Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
23 июля 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
- Почему компьютерщику трудно устроится на работу?
- Потому что он не умеет писать. Все на клавиатуре да на клавиатуре.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться
    Прислал: Александр Мецгер | Рейтинг: 0.70 | Просмотреть все присланные произведения этого Автора

Сокровища проклятого монаха

1
В глубине смоленских лесов притаился старый скит. Рубленные добротные строения, окрученные высоким забором, не позволяли постороннему взгляду проникнуть в мир старообрядцев. И когда в серый дождливый день у ворот скита появился незнакомый старик в чёрном балахоне, его приняли настороженно и неприветливо. Промокший до костей старик, когда, наконец, его пригласили войти, с первых же минут дал повод пожалеть хозяевам об их поступке.
Из-под мокрой из старого мешка накидки блестели злые огоньки чёрных глаз, сверливших насквозь присутствующих. Остановив взгляд на иконе, старик широко перекрестился тремя перстами.
Что произошло дальше, нам неведомо. Дошли лишь слухи, что староверы обвинили его в связи с нечистой силой и толи повесили, толи совершили над ним какое-то другое душегубство, а затем положили в кованый гроб и похоронили на перекрёстке дорог, привалив могилу огромным камнем.
Прошло много лет, и поползли по окрестным деревням слухи, что по ночам в том месте, где камень лежит, бродит тень чёрного монаха. Сторонились люди места проклятого. Но с годами страхи перешли в легенду, и мало кто помнил, где был похоронен монах. С годами всё меняется, обезлюдели и те края, лишь дряхлый скит, окружённый забором, остался.
И как-то поселились около него несколько семей, бежавших от несправедливости, творившейся в то время на земле.
– Раз скит стоит, значит, место святое, – подумали переселенцы, не ведая о близости проклятой могилы, и остались на житьё.
Когда они обустраивались, дела шли неплохо, но тронули они однажды камень, что лежал на могиле старика, для каких-то хозяйских нужд, и с того дня начались у них неприятности. В новолуние стали люди замечать, что у стен заброшенного скита бродит тень в чёрном одеянии. Хуже того, она им являлась во сне и требовала, чтобы извлекли из могилы останки монаха и похоронили их по христианскому обряду на кладбище. Мужики и бабы кропили хаты святой водой и молились, но тень ужасного старика всё равно являлась. Да ещё грозила на детей порчу навести. Тогда собрались мужики и перед каким-то церковным праздником порешили выполнить требование страшного мертвеца.
А ночью, накануне праздника, вдруг зазвонил колокол. Люди со страхом повыскакивали из домов, смотрят, а в полуразрушенном ските мерцает свет.
И выходит из ворот освещённая лунным светом процессия со свечами и пением. Когда она стала приближаться, то увидели люди, что это тени мёртвых. И двигаются они к заброшенной могиле. Затем они окружили её и так, с пением, простояли до самого утра. Как только стало светать, тени начали таять, и с первым лучом света исчезли совсем. Самые храбрые мужики подошли к могиле и обнаружили там сотни свечных огарков. В воздухе кружил запах ладана. Перепуганные жители собрали свой немудреный скарб и ещё до ночи покинули проклятое место. Но на этом история не закончилась.

2

Много сейчас разного люда бродит по земле в поисках сокровищ. Слушают они рассказы стариков о заброшенных скитах и церквушках, а потом, годами разыскивают их. В народе таких людей называют «чёрными копателями». Такими копателями были Пётр и Василий, много лет пытающиеся найти клад. Но кроме горсти монет да старых икон, не имеющих большой цены, ничего существенного им не попадалось. И всё-таки они продолжали искать клад, надеясь на удачу. И вот дошли до них слухи, что где-то в лесу стоит заброшенный скит и что там спрятаны несметные сокровища.
Долго Иван и Пётр разыскивали старожилов, слышавших о заброшенном ските, и всё-таки собрали кое-какие сведения. В один из летних дней, сев на
ГАЗ - 69, в народе прозванный "козлом", отправились они на поиски клада. Дня три друзья плутали по бездорожью и вот, по известным приметам, нашли они полуразрушенный скит, поросший деревьями и кустами. Стали кладоискатели кружить вокруг забора, примеряясь, с чего начать поиски. Тут они и наткнулись на оставленное поселение. Видно, кто-то очень уж срочно покидал эти места, так как много было оставлено домашней утвари. Может, для коллекционеров и музеев эти предметы имели ценность, но только не для наших искателей сокровищ. День клонился к закату и «следопыты», решили поужинать и заночевать, а утром начать раскопки. Но какое-то беспокойное чувство не покидало их с тех пор, как они подъехали к скиту.
– Всё же, видно, правы были старика, – заметил Пётр, – когда говорили, что это проклятое место.
Иван ничего на это не ответил, суеверно перекрестившись на всякий случай. Было уже за полночь, а друзья так и не могли заснуть. Из окна ГАЗика они со страхом наблюдали за странными тенями, появившимися невесть откуда и двигающимися вдоль забора полуразрушенного скита. Ночные шорохи и крик филина, раздающиеся в лесу, заставляли вздрагивать, и всякие ужасы змеями заползали в головы любителей сокровищ. Луна с холодным безразличием скудно освещала окрестность, и всё-таки друзья заметили, что одна из теней, напоминающая по форме человеческий силуэт, двигается в их сторону. Иван стал опять креститься, а Пётр за ружьё схватился. Тень приближалась, и теперь невозможно было не узнать в ней человека в чёрной одежде с накинутым на голову капюшоном. На какое-то мгновение видение исчезло, но вновь появилось уже перед одной из дверей машины. Иван и Пётр прижались к противоположной двери и наблюдали, как жуткий гость, подняв руку, трогает стекло. В следующую секунду раздался душераздирающий визг, словно по стеклу провели гвоздём. Незнакомец исчез, и тот же звук послышался почти у самого уха. Иван и Пётр в ужасе сдвинулись в угол салона. Странный гость стоял уже с другой стороны машины и пробовал прочность стекла. И тут из-под капюшона на перепуганных кладоискателей сверкнуло два огонька. Гость смотрел прямо на них, и этот взгляд леденил кровь. Волосы на голове друзей зашевелились от дикого ужаса. Потом незнакомец появился с той стороны машины, где, прижавшись друг к другу, сидели бедные искатели сокровищ.
