Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
21 апреля 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Немецкая супружеская пара празднует золотую свадьбу. Репортер местной газеты задает «молодожену» вопрос:
— Вы прожили вместе 50 лет. Можете
ли вы назвать самые лучшие годы ва¬
шего брака?
— Конечно! Пять лет русского плена!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Сергей Снежин | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора


ПРЕВРАТНЫЕ ИГРЫ ЖИЗНИ.

Пролог
Шумный, приморский город жил обычным, будничным днём. По улицам, беспрерывной и бесконечной чередой ползли троллейбусы и автомобили. Люди торопливо выходили из магазинов, парадных, транспорта, переходили дорогу, спешили куда-то, каждый был погружён в собственные заботы. Замкнутым кругом неслась суетливая жизнь. Это не только стало давно привычным и обыденным, но и нормой и правилом жизни, из которой с каждым днём одно за другим исчезало то, ради чего собственно эта жизнь нам дана. Теряя простоту, открытость, искренность, некогда наполнявших и радующих каждого из нас в детстве, мы приобрели чопорность, ограниченность, зависть, разлагающих нас заживо. Каждый из нас спешит по дороже себя продать, не предполагая, что даже очень дорого продав себя, за это придётся не менее дорого заплатить однажды. Но мы не хотим задумываться над этим, потому как ежедневно ненасытная и алчная наша природа, требует хлеба и зрелищ. Ведь ни что иное, как именно это, сегодняшний смысл жизни, не правда ли? Ничего не поделаешь, таковы ритмы эпохи. Но даже если рядом с нами вдруг появляются те, кому нравятся шуршащие под ногами осенние листья, прыгающий по асфальту яркий, детский мяч, или просто лежащий на стене вашей комнаты луч солнца, мы непременно постараемся помешать им это видеть. Нас давно раздражает свет на чьём-то лице, они не такие как мы. Они не хотят лгать и фальшивить, они видят и чувствуют то, что мы кажется, давно и безвозвратно потеряли, тем самым, выделяясь из серой, пристально контролируемой массы. А это нарушение общепринятых постулатов. Поэтому, мы часто сами того не понимая, говорим им: либо вы будете такие как все, либо не будете совсем. Многие из них всё-таки остаются сами собой, несмотря на то, что сознательно обрекают себя … ну, уж это на кого что падёт. И тогда мы радуемся их бедам и страданиям, даже если пытаемся делать вид, что сочувствуем. Если же они счастливы… счастливым быть не запретишь, но помешать можно. Ну, а что мы, мы продолжаем жить своей жизнью, жаль, но зачастую пустой, монотонной и неинтересной. После жалеем. Каждый, буквально каждый из нас если не сказал, то «кусая локти» скажет обязательно когда-нибудь – если бы можно было вернуться, всё было бы совсем иначе, но вернуться нельзя, можно начать сначала, если можно, если не поздно.
История о которой Вы прочтёте, вобщем-то обычная история, но в ней есть то, что сегодня пожалуй, уже к сожалению не является обычным. И так…

1
Два праздношатающихся, молодых человека, не спеша, прогуливались вдоль шумной улицы, жевали что-то и крутили головами по сторонам, отпуская колкие дерзости мимо проходящим девушкам. Прямо перед ними из магазина косметики вышла некая особа, очень не дурной наружности, хорошо одета и прекрасно сложена. Обойдя свой автомобиль, она села за руль и стала укладывать покупки. Ребята, конечно не прошли мимо, и один из парней с сарказмом пижона обратился к ней: Девушка, косметикой Вы только закрасите свою ангельскую красоту. Позвольте, я Вам помогу сложить Ваши покупки, откройте дверцу, да и вообще, у меня сложилось такое впечатление, что нам с Вами по пути, разрешите войти в салон. Пешком ходи, здоровее будешь, услышали они не менее дерзкий ответ. Машина тронулась, но ловкий парень успел прилепить на стекло дверцы наклейку с номером своего мобильного телефона и именем. Хороша мартышка. И много ты уже таких стёкол залепил, спросил его приятель? Не помню, штук двадцать, не считал. Хоть одна позвонила? Нет, но попытка не пытка. Мда, неудобно тебе будет на шестёрке за её джипом гоняться. Проехав метров пятьдесят, девушка остановила авто, вышла и сняла наклейку, прочла, улыбнулась, но не выбросила, пересадила её на брелок с ключами. Это была Наталья, директор одной из многих контор в городе, торгующих импортной сантехникой. Парню пришло сообщение, которое уведомило его, что он – идиот. Приятели усмехнулись. Ничего, номерок уже имеем, но звонить не буду, пусть поёрзает. Друзья продолжили прогулку, глазея на изобилие молодых девиц. На улице стоял апрель, первое число, было довольно тепло, и на какую не глянь, все выглядели так, будто пришли на показ мод. Эти два бездельника были друзьями с детства. Саша и Стас работали в частном СТО слесарями, производили мелкий ремонт автомобилей.

В небольшом помещении за компьютером сидел юноша, выполнял какую-то дизайнерскую работу. Серёжа, ты скоро закончишь, спросил его видимо директор, сегодня успеешь? Нет, Григорий Николаевич, завтра, чтоб всё как положено, не забыть ничего, красиво закончить. Поторопись, клиент подгоняет. Угу, ответил Сергей, завтра всё будет как с иголочки.

Высокая, стройная красавица блондинка, сидела в дорогом авто с одним из своих поклонников, кокетливо и манерничая о чём-то договариваясь. Вышла из салона, хлопнула дверцей, и небрежно махнув ручкой своему воздыхателю, отправилась в парадное. Буквально все кто были рядом, проводили её взглядом, покуда за ней не закрылась дверь. Мужчины вздохнули, женщины и сидящие на скамеечке бабушки, отвели завистливые взгляды. Жизнь этой девицы, проходила в дорогих ресторанах, автомобилях, и не менее дорогих магазинах. Звали её Марина.

Папа, разбуди меня, если я опять просплю, хорошо? Хорошо Наташа, ляг пораньше сегодня, начитаешься ещё, не нужно в первый день сессии опаздывать. Да я минут двадцать и спать. Девушка открыла книгу с любимым романом и полностью ушла в него. Через двадцать минут она спала с книгой на груди, рядом посапывая, дремала болонка. В комнату вошёл отец и выключил торшер. Наташа уснула крепким, глубоким сном.
Она смотрела на вечернее лирическое трио. Море, солнце и небо, собрались, словно для того, чтоб вместе провести уходящий день. На её милом, почти детском лице застыла тень грусти, а галька с едва заметным прибоем, веяли воспоминаниями, приятными и печальными, радостными и отчаянными. Слегка воспалённые глаза увидели что-то прошлое, по щеке скользнула слеза. Она была тет-а-тет с нежеланным гостем - своим одиночеством, и лишь потому, что того единственного не было рядом. Где он и что с ним сейчас она не знала, но без него давно уже не было никого и ничего вокруг. Ей даже иногда казалось, что она сама случайность в этой жизни, банальная случайность.
Когда тоска окончательно окутывала её, и всё становилось бессмысленным. В её молодом, горячем сердце просыпалась надежда, НЕТ – уверенность, уверенность в том, что так не должно быть, что всё будет иначе, как в красивой музыке, в гармонии неба, солнца и моря, которые будто хотели утешить её перед очередной, бессонной ночью без него. Она держалась за мысль, что невозможно прикоснуться к счастью, не пройдя через тернии уготованные им обоим.
С моря подул прохладный ветер, серая пелена неба брызнула на неё дождем. Не замечая его, она провожала томным взглядом уже едва заметное в облаках, и тонувшее в море солнце. Позабыв босоножки в песке, она подобно тени побрела вдоль берега, провожаемая дождём, ветром и мыслями о нём. Где-то очень далеко, на самом краю неба, тучи заканчивались, и появилась ясная, чистая полоса синего неба. Ей как будто послышался крик ребенка, вырвавшийся из сердца.
Апрельский луч солнца, скользя сквозь окно и цветную тюль, лёг на юное лицо девушки, и казалось, хотел пожелать ей доброго утра, а за одно и разбудить. Она открыла глаза и улыбнулась, почувствовав его тепло на лице. Однако какой странный сон - романтичный, красивый, грустный, к чему бы это? Наташа лениво потянулась, зевнула, встала и отправилась наводить утренний туалет.
Её жизнь текла легко и беспечно, ветрено и слаженно, но как ей иногда казалось скучно и бессмысленно. Обеспеченные родители делали всё, чтоб их единственная дочь слышала в своей жизни как можно реже слово - нет. Так оно и было, и хотя иногда её дни ползли уж совсем скучно и нудно, она не сомневалась что «праздник жизни» ещё впереди, что всё будет так, как она себе намечтала. Все проблемы и заботы будут решаться сами собой, и радостный смысл бытия не заставит себя долго ждать.
Был в её жизни некий Миша, так называемая, потенциальная пара Наташе. Этот холёный, сытый тип, во всяком случае таковым себя считал. Родители Наташи не возражали, хотя и знали о вежливом равнодушии дочери к нему. Мать видела в нём будущего зятя, он тоже был не из «простых», их семьи давно дружили, у них были общие дела. Семья Миши, и он сам, занимались оптовой закупкой и распродажей моющих и чистящих средств.
Отец хотел только одного – чтоб дочь была счастлива.
Звонким апрельским утром, выходя из парадного, Наташа направилась в институт, ещё не зная, что именно сегодня её жизнь обретёт другие краски, вкус, нечто такое, о чём нельзя сказать, неведомое доселе сильное, противоречивое переживание, и что все прошедшие дни отойдут в сторону, и будут казаться наивным, смешным сном. Гордая, весёлая, беспечная, она шагала по парковой аллее. Деревья и кусты в свежем и пёстром убранстве, играя ветвями и запахами весны, разбрасываемыми ветром, будто предвещали о том, что с ней вот – вот произойдёт. Она не замечала этого, потому как считала, что мир и так существует только для неё. Хотя где-то в глубине души чувствовала тёплый, необычный трепет и волнение, проявлявшиеся всё сильнее.
Открывая дверь главного корпуса ВУЗа, она застыла как в стоп-кадре, их лица и глаза встретились, как земля встречает утро, и с нескрываемым наслаждением стали читать друг друга. Губы невольно расплывались в улыбках, хотя оба пытались сдержаться, получалось у них не важно. Лица покрылись лёгким румянцем. Этой встречи не могло не быть, подумали они оба. На несколько секунд, их юные тела как заворожённые застыли. Они будто остановили для себя время. Вокруг них продолжала бежать жизнь прежними темпами, а они словно позабыли о ней в этот миг, совсем не чувствовали её. Им показалось, что никого и ничего кроме них в мире больше не существует.

… и бывает же такое, что придёт из ниоткуда
толь благое, толь смешное, и неся с собой недуги
мы его на сердце ложим, после без него не можем…

Застенчиво опустив ресницы, она прошла, слегка коснувшись его руки своей, а он, уловив сладкое дуновение её духов, не менее сладко вздохнул... Для обоих началась новая, полная свежих ощущений жизнь, жизнь мгновенно сделавшая их одним целым.
В этот день они больше не виделись, но видели глаза друг друга, и оба понимали это, вернее чувствовали, и каждую минуту теперь думали друг о друге. Все кто знали их, замечали, что их обычный, привычный ритм заметно изменился.
Днём позже, перед выходными их подгруппы были на общем занятии. Войдя в аудиторию, он увидел её сидящей у окна с маленьким зеркальцем в руке. Эта приятная неожиданность немного смутила их обоих, он на мгновение остановился, не сводя с неё глаз. Заметив это, она спрятала зеркальце в сумочку и захлопала ресницами. Некоторые однокурсники внимательно смотрели за происходящим. Пройдя в аудиторию, он сел прямо за ней и стал любоваться её бело-серым, шелковистым волосом, не зная, что она, улыбаясь, смотрит на него в отражении оконного стекла.
От столь неожиданного и прекрасного подарка судьбы они робели как дети, и будто оторвались от всех и от всего мира, но и в этот день так и не обмолвились словом. Он лишь провёл её взглядом, а она, обернувшись, подарила ему сверкнувшую улыбку, прощаясь до понедельника. На плечо опустилась чья-то ладонь, вышедший на перекур профессор шепнул на ухо: Счастливый вы молодой человек, и у меня когда-то так было. Улыбнувшись и подкурив, он отправился к беседке.
В этот миг действительно благоухало состояние счастья, ему казалось, что он умеет летать.
Наташа, придя домой, сразу же стала наводить в квартире идеальный порядок, всё время что-то напевая при этом. Сказать по чести, такое с ней случалось довольно редко, чем не мало удивила пришедших позднее родителей. После, укрывшись пледом, опять погрузилась в чтение своего любимого романа, героями которого видела конечно теперь… Рядом как всегда сопела сонная болонка, в душе звучала музыка, а сердце стучало ей в ритм. Она как ребёнок заснула тёплым, безмятежным сном.
Апрельское солнце спряталось за высокие дома города. Уткнувшись в телевизор, он пультом листал каналы, будто искал её на одном из них. Время близилось к полуночи, но о сне и мыслей не было. Выйдя на улицу, он побрёл одинокой тенью под фонарями засыпающего города. Ничего – доживём до понедельника. Впереди было два дня без неё, они казались вечностью
Закончив полуночную прогулку, он заварил крепкого чаю, закурил, взял белый лист, и игривая муза помогла ему начертать её портрет. Поставив его перед собой, он наиграл на гитаре несколько фраз, подаренных королевой вдохновения. После чего, наконец, забылся сном.

