Если ты уйдешь, я умру!
*

Так давно Женя ждала - этого. Тысячу раз передумала - что она скажет, как поступить. Она сразу догадалась - что, по его виду, раньше, чем он слово сказал - по страху, что бегал в его глазах. И сразу поняла, что она его - победит. Только это надо сделать. И вдруг как исступление нашло, и легко стало. Как со стороны, как чужой - она слышала свой вопль, видела, как валяется на полу, у его ног. Никогда, никогда, никогда она ему этого не простит!

*

Маша сидела, плакала и хотела ухватить в себе правду - от того, что любовь, или от того, что проиграла? И то, и другое нестерпимо больно. И глупо, паршиво, ведь он не любит Женю! Он - не будет с ней счастлив! Так - зачем надо? Кому - хорошо? Этой стервозной сучке! Она - победила. Зачем он ей, который ее не любит? Пригодится в хозяйстве? Как - больно!
Н-е-е-т! Маша тоже не может проиграть! Она - проиграть?! Это - невозможно!

*

Маша позвонила Саше и сказала: - Приходи! Мне очень надо. Приходи!
Саша посмотрел на Женю и сказал: - Это Маша. Но не волнуйся. Я тебе обещал.
- Я тебе верю.
*

Они сидели в машине под окнами Машиного дома. Как в кино, на заказ, шел дождь. Маша плакала, плакала, уже не думая о том, идет ли ей - так кривить лицо:
- Я очень тебя люблю! Ты делаешь глупость. Никому не будет хорошо! Я очень тебя люблю. Я хочу быть с тобой. Ты меня - любишь? Поцелуй меня! Я не могу без тебя. Ты понимаешь - я тебя люблю, мне без тебя - будет очень плохо! У меня душа болит. Поцелуй меня...
- Не могу. Я дал слово.
- Мне ты тоже дал слово...
- Маша! Все...
- Посмотри на меня!
Он посмотрел. И вспомнил все обиды, которые она ему когда-либо наносила. Он подумал, она плачет - некрасивая. Чуть помогло.
Маша открыла дверцу и вышла. Если б она задержалась, он бы, наверно, умер.
*
Хотя, это только так кажется, что легко умереть. Все не так просто; захотел - умер.

ГЛАВА 22
ВЫБОР (ТРЕТЬЯ ИСТОРИЯ)

Прошло три года. Маша встретила Петю, они стали жить вместе.
Однажды позвонила мама и сказала, что звонил Саша.
- Какой Саша?
- Ну, вот тот, твой однокурсник... Оставил телефон, просил позвонить.
Маша позвонила и они встретились.
Саша сказал, что женой они расстались, она сама ушла. Что он по-прежнему любит Машу, так же сильно, как и всегда любил. Сказал: - Может, попробуем еще раз? Если я еще что-нибудь для тебя значу.
Сказал: - Подумай.
Попросил: - Напиши мне письмо.

*
Маша сидела над белым листом и думала о том, что мучило ее все эти годы. Какая-нибудь умирающая любовь и обида, и боль сплетутся в тугую удавку. И кажется, что «жить без тебя не могу!» Но - не правда, никто не любит предателей. Это обида, что превратилась в стыд, стыд, как пятно на платье.
И вот - кончилось. Кончилось, когда он сказал, что любит ее, что всегда любил, что хочет быть с ней.
Такая легкость.
Она написала: «Подумай, нужно ли тебе это. А если решишь, что нужно, подумай еще раз».
P. S.
ГЛАВА 23
ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩАЯ, НАПЕВНАЯ

Как много всего хорошего на свете! Как хорошо достать из книжки засохшую травинку, взять атласные красные губы с лейблом - I LOVE YOU, маленькую игрушку-собачку с длинными ушами - твои подарки, положить все это в пакетик, и выбросить без щемящей сердце боли, куда-нибудь на свалку, выбросить и забыть. И не помнить больше, что однажды, был такой же, как сегодня, день, в котором я и ты были вместе.

Конец

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
семь + один = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