Всю ночь они метались от одной стенки салона машины к другой, пока рассвет не растворил жуткого гостя. Вымученные, с трясущимися руками, друзья вылезли из машины и обошли её кругом. Ничего не напоминало о визите ночного гостя, кроме глубоких царапин на стёклах.
– Хорошо, что он не додумался распороть брезент, – почему-то прошептал Иван.
– Нужно убираться отсюда, – категорично заявил Пётр. Они попытались завести ГАЗик, но машина не отзывалась. Были проверены свечи, бензонасос. Вроде, всё было в порядке, а машина не заводилась.
Несмотря на все ужасы прошедшей ночи, друзья сели обедать. Глаза сами собой слипались, и они, поев, заснули у машины на траве. Приснился им один и тот же сон: человек в чёрном одеянии ведёт их по лесу. Вот они выходят на поляну, и страшный проводник указывает им на небольшое углубление.
– Копайте здесь, – приказывает он.
Проснулись копатели, когда солнце уже садилось и тени от деревьев легли на землю. Недолго думая, Иван и Пётр, собрав посуду, залезли в машину, предчувствуя новое появление ночного гостя. После полуночи незнакомец возник перед машиной. Друзья не сомневались в том, что это и есть тот чёрный человек, что приснился им. Он, постояв некоторое время у них на виду, двинулся в сторону чащи леса, указывая рукой дорогу. Потом он вновь оказался рядом с автомобилем и опять двинулся в сторону леса. Так продолжалось несколько раз. Перед утром незнакомец исчез.
Иван и Пётр, у которых нервы были натянуты, как струны, наконец, вздохнули.
– Кажется, он нам показывает место, где зарыт клад, – предположил Пётр.
– И что же он захочет взамен? – в раздумье спросил Иван, даже не представляя цену дорогой подсказки. Его товарищ неопределённо пожал плечами. Через некоторое время друзья заснули, и снился им одинаковый сон: копают они яму в том месте, которое указал им незнакомец. Долго копают, и, наконец, лопата бьётся о что-то железное. Это оказывается кованый гроб. Достают они его, и тут перед ними возникает их знакомый. Он требует, чтобы гроб погрузили на машину и отвезли к ближайшей церкви. Там оставили его и после этого убирались на все четыре стороны. Проснулись друзья в поту. Время было уже к обеду. Не сговариваясь, Иван и Пётр схватили инструмент и двинулись в глубь леса по дороге, указанной человеком в чёрном. И словно их кто вёл по незнакомой местности, так как не прошло и десяти минут, как наши копатели вышли к углублению, которое они видели во сне.
– Вроде, здесь, – вздохнул Пётр, махнув рукой на небольшую впадину. Копать друзьям было не впервой, и часа через два они наткнулись на железный гроб. Гроб на удивление оказался не очень тяжёлым, и Петр с Иваном без
особых усилий вытащили его из ямы. Друзья срубили заклепки и открыли крышку гроба. От того, что они увидели, на них навалился такой страх, что ноги сами собой подогнулись, и Пётр с Иваном опустились на землю. Из гроба на них смотрел высохший старик с длинной седой бородой и волосами до плеч. Именно, смотрел, так как глаза у него были открыты. Казалось он только, что прилёг и сейчас поднимется. Полуистлевший мешок на голове и чёрная ряса напомнили им приятеля, посещавшего их ночью. Одежда выдавала в нём священнослужителя.
Старик лежал без движения, и лишь слабый ветерок шевелил его бороду, создавая ужасающий вид, словно покойник сейчас поднимется и ... Этих нескольких минут наблюдения за ним хватило Ивану и Петру на то, чтобы прийти в себя и поскорее накрыть гроб крышкой. Наспех, кое-как закрепив крышку, друзья понесли гроб к машине. Домовина не становилась в ГАЗике, и Пётру пришлось прикрутить её проволокой к заднему сиденью. Так что покойник оказался в слегка наклонном положении. Странное дело, машина завелась сразу, и наши герои тронулись в обратный путь. Два дня и две ночи Пётр с Иваном по очереди вели без остановок машину. Грохотавший гроб придавал им силы и не давал заснуть. На одной из ухабин крышка гроба сдвинулась и из гроба свесилась костлявая рука старика с длинными когтями. У Петра от страха чуть сердце не выпрыгнуло из груди. Насосом, что оказался под рукой, он затолкал жуткую конечность обратно в гроб и, задвинув крышку, сел сверху. Усталые и голодные приятели рано утром подъехали к знакомой деревеньке. Ориентируясь по куполу с крестом, они направили машину к церквушке. Выгрузив у ворот ограды гроб, Иван и Пётр постарались уехать не замеченными.
Рано утром отец Василий вышел из дома и направился к церкви. Зевая и крестя рот, он стал осматривать церковный двор, и его взгляд остановился на странном предмете, стоящем у ворот. Отец Василий направился к воротам и от увиденного у него глаза полезли на лоб. Он не только никогда не видел, но и не слышал о том, чтобы покойников подбрасывали. Насколько он знал, за последнюю неделю в деревне никто не умер. Странно было и то, что гроб был кованый и явно старый.
– Кому это в голову взбрело выкапывать и подбрасывать мне гроб? – подумал батюшка. Подошел служка. Почёсывая лысеющую голову, он ходил вокруг гроба и, как заведённый, повторял:
– Спаси нас Господи.
Подтянулись старухи – основные прихожанки храма. И вдруг сам по себе зазвонил колокол. Батюшка и старушки стали креститься.