Наступившее субботнее утро ничем не отличалось от других, разве что, проснувшись, они оба подумали - не плохо бы оказаться сейчас рядом, в одной постели, чувствуя дыхание друг друга, поцелуи.… Таким светлым и приятным образом для обоих начались выходные, а институт для них стал теперь не более чем местом желанных встреч. К понедельнику нужно было подготовить уйму учебной писанины, однако всё это вылетело из головы казалось раз и навсегда.
Её родители, увидели на глазах изменившуюся дочь за завтраком. Сидя за столом она пила кофе и улыбалась, не замечая, что бутерброд чавкая, доедает болонка. Не сказав ни слова, они ушли, прихватив с собой недоумевающую, недовольную собачку. Вернувшись, родители застали своё чадо у зеркала, Наташа просто сверкала красотой! Расположившись напротив, мать с отцом спросили: может... ты нас с ним как-нибудь познакомишь? Конечно, ответила она с добрым сарказмом, только сначала мне самой это нужно сделать. Родители, улыбнувшись, переглянулись, и оставили её в покое.
Он решил скоротать выходные с друзьями за городом, в компании время пройдёт быстрей. Мысли о ней не уходили ни на минуту, и не потому что он так хотел, а даже если бы он захотел не думать, всё равно не получилось бы. Это красило его до сих пор обычную жизнь, в ней появлялись новые оттенки и ощущения, лицо играло романтичной отрешённостью. Колким и добрым шуткам приятелей не было предела. Один из его друзей присел рядом с ним и …:
… ты ещё не знаком, но так даже лучше
Предвкушение счастья может слаще, чем счастье само
Ты и думать не хочешь теперь ни о ком, ни о чём
И твой взгляд сквозь Вселенную пущен
Надо ж вляпаться так
Как же сильно тебе повезло…
Сказано это было шутливо, с иронией. Сергей назвал своего приятеля «Пастернаком», и они отправились к ожидающим их на костре куриным окорочкам и разлитому по разовым стаканчикам вину.
Понедельник как водится, считают днём тяжёлым, но только не для наших героев. Утро искрилось свежестью ощущений и предвкушений, оба с волнением и трепетом готовились к наступившему дню, и как никогда торопились в институт. Подойдя к доске расписания занятий, он увидел, что лекции её курса начинаются на 45 минут позже. Прогуливая первую пару, расположившись на скамейке, он стал перелистывать какой-то конспект, хотя думал совсем не о занятиях, и переминался, будто его во все бока кололи ёжики. Он беспрерывно поглядывал на дорогу, по которой она уходила в прошлую пятницу. Они оба не раз представляли встречу, ожидаемую с нетерпением, а теперь ещё и с волнением, которое возрастало с каждой минутой. Прикуривая сигарету, Сергей застыл, не выключая зажигалку, между кустами сирени, по той самой дорожке, торопливо шагая, появилась она, но ему казалось, что она медленно шла по облаку. Их глаза снова встретились, шаги заметно замедлились, вновь сверкнули белоснежные улыбки. И может быть, она снова прошла мимо, стесняясь и кокетничая, но букет ослепительно белых роз лежавший возле него, невольно приковал её взгляд. Через какие-то мгновенья они сидели рядом, по разные стороны цветов, она не отрывала от них слегка изумлённый, сверкающий взгляд. Меня зовут Сергей - сказал он, перекладывая цветы на её колени, Наташа - немного смутившись и чуть покраснев, ответила она, и достала из его губ обугленную, но так и не загоревшуюся сигарету. Оба снова улыбнулись самыми солнечными улыбками. Больше не говоря ни слова, он взял её руку, какие-то секунды их лица обменивались сиянием, они поднялись и отправились прочь из института в город. При выходе им встретился тот самый добрый профессор. Увидев их и роскошный букет роз, он улыбнулся и сказал: «Ну конечно, какие там пары, я так и думал»… На следующих, будем обязательно - клятвенно заверяли они почти в унисон! Так я вам и поверил – рассмеявшись, ответил добряк, делать вам больше нечего как сидеть на лекциях и в библиотеке, да ещё и в такой сказочный день. Он был прав, скрывшись из виду, они забыли о том что студенты. Сергей и Наташа держали друг друга за руки, доверху наполняясь счастьем, а оно, объяв их крыльями ангела любви, влекло за собой. Они молчали, слова сейчас были не нужны. Проходя по той же алее, но теперь вдвоём, Наташа вспомнила, как сама природа предвещала ей встречу с Сергеем, а проходящие навстречу прохожие искренне улыбались, глядя на два самых счастливых создания во вселенной. Сами небеса сейчас были с ними и вокруг них. Раньше они даже представить не могли, что будут переживать такие чувства, а теперь нежились в океане юной любви. Так они дошли до того места, где в пятницу ночью он бродил в одиночестве, думая о ней.
.
Столик под зонтиком, две порции мороженого, два бокала с белым сухим, пепельница, сигареты, зажигалка, букет белоснежных роз и два потерявшихся во времени создания. Не плохой сюжет для художника. В эту минуту на землю упал тёплый апрельский ливень, но они не замечали ни его, не забегавших вокруг людей. День заканчивался, синий, тёплый вечер провожал их домой. Это был, как им тогда казалось, самый счастливый день в их жизни. Весь вечер они болтали ни о чём, рассказывали друг другу всё, что только приходило на ум. Прощаясь у парадного, Сергей хотел прикоснуться к щеке Наташи, своей, но так и не решился, оставив это райское удовольствие на потом. Наташа, улыбнувшись, сфотографировала его телефоном и исчезла за закрытой дверью парадного.
Утром следующего дня на первом занятии, счастливое и сияющее лицо девушки, мечтательно смотрело в окно, пытаясь делать вид, что слушает лекцию. Сидевшая рядом подруга донимала её вопросами - мол расскажи, ну что он, ну как он, какой он….? Не скажу, об этом не скажешь, это не для слов. В эту минуту пришло сообщение от Сергея, он предлагал сбежать с лекции, сообщил, что ждёт её на том же месте. Наташа произвольно посмотрела в окно и тут же попросила разрешения выйти. Попросив подругу забрать её пакет с конспектами после занятий. Через минуту он держал её руки в своих, не сводя глаз с её белого, прекрасного лица. Весь курс, а с ним и педагог смотрели на них в окна. Да, хорошо что всё таки так бывает, сказал педагог и усадил всех на места, после чего добавил - иначе мир уже давно бы рухнул. Таня, не забудь её вещи после занятий забрать,а то ты такая рассеянная бываешь. Подойдя к клумбе, Сергей взял Наташу на руки, их губы растаяли в поцелуе, а первые весенние цветы дополняли красками и ароматами, это самое прекрасное явление. Наташа, улыбаясь, вытирала с его лица помаду. Они снова сбежали с лекций. Весь день прошёл в парке на аттракционах и качелях... Вечером они были у Сергея в гостях, переполняя друг друга вечным чувством, теперь наслаждаясь ближе и сильнее, а это было так красиво. В перерывах между утехами и сладострастиями, они поглядывали на экран телевизора, откуда как нарочно было сказано: «…удачу и везенье не спланируешь, счастье нельзя запрограммировать…», как хорошо что это так, сказала Наташа, «…иначе это не было бы счастьем»! Ты понял? Угу - улыбаясь, подтвердил Сергей… Что угу, возразила Наташа, смеясь, ты ничего не понимаешь в этом! Угу, согласился Сергей, и они снова слились в одно целое…
Счастливые часов не наблюдают, вот только мать Сергея позабыла об этом, и застала их что называется «тёпленькими». Когда в замочную скважину вошёл ключ, они буквально взлетели с постели, Наташа, обернувшись простыней, забилась в угол дивана и натянула на себя покрывало. Чего расселась, усмехнувшись, буркнул Сергей, бросая ей трусики, джинсы и блузку. Опомнившись, Наташа лихорадочно начала одеваться и заправлять диван, это же делал и Сергей, а мать тем временем уже была в прихожей и почти вошла в комнату. Услышав женский шёпот, она выдержала паузу, улыбнувшись, демонстративно напела мелодию из « истории любви», после постучала в дверь. Да мам, сказал Сергей, мать вошла и увидела Наташу и Сергея в креслах у телевизора. Наташа поздоровалась. Мать, ответив и бросив скользящий взгляд на плохо заправленную постель и взлохмаченные волосы Наташи, спросила, улыбаясь: а что это вы в темноте сидите? Телевизор смотрим, ответил Сергей, Наташа стала красней помидора. Ааа, иронично протянула мать, ну смотрите, замечательный фильм… Сергей и Наташа переглянулись и взорвались смехом, взявши друг друга за руки.

Всё так просто и нежданно
В этом знать, и есть секрет
Долгожданное не звано
И его прекрасней нет.

Дождавшись, когда мать Сергея занялась хозяйством на кухне, голубки выпорхнули и отправились на улицу. Мама провожала их тёплым взглядом из окна. Наташа села в пробегавшее мимо такси, и ещё один счастливый день канул в историю.
Вернувшись домой, Сергей встретил мать в прихожей, и сразу заявил что ничего рассказывать не будет. А я ничего не собиралась расспрашивать, ответила она, и так всё понятно, посмотри в зеркало, у тебя всё на лице написано, огромными буквами.
По пути домой, Наташа о чём – то думала, и нужно сказать не без тревоги, всё стало ясно, когда она зашла в квартиру. Сергей был из семьи, которая социально явно не отвечала уровню Наташиной, зная реакцию матери на это, Наташа решила помалкивать обо всём, во всяком случае, скрыть этот факт от родителей. Она уже не представляла себя без него, и прекрасно понимала, что мать не представляла обратного. На вопрос матери, где она была так долго, Наташа мило соврала, что бродила по магазинам, изыскивая какие-то безделушки. Мать ухмыльнулась – неумело врёшь. Кстати, звонил Миша, хочет увидеть тебя, поговорить, перезвони ему. Мама, это лишнее, и ты сама это прекрасно понимаешь. За Наташей закрылась дверь в ванной. Отец, уткнувшись в бумаги, не сказал ни слова.
Утро у Наташи начиналось теперь как всегда прекрасно, взгляд игриво сверкал, спешила как обычно в институт, но матери на глаза старалась не попадаться. Отец подвозил Наташу, они ехали молча, он лишь спросил, подъезжая: можно-то хоть взглянуть на него? Наташа улыбнулась, поцеловала отца и сказала – жди здесь. Вскоре они с Сергеем проходили мимо, Сергей обратил внимание на мужчину откровенно глядевшего на него из окна авто, но промолчал.
Дни летели незаметно и счастливо, им казалось, они знали друг друга с самого рождения, и всегда были вместе. Дело приближалось к лету, Сергей и Наташа часто проводили время у моря, они были вдвоём и могли себе позволить шалить, что называется от души. Они были совсем ещё дети. Отец видел какой дочь приходит со свиданий, и разумеется в душе был безмерно рад, но как всегда молча, он вообще был не многословен, и как мог, помогал Наташе избегать общения с матерью на эту тему. Мать не собиралась мириться с тем, что Наташа связывает свою жизнь с «простолюдином», сначала она думала что это якобы временное увлечение дочери пройдёт само собой, но обговорив это с мужем, и убедившись что не тут – то было, решила действовать иначе. Разумеется, с ней был в этом солидарен Миша, который давно порывался встретиться с Сергеем, но мать Наташи не позволяла ему вступать в открытый конфликт.
Возвращаясь из института, подходя к дому, и думая как всегда только об одном, Сергей получил первую порцию неожиданных, но предчувствуемых проблем, уж слишком всё было гладко в его жизни с Наташей. Мимо, на большой скорости пронеслась роскошная иномарка, окатив его мокрой грязью из большой чёрной лужи. Оказавшись в квартире, он не успел подойти к ванной, как телефонный звонок стал продолжением уже начинавшихся неприятностей. Незнакомый, грубый голос пояснил Сергею, что то, что с ним произошло, даже не «цветочки», и что ему следует подумать, «быть или не быть»…, в противном случае не только его внешний вид, а и жизнь будет подпорчена. Ничего конкретного больше не прозвучало, хотя всё было ясно. Сергей спокойно ответил: Послушайте, уважаемый «герой Шекспира», на Ваш вопрос «быть или не быть», отвечу однозначно - Вам не следует биться головой о стену, она всё равно крепче, и может быть даже полезней. Подумайте над этим, мавр Отелло…
Наташа с матерью были дома вдвоём, пришёл Миша. Неприятный разговор, тянувшийся казалось бесконечно, окончательно испортил настроение, и ту атмосферу, которая жила в ней с известного времени. Мать обещала, что по окончанию сессии, они с Мишей отправятся в путешествие по Европе, и за это время она забудет своё увлечение - Сергея. К тому же у Наташи на этот период выпадал День Рождения. Мать уверяла, что лучшим подарком для неё будет это турне. Года через полтора, продолжила мать, пойдёшь к отцу на работу в корпорацию, карьерный рост, заграничные командировки и так далее, внука или внучку нам с отцом подаришь. Она слушала мать с влажнеющими глазами, её лицо на глазах становилось серым и безжизненным, взгляд смотрел в пустоту, игривая радость таяла как туман. Выслушав мать, Наташа сказала: не жизнь, а просто «сказка волшебная», сгущёнка варенная, а не жизнь, слаще не бывает, остаётся только добавить, что я проживу долго и счастливо, а помру в большой, чистой и тёплой постели. После Наташа попыталась пояснить, что Сергей тот единственный, с которым она может продолжить свою жизнь, и что лучшим подарком для неё будет, если их оставят в покое. Я буду с Сергеем, закончила Наташа. Нет, резко отрезала мать! После она вышла из дома, и несколько часов бродила одна по улицам.
Наступивший вечер был будто последним в их жизни, они ничего не говорили друг другу, смотрели глаза в глаза и понимали, что впереди не лучшие времена. Их обоих ужасала мысль разлуки навсегда, они гнали её изо всех сил. Они шли молча, шли и понимали, понимали и чувствовали, что в следующий раз им не скоро быть рядом, понимали и чувствовали, что многое придётся пережить и преодолеть, прежде чем наступит, этот следующий раз.
Вечером, Наташа поговорила с отцом тет-а-тет и попросила помощи, на что отец ответил: если у вас это всё настолько серьёзно, никто не сможет отобрать тебя у него, а если будет иначе, то я и слышать о твоём Сергее ничего не хочу. Они остались одни, казалось против всего мира. Лишь однажды, спустя некоторое время после этого разговора, Наташа слышала, как отец более чем настойчиво, стукнув кулаком по столу, сказал матери, чтоб она оставила дочь в покое. А чтоб в этом не было никаких сомнений, я отправлю Наташу в Чешский Крумлов, в филиал к Аркадию, пусть поработает. За одно поучится на практике, а то эти вузы, в печатные дворы превратили. И отдохнёте друг от друга. Мать пыталась возражать, но отец сказал, что устал от ежедневных слёз дочери и напряжённой обстановки в доме, на работе забот по макушку, вы ещё... Вопрос был решён.
Минула неделя, как закончилась сессия, эту неделю они не виделись. Наташа сказала Сергею, что им пока лучше прекратить встречи, временно конечно, ненадолго. Пусть мать остынет и успокоится. Она боялась, что и у Сергея могут начаться беды. Он выслушал её молча и спокойно, в его душе наступили ночь и зима. Сергей понимал, что остался совсем один, но пока ещё не знал, что на него началась самая настоящая травля. У них отобрали их мир, а тот в котором они вдруг оказались, был из других красок, из другой жизни.. Ему было всего двадцать два года, ей ещё не было двадцати одного.
2