– Не к добру это, – промолвил батюшка. Кто-то побежал за участковым. Участковый в присутствии понятых открыл крышку гроба. По деревне завыли собаки. Так же внезапно смолк колокол и в возникшей тишине все присутствующие подошли к гробу. Никто и никогда не видел этого старика в полуистлевшей чёрной рясе. Одна жалостливая старушка попыталась закрыть ему глаза, но из этого ничего не получилось. Тогда на глаза положили медные пятаки. Пятаки тут же почернели.
– Может, занесём гроб в церковь? – предложил участковый, – по виду он, вроде, священнослужитель.
– Не знаю, – покачал головой батюшка, – но отпеть и похоронить его
всё-таки по христианскому обычаю надо.
Гроб стали медленно заносить в церковный двор. Создавалось, однако, впечатление, что кто-то невидимый препятствует этому. Люди спотыкались, одна старушка упала в обморок. Когда гроб поднесли к вратам церкви, подул ветер. Все зажженные свечи в церкви сразу потухли. Неожиданно, сами по себе, захлопнулись двери в божий храм и, как не пытались батюшка с прихожанами открыть их, они не поддавались.
– Видно, проклятый церковью этот старик, – выказал общее мнение служка.
Оставили гроб во дворе, чтобы отпеть его тут же и затем отнести на кладбище. Опять начались необъяснимые явления: кадило не разгоралось, батюшка начинал читать молитву и тут же его душил кашель.
– Нужно окропить гроб святой водой, – посоветовал служка.
– Делай, что хочешь, – махнул рукой батюшка, вытирая слёзы от очередного приступа кашля. Служка тут же принёс бутылочку со священной водой и стал брызгать на гроб. Вода, соприкасаясь с гробом, шипела, словно кто капнул масло на раскалённую сковороду. Над гробом поднимался пар.
– Да, что же это такое, Господи, – простонал батюшка, – давайте хоронить его, а потом отпоём грешную душу.
Погребли старика на старом кладбище, где давно уже никого не хоронили. Но так как никто не знал его имени и фамилии, то могила так и осталась безымянной. Вот только крест, как не укрепляли, он всё набок косился. За всем этим наблюдали две, знакомые уже нам, небритые физиономии. И только после того, как старика закопали, друзья вздохнули с облегчением.
– Кажется, закончились наши мучения, – подвёл черту Пётр и направился к машине. Иван, оглядываясь на кладбище, всё ещё не веря в своё освобождение от страшного старика, медленно побрёл за другом.
Не знаем успокоилась ли на этом душа старца или нет, но на какое-то время он оставил в покое живых, и если бы не одно обстоятельство...

3

Иван с остервенением мыл машину, как будто это была её вина в тех злоключениях, которые они перенесли. Петр залез под капот ГАЗика, проверяя свечи и бензонасос.
– Чертовщина какая-то, – наконец проговорил он, – до сих пор не могу понять, почему не заводился движок?

– Да, что там непонятного, – отозвался Иван из салона машины, – может, старик выхлопную трубу заткнул?
– Ага, или за поршень держал, – усмехнулся Петр.
– Смотри, что я нашел, – выскочив из машины, воскликнул Иван. Петр выглянул из-под капота. В руках Иван держал книжку, по размеру напоминающую блокнот. Обложка её была обтянута покоробившейся коричневой кожей.
– Какая-то книга, – разочарованно проговорил Петр, – и откуда взялась?
– Да вот под сиденьем валялась, – прошептал Иван, пытаясь в ней, что-то прочитать.
– Не на русском языке, хоть и буквы, вроде, наши, – наконец, после долгих усилий хоть что-то разобрать, – промолвил он.
– Похоже, эта книга того старика из гроба, – выдвинул догадку Петр и глаза друзей встретились. От этого вывода их прошиб холодный пот.
– Давай выбросим? – предложил Петр.
– Что ты? – ужаснулся Иван. – А вдруг старик опять будет по ночам приходить да свою книгу требовать.
– А может, подарим? – Вспомнил Петр о своем знакомом в городе. – Один старик, антиквар и букинист, может хорошо заплатить. А этот покойник, я думаю, нас уже не потревожит. Мы же все его требования выполнили!
Иван, подумав, кивнул головой.
– Вообще то ты прав, должны же мы компенсировать свои затраты, да и за моральный ущерб полагается.
Уже через полчаса после их разговора ГАЗик удалялся в сторону города, а им вслед подозрительно смотрел участковый. Всю дорогу Петр с Иваном мечтали, как потратят деньги от продажи книжной древности.
Худенький старичок, с козлиной бородкой, долго и с интересом разглядывал необычную книжку.
– Что я могу сказать, – наконец, произнёс он, – книга, безусловно, старая. Но, чтобы разобраться в ней, нужно время. Петр с Иваном ёрзали на стульях от пронзительного взгляда старика.
– Как она к вам попала? – полюбопытствовал антиквар.
Друзья переглянулись, как бы совещаясь, говорить правду или соврать.
– Имейте в виду, что от этого зависит ценность находки, – давил на них старик.
Петр глубоко вздохнул и кивнул головой Ивану. Иван, словно ждал этого. Он с азартом принялся рассказывать о черном монахе и ужасе, который они пережили. Пока рассказывал Иван, выражение лица у старика менялось. Если в начале оно было скептическое, то к концу рассказа глаза блестели, что выдавало его явную заинтересованность в этом деле.
– Так-с, – многозначительно уставился он на книгу, – а я смотрю, манускрипт рукописный, с использованием гусиного пера, вероятнее всего, автор её – монах. Мне нужно время, чтобы прочесть рукопись. Подходите к концу недели. А это вам задаток, – и он вытащил из письменного стола и протянул друзьям тысячерублевую купюру.
К концу недели, как и договаривались, Иван с Петром сидели у антиквара в кабинете. Но теперь их в комнате было четверо. За столом устроился мужчина с огромными кулаками и широкими плечами. Друзья не сомневались, что и роста этот детина будет не меньше двух метров. Мужчина подкручивал усы, и глаза его хитро поблескивали. От этого взгляда Петру и Ивану стало не по себе.
– Познакомьтесь, – представил незнакомца антиквар, – мой племянник с Кубани Степан. Я ему все рассказал, так что он в курсе событий. Вместе с ним вам предстоит отправиться в небольшую экспедицию. Я уже старый и не смогу сопровождать вас, к сожалению, – вздохнул старик.
– Какую еще экспедицию? – удивились друзья.
– Сейчас объясню вам все подробно. Мне удалось прочитать записи, и вот, что я узнал: Много лет назад, была война с поляками, если вы ещё помните историю. Зимой 1613 года, когда поляки оставляли Москву, высшие офицеры увозили сундук с царскими сокровищами. Они ехали окольными путями, опасаясь за сохранность награбленного. Долго плутали они по смоленским заснеженным лесам, пока не нашли проводника, крепостного мужика Ивана, проживающего в поместье боярина Панина. Мужик долго водил их по лесу и завел в такую глушь, что от усталости и холода те стали умирать. Но, несмотря на все лишения, они упорно цеплялись за сундук с сокровищами. В конце концов, поляки поняли, что Иван их обманул. Но к тому времени он успел спрятаться и мог со стороны наблюдать, как гибнут поляки один за другим. Когда последний офицер испускал дух, мужик подошел к нему. На груди у поляка висел ключ в виде паука. Он был из чистого золота и усеян бриллиантами. Мужик спрятал ключ у себя на груди, а сундук, засыпал камнями, пометив место. Долго Иван добирался домой, но от холода и голода у него иссякали силы. Подобрали его монахи у стен монастыря умирающего. Сам настоятель, иерей, исповедовал Ивана. Но один монах подслушал рассказ о сокровищах. Когда мужик умер, иерей записал его рассказ и начертил карту, где предположительно был спрятан клад. Монах убил иерея, украл карту и ключ и отправился на поиски сокровищ. Вот и вся история. Думаю, до клада он так и не дошёл. А согласно вашему рассказу, его-то прокляли! Возможно, в монастыре догадались, на чьей совести смерть настоятеля. И всю силу братии вложили в это проклятие.
В наступившей тишине, Петр и Иван сосредоточенно о чем-то размышляли.
– И где эти карта и ключ? – наконец, спросил Иван.
– Карту я нашел в обложке книги, а ключ, вероятно, так и висит на шее того монаха, которого выкопали вы, – ответил антиквар. И тут из-за стола поднялся Степан. Догадки Петра и Ивана оказались верными, он почти доставал головой потолок. В комнате сразу стало тесно и неуютно.
– Мы подумали, что вы всё равно в курсе, поэтому не будем привлекать посторонних, а включим вас в экспедицию. Места вы знаете, лично знакомы с покойником, – Степан ухмыльнулся в усы, – надумаете обмануть – не советую. Из-под земли достану, и пугать не буду, как ваш покойный дружок. Похороню вместе с ним, заживо. Верите мне?
– Верим! Верим! – в один голос закричали Иван и Петр.
– Ну, вот и отлично. Но так как здесь задействована нечистая сила, а я христианин, то, думаю, без помощи батюшки нам не обойтись. Люди мы не жадные, отдадим сокровища государству, а тех процентов, что нам положено, хватит всем на всю жизнь. Так дядя? – Степан повернулся к старику.
– И не только нам, но и нашим внукам, – подтвердил антиквар.
– Значит так, – стал распоряжаться Степан, – закупаем все необходимое – деньги у нас есть – и едем выкапывать монаха.
– Зачем? – с ужасом вскрикнул Петр.
– Ключ надо забрать, – спокойно пояснил казак. – Да вы не бойтесь, мы же батюшку подключим.
Петр и Иван, представив, что им вновь надо будет встретиться с покойником, начали потеть.
– И смотрите, никому ни слова, – пригрозил Степан, приподняв внушительный кулак.
4

Знакомый ГАЗик, весело подпрыгивая, мчался в сторону деревни. При каждой очередной встряске на ухабе из машины доносился беззлобный мат. За рулём сидел Петр, а рядом с ним, согнувшись в неудобной позе, Степан. Салон машины был явно маловат для его размеров и очередной подскок, вызывал у казака приступ ругани. Сзади, среди ящиков, рюкзаков и прочего инструмента, примостился Иван. Он со злорадством посматривал в сторону Степана. Впереди показался купол церкви и ГАЗик, не сбавляя скорости, направился к ней. Остановившись у ворот ограды, путешественники вылезли из машины. Степан долго разминал шею и затекшие суставы.
Служба окончилась, но батюшка ещё был в храме, так как двери его были открыты, Степан решительно вошел во двор, а следом за ним Иван с Петром. Одеты они были в камуфляж, и можно было подумать, что это или военные, или охотники. Перед тем, как войти в церковь, Степан трижды широко перекрестился. Его примеру последовали и спутники Степана.
Конечно, батюшка прекрасно помнил случай с подброшенным покойником. И если в начале рассказа лицо его выдавало удивление, то к концу повествования он беспрерывно крестился и что-то шептал. Когда Петр замолчал, свою речь продолжил Степан:
– Мы, батюшка, хотим все по закону. Сдадим сокровища государству, и вы новую церковь построите, и мы в убытке не останемся. Нас надо только защитить от всякой нечисти. Вот мы и просим вас поехать с нами, – стараясь быть убедительным, закончил Степан. Всё это время, пока шел разговор, в стороне стоял служка и внимательно к нему прислушивался.
– Не могу я бросить церковь, да и года мои не те, чтобы бегать по лесам за сокровищами. А вот Василий, мой помощник, он вполне вам подойдет. Человек он набожный, уже более пяти лет в церкви мне прислуживает. Ну, что, Василий, пойдёшь? – спросил батюшка и повернувшись к служке.
– Как скажите, батюшка, – потупив взор, ответил служка.
– Но есть ещё одна к вам просьба, – вновь заговорил Степан, – нужно откопать монаха, что бы взять у него ключ от сундука. Да и сам ключ огромных денег стоит.