На другом краю города, происходили события совершенно не имеющие отношения к вышеописанным, но волей случая, раннее незнакомым людям суждено было сыграть не малую роль в судьбе молодых героев.
В спальном районе, в одном из обычных кафе, играли в бильярд двое тех самых парней, Саша и Стас, обсуждая предстоящие планы. Саша, это звонил Андрей, у него проблемы, и весьма серьёзные. Что за проблемы? Не телефонный разговор, будет минут через десять. Опять этот «пеликан» клюв в криминал воткнул, не спится ему спокойно. Да может и не криминал, не кипи, ладно, приедет, расскажет. Парни продолжили игру. Немного позже пришёл Андрей. Высокий, крепкий, отлично сложенный, молодой парень был явно в подавленном настроении. По-приятельски поздоровавшись, друзья сели уже за слегка сервированный столик. Ну что там у тебя опять не слава Богу – спросил Саша? Уставшим голосом Андрей начал свой рассказ. Вчера поехал забрать с работы Ольгу, выпили по баночке пива, и пошли к остановке. В трамвай залезло какое-то пьянючее, грязное «чудовище», и эта пьянь стала вешать себя и свои сопли на Ольгу, я его раз подвинул, другой, третий, но он улёгся ей на грудь, а меня послал, ну я… Дальше не продолжай всё ясно, чем закончилось? Да сломал ему нос и ключицу, только не знаю, когда приложился, или когда он вылетел из трамвая, да какая разница теперь. Люди визг подняли, менты тут как тут, и свидетели, и пройдёмте в отделение, и вы не в трезвом состоянии, а он ещё и с мамой, словом паника как на пожаре. Ольга в слёзы, менты слушать ничего не хотят. Переночевал там. Ольга привезла поесть, отдала в дежурку, менты как положено не плохо поужинали. Утром следователь нашептал, что могу на шесть лет уехать. Я пытался договориться, он честного из себя строит, взял подписку о не выезде и отпустил. При выходе подошёл какой – то вертухай, и сказал к кому подойти, и как закрыть вопрос. Я пошёл, сидит подполковник, «барыло» на стол положил, пальцы гнёт, говорит шесть тысяч долларов, чтоб полностью закрыть всё, такова мол такса. Ну за что я платить должен? А они там хорошо придумали, следователь порядочным себя выставляет, чтоб не подставляться, а подполковник бабки гребёт, и все вроде не при делах. (Выходя из кабинета подполковника, Андрей обратил внимание на провожающих его взглядом двоих представительных мужчин, но ему было не до того.) Да и нет у меня денег таких, да если б и были, ну за что платить?! Стас, можно как-то решить вопрос? С меня банкет. Да, какой банкет, успокойся. Саша вынул трубку и переговорил с какой-то девушкой. Да, да Стас, сказал другу Саша, Марина, и ничего тут не поделать. Андрей вылил в себя почти бутылку водки. Пойдём Андрюха шары покатаем, пока наша звезда явится.
Минут через тридцать приехала высокая, стройная блондинка, с длинным, кучерявым волосом. Посетители кафе сворачивали шеи, провожая её взглядом. Ну что родненькие мои – спросила Марина, опять « ва-банк » играем? Дорого вы мне обходитесь. Расслабься Мариша – в один голос сказали Саша и Стас, человеку помощь нужна, ты как всегда своё возьмёшь, только помощь нужна скорая, экстренная, как в реанимации. Когда бабки менту нести, Андрей? Три дня дал, иначе срок. Занять есть где? Есть. Иди домой, созвонимся через час. Андрей, пожав руки друзьям, и галантно попрощавшись с девушкой, ушёл. Ребята посвятили в суть дела Марину, вопрос был решён. Когда Марина уходила, Стас провожал её грустным, романтичным взглядом. Марина, обернувшись, сказала: не сломайте глаза джентльмен, и расхохоталась. Вместе с ней посмеялся и Саша, Стас только заскрипел зубами и не моргнул, пока она не скрылась из виду. Ты бы съел её вместе с лифчиком, подойдя к другу, подхлестнул Стаса Саша. Стас иронично и грустно посмотрел и ответил: ага, и не поперхнулся бы…. Оба вздохнули и улыбнулись. Гад ты Саня, ну зачем на мозоль давишь? Да всё будет Стас, иначе и быть не может, всему своё время.

Мать Наташи ехала в такси и договаривалась о встрече по телефону с каким-то Игорем Михайловичем.
Сергей решил бороться со своим состоянием старым, проверенным методом. Купил две бутылки Кагора, засел перед компьютером, и стаканчик за стаканчиком переливал содержимое бутылок в себя, пытаясь забыть даже самого себя. Правда, это не очень помогало, а главное хватало ненадолго. Зато когда хмель выходил, ему на смену являлась жуткая депрессия с головной болью. Природа – явление закономерное, «полетал» выше планки – «поползай» ниже плинтуса, иначе удовольствие будет бессмысленным. Тем не менее, он продолжал защищать себя зелёным змеем от серой тоски. На улице во всю буянило лето, но в душе Сергея было холодно. Пить он пытался тайком от матери, а мать, пыталась делать вид, что не замечает этого.
. Наташа была в похожем состоянии, и как тогда, не так давно, они оба это чувствовали, но теперь пребывая совершенно в другом мире, чёрно-белом, пресном и мрачном.
Автомобиль остановился у большого, серого здания, дверца открылась, мать Наташи вышла из салона, ей подал руку прилично одетый и хорошо упитанный мужчина. Они отправились вдоль проезжей части по тротуару. Ну-с, что на этот раз Вас ко мне привело, прелестнейшая Екатерина Александровна? Ну что вы сразу о делах, мы ведь не виделись с вами давненько, всё больше по телефону… Может по бокалу вина, а уж потом и о делах? Как скажете, разве вам в чём откажешь. Оглянувшись, мать Наташи взяла под руку мужчину, и они отправились в ближайшее кафе. Разговор был, конечно об увлечении её дочери. Мужчина внимательно слушал, и судя по выражению лица хорошо понимал к чему ведёт его собеседница. Выслушав Екатерину Александровну, он сказал: ах как жаль, что я вам нужен, только когда это касается какого-либо дела. Ну зачем так меркантильно, возразила мать Наташи…. Ну что ж, перебил её Игорь Михайлович, Ваша материнская забота понятна, мы можем «спрятать» этого молодого человека, далеко и надолго… Уж постарайтесь… Ноооо, милая Екатерина Александровна, вы со мной не рассчитаетесь, с корыстным сарказмом, усмехнувшись сказал мужчина. Ну, мы ведь всегда находили общий язык, соглашаясь, ответила мать Наташи… и не только язык… перебил её мужчина. Ну, вот и прекрасно, будем считать, что обо всём договорились. На этой пошлой ноте беседа была окончена, они попрощались, договорившись о не менее пошлой встрече.
Наташа с подругой, сидели у подруги дома. Таня, как могла, разделяла Наташину боль. Оставалось только ждать. Татьяна предложила отвлечься в их любимом клубе. Так они и сделали, отправились попытаться уйти от пришедшей как нежданная беда, серой действительности. Наташа пыталась забыться и танцевала под ужасный гром и скрежет издаваемые местными ди-джеями, пробовала гнать прочь от себя дурные мысли, но подходя к барной стойке за очередной порцией любимого, ананасового коктейля, снова плакала. К ней подошёл достаточно невменяемый парень. И протягивая руки к её лицу, пытался вытереть ей слёзы, отпуская глупые и пошлые реплики. Наташа отмахнулась, занервничала и вежливо послала его. Навязчивый незнакомец схватил её за плечи и начал трясти выражаюсь ненормативной лексикой, обзывая девушку. Наташа, широко размахнувшись, влепила ему пощёчину, а чья-то сильная рука, развернула его, и отправила в полный нокаут. Большой, с открытым, добрым лицом молодой человек, потащил к выходу ошалевшего грубияна и вручил охране. Вернувшись, подошёл к Наташе, извинился и сказал, что больше его здесь не будет. Наташа, чуть кивнув, поблагодарила парня. Это был Андрей, он работал танцором в этом клубе. Вернувшись домой, и не смотря на значительное количество выпитого коктейля, она долго не могла уснуть, слёзы падали на подушку.
Утром Сергей отправлялся на работу. Он подрабатывал дизайнером в одной из частных фирм, по пути к остановке, к нему подошла девушка привлекательной внешности, она будто появилась из пустоты, подошла, и вежливо попросила прикурить, поглядывая на Сергея соблазняющим взглядом. Когда Сергей поднёс к сигарете дамы зажигалку, она взяла его руки, и сказала, что это настоящие мужские руки, но при этом нежные и теплые, и что она хотела бы ещё раз подержать их, если конечно молодой человек не возражает. Сергей, растерявшись, с опаской посмотрел по сторонам, потом внимательно в глаза девушке, ну если Вы так хотите, отказать даме было бы не учтиво. Вот и прекрасно, позвоните мне, когда Вам будет одиноко, думаю за чашкой кофе или чего-нибудь ещё, мы не плохо и романтично скоротаем вечер. Девушка положила визитку в карман Сергея, и улыбнувшись стеклянной улыбкой, попрощалась. Сергей провёл её тревожным взглядом. Глянув на визитку, он увидел, что девушка тёзка Наташи, его тревога и грусть усилились. Подходя ко входу здания фирмы где он работал, Сергея окликнул более чем неприятный, бритоголовый парень. Он подошел к Сергею, наступил на ногу, и дыша смесью из перегара и табака сказал: Ты такой славный молодой мальчик, веди себя хорошо, мне бы не хотелось, чтоб твоя молодость вдруг стала вечной. Закурил, выпустил дым в лицо Сергею, толкнул ладонью и ушёл. Метрах в пятнадцати, на противоположной стороне дороги, стоял автомобиль, в салоне были два сотрудника милиции в форме, наблюдавшие за происходящим. Они тот час уехали, как только бритоголовый отошёл от Сергея. Едва Сергей вошёл, и направился к рабочему месту, девушка секретарь сообщила, что его просит зайти Григорий Николаевич. Сергей, поблагодарив, зашёл к шефу. Присаживайся, предложил директор. Ты знаешь Серёжа, с сожалением в тоне начал Григорий Николаевич, я понятия не имею, да меня и не касается то, что происходит в твоей личной жизни, но мне даже говорить не хотелось бы кто недавно звонил, и велел передать тебе, что если ты не будешь «благоразумным»…. Словом пойми меня правильно, я буду вынужден тебя уволить. Войди в моё положение, они сильнее, с ними спорить бессмысленно. Они если захотят, закроют здесь всё, раз и навсегда, а у меня семья, дети, ну…. я думаю, ты прекрасно всё понимаешь. Через пару недель, возьми отпуск, отдохни от всего, а там глядишь, Бог даст всё уляжется. Сергей кивнул и отправился к себе.
Игорь Михайлович позвонил Екатерине Александровне, и уведомил о том, что Сергеем уже занялись, и что вероятно очень скоро, и она и её дочь забудут о нём. Екатерина Александровна находилась на работе и потому была немногословна. Поблагодарив его за «приятные вести», она попрощалась, договорившись созвониться ближе к вечеру.