– Что бы провести эксгумацию, нужно разрешение милиции, – задумчиво проговорил батюшка, – вам нужно поговорить с нашим участковым.
– Попробую все уладить, – махнул рукой Степан и вышел из церкви. За ним последовали Петр с Иваном.
– Ты смотри, – рассмеялся Степан, – на ловца и зверь бежит.
Возле ГАЗика, присев на корточки, местный участковый разглядывал рисунок протектора на колесе.
– Что-нибудь не так? – спросил Степан, подходя к участковому. Милиционер резко поднялся и снизу вверх посмотрел на казака. Он едва доставал Степану до плеча.
– Это чья машина? – спросил он.
– Моя, – ответил Петр, выходя из-за спины Степана.
– Прошу предъявить документы.
Через несколько минут выяснилось, что участковый взялся раскрыть необычное преступление: убийство старика и подбрасывание гроба с его телом к церкви. Около часа Степан, Петр и Иван убеждали участкового, что никакого убийства не было и что вся эта история связана с нечистой силой. И только после того, как подошедший батюшка подтвердил слова Степана, и речь зашла о сокровищах, участковый проявил интерес.
– Хватит денег и вам купить милицейский ГАЗик, сколько можно на мотоцикле ездить, – убеждал Степан, – и вы как представитель власти и закона проследите, чтобы сокровища в целости и сохранности попали по назначению. В итоге, в этот же день решили монаха выкопать.
Семен, местный алкаш и лодырь, частенько не доходил до дома, и так как дорога домой шла через заброшенное кладбище, то ночевал прямо здесь, среди бурьянов, бывших когда-то могилами. В этот раз его разбудил чей-то голос. Выглянув из кустов, Семен увидел, что у свежей могилы неизвестного старика столпилось много народу: батюшка со своим служкой, участковый и трое незнакомцев. Один из них был огромного роста. Не хотел бы Семен встретиться с ним в темном переулке, и поэтому он притаился.
– Что они там делают? – мучился в догадках пьяница. Ветер дул в противоположную от него сторону, и он не слышал, о чем они говорят. Вот
батюшка распалил кадило и стал со служкой ходить вокруг могилы, а двое незнакомцев, в камуфляжной форме стали раскапывать могилу. Участковый сидел на полусгнившей скамье и нервно курил. Он не знал, правильно ли поступает или нет в данном случае. Может, надо было все же сообщить в район. К нему подошел Степан и хлопнул по плечу, отчего скрипнула скамейка.
– Не мучайся, сержант, ты все правильно сделал.
Эти слова немного взбодрили участкового.
– Зови меня Ильич, – дружелюбно ответил он, – а то неизвестно, сколько времени проедем вместе, а ты всё «товарищ сержант» да «товарищ сержант».
– Договорились, – улыбнулся Степан. Земля не успела просесть и Петр с Иваном быстро выкопали зловещий гроб.
Пока его вытаскивали, батюшка читал молитву и ходил вокруг могилы с кадилом, а служка брызгал святой водой. Конечно, всю грязную работу приходилось делать Петру и Ивану. Когда открыли крышку гроба, присутствующие остолбенели, старик смотрел на них, и в его взгляде было столько ненависти и злобы, что Иван запричитал:
– Я не подойду к нему, хоть режьте. Не подойду!
– Может ему кол осиновый забить в сердце? – предложил Степан.
– Не юродствуй, – сердито ответил батюшка.
И все же Ивану и Петру пришлось приподнимать старика, чтобы Степан смог снять с его шеи ключ на золотой цепи.
Подняв над головой ключ, чтобы все смогли рассмотреть, Степан торжественно произнес:
– А теперь кто-нибудь сомневается в том, что клад существует?
Иван с Петром тщательно посадили крышку гроба на заклепки и, опустив его в яму, стали быстро засыпать могилу землёй. И только после того, как вышли с кладбища, все вздохнули с облегчением.
На следующий день запланировали поиски клада. Золотой ключ в виде паука, усеянный драгоценными камнями, Степан повесил себе на шею. Никто не пытался возражать. Все поняли, что командовать во время похода будет он. Однако начинало темнеть, и батюшка предложил гостям переночевать у него.
Семен долго наблюдал за людьми у могилы. Он видел, как раскрыли гроб, как склонились над покойником. Затем в руке детины что-то заблестело, и это что-то он надел себе на шею. Потом гроб снова закопали, и компания направилась к церкви. Таинственное происшествие так заинтриговало Семена, что он решил этой же ночью раскопать могилу и выяснить, в чем там секрет. А вдруг в гробу спрятаны сокровища, а покойник лишь для отвода глаз. Начинало темнеть, когда Семен с лопатой и бутылкой самогона приступил к раскопкам. При лунном свете Семен, наконец, вытащил гроб из могилы. Выпив пару глотков для храбрости, он стал сбивать заклепки. Как только отлетела последняя заклепка, крышка гроба медленно всплыла вверх. От неожиданности Семен отскочил к краю могилы. Он открывал и закрывал рот, но голоса не было, чтобы позвать на помощь. Последнее, что он увидел, как из гроба медленно начал подниматься старик. На следующий день, жители были взбудоражены известием о том, что на старом кладбище в разрытой могиле был найден мертвым местный алкаш Семен, а гроб со стариком, что был закопан в той могиле, бесследно исчез. Но всего этого уже не могли знать наши искатели сокровищ. Они на ГАЗике тряслись по лесу к знакомому лишь Петру и Ивану заброшенному скиту. За ними, на мотоцикле с коляской, ехал участковый. К вечеру они остановились, чтобы заправить машину и мотоцикл, поесть и до утра отдохнуть. На поляне установили палатку, развели костер и усталые и довольные сели ужинать. Крик Ивана всполошил всех.
- Смотрите! Смотрите! – указывал он на небо.