Тем временем продолжали развиваться события, участием в которых друзья пытались избавить Андрея от судебных и денежных проблем. Находясь неподалёку от одного из отделений милиции, трое парней не сводили с него глаз. Третий час торчим, и второй день, возмущался Саша. Понятно ведь всё, идём, пора Маринку подтягивать.
На выходе из отделения появился мужчина, ребята посмотрели на часы. Время примерно то же, сказал Андрей. Хорошо, завтра приступим, подтвердили друзья. Андрей ушёл. Саша видел, как переживает Стас предстоящее мероприятие. Молча, с понимание он положил руку на плечё друга и сказал: надо Стас, пойми, нужно помочь человеку, никак иначе, а это верняк, а Марина… ну, если не здесь, так где-то ещё, сам понимаешь, пусть лучше друга вытащит. Лицо Стаса казалось, окаменело.
Cтас давно, но безответно любил Марину. Они познакомились семь лет назад, тогда она была ещё простой девчонкой, но уже мечтала о красивой, роскошной жизни. Нельзя сказать, что она была совершенно равнодушна к Стасу, но больше чем другом он для неё не был. Стас не мог дать Марине всего, чтобы ей хотелось, и терпеливо ждал, когда она обратит на него свой беспечный, холодный и прекрасный взор.
Друзья снова прибыли в любимое заведение, но прежде чем сыграть очередную партию в бильярд, Стас выпил рюмку коньяку и с привкусом сладкой грусти погрузился в воспоминания семилетней давности. Он в который раз вспомнил о том как впервые увидел Марину, как робея подошёл к ней, как от волнения еле выговорил своё имя, и о том, как у него не хватило денег расплатиться за угощение в ресторане, и доплатила Марина. А когда он провел её домой, Марина поцеловала Стаса, и улыбнувшись сказала, что они всегда будут хорошими друзьями. С тех пор Стас носил в себе грустную, неразделённую любовь к этой прекрасной даме. Марина знала это, и все эти годы относилась к парню с искренним теплом, но только дружеским. У Марины был 4-летний сын, но папы не было, а мама избегала любых разговоров на эту тему.

На следующий день Саша, Стас и Марина в условленное время были у вышеуказанного отделения милиции, и ждали выхода «клиента». Марина выглядела так, что рядом с ней поблекли бы мировые модели. Сидя в Сашином жигулёнке, красавица коленками упиралась в панель авто, и бесконечно возмущалась габаритами машины, на что Саша отвечал: это не оттого, что маленькая машина, а оттого, что у кого-то чрезмерно длинные ноги. Когда появился подполковник, ослепительная блондинка вышла из машины, и подобно богине красоты предстала перед выезжающим на проезжую часть Опелем коррумпированного стража порядка. Небрежно приподняв роскошную руку с ярким маникюром, Марина не только вынудила резко затормозить нужный автомобиль, но и выскочить последний почти на тротуар. За Опелем подполковника остановились ещё два автомобиля, и из обеих девушку учтиво предлагали подвезти. Кокетливо улыбаясь всем, и изобразив пальчиками веер, Марина села в Опель, за ней закрылась дверца и машина уехала. Лицо Стаса стало багровым и суровым как у гладиатора перед битвой. Заметив это, Саша сказал: успокойся Стас, всё будет так как должно быть, даже если будет наоборот, а пока нужно помочь человеку, понимаешь нужно, это наш друг, а для друга…. Поехали лучше напьёмся.
Марина с попутчиком ехали к дому, где она, конечно не проживала, и попросила остановить авто у первого попавшегося парадного. Представившись, подполковнику как Кристина, девушка дала понять ему, что он ей весьма понравился, и что может быть, они ещё разок встретятся. Воспылав не шуточной страстью, подполковник добивался встречи с девушкой любой ценой. Обещал горы свернуть для неё, и сулил всякие блага, не скупясь ни на что. Прощаясь с ним, Марина (Кристина) обещала, что обязательно позвонит ему. Записав его телефон, она попрощалась, небрежно хлопнув дверцей машины. Прошла через арку, вышла к дороге, остановила такси и отправилась… куда, знала только она сама.

Игорь Михайлович позвонил «случайной» знакомой Сергея Наталье. В общении с девушкой, он всегда использовал хамоватый. высокомерный тон. Ну что радость моя, как прошла «премьера»? Всё хорошо Игорь Михайлович, во всяком случае, знакомство состоялось и обещает продолжение. Ну, я надеюсь на тебя, сама понимаешь, тебе сейчас как никогда нужно постараться, иначе, как говорится, будешь отвечать перед законом. Я всё понимаю, Игорь Михайлович, не беспокойтесь.… Вот и хорошо, что понимаешь, перебил её собеседник, только пакуй клиента без лишней навязчивости, а лучше вообще без неё. Теперь всё зависит только от тебя, твой успех в твоём актёрском умении, и не забывай, что это не только твой успех, а ещё и моё слово перед человеком. Не подведи меня дорогая, очень тебя прошу! Хочешь, оформляй на него липу с документами, а хочешь, через постель приготовь, а лучше и то и другое, так будет надёжней. Хорошо – проскрипела зубами девушка и сбросила связь.

Это та самая Наталья, которая была директором фирмы торгующей импортной сантехникой. Однажды деятельностью фирмы поинтересовалась налоговая полиция, и в силу определённых причин, у руководителя конторы появились серьёзные недоразумения с законом. Таким образом, Наталья была, что называется в руках Игоря Михайловича, который не спешил расставаться с ней, так как считал её потенциально полезным объектом на разные случаи жизни. Наталья прекрасно понимала это, и ненавидела его, но деваться ей было некуда. Она была вынуждена принимать участие в грязных играх негодяя в погонах.
3

Резиновыми днями тянулись серые будни Сергея. Как ни странно, но он начал привыкать к отсутствию любимого человека. Привыкаешь ко всему - тешил он себя избитой фразой. Сергея по-прежнему изводила неизвестность и неопределённость, Наташа на звонки не отвечала, её редкие смс-сообщения казались сухими и пустыми.
Заканчивался рабочий день, домой идти не хотелось, ему и до сих пор было тоскливо и больно смотреть на свой диван, где он провёл самые сказочные и прекрасные минуты своей жизни. Он помнил запах Наташи в своих объятьях, её нежное тело под лёгким, белым платьем, словно налитые клубничным джемом губы, и от этого тоска душила ещё сильнее. Так можно сойти с ума, говорил он себе. В конце концов, я отвлекусь немного, всё равно всё будет так как будет, хочу я того или нет. Сергей достал из кармана визитку незнакомки, и стал набирать её номер. В этот момент Наталья, которой звонил Сергей, ехала в своём авто, обдумывая, как и что она будет делать. После звонка Игоря Михайловича, она решила не медлить, и приступить в „обработке” Сергея сию минуту. Ей самой хотелось скорей закончить это дело, после которого И.М. обещал оставить её в покое раз и навсегда. Именно в этот момент раздался звонок, услышав голос Сергея, девушка на глазах изменилась в лице, взбодрилась и повеселела. Сергей предложил встретиться у одного из Интернет-кафе, разумеется, Наталья согласилась, сказав что как раз находится неподалёку, по делам, обещала подъехать через 10-15 минут.
Ожидая, Сергей закурил, глядя на дорогу, в памяти появилось утро, когда так же закурив, он ждал Наташу в институте. С привкусом сладкой грусти он вспоминал день их знакомства. Букет белых роз, которые он долго и придирчиво выбирал для неё, её красивые, нежные руки, бездонные, искренние, голубые глаза. Головокружительный поцелуй у клумбы с яркими, первыми, весенними цветами, держа её на руках. Звонкий, застенчивый смех Наташи... Раздался визг тормозов авто, Сергей выпал из облаков на землю. Перед ним стоял небольшой джип, а за рулём сидела ни его Наталья, которая кокетливо манила парня пальцем в салон. Девушка предложила поехать в одно из её любимых заведений, сославшись на то, что у неё там короткая, деловая встреча. В пути она вела себя непринуждённо, довольно раскованно и естественно. Нужно отдать ей должное, не каждая может быть такой актрисой. Её игровая манера общения была безупречной, всё шло как по маслу, но на одном из пешеходных переходов, где они остановились перед светофором, дорогу переходила Наташа, увидев Сергея в салоне авто, она буквально прожгла его взглядом, парня словно пробрало током под холодным душем, он онемел и застыл. Сидевшая за рулём Наталья, заметила пристально и с упрёком смотревшую на Сергея девушку. Авто тронулось, вскоре они оба сидели за столиком. За бокалом тёплого вина, происходило вполне дружеское общение. У Сергея с собой были его дизайнерские работы, посмотрев их, Наталья непринуждённо и логично подвела разговор к тому, что не против принять его к себе на работу, с весьма солидной оплатой. Сергей не очень понимал, как он может применить свои знания в конторе торгующей сантехникой, на что девушка ответила: – был бы человек талантлив и трудолюбив, а работа будет всегда. Они выпили за приятное знакомство и хороший вечер. Эти пару глотков тёплого вина будто вылились на лицо Сергея, он почувствовал, что буквально горит, на лбу выступила испарина, голову закружило как центрифугу, его разрывало внутреннее напряжения, которое взялось непонятно откуда, и казалось вот-вот, выбьет его из сознания. Он извинился и сказал, что на минуту выйдет на воздух. В дверях Сергей лицом к лицу столкнулся с Наташей, но это было не то лицо, которое он впервые увидел в дверях корпуса в институте. Они вновь смотрели в глаза друг другу, но вместо улыбки, Сергей получил такую пощёчину, что едва устоял на ногах. Когда пришёл в себя, увидел Наташу, закрывающую за собой дверцу такси. Он стоял как вкопанный, и смотрел в след уходящей машины. Сидевшая за столиком Наталия, наблюдала за происходящим, и разумеется понимала, что любезничать сейчас с Сергеем резона не было. Она так же понимала, что вторгается в чужую жизнь, да ещё и со злыми намереньями, и что это неблагодарное занятие ни к чему хорошему не приведёт, но иначе ей грозил срок, с конфискацией, а этого тоже не мешало бы избежать.
Душевное состояние Сергея, напоминало кипящую под землёй магму. Не было на свете ничего прекрасней, вовремя полученной от любимого человека оплеухи. Перекурив, он вернулся в кафе и увидел, что его собеседницы уже не было, на столе лежали две купюры, недопитое вино, дымящийся в пепельнице окурок, и уже остывший кофе. Всё это не просто так, снова закурив, подумал Сергей. Бросив сигарету в бокал с недопитым вином, он отправился из кафе восвояси.
Ехавшая в своём авто, сама не зная куда, Наталья, буквально умывалась слезами, но вовсе не от предчувствия того, что вряд ли она сможет осуществить задуманное Игорем Михайловичем. Она завидовала тому, что было между Сергеем и его девушкой, и едва не умирала от отчаянья, что сама находилась в незавидном положении, и оттого, что она не могла переживать такие чувства. Их просто не с кем было переживать, да и не могут жить такие чувства в среде, где обитала Наталья.
А между тем события этой драмы набирали обороты и накал, всё теснее сплетаясь между собой. У Марины (Кристины), состоялось первое свидание с подполковником. Нужно отметить, что не больно щедрым оказался её «джентльмен», видимо он рассчитывал покорить девушку своей «красотой», остротой ума и служебным положением, между тем, будучи почти на пол головы ниже Марины. Как и все люди его склада, он вёл себя соответственно пошловато для подобных ситуаций, не смотря на то, что был женат. Марина с ним была практически везде, он не мог не показывать какая леди рядом с ним, тем самым, подчёркивая свой личный статус успешного во всём человека. Девушка была даже у него в рабочем кабинете. Не смотря на всю органическую брезгливость, она умело воспринимала его алчную глупость, скупость, приземленность, но когда хоть на секунду исчезала из поля зрения, в лице мгновенно менялась, то есть на миг становилась настоящей. Контрастными и весьма, я Вам скажу, были такие эпизоды. Более того, она прекрасно справлялась с ролью любящей дамы, но когда оставалась одна, мгновенно принимала ванну, меняла макияж и переодевалась.
Да уважаемый читатель, Вы, конечно, скажете - как это всё гадко и пошло, но мы люди, иногда так поступаем, каждый, преследуя свои цели, и не каждый, замечая за собой нечто подобное. Потому не будем строго судить девушку, к тому же она тем самым помогала хорошему человеку, хотя цели преследовала совсем иные. Таковым было её не лучшее ремесло.
Время шло, деньги занятые Андреем у знакомых нужно было возвращать, а Марина всё молчала. Между тем минуло уже белее месяца, с тех пор как она пыталась откусить кусок «зелёного пирога» у очень коррумпированного, и у очень жадного любовника. А у последнего, судя по всему, на работе было не всё ладно, но он, разумеется, об этом не говорил. Лишь однажды, будучи выпившим, брякнул вскользь Марине, что как-то зачастили в управление коллеги из отдела по чистке рядов. Но потерявший голову «Дон Жуан», потерял и осторожность. Вот что могут делать с мужчинами прекрасные дамы.
Игорь Михайлович, так увлёкся Мариной, что почти позабыл о Наталии и том подлом задании, данном им девушке, позабыл о Наташиной маме Екатерине Александровне, а на звонки последней отвечал, что находится на выезде, не в черте города, по работе, и уверял что всё под контролем.
Наташа, конечно, очень переживала разлуку с Сергеем, но не менее переживала за него самого. Честно говоря, она и сама думала, что время всё расставит на свои места, но парень не выходил у неё не из головы, не из сердца, и это придавало жизненной энергии её молодой душе. Она намеренно не отвечала на его звонки и не виделась с ним, понимала, что иначе будет для него ещё тяжелей. К тому же она видела, как пристально за ней следит мать, которая в последнее время была крайне раздражительна, а в таком состоянии она была способна на что угодно. Наташа не знала, что Сергей каждый вечер часами просиживал неподалёку от её дома, только для того, чтоб увидеть, как она приходит или уходит домой. Она не знала, как больно ему было видеть её рядом с этим Мишей. Она не знала что у него, совсем юного, появились пара седых волос, и что он готов был на что угодно, пройти через всё, только бы вернуть её. А он в свою очередь не знал нечто такого, что знала только она, и что только ради этого можно было бесконечно ждать, и даже умереть за Наташу. Но не будем забегать вперёд, а лучше посмотрим, что ожидает всех наших героев впереди, которые просто ввязались в эту драму под названием жизнь.
Мать видела, что Наташа стала похожа на куклу с грустными глазами, пыталась утешать её, а себя тешила тем, что Сергей не появлялся в жизни дочери. Отец Наташи по-прежнему был абсолютно, без какой либо реакции, и внешне безучастен к событиям, которые переживала его дочь. Лишь однажды он вскользь коснулся этой темы. Отец взял дочь за руку и сказал: для меня самого, это необычно, странно и непонятно, но я вижу, не могу объяснить как, но вижу, что твои слёзы текут к твоему счастью. Почему ты не хочешь мне помочь, спросила тогда у него Наташа? Потому что это уже будет комнатное счастье, декоративное, примерно второй Миша, и ты сама от этого отвернёшься, а я не хотел бы, чтоб ты потеряла то, что тебе подарено. Ты просто не понимаешь что таков весь мир, что он так устроен, и если бы не было ночи, то и день не был бы днём. Если бы не было тоски и удручений, то и счастье было бы пресным и безвкусным. И постарайся понять, если бы не было твоего Сергея, то наверное, не было и тебя на этой земле.
Сергей был дома, сидел в кресле, уткнувшись в телевизор. В хмельном тумане, он думал то о загадочной Наталии, которая странным образом появилась, и так же исчезла, но которую он больше так ни разу и не видел. То о своём любимом человеке, который просто не давал ему теперь ни есть, ни спать, ни даже жить. Его «Лесной Норвежский» кот Соломон, уселся ему на ноги, и терпеливо сносил запах табачного дыма и вина, исходившие от Сергея и двух бутылок стоявших на полу у кресла. С экрана телевизора, на парня смотрели холёные и сытые лица политиков, которые обильно и не скупясь, осыпали друг друга всевозможным словесным мусором, по-прежнему обещая светлое будущее, в том числе и в личной жизни каждого. Один из выступающих акцентировал свои обещания на борьбе с коррупцией в органах внутренних дел. Ты посмотри на эти мешки с макулатурой, сказал Сергей Соломону, очередной раз глотая из стаканчика. Какие они счастливые. Вся жизнь на съёмочной площадке. Мыльный сериал «Беспредел». А главное любой режиссёр обрыдается, постоянная и частая смена главных ролей. Пожалуй, самый дорогой сериал в истории. Зато они не сажают цветы и деревья, не кормят птиц, но с удовольствием и ради забавы убивают их на охоте. Хорошо они живут или плохо, и живут ли вообще? Да они и сами не знают, похоже, это их не особо беспокоит. Среди них говорят голубых, как комаров в болоте, и они, ты только представь Соломоша, они нами с тобой руководят, и решают, как нам с тобой жить. Кот, прищурившись, одобрительно посмотрел на хозяина, хотя ему, наверное, было всё равно, голубые они, или оранжевые.

Ну а у нашей красивой авантюристки Марины, наконец-то выпал весьма удачный день. Прожорливый и ненасытный Игорь Михайлович, должен был получить «денежное вознаграждение» от четырёх человек, то есть, получив взятки в один день, он обещал всем четверым, уладил все беспокоящие их вопросы немедленно. Это Марина поняла из его телефонных разговоров. Разумеется, он как всегда предложил ей сопровождать его, она конечно как всегда, с радостью согласилась. Более того, Игорь Михайлович пообещал, что они очень не плохо проведут время, как только закончатся его встречи. Но не тут то было. Коварная девушка решила, что хватит терпеть бесконечное свинство этого неприятного типа. Марина мило предложила провести маленькую прелюдию в его пригородном домике. На следующий день, и за день до назначенных им встреч, они отправились на его почти новеньком Опеле, как он думал, на обещанную Мариной прелюдию. А далее следует не плохая серия зарисовок для весёлого художника с фантазией. Все, как и должно быть – мангал, дымящиеся кусочки аппетитного мяса, нарезанные Мариной причудливыми кружевами овощи на столике, два лёгких, раскладных кресла, бутылка коньяка и красного вина, и на десерт для нашего «Дон Жуана», упаковка элениума в сумочке у коварной красавицы. Пока Игорь Михайлович крутил шампура на мангале, Марина потягивала вино из инкрустированного бокала, закусывая кусочками сыра и стебельками зелени, говоря при этом по телефону. Она действительно смотрелась прекрасно – светлые джинсы на «бесконечно» длинных ногах придавали и всему остальному сплошной шарм и блеск. Её «кавалер» был безумно счастлив, правда этому «счастью» уже подходил конец. По телефону Марина говорила со Стасом, обещала, что скоро увидятся, и она подарит ему прекрасный вечер. Говорила это Марина с некоторой доброй издёвкой в тоне, понимая, что Стас будет безмерно рад такому подарку, и что бы она ни вытворяла, он всё равно ей всё простит. Она прекрасно понимала, как давно и безумно её любит Стас. А на протяжении всего того времени, что она проводила с Игорем Михайловичем, Стас ей казался ангелом. До чего же ей иногда хотелось оказаться в объятьях Стаса, под час объятий этого пухленького, мягко говоря, неприятного типа. Но она нашла в себе силы, в очередной и последний раз сыграть любящую до безумия страсть.
Они, конечно, выпили вина, и конечно отведали шашлык, что-что, а это он умел готовить отменно. Но нужно было видеть эту трапезу, вернее тот контраст, который имел место между этими совершенно разными людьми. Длинные и красивые пальчики девушки, с таким изяществом и наслаждением ложили казалось в самый эротичный ротик в мире кусочки мяса, завёрнутые в армянский листовой лаваш, что казалось её «джентльмен», съест и её саму. Лепесток нежного сыра, положенный на белоснежные зубки девушки, мгновенно там и растаял. По её чудным губам текли капельки сока из мяса, а соус белым мрамором блестел на губной помаде. А когда она с изяществом присущим королеве вытирала губы и пальчики салфеткой, слюни текли у её кавалера, ах как бы он хотел заменить салфетки, своим языком, и губами. Кому - кому, а уж Марине это было более чем известно. Девушка запила сочный кусочек мяса глотком вина…
Что же Игорь Михайлович, он заталкивал куски мяса за обе щёки, иногда чавкал, хватал со стола всё что видел, запивал то вином, то коньяком, то пивом, то минеральной водой. Периодически даже похрюкивал. При всём этом, жирный круг, образовавшийся вокруг его рта, и кусочки овощей в уголках губ, явно напоминали того, из кого был приготовлен этот шашлык. Таковы они зачастую, сильные мира сего. Мужчина просто не контролировал себя во время еды, он ел с такой страстью на лице, что казалось только для этого и жил.
Стас, переговорив с Мариной, сидел на ступеньках у своего парадного. Нельзя сказать, что его лицо отображало радость, но всё-таки какое-то удовольствие на нём наблюдалось. Глаза у парня сейчас были добрыми, и в них огромными буквами сияло ЕЁ имя.

Сергей кормил Соломона рыбой на балконе. Запутанные в клубок мысли как всегда не давали парню покоя. Он чувствовал, что нужно что-то делать, но что, как??? Почему она молчит? Почему ни да ни нет? Просто сидеть и ждать, не было больше сил и терпения. По состоянию парня было понятно, что он вот-вот сорвётся и чего-то натворит, хотя он и сам не знал, на что именно способен в таком состоянии. Наташа в это время гуляла с собачкой, и мысли её понятно были где и с кем. За ней на своём роскошном авто тянулся Миша, но она, казалось, не замечала его.

А тем временем, Игорь Михайлович откушал, и казалось, стал приходить в себя, но теперь, не менее аппетитно поглядывая на Марину. Девушка, поняв, что пора действовать, сделала ещё глоток вина, а остальное содержимое бокала, вылила на грудь. У «окабелевшего» подполковника затряслись щёки и челюсть. Марина подошла к нему со спины, положила руки на плечи, и что-то шепнула в ухо. Хотя это больше напоминало плевок, и выражение её лица только подчёркивало это. Доведённый до крайнего возбуждения мужчина, буквально схватил на руки девушку и понёс в дом. Уложив её на кровать, он с нескрываемым наслаждением стал слизывать вино в её прекрасной груди. Марина убрала его голову и с улыбчивым сарказмом сказала, что с таким усердием он ей дыры протрёт, и попросила сходить за оставшимся вином к столу, отправив его от себя хоть не надолго. Разливая остатки по бокалам, она с актёрским сожалением сказала, что вина больше нет, и отправила любовника за коньяком . Игорь Михайлович молнией метнулся за бутылкой стоящей на столе. Пока он ходил, девушка бросила в один из бокалов несколько таблеток элениума раскатанных в порошок, расположившись на кровати с другим бокалом, с едва заметным волнением и лёгкой усталостью, вздохнула, ожидая жертву. Остатки вина были выпиты за веселый завтрашний день. Марина вслух представляла картину грядущего, шикарного времяпровождения, обещанного И.М., а тот, заслушиваясь «милым пением» чаровницы, потихоньку совел, но всё-таки пополз к ней на четвереньках по широкой кровати. Едва добравшись, похрапывая, он уснул на груди у девушки. Заботливо укрыв его одеялом, она спокойно достала его мобильный телефон, выписала номера тех четверых, от которых в сумме должно было поступить более 50 000 долларов. В каждом из этих номеров, она поменяла по одной цифре, после испортила голограмму на сим-карте ноготком, удалила все свои фото, так же изменила свой номер и положила телефон обратно в карман. Выйдя на улицу и усевшись в его Опель, девушка отправилась в город. По дороге, Марина обзвонила всех четверых и сообщила - что у Игоря Михайловича в данный момент большие трудности на работе, и что он поручил ей, встретится с ними срочно, и немедленно решить все вопросы, но это не телефонный разговор. Разумеется, все четверо пытались дозвониться И.М., но понятно, безуспешно. Каждому из них, девушкой было назначено время с 20-минутным интервалом в одном и том же месте. По пути, она заехала к знакомой, и забрала у неё визитки И.М., на которых та уже написала почерком подполковника следующее: Я сильно загружен делами. Решите все вопросы с Кристиной, сделайте всё, как она скажет. Подпись и дата. Её подруга была художницей - модельершой, ей не составляло большого труда подделать обычный почерк. В общем, девушка не только психологически, но и титанически хорошо поработала над своей жертвой. Люди, с которыми Марина ехала на встречу, видели её с подполковником раньше, а некоторые и не однажды. И хотя какие-то сомнения возникали, но визитки, и тот факт, что девушка приехала в его машине, развеяли их окончательно. Да и учитывая то, что их «покровитель» был сама коррупция, казалось вполне оправданным, что дозвониться к нему не получалось. Через каждые двадцать минут, девушка садилась в авто, делала круг, приметив, что очередной клиент её уже ждёт, подъезжала как будто только что.
В общем и целом, она продумала всё до мелочей. В результате не долгих, и актёрски безупречно сыгранных переговоров, в сумочке Марины, оказались пятьдесят две тысячи долларов. Вела она себя при этом на удивление хладнокровно и безэмоционально. Может быть в ином случае, не было бы всё так просто, но видимо уж слишком «в «пушку» были эти лица, и сделать неверный шаг им е хотелось бы, да расстраивать Игоря Михайловича было бы опрометчиво. Да и как знать, ни завтра – послезавтра, возможно к нему опять придётся обратиться за помощью, именно так рассуждали его знакомые. Видимо за сравнительно не большие деньги он избавлял их от довольно приличных проблем. Поэтому, учитывая всё происходящее, они решили не рисковать и расстались с деньгами.

После удачно проделанной авантюры, девушка приехала во двор того самого отделения милиции, где работал Игорь Михайлович. Припарковав авто, она выпорхнула из салона, и кокетливо помахав рукой любопытно глядевшим на неё милиционерам, вышла на проезжую часть, остановила такси, и растворилась в суете большого города. У входа в здание стояли на перекуре два сотрудника, провожая глазами девушку, он сказал коллеге: совсем Кулуарный края потерял, бабы в отделения как в баню ездят. Ходят слухи, что им очень плотно занялась служба внутренней безопасности, ответил второй. Да, у него на верху руки волосатые, и в депутаты пролазит, правда кто-то ему мешает сильно.
Неподалёку от вышеупомянутого здания, из маленькой серой мазды с тонированными стёклами, за девушкой внимательно и с удовольствием наблюдали двое мужчин, именно тех, которых когда-то мельком приметил Андрей, выходя из кабинета подполковника в тот злополучный день. Дааа, замысловато протянул один из них другому, шикарную снегурочку он к себе приманил. Ага, согласился его напарник, такую пока с ног до головы «зеленью не обклеишь», с места не двинется. Приличная значит у него зарплата. И премии видать частенько получает… ага, и ведь нигде не фиксированные… ну да, а самое главное не делится, видимо ни с кем. Ну почему ни с кем, не мало такая курочка клюёт, и совсем не что попало. Пора подбираться к нему плотнее. Рано, скользкий, опять соскочит. Что-то с телефоном у него, из прослушки выпал. Это плохо, срочно нужно наладить связь.
Ну а что же он сам. Уснув весьма крепким сном, И.М. проспал часов 6-7. Проснулся, как вы понимаете в весьма неприятном психическом и физическом самочувствии. Открыв глаза, он не сразу понял и вспомнил где он и почему. По мере того как к нему возвращались память и осознание, на него так же нахлынули раздражительность и злоба. В потёмках он ощупал кровать вокруг себя, Марины не было. Ко всем неприятным ощущениям, добавилось ещё и предчувствие чего-то очень не доброго. Он вынул телефон, и попытался дозвониться девушке, телефон не работал, его ужасно сушило. Минеральная вода осталась на столе у входа в дом. Шатаясь и ругаясь, Игорь Михайлович стал пробираться к выходу. На улице его ожидал очередной, и пожалуй самый неприятный на тот момент сюрприз – его Опеля во дворе не было. На помятом лице появилась ужасная гримаса. Глубоко вздохнув, он как раненый зверь, хриплым воем протянул – СУУУУУУКААААА!!!