Присутствующие дружно повернули головы и посмотрели вверх. Они увидели, как над кронами деревьев несётся гроб, а в нем сидит знакомый старик. Рядом летит крышка гроба. Степан схватил карабин и, не целясь, выстрелил. Гроб тряхнуло, и старик исчез внутри. Тут же его накрыла крышка. Степан выстрелил еще раз. Из гроба показался костлявый кулак. Он погрозил Степану, а гроб, как подбитый самолет, начал пикировать вниз. Вскоре он скрылся из глаз в гуще леса.
– Говорил же, давайте ему кол в грудь вобьем, – недовольно проговорил Степан. Василий громко читая молитву и вознося вверх крест, кругами ходил по поляне. Не верящий своим глазам участковый Ильич, трясущимися руками пытался зарядить пистолет. Петр с Иваном уже сидели в ГАЗике с закрытыми дверями и боязливо выглядывали в окна.
– Значит, это все правда? – наконец, проговорил участковый.
– Да я и сам не очень в это верил, – сознался Степан, – но у нас на Кубани и похлеще бывало. У нас ведьм, куда не плюнь, все одно в неё попадешь, а покойники табунами по станицам бродят.
– Врешь? – не поверил участковый.
– А ты приезжай, сам убедишься.
– Да, нет, спасибо, мне и этого достаточно.
– Ты Василь Василич мне патроны водичкой святой спрысни, а то мне кажется, его пули не берут, – попросил Степан служку.
– Может, не попал? – спросил Ильич.
– Да ты что? – возмутился Степан, – спроси, кого хочешь, на Кубани, промахнулся хоть раз Степан Кувалда?
Василий, между тем, кропил святой водой поляну, а заодно и патроны Степана. Из машины вылезли Петр с Иваном.
– Началось, – простонал Иван.
– Вы, что, этого трухлявого покойника испугались? – рассмеялся Степан, – да я у нас на Кубани, знаешь, каких покойников в землю одним ударом загонял. А этого толкни, он сам рассыпается. Я помню, подрались как-то на кладбище два покойника, а я рядом проходил. Ну, думаю, надо их разнять, все же хорошими людьми при жизни были. А они, гады, на меня набросились. Еле отбился. Так они поболе меня были. Эти рассказы Степана разрядили обстановку и даже приподняли всем настроение. Они понимали, что Степан просто хочет перевести все в шутку, но и хотелось верить, что этот огромный казак, действительно, ничего не боится и может справиться с любой нечистой силой.
Из-за деревьев послышался вой. Степан приподнял валун и швырнул в темноту леса. Послышался звук удара камня о железо и визг.
– Ничего я нашему старику не отшиб? – усмехнулся Степан.
Послышался треск веток и на поляну выскочил разъяренный старик.
– Ай! Ай, Ай! – вдруг смешно запрыгал он по поляне. Его ноги, соприкасаясь с освещенной водой, шипели и дымились. И вдруг среди всего этого ужаса раздался истерический хохот участкового. Все оглянулись в его сторону. Даже монах перестал прыгать. Ильич хохотал, схватившись за живот. Хохот был таким заразительным, что вслед за ним стали смеяться Петр и Иван. Даже Василь Василич заулыбался. Старик, с ненавистью посмотрев на своих обидчиков, ринулся через кусты в лес. Не смеялся один Степан, он перезаряжал винтовку. Когда старик скрылся в лесу, Степан подошел к машине и достал из неё бутылку водки и четыре стакана.
– Предлагаю выпить за то, чтобы конец нашего мероприятия был таким же веселым, как и начало. Он разлили водку, и все, кроме Василия подняли стаканы и выпили.
Компания улеглась отдыхать, а священнослужитель, усевшись удобней у костра, с псалтырём на коленях, стал читать молитвы. Все дружно спали, лишь Степан при каждом шорохе или хрусте ветки приоткрывал глаза. Под рукой у него лежал карабин. Остаток ночи прошел без приключений и компания, собрав пожитки, тронулась в путь.
– По нужде ходить только днем и по двое, – предупредил Степан.
– А если ночью приспичит, – не удержался без реплики Иван.
– На ночь памперсы надевай, – усмехнулся казак.
К вечеру следующего дня, искатели сокровищ, наконец, прибыли к месту, где когда-то впервые Иван с Петром повстречались с чёрным монахом. Пустые консервные банки и бутылки были этому свидетельством. Степан покачал головой.
– Убрать немедленно после себя мусор, – приказал он Петру и Ивану, а сам начал доставать из машины вещи. Служка уже ходил по поляне и опрыскивал кусты и траву освященной водой.
– Начнем поиски с утра, – предложил Степан, - а сейчас надо подготовиться к встрече с нашим покойничком. Пока не поздно, можешь сходить по нужде, – предложил он Ивану, – чтобы ночью не хотелось.
– А там, за деревьями, старый скит, – пальцем показал Иван, после того, как все расселись ужинать. Начинало темнеть и желающих посмотреть на него не нашлось.
Степан расстелил карту на земле и Иван с Петром стали изучать её.
– Я понял, где это! – наконец, воскликнул Петр. – Помнишь, – он повернулся к Ивану, – мы объезжали какой-то валун и чуть не влетели в
болото?
– Это где-то в полукилометре отсюда, на север, - начал вспоминать Иван.
– Ну, вот с утречка и пойдем, – похлопал Степан по плечу Петра, отчего тот чуть не сел.
Начинали сгущаться сумерки и Василь Василич начал читать молитвы. Степан задумчиво смотрел в сторону скита, вспоминая, наверное, свою Кубань. Вдруг тишину разорвал удар колокола. Не успел звук замереть, как прозвучал второй и третий удар. Степан схватил винтовку и напрягся. Остальные столпились вокруг Василь Василича, а тот еще громче стал читать молитву. Со стороны заброшенного скита к ним приближалось белое облако со светящимися огоньками. Приблизившись к поляне, оно обогнуло её по кругу и только теперь перепуганные кладоискатели определили, что вокруг поляны стоят тени покойников или они сами со светлячками в руках. Ветер стал доносить сначала еле слышное пение, потом пение становилось все громче. Василь Василич, перестав читать молитву, стал подпевать необычному хору. Сон, навеянный пением, охватил компанию и через минуту все сладко спали, охраняемые Божественной силой. Первым проснулся Степан. Впервые за последние дни, он чувствовал невероятный прилив сил и бодрости.
Оглядев спящую компанию, он стал готовиться к походу. Вскоре проснулись все остальные, кроме Василь Василича.
– Пусть отдыхает, – строго проговорил Степан, – он и так все ночи не спит. Участковый Ильич остался охранять лагерь и готовить обед, а Иван с Петром, взяв металлодетекторы, повели Степана, вооруженного кроме карабина еще лопатами и ломом, в место предполагаемого захоронения.
– Помнишь, на карте была река? – спросил Иван Петра, – так вот я думаю, что это и есть речка Гнилушка. Только она здесь протекает.
– А почему такое название? – удивился Степан, – вода в ней, что ли гнилая?
– Да нет, вода хорошая, можно сказать родниковая, – стал рассказывать Петр. Вот только начинается она из болот. И там, говорят, воду эту пить нельзя. Но зато она имеет лечебные свойства – останавливает кровь, лечит экзему, радикулит, даже ожоги заживляет. Но где именно это место, никто сейчас не помнит.
– Да басни все это, – махнул рукой Иван.
– А у нас на Кубани, – сел на любимый конек Степан, – речки называют ласково: Добренькая, Серебрянка, Весёлая. Так за разговорами они не заметили, как вышли к болоту. Рядом с ним возвышался курган.
– Где-то здесь, – неопределенно пожал плечами Петр и стал регулировать метоллодетектор. Его примеру последовал Иван, а Степан, свалив инструмент, прилег отдохнуть.
– Плохо дело, – оглядываясь, проговорил он.
– Почему? – повернулся настороженно Иван.
– Да мы сюда машиной не доедем в случае чего. Придется здесь ночевать.
– Нет, я не останусь, – категорически проговорил Иван.
– Я тоже, – махнул головой Петр.
Степан же промолчал.
Иван с Петром долго бродили вокруг валуна, но все безрезультатно, пока Петр не залез на валун.
Сразу послышался сигнал цвет металла.
– Здесь! – прокричал Петр.
Степан, подхватив лом, словно это была камышина, поспешил наверх к Петру. Часа два кладоискатели долбили камни, спрессованные годами и переплетенные корнями деревьев.

5

Сигнал шел стабильный и уже никто не сомневался, что клад находится в этом месте. И вот, наконец, Иван дорылся до чего-то металлического. Все трое дружно бросились освобождать сундук, окованный железом.
Степан попробовал приподнять край, и ему это не удалось.
– Как же поляки его перли? – удивился он.
– Иди к Ваня за мешками и поесть что-нибудь принеси, а мы с Петром раскопаем яму пошире, – распорядился Степан.
– Я сам не пойду, - запротестовал Иван.
– Я пойду, - вздохнул Петр, - только мне винтовку дайте.
– И рюкзачок мой прихвати на всякий случай, - вдогонку крикнул ему Степан. Раскопав сундук, так, чтобы к нему можно было подойти, Степан ломом свернул амбарный замок и приподнял крышку. От такого богатства дух захватило не только у Ивана, но и у Степана.
– Вот бы дядю сейчас сюда, – переведя дух, проговорил казак.
Здесь лежали золотые кубки, ордена, усеянные бриллиантами, всевозможные украшения, но особое внимание Степана привлекла шкатулка, усыпанная драгоценными камнями и замысловатым рисунком на крышке. Рядом со шкатулкой лежала серебряная сабля, рукоять и ножны которой расписаны золотым узором и отделаны бриллиантами.
– За такую саблю, я бы, пожалуй, все отдал, – восхищенно проговорил Степан, доставая оружие из ножен.
– Ты шкатулку открой, – подтолкнул его Иван.
Степан нехотя положил саблю и снял с груди ключ.
Ключ в виде паука лапками вошел в отверстия крышки и тут, словно зазвенели колокольчики, и крышка сама откинулась.
Солнечный луч заиграл на камнях невиданной красоты. Они переливались и сверкали так, что было больно смотреть. Изумруды, рубины, алмазы, жемчуг и много еще такого, чему даже не знали названия Иван со Степаном.
– А можно один камушек, на память? – стал просить Иван.
– Ты не знаешь, что просишь, – нахмурился казак. – Ты думаешь, мне не хочется хотя бы эту саблю себе оставить? Не принесет этот камень ни счастья, ни богатства. Продать ты его не сможешь, начнешь предлагать его, хорошо, если просто ограбят, а то и пытать будут. Кто тебе поверит, что у тебя только один камешек, подумают, что припрятал еще где-то. А держать при себе тоже страшно, вдруг по пьяни потеряешь. Так и будешь мучаться с ним всю жизнь. Да и проклято это богатство. Иван, слушая Степана, как-то сник и тяжело вздохнув, сказал:
– Я об этом даже как-то не подумал.
– Вот сдадим государству, возьмем деньги и будем спокойны, – уже весело проговорил Степан.
Из кустов показался Петр с рюкзаком и двумя сумками.
– Ну что там? – не удержался он.
– Смотри, – Степан открыл крышку сундука, и у Петра заблестели глаза и затряслись руки.
– А потрогать можно?
– Еще натрогаешься, пока переносить будем, – усмехнулся Степан, – но смотрите, подумаете что припрятать, пожалеете. Нет, я вас бить не буду, скорее проклятье от старого монаха к вам перейдет. Так, что имейте в виду. Иван с Петром начали креститься, а Степан стал разворачивать бумагу с завёрнутым в неё обедом, принесенным Петром.
– Пожалуй, это скорей ужин, чем обед, – посматривая на садящееся за макушки леса солнце, проговорил Степан.
– Мы до темноты не перенесем, – заволновался Иван.
– Ладно, идите, я до утра постерегу, – махнул рукой Степан, – не оставлять же все это покойнику.