4


Полусонный ловелас, жадно высосав из бутылки минеральную воду, закрыл дом и отправился к трассе. На улице была глубокая ночь. В голове у него всё ещё бродила мутная смесь спиртного и снотворного. Он шел, пошатываясь, будто прилично выпивший. Выйдя к дороге, И.М. стал голосовать. Разумеется, ночью в пригороде мало кто рискнёт подобрать одинокого путника, который к тому же выглядел не лучшим образом. А ту ещё и .... ну, в общем, беда одна не ходит. Он уже начал было немного замерзать, как показалась и остановилась старенькая «Волга», из машины вышли трое мужчин. Игорь Михайлович обрадовавшись, хотел только открыть рот и попросить подвезти, как получил мощный удар в лицо. Оценив ситуацию и мгновенно сконцентрировавшись, он ответил не менее достойно, и один из троих оказался в глубоком кювете, но двое других плотно на него насели, скрутили, и довольно жёстко намяли ему бока. Тут подоспел и третий, пока двое держали, третий, матерясь и нервничая, достал бумажник, сорвал золотой жгут с шеи, с трудом стянул перстень со среднего пальца, и напоследок, ещё раз плотно приложился к лицу подполковника. Больше не раздумывая ни минуты, хулиганы прыгнули в авто и спешно скрылись. Нужно отдать должное И.М., он тут же поднялся, отряхнулся и отправился пешком в город. Пути было километров двадцать, но ему это было нипочём, адреналин гнал его изо всех сил. Как только герой-любовник попал домой, немедля позвонил на работу и сказал дежурному, чтоб тот прямо сейчас объявил его Опель в розыск, добавив, что его угнала высокая, красивая блондинка, имя Кристина. На что дежурный глянув в окно, сказал, что его авто стоит на месте как всегда, и что когда он, то есть дежурный заступал на смену, автомобиль находился на месте. И.М. почувствовал себя неловко, но немного успокоился. Присел на диван, перекурил, выпил чаю и тут же уснул. Но это было всего лишь затишье перед бурей. Утром следующего дня, размышляя у себя в кабинете над пока непонятным, дерзким, и как ему ещё казалось неоправданным поступком девушки, всё прояснилось до конца, тогда подполковник пришёл в полную ярость. Двое из четверых ему позвонили на работу и сказали, что передали деньги Кристине, уточнив вчерашние подробности, и он понял, что не только потерял 52 тысячи долларов, а фактически ещё и должен остался их же. Двое других не знали его рабочего телефона, он попытался позвонить к ним сам, но одного номера не существовало, а на другом, ему сказали, что он ошибся. Даже не знаю, как начать описывать его состояние и поведение в эти минуты. Представьте, что в один день от вас ушла жена, вас уволили с шикарной работы, начисто обворовали вашу квартиру, а потом её же дотла сожгли. Примерно так себя чувствовал в данный момент наш неудачный герой-любовник. Перво-наперво, он не гласно подключил к розыску Марины (Кристины) своих сотрудников. Найти девушку с фиктивным именем в большом городе не просто, даже с такой яркой внешностью, он понимал это. А тут ещё и Екатерина Александровна позвонила, и уже отнюдь не любезно намекнула, что он не держит данных обещаний. Игорь Михайлович с присущей в такой ситуации злостью, скомкал какой-то лист лежавший под руками, бросил трубку и тут же позвонил Наталье. Ответа не последовало, Наталья трубку не брала. Раздосадованный неудачник, в предельном, нервном напряжении, выметнулся из кабинета, сильно хлопнув дверью, и отправился к ближайшему заведению, где продают спиртное. Нужно было снимать стресс. Он давно не испытывал такого отвратительного, душевного дискомфорта. Три рюмки влетели в его гортань одна за другой как три корочки хлеба. Закурив, Игорь Михайлович немного расслабился и ощутил некоторое успокоение. Одно за другим его посещали ощущения отчаянья, стыда, злобы, разочарования, агрессивности, но так же рассудительности. Всё это, определенно отражало его лицо. Последнее, все-таки как ни странно показалось ему более приемлемым в данной ситуации. В отделе все уже знали, что его кинули как уличного фраера. Выходя из здания на улицу, он видел и чувствовал скользящие, насмешливые, лицемерно-сочувствующие, но в душе ликующие взгляды коллег – недоброжелателей. А так же откровенные, но укоряющие взгляды тех немногих, порядочных сотрудников, которые работали в этом заведении. Это было полное фиаско. К тому же сейчас за ним смотрели те же двое, из той же серенькой мазды. После пятой рюмки Игорь Михайлович направил свой угрюмый взгляд, казалось сквозь всю вселенную. Один за другим ему вспоминались люди, которым он подпортил жизнь, которые незаслуженно несли наказания, так или иначе пострадали, или претерпели от его ненасытной, коррумпированной жадности. Где-то в глубине своего крепко выпившего подсознания, он чувствовал, что получает по заслугам, чувствовал и понимал, что так или иначе жизнь восстановит статус кво. Нельзя сказать, что в нём боролись сейчас ангел и бес, но что-то ему настойчиво говорило о порочности его образа жизни. Был такой момент, когда он сам себя спросил - а не начать ли жить иначе? Ведь он был не беден, всё в достатке, а кое-что и в избытке. Но эту мысль оборвал очередной звонок Катерины Александровны. Он дерзким бесом вломился в метущуюся душу растроганного грешника, и как компьютерный вирус, выполнил свою злую миссию. Екатерина Александровна сказала, что из-за его бездействия, в семье просто таки назревают очень нежелательные события, что именно она имела ввиду, не уточнила. И.М. тут же позвонил подчинённому сотруднику, и велел доставит Наталию прямо к нему в кабинет, указав возможные заведения которые посещает девушка.
В уже когда-то упомянутом, всё в том же спальном районе, в эти минуты, в том же кафе, за столиком сидела молодая парочка голубков, и приятно ворковали. Это были Марина и Стас. Девушка, как и обещала, проводила вечер с парнем, который безумно её любил. Немного позже они вышли из кафе, остановили такси и приехали в порт. Сели на прогулочный катер, и продолжили романтичный вечер. Отдыхали они более чем роскошно, за всё платила Марина. Стас, конечно, попытался воспрепятствовать этому, но девушка сказала, что если услышит ещё хоть слово, то немедленно уедет. Парень разумеется тот час онемел. Сегодня они были лучшими любовниками в целом мире. Глядя на них можно было подумать, что они спустились с небес на землю, дабы показать людям, как возможно любить, что такое любовь, о которой многие казалось, совсем забыли в серости и меркантильности суетливого быта. По окончании прекрасного (особенно для Стаса) вечера. Перед тем как сесть в такси и отправиться домой, Марина подарила парню головокружительный поцелуй и вложила в руки пакет с шестью тысячами долларов для Андрея. В бодром и оптимистическом настроении, Стас позвонил Андрею и Саше. Они до утра пили за красоту и здоровье Марины.

Отец отвозил Наташу в аэропорт. Она не хотела никуда лететь, но понимала что нужно. Отец пытался быть весёлым, успокаивал Наташу, обещал, что всё будет как нельзя лучше, просил только не волноваться. Прощаясь, перед тем как Наташа уходила на посадку, отец сказал: не звони ему, ты сама всё хорошо понимаешь, не томи парня, если ты знаешь, что он тебя любит, то несколько месяцев вас не разлучат. Поцеловав отца, Наташа отправилась к трапу.

Примерно в это же время, знакомая Игоря Михайловича Наталья, направлялась по одной из городских улиц в салон красоты, который она посещала регулярно. Она понимала, что Игорь Михайлович очень хочет видеть её, и знала, что ищет, а ей скажем так, уже более чем наосточертело навязчивое общение с мягко говоря неприятным для неё человеком. Она больше не хотела и не могла выполнять его подлые поручения, не хотела и не могла больше быть его дежурной сексудовлетворительницей. Поэтому решила просто исчезнуть на время, на работе не появлялась, сотрудников распустила в бессрочный отпуск, домой приходила крайне редко. Где жила, не знал никто. Перемещаясь по городу, всегда была предельно осторожна и внимательна. Авто отдала подруге во временное пользование. Она вообще хотела уехать из страны на месяцок, другой, но были какие-то важные дела, и пока она была в городе. Подходя к салону, она обратила внимание на остановившуюся неподалёку бежевую «девятку». Из кабинета салона, где знакомая специалист делала ей маникюр, Наталья поглядывала в окно, наблюдая за бежевым авто. Мужчина вышедший из машины вошёл во внутрь салона. Девушка поняла - это за ней. Ей стало не по себе, она попросила подругу маникюршу вывести её тихо и незаметно, через чёрный ход. Выходя, они увидели этого мужчину сидевшим возле администратора, листавшим журнал и болтавшим с администратором. Наталья вышла на улицу, поблагодарила подругу и отправилась прочь. Но уже через минуту, она буквально бежала от преследователя. А тот, на ходу, вежливо, но настойчиво предлагал ей остановиться. Не стану описывать эту отнюдь не детективную погоню, к тому же Наталья была обута в туфли с высокими шпильками, и бежать ей было более чем неприятно и тяжело. Проскочив арку, Наталья резко повернула к ближайшему парадному, из которого выходила старушка с хозяйственной сумкой. Девушка, забегая в парадное, оттолкнула старушку и резко закрыла за собой дверь. В ответ услышала пару фраз ненормативной лексики. Старушка отправилась к арке, из которой на неё буквально вылетел преследователь Натальи, и едва не сшиб с ног уже совсем не добрую бабушку, успев подхватить последнюю руками. Не долго думая, боевая бабулька, уведомила его в том, что он кобель похотливый, и что называется от всей души влепила ему сумкой по спине. Извинившись, тот продолжил бежать, крутя головой по сторонам. Перепуганная Наталья побежала вверх по парадной лестнице. Добегая до третьего этажа, сломала шпильку и стала звонить в ближайшую дверь. Девушку охватила паника, она очень боялась, и очень не хотела встречаться с Игорем Михайловичем. Дверь открылась, Наталья буквально ворвалась в квартиру и резко захлопнула за собой бронированную дверь. Перед ней стояла высокая блондинка, с некоторым недоумением и удивлением рассматривающая неожиданную гостью. С лица Натальи всё ещё не сошёл страх, они смотрели друг на друга, и никто не произносил ни звука. Видавшая многое на своём веку хозяйка квартиры, с пониманием отнеслась к происходящему, и предложила ей пройти в кухню. Добавив при этом, что спрашивать ничего не будет, по выражению лица было очевидно, что говорить о чём либо, желания нет никакого. Наталья, сбросив натёршие до горячей боли туфли, прошла в кухню. Хозяйка квартиры иронично ухмыльнулась, глядя на один из них, на тот что был без шпильки.
Да, у жизни своеобразная ирония. Вы правильно догадались, Наталья попала в дом именно к Марине. Марина поставила на плиту турку, достала зёрна, кофемолку, и молча вручила всё это гостье. Сама сказала, что отправится ненадолго в душ, который был уже готов. Достала коньяк из холодильника, рюмочки, поставила перед Натальей, и скрылась за дверью санузла. Наталья, расслабившись рюмкой коньяку, принялась готовить кофе. Ей вдруг вспомнилось, как сразу после посещения её фирмы сотрудниками налоговой полиции, она оказалась в кабинете у Игоря Михайловича. Он в такой же кофемолке молол зёрна, и так же в турочке варил кофе, навязывая ей свои условия, в том числе и пошлые, как через день уже тащил её в постель. Как хорошо что я не у него, подумала девушка. И как здорово, что из ванны сейчас не будет выползать это наглое, толстое, конопатое тело. Наталья пригубила ещё немного коньяку и закурила.

Сергей третий день не видел Наташу, он почти целыми днями просиживал у её дома, но она не появлялась. Телефон был в зоне недосягаемости так же третий день. Сергей не сводил глаз с её парадного, в пальцах одна за другой дымили сигареты, лицо было каменным и мимикой и цветом. Он сам себе уже говорил, что всё кончено, что её скорей всего сломали, и она отказалась от него. Что она с этим Мишей всё-таки уехала, а он перестал для неё существовать. Он говорил это, и сам себе не верил. Мимо Сергея проехало авто, и остановилось метрах в тридцати, это был отец Наташи. Несколько минут он наблюдал за Сергеем. Позвонил Наташе: привет дочка. Привет папа. У тебя всё в порядке? Да папа, не волнуйся, всё очень хорошо. Сидит неподалеку от дома твой Сергей, глаз от окна не отводит, даже не моргает, серый как туча. Пусть сидит папа, пусть сидит, пока я не приеду. Ну, пока Наташка, до связи, целую тебя очень! Улыбнулся и уехал. Уходя, Сергей как всегда оглядывался на парадное Наташи, надеясь на чудо. К парадному подъехала та самая иномарка, которая окатила его однажды мокрой грязью. Из машины вышла мать Наташи и отправилась домой. Сергей развернулся и пошёл навстречу отъезжающей машине. У поворота со двора на проезжую часть, он вышел на дорогу перед авто.
Сергей был абсолютно спокойным человеком, спокойным и неприметным, застенчивым и скромным. Но отсутствие любимого человека, бесконечные мысли о Наташе, бессонные ночи и чрезмерное количество поглощаемого вина, изменили его, и не только появлением седин в его юном возрасте. Он стал угрюм и непредсказуем.
Из салона вышел Миша, и стал надменно и цинично разглядывать Сергея с ног до головы. Выплюнув жвачку и прикурив сигарету, он сказал Сергею: ты всё ещё здесь, в этой жизни, так прозвучала его более чем хамская реплика. Забудь о Наташке, забудь и пропади, не то в следующий раз перееду, не только замажу. Ничего не отвечая, Сергей вплотную приблизился к этому наглому субъекту, какие-то секунды они смотрели в глаза друг другу, и не доставая рук из карманов ветровки, слегка подпрыгнув, Сергей нанёс резкий удар ниже пояса. Миша присел, издавая одновременно и смешные и страдальческие звуки, выпучив глаза до размеров дозволенных природой. Сергей развернул его к машине и головой поставил приличную вмятину на передней двери. Напоследок, не помня себя от отчаянья и злости, одним ударом разбил нос и оставил приличный синяк на упитанном лице противника. Тяжело и устало вздохнув, не торопясь, совершенно спокойно, развернулся и ушёл. Нужно отметить тот факт, что уходя, он сам себе удивлялся нимало, как так ловко и просто у него всё получилось. Сергей был совершенно мирный по своей природе человек, к тому же весьма уступал в размерах Мише.

Вернувшись из ванной комнаты, Марина плеснула коньяку себе и гостье. Разбавляя запах коньяка клубами сигаретного дыма, они молча и откровенно разглядывали друг друга. Тишину нарушила Марина. Есть куда идти, чтоб спокойно, спросила она Наталью? Та чуть кивнула головой, но после добавила; - на улицу не хочется показываться, ни настроения, ни жизни нет никакой. Как они все достали… Марина разлила ещё коньяк. Девушки захмелели. Наталья полностью успокоилась, расслабилась, и вытянула перед собой красивые ноги, положив их на табурет. Нужно сказать, что обе девушки были весьма хороши, и довольно неплохо смотрелись друг с другом. Да и вообще, как одна, так и другая, будто сошли с обложки модных журналов. Сходи в душ, отдохни, предложила Марина, не нужно тебе сейчас по улицам шататься. Я пока постель приготовлю. Наталья улыбнулась, поблагодарила, затушила сигарету и отправилась в ванную комнату. Халат на дверях, сказала ей в след Марина. Вышедшую из ванной Наталью, Марина позвала в гостиную. Окно было завешено плотной, красивой портьерой, с античным орнаментом. Звучала музыка, на красивом, большом, резном журнальном столике, стоял коньяк, только что сваренный кофе, экзотические фрукты, раскрытая коробка дорогих, шикарных конфет, пиала с душистым мёдом и ещё какими-то благовониями. В комнате витала атмосфера сказочного интима, она дополнялась множеством декоративных цветов, это было похоже на оранжерею. Как же у тебя прекрасно подруга, войдя, сказала Наталья. Не было бы счастья…, усмехнувшись, ответила Марина, обнажив свои длинные, красивые ноги, снимая халат. Марина поведала своей гостье о том, откуда у неё всё, как и чем живёт, о том что был когда-то у неё любимый человек, который вращался в «верхах», на очень приличном уровне, что катал её по всему свету, любой каприз исполнял. Что каждое утро она просыпалась рядом со свежим букетом цветов, что сын у неё от него. Что эту квартиру он ей купил. Однажды он позвонил, и сказал что у него серьёзные проблемы, и что пока они не закончатся, он не появится, с тех пор прошло пять лет, от него больше ни звука, и никто не знает где он, но понятно… Марина вздохнула, глаза повлажнели. С тех пор одни жлобы, которым только бы пожрать посытнее, да полапать поплотнее. Есть правда один, но он так, слесарь на СТО, но любит меня как кот мартовский. Да, по-моему, больше ничего и не нужно, сказала Наталья.
Девушки не знакомились, потому как обе понимали, что это лишнее и совсем не обязательно. Они тогда ещё не знали, что станут очень близкими подругами. Ну, а пока, они стали любовницами, и после массажа сделанного Мариной своей гостье, они погрузились в сладостный мир нежной, женской любви. Их тела извивались и стонали в такт музыке, под медовые поцелуи и сладкие ласки. Это было непредсказуемое, чарующее и головокружительное зрелище. Казалось две античные богини Артемида и Омфала, решили толи отдохнуть, не ведая преград и достигая пика наслаждений, прибыв специально для этого на остров Лесбос, толи преподать людям урок нежности и сладострастия. То вдоль, то поперёк большой кровати они тешили друг друга, болтали, хохотали, массировали себе и друг другу прелестные груди. Думаю любой, даже самый холодный женоненавистник – мужчина, если бы находился тогда рядом с ними, порвал на себе всё что смог. Хотя вряд ли они позволили кому – либо дополнить свою компанию. А какой стриптиз танцевали эти две прелестные леди, ни в каком клубе и быть ничего подобного никогда не могло. Вот тут в самый раз подошли бы слова Глеба Жеглова: «Жаль, жаль что я не художник, я бы картины с неё писал». Утром следующего дня, девицы расстались, обменявшись номерами телефонов и поцелуями. В подаренных, и слегка великоватых туфлях Марины, Наталья отправилась покупать обувь для себя.

Сергей шел, удаляясь от места происшествия и Наташиного дома. Он совершенно не испытывал никакой радости, ни даже лёгкого утешения от случившегося. Ему было давно безразлично все, что происходит вокруг. Для него весь мир заключался теперь только в одном человеке, но этот человек исчез, а смириться с этим было невозможно. Он не думал, куда и зачем идёт, он просто шёл, шёл и пытался понять, почему с ним всё это происходит, почему и за что всё это на него свалилось. Он даже подумал, что лучше бы никогда не встречал Наташу, но тут же, ловил себя на мысли, что и жить незачем без неё, не для кого, ни к чему. Он шагал словно на автопилоте, медленными, уставшими шагами, а ветер, разбрасывая его волосы, сушил капельки пота выступившие на лбу парня. Сергей забрёл в парк, бродил по безлюдным аллеям, ни на минуту не выпуская мысль о ней. Он изрядно устал за эти недели злоключений, и казалось бесконечной тоски. Вокруг глаз появились круги, лицо было то бледным то серым, взгляд огрубел, стал серьёзным, жёстким и мужественным. Да и руки его теперь были руками не мальчика, а зреющего на глазах мужчины. Голос подавлен, говорил он мало, даже с матерью. Подойдя к парковому озеру, парень буквально рухнул на скамейку, закурил и направил свой уставший взгляд на лебединую пару, легко и плавно скользившую по слегка рябившей водяной глади. Он с таким наслаждением любовался ими, что даже улыбнулся, чего с ним давно не случалось. В пальцах тлела позабытая сигарета. Измотанный, он засыпал прямо на скамейке. В момент, когда одна из птиц расправила белоснежную грудь, словно щеголяя своей красотой, перед всеми кто её видел, и захлопала большими крыльями, засмотревшись на неё, он уснул, мягким, спокойным сном, почти как в детстве. На асфальт упала дымящая сигарета. Пошёл тёплый, летний дождь, и во сне и наяву. Он увидел как белая, красивая птица, машущая большими крыльями, преобразилась в Наташу. Она вновь подарила ему свою белоснежную, игривую улыбку, и ничего не говоря, манила руками к себе, присаживаясь на водную гладь. Подойдя к озеру, став на колени, он легко и медленно заскользил по воде, приближаясь к Наташе, не сводя с неё глаз. Их руки сомкнулись, они закружили по озеру, то людьми, то птицами, рисуя на воде причудливые узоры, то отдаляясь, то приближались друг к другу под звуки музыки необычайной красоты. Они вновь приблизились, слились в объятьях, и Наташа укрыла его лицо тёплыми, нежными поцелуями. Сергей заплакал, и во сне и наяву. Он смотрел в её глаза и не мог напиться счастья. Наташа провела ладонью по небритому лицу, и её ладонь превратилась в белоснежное крыло, она вновь улыбнулась и тут же обернулась лебедем, медленно отдаляясь от Сергея. Он проснулся. Дождь закончился, в облаках блеснуло солнце. С его волоса, ресниц, носа, подбородка падали капли. Перед ним вновь появилась пара грациозных птиц скользящих по озеру, он снова улыбнулся. Мимо проходили супруги преклонного возраста, сворачивая зонт, она сказала своему мужу: какой странный молодой человек, будто бы и не пьян. Сергей посмотрел на них, слегка кивнул головой и отправился прочь, сунув руки в мокрые карманы ветровки.

5
Лето заканчивалось, унылая осень, сокращая и остужая дни, поливала их мелкими, обложными дождями, а всё более частый, пронизывающий, колючий ветер, отдалял тёплое лето. Вместе с теплом всё дальше уходили пережитые события, оставляя за собой шлейф самых разных воспоминаний. На улице стало пасмурно и прохладно. Как ни парадоксально, но деревья в эту холодную пору года меняют цвет одежды и сбрасывают её, будто хотят укрыть землю от грядущих холодов пёстрым, цветным покрывалом. Люди стали более суетливы и торопливы, с каждым днём всё реже можно видеть просто прогуливающихся прохожих. Казалось, всё вокруг медленно застывает и засыпает. Да и у наших героев всё стало спокойней, лишь Игорь Михайлович настойчиво, но уже не так агрессивно продолжал поиски Марины и Натальи. Наталья, окончательно закрыла свою фирму и переехала в пригород, лишь изредка, по необходимости появляясь в городе. Марина по-прежнему занималась своими обычными делами, выворачивая на изнанку карманы богатых любовников. Сергей, по-прежнему ждал Наташу, и каждый день давал ему надежду на встречу, или на хотя бы какие-то разъяснения по поводу её отсутствия. Стас, по-прежнему ждал, когда Марина придёт к нему и скажет, что теперь они всегда будут вместе. Словом, в жизни каждого, потянулись обычные, серые, резиновые дни. Сергей, как и раньше, приходил к дому Наташи и по-прежнему не видел её. По телефонной связи она так же была недоступна. По выходным, он приезжал к приятелю на окраину, залазил на крышу флигеля и часами просиживал, глядя на неприветливое, почти штормящее море. Проходили дни, недели, месяцы, ничего особенного в жизни каждого не происходило. Начиналась декабрьская сессия в институте. Сергей шёл на первое занятие, конечно с надеждой увидеть там Наташу, или хотя бы узнать что-либо о ней. Подруги сказали, что она якобы уехала, во всяком случае, так им пояснили её родители, а куда и на долго ли, не известно.
Приближался Новый Год. Сергей ходил из магазина в магазин на центральных улицах города, искал подарок для матери к празднику. Купил очень симпатичный абажур и слегка в приподнятом настроении зашёл выпить кофе, а за одно и погреться. Прикладываясь к чашке с ароматным напитком, он смотрел в окно на почти бегущих людей, на автомобильные пробки на скользкой дороге. По улице сплошным парадом шли люди, кто с ёлками, кто с цветами, с большими сумками, пакетами, коробками, кто грузил свои покупки в авто. Многие радостно болтали друг с другом, кругом только и слышались взаимные поздравления и пожелания. Сам он отказался от всех предложений встречи Нового года, и решил побыть дома с матерью в Новогоднюю ночь. С того апрельского дня, когда он встретил Наташу, прошло много времени. Ему было грустно без неё в канун всеобщего праздника. Напротив пиццерии, где он пил кофе, находился дорогой магазин, из него выходили люди исключительно состоятельные, как правило с дамами, а те как правило с дорогими подарками. В дверях появились две девицы, в одной из них он узнал Наталью, ты самую с которой виделся некогда 2 раза. Они вышли с подарочными свёртками и направились в сторону небольшого, но приличного ресторанчика. Девицы видимо собирались «обмыть» сделанные покупки. С Наталией, конечно была Марина. Да, говорила Марина, девять месяцев мы не виделись, как один день пролетели, могла бы и позвонить. А сама чего не звонила, парировала Наталья? Вот и я по той же причине, как ни одно, так другое, забегаешься, замотаешься, устанешь и спать валишься. Вся жизнь – нервы и работа, никакой личной жизни, никакой радости, всё серое и одинаковое. Это точно, согласилась Марина. Но иначе и праздник не был бы праздником. Сергей перебегал дорогу между машинами, догоняя девушек. Наталья, взяв за руку обратился он к ней. Она явно не ожидала его увидеть. Здравствуй Сергей, сказала она, чуть смутившись, смотря на него виноватым взглядом. Мне нужно спросить у тебя кое-что, кое-что узнать, для меня это очень важно, сказал Сергей. Да Сергей, ответила она, я понимаю, я тебе всё объясню… Бой-френд, спросила её Марина? Хотя Сергей смотрелся весьма скромно рядом с девушками. Наталья качнула головой. Пойдём с нами, пообедаем, за одно я тебе всё расскажу, сказала Наталья, и девушки вручили свои покупки Сергею. Неси, джентльмен, с сарказмом моргнув, сказала Марина, вручая парню свёртки. Сергей чувствовал и понимал, что Наталья каким-то образом связана со всеми его приключениями, и хотел хоть что-то узнать от неё о Наташе. Как только они подошли к входу ресторанчика, впереди, метрах в двадцати от них остановился Опель, из машины вышел Игорь Михайлович. Девушки, увидев его, как по команде остановились и замерли, он выходя их машины, пытался сделать вид, что не заметил их. Опять же, как по команде Марина с Натальей резко развернулись, и что было сил, побежали вниз по улице, минуя и расталкивая прохожих. Беги за нами, сказала Наталья, только быстро и молча! Слышишь Сергей, быстро и молча, прошу тебя! Они добежали до конца какого-то здания и свернули во двор. Не оглядываясь, бежали по менее проходимым местам и кучам мусора. Было на что посмотреть, две девицы в дорогих шубах бегут кросс по разбитому асфальту и мусорным кучам, а вслед за ними юноша с подарочными свёртками. К этой погоне присоединились ещё двое, из уже знакомой нам серой мазды. Они бежали за подполковником по скользкой дороге, отправляя в его адрес довольно неприятные фразы.
Минут десять девушки бежали не помня себя и изредка матерясь, не отставал от них и Сергей. Остановились у каких-то старых домов, это были двухэтажные сталинки, выселенные и приготовленные под снос. Вбежали на второй этаж одного из домов, в самую дальнюю комнату. Всё сказала Наталья, больше не могу, сейчас сдохну. Ну, вроде тебе не привыкать пошутила над ней Марина. Это точно. И в прошлый раз бежала примерно оттуда же. Дааа??? Вопросительно и не менее удивлённо спросила Марина. Это становится очень забавным. То-то я думаю, чего ты так испугалась, завидев его. Ну, ты испугалась не меньше, как я заметила, сказала Наталья, прикуривая сигарету. И будет куда забавней, если он нас здесь найдёт, а бежал он не один, с ним ещё трое. Ничего не понимающий Сергей, в полной растерянности слушал девушек. Марина достала телефон и позвонила Стасу. Стасик, родненький, миленький, бросай всё, и молнией беги ко мне. За мной кто-то гонится, и если меня поймают, то будут очень, очень большие неприятности. Настолько большие, что больше мы можем не увидеться! Быстрее Стасик, прошу тебя, быс-тре-еее! Я метрах в двухстах от рынка, в сталинских развалюхах, по Большевицкой улице. Напротив меня четырнадцатый дом, я на втором этаже. Быстрее Стас! Еду, сказал Стас и сбросил связь. Игорь Михайлович, а с ним ещё трое, гнались за девушками и Сергеем, но все-таки упустили их из виду. Дойдя до дома, куда вбежали Марина, Наталья и Сергей, Игорь Михайлович сказал своим спутникам, среди которых были его сотрудник, некогда преследовавший Наталью и Миша, что беглецы где-то здесь, не могут эти две «сучки» на каблуках далеко убежать, и велел их искать.
От кого и зачем мы бежали, спросил Сергей Наталью? Лучше тебе не знать этого. Погоди Сергей, закончится эта возня, я всё тебе расскажу, как и обещала. Не плохо пообедали, сказал Сергей.
Саша и Стас мчались в жигулёнке по указанному Мариной адресу. По дороге Стас позвонил Андрею и попросил срочно приехать туда же. На приказ сотрудника ГАИ, они не остановились, и последний погнался за нарушителями, правда по скользкой дороге угодил в в стоявшую на парковке тойоту. На этом погоня была закончена.
Игоря Михайловича не подвело профессиональное чутьё, он направлялся прямо к девушкам и Сергею. Им всё отчётливей были слышны шаги приближающегося по лестнице подполковника. Девушки сначала притихли, но через минуту Марина не выдержала нервного напряжения. Стас? Позвала она, надеясь что наконец-то дождалась друга. Ответа не последовало. Через несколько секунд, в помещение со строительным мусором и прочим хламом вошёл Игорь Михайлович. Девушки опустили глаза. Марина заплакала. Лицо подполковника отражало откровенное удивление. Было видно, что он не ожидал увидеть этих людей в одной компании. Вот так подарок, просто праздничный букет к Новому Году. Позвав по телефону остальных, он стал предвкушать долгожданную расправу. Подошёл к Марине, выпустил ей в лицо дым и сказал: сколько ниточке не виться…милая ты моя. Взял пакеты и разорвал, в них было дорогое, женское бельё, духи, косметика, конфеты и шампанское. Бельё разбросал по полу, духи разлил, косметику выбросил в окно. На мои деньги небось гуляешь, сучка? Закончились твои гастроли. Новый Год будешь встречать у меня в гостях, санаторий «В клеточку», вместе со своей подругой. В этот момент вошли трое остальных. Глазам не верю, завопил Миша, увидев Сергея. Сейчас я из тебя «Чебурашку» слеплю, щенок. Сергей молчал. Миша, что было сил, ударил его в лицо, из губы потекла кровь. Перестань, крикнул Игорь Михайлович. Девушки присели на корточки и заплакали, опустив головы на ладони. Во дворе послышался визг резко затормозившей машины. У Марины зазвонил телефон. Выбрось – крикнул на неё И.М., Марина замахнулась, и что было сил, метнула телефон в подполковника. Стас – громко закричала девушка! Стас, иди сюда, повторила она ещё громче, вытирая слёзы! На этаж вбежали Саша и Стас. В помещении пахло разлитыми духами, повсюду лежало разбросанное, женское бельё, новое, с ярлычками, на подоконнике стояло шампанское и конфеты. В чём дело, что ты тут делаешь, почему плачешь, кто все эти люди? Шёл бы отсюда парень, подобру-поздорову, а то как бы на пару с барышней своей не заплакал. Я пойду, а вот ты сейчас поскачешь, в окно, умытый соплями, вместе со своим другом боровом, сказал Стас одному из четверых, показав глазами на Игоря Михайловича. Успокойся пацан, предъявляя удостоверение, грубо отрезал подполковник. Показывай его алкоголикам по парадным, ответил Стас, а она сейчас пойдёт со мной. А если с её головы ещё хоть волос упадёт, я тебя вместе с твоей корочкой поломаю, мент. Игорь Михайлович тут же нанёс мощный удар в живот Стаса. Саша, набросился на двоих остальных. Сергей, воспользовавшись замешательством, разогнавшись, вернул долг Мише. Началась жёсткая драка, сопровождаемая бранью и кровью. Двое парней 27 и 28 лет и один юноша, дрались с четырьмя взрослыми, крепкими мужчинами. Зрелище не из приятных, но за их спинами были девушки. Марина с Натальей повернулись лицами к стене и были почти в истеричном состоянии. После нескольких минут тяжёлой драки, вбежал Андрей. Молча, ничего не спрашивая, он принял самое активное участие. Бой продолжился с новой силой и переменным успехом. Разбитые лица, порванная одежда, истеричный плач девушек. Кто знает, сколько бы это могло продолжаться и чем закончилось. В эту злополучную, грязную комнату ворвались бойцы в чёрном камуфляже с оружием. Всех положили на пол, и как водится руки за голову. Всё внезапно стихло, слышны были только всхлипывания плачущих девушек. В дверном проёме появились всё те же двое мужчин из службы внутренней безопасности. Андрей вспомнил, что видел их в отделении милиции, тех самых, которые давно и долго вели наблюдение за подполковником, те самые, которые любовались Мариной, из салона серой мазды. Подошли к подполковнику, подняли его. Кулуарный Игорь Михайлович? Да, ответит тот. Служба внутренней безопасности, майор Страженко. Вы арестованы, по обвинению в коррупции и систематическом злоупотреблении служебным положением. Пожалуйте руки в «браслеты». Остальных троих так же вывели из дома и посадили в автобус. Последнего выводили Мишу. Сергей сказал ему вслед: Счастливого тебе Нового Года, урка с мыльного завода. Саша, Стас, Андрей и Сергей поднялись и отряхнулись. В углу лежал разломанный абажур, подарок Сергея матери к празднику. Ну, ничего себе скупился, пробормотал он себе под нос. Жаль, так долго выбирал. Мужчины подошли к девушкам, один из них спросил у Марины: это ты его на бабки опустила? Марина молчала. Мы должны были эти деньги получить, понимаешь, мы! А ты влезла не в своё «корыто», да ещё и ещё и «вымыла» его! Извините, состроив виноватую гримасу, ответила девушка, я не знала, больше этого не повторится. Мужчина широко открыл глаза, хотел было что-то сказать, но промолчал. Повернувшись к парням, сказал, улыбнувшись – прекрасные у вас барышни, такое новогоднее приключение, с такими прекрасными дамами, ни в каком романе не вычитаешь. Стас иронично улыбнулся, и пожал плечами. После сотрудник подошёл к Андрею и молча похлопал по плечу. С наступающим вас, молодёжь! Развернулись и ушли. Может шампанского с нами, за наступающий, предложил Стас? Спасибо, мы на службе. Будьте здоровы. Стас, Саша и Андрей, поочерёдно пожали руку Сергея, наконец-то познакомившись. Марина подошла к Стасу и поцеловала его в кровоточащую ссадину, вышла и стала спускаться по лестнице на улицу. Наталья вытирала салфеткой Саше лицо. Андрей открывал шампанское и конфеты. Сергей держал в руках остатки подарка для мамы, и был просто ошалевший от всего происходящего. Хрустальная люстра из богемского стекла тебя устроит, спросила Наталья? Сергей улыбнулся. Вернулась Марина, с двумя бутылками ямайского рома и коробкой вишнёвого сока. Одну вручила Андрею, другую Сергею. Усевшись на корточки и опёршись о стену, компания принялась за ром. После очередного глотка, Стас спросил девушек: может, вы всё-таки что-нибудь расскажете? Наталья с Мариной переглянулись, и стали буквально заливаться ещё чуть нервным, но уже весёлым, заразительным смехом. Сергей по-прежнему в полном недоумении наблюдал за происходящим. Ну, что я тебе скажу, ответила Марина Стасу, завтра заедешь за мной, с паспортом, и положим на стол заявления, а чуть позже, назовёшь меня своей фамилией. Она провела ладонью по лицу, улыбнулась, и взяла у Натальи бутылку с ромом. Стас не верил ушам, попросил повторить Марину. Саша подошёл к другу и крепко его обнял. Тоже сделал и Андрей. Сергей подал руку с поздравлениями Стасу, но друзья затянули его к себе объятьями. Счастливые вы, сказал Сергей, просто счастливые. Наталья, посмотрев на Сергея сочувствующим взглядом, тут же опустив глаза. Ребята допили ром, хотя совсем не чувствовали хмель, было холодно, да и не успокоившиеся ещё нервы сдерживали алкоголь. Сергей, обратился к нему Саша, завтра Новый Год, вместе воевали, давай и пить вместе. В кармане Сергея зазвонил мобильный, номер был незнаком. Да, ответил Сергей. Мужчина, поздоровавшись, сказал, что он отец Наташи, и что им срочно нужно встретиться и поговорить. Сергей, разумеется, согласился. Через пол часа, Новостроевская 15, это новая 24-этажная «пробка». У парадного, добавил отец Наташи. Буду, ответил Сергей. Спасибо Саша, мне нужно ехать. Ну, так мы довезём тебя. Куда ехать? По дороге Сергей думал, что ничего хорошего ждать от этой встречи не стоит, странно было только то, что её отец захотел поговорить с ним через столько месяцев. Подъехав к дому, Сергей вышел из авто, попрощался с друзьями и отправился к парадному. У входа никого не было. Подождём сказал Андрей, мало ли что … Да, вряд ли сегодня уже будет что-нибудь плохое, после того что было, по всем законам природы вряд ли, ответила Наталья. Дверь в парадное приоткрылась, наружу стала протискиваться детская коляска, кто-то явно хотел попасть на улицу. Сергей открыл дверь, взяв рукой коляску, и хотел помочь выкатить её. Разрешите я вам помо… В дверях стояла Наташа, та самая Наташа, которая когда-то стояла в дверях института, та самая Наташа, которая влепила ему сильную оплеуху в дверях кафе, а теперь она стояла в дверях парадного и держала на руках грудного младенца, который как положено что-то кричал, выражая своё недовольство молодой маме. Они снова замерли, Сергей не отводя глаз от своего дитя, а Наташа, разглядывая синяки, ссадины на его лице, и порванную одежду. Из глаз Сергея покатились слёзы, Наташа подошла к Сергею, он стал на колени, обнял её ноги и молча продолжил плакать. Друзья все как один, не моргая, смотрели на сцену, которой позавидовали бы Ромео и Джульетта. Из парадного вышла пожилая чета. Смотри, сказала она супругу, опять этот странный молодой человек. Не лезь, куда не нужно, буркнул на неё муж. Неподалёку от дома отъехал автомобиль, это был отец Наташи.
Ну что ж, всех нас с Новым Годом и с Новым Счастьем, сказала Наталья вышедшая из машины, после чего добавила, забавная всё-таки эта игра – ЖИЗНЬ, хотя когда как, и для кого как.
Днём позже, четыре счастливых пары, под звон бокалов праздновали Новый год и свадьбу Сергея и Наташи. Пожалуй, для каждого их них, это был самый счастливый день в жизни.

ЭПИЛОГ

Прошло три года.


Она смотрела на вечернее лирическое трио. Море, солнце и небо, собрались, словно для того, чтоб вместе провести уходящий день. На её по-прежнему милом лице поселилось счастье, и отблески игривого моря, преломляемые лучами заходящего солнца. Рядом на песке сидел Сергей, а у берега с едва заметным прибоем бегала маленькая Алина, пытаясь достать всё дальше отплывающий от берега детский, яркий мяч. Папа, папа, он отплывает, он уже далеко! Да пусть плывёт, путешествовать по морю, наверное так интересно. Сергей поднял за руку Наташу, и они не торопясь, побрели вдоль берега, позабыв за собой в песке, Наташины босоножки. Молодой папа взял на руки всегда смеющуюся дочь и подбросил над собой. Девчушка восторженно закричала. Над их головами было чистое, синее, залитое вечерним солнцем небо, не без облаков конечно. А для кого их не было, этих облаков? Они были всегда и для каждого. Таковы правила игры этой жизни. А мячик всё дальше отплывал от берега…


Тонул закат в событий гуще
Под музыку минувших дней
Играл рассвет за серой тучей
В небе блуждающих лучей.

Открыта дверь, а за порогом
Петляют множество путей
Иди средь них своей дорогой
Не заблудись среди страстей.

Ты в мир пришел, чтоб приукрасить
Его по мере сил своих
Свой след, своё лицо оставить
Оставить свет своей любви.

Тебя от света прячут тучи
Пугая серым, мрачным днём
Пусть даже тучи будут гуще
Иди сквозь них своим путём.

Основано на реальных событиях. Все имена вымышлены.


Сергей Снежин.


Артемида, Омфала – Богини греческой мифологии. Склонны к однополым отношениям. 8097 59 123 78 8093 691 85 09






















Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
восемь + восемь = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