Иван с Петром переглянулись.
– А ты не боишься? – шепотом спросил Иван.
– Да я не в таких переделках бывал, – покручивая ус, усмехнулся казак, – неужто со стариком не слажу.
Степан взял карабин и стал собирать хворост для костра. Иван с Петром, быстро собравшись, двинулись к лагерю.
Достав саблю из сундука, Степан с восхищение её разглядывал, думая о чем-то своем. Наступившая темнота обострила его чувства. Со стороны болота несло прелью и сыростью. Хорошо еще, что комариная мазь спасала от жужжащих кровопийц.
Хруст веток насторожил казака, и, как будто в голове, послышался шепот:
– Зачем тебе, казак, сокровища?
– А тебе зачем? – прокричал в темноту Степан, а у самого мурашки побежали по спине.
– Легко быть храбрым среди людей, а как сам останешься, так страх за душу берет, – подумал Степан. И вот из-за дерева показалась сначала тень, а
потом и старик. Он шел с вытянутыми вперед руками. Степан выстрелил несколько раз в старика из карабина, но это не остановило его. Вот уже огромные когти стали приближаться к лицу Степана. Казак вскочил и выхватил саблю. Словно молния, она прочертила след в воздухе. Одна из страшных рук монаха вдруг отделилась и упала на землю. В лесу раздался крик раненого животного, Монах словно растворился, и лишь рука, валяющаяся не земле, говорила о том, что это не сон.
– Как же ты теперь будешь в носу ковырять? – выкрикнул Степан в темноту.
Так и простоял он с саблей наголо до самого рассвета.
С солнцем напряжение спало, и Степан, взяв целлофановый пакет, положил в него руку старика.
– Ну, как, все нормально? – были первые слова Ивана, когда они прибыли с Петром к сокровищам.
– Нормально, – пожал плечами Степан.
– А у нас опять духи были, – похвастался Петр.
– А я никого не видел. Вань, заряди карабин, патроны в пакете.
Иван схватил пакет и вытащил оттуда отрубленную руку старика. От неожиданности он подпрыгнул и, заверещав, швырнул руку в болото. Петр сначала выпучил глаза, а потом стал хохотать, приседая на землю.
– Что это было? – чуть не плача закричал Иван.
– Рука, – невозмутимо ответил Степан, – зря ты её в болоте утопил, старик придет за ней, что я ему скажу. Коротко Степан рассказал друзьям о ночном происшествии.
Разложив по мешкам и сумкам часть драгоценностей, Степан с Иваном понесли их к лагерю, а Петр остался охранять сундук. В лагере Ильич с Василием радостно приветствовали товарищей. Перекусив, они тронулись в обратный путь. На этот раз пошел с ними Ильич.
– Сундук тоже заберем? – спросил Иван.
– Последним рейсом, – ответил Степан.

6

Осталось забрать сундук и можно отправляться, – сказал Степан Василию Васильевичу, когда они вернулись в лагерь.
– Он что, имеет какую-нибудь ценность?
– Не знаю? – ответил казак, – но забрать надо.
– И на фига он нам нужен? – возмущался Иван, когда несли сундук, с одной стороны Степан, а другой Петр с Иваном.
Начинало темнеть.
– Последний раз переночуем, и домой, – проговорил Степан.
– Я думаю, что этой ночью нам никто не поможет, – вздохнул Василь Василич.
– Почему? – хором спросили все.
– Мне было видение. Огромный седой старец, тот, что все эти годы охранял клад, сказал, чтобы мы быстрей уходили.
– Уж не призрак Ивана Панина? – поинтересовался Степан.
– Может быть, – пожал плечами служка.
– Значит нужно отдохнуть перед предстоящей ночью, – распорядился Степан. – Я вздремну часок.
Иван с Петром наносили побольше сушняка для костра, Василь Василич тщательно опрыскал поляну, Ильич в это время готовил ужин. Когда ужин был готов, проснулся и Степан.
– Снился мне сон, – стал он рассказывать, – будто мои родители пришли за мной.
– Не к добру это, – покачал Иван головой.
– На все воля Божья, – крестясь, изрек Василь Василич.
С наступление темноты напряжение нарастало. Каждый шорох или крик птицы заставлял вздрагивать. Костер ярко освещал поляну, и незаметно всех охватила сонливость. Степан тряхнул головой и поднялся. Что-то зашуршало в темноте и на поляну стали вылазить пауки. Размером они были с кулак и передвигались довольно быстро.
– Хватайте горящие ветки – прокричал Степан и, схватив сук, первый ринулся на пауков. Он топтал их сапогами и жег огнем, но те не отступали.
Петр с Ильичем, по примеру Степана, также выхватили ветки из костра и ринулись в бой. Иван кинулся к машине. Схватив канистру с бензином, он стал обливать пауков. Странно, но не один паук даже не приблизился к Василь Василичу. Наконец, искра попала на облитых бензином насекомых. Те начали вспыхивать и взрываться. Через несколько минут паучье войско покинуло поляну, оставив после себя множество раздавленных и обгоревших сородичей. От их укусов, кстати, нестерпимо чесалось тело.
– Не расслабляйтесь, – предупредил товарищей Степан, яростно почёсывая шею. Пётр, Ильич, Иван и даже Василич начали подбрасывать в разворошенный костер новую порцию хвороста. Степан обвёл взглядом поляну и заметил, что трава на поляне во многих местах почернела, черные тени, словно чьи-то корявые руки потянулись к костру. Василь Василич стал кропить землю и тени отступили. Но на поляне появился сам монах, за ним следовали крысы.
– Жарковато сейчас будет, – крикнул Степан. Ильич, Иван начали стрелять по крысам, а Степан с саблей направился к старику.
– Как ты мне надоел! – проговорил Степан и рубанул саблей. Словно молния она сверкнула в ночи, но старик исчез.
– Сзади! – закричал Иван.
Степан развернулся, но когтистая рука, разорвав камуфляж, царапнула по всей спине, оставляя кровавую рану.
На этот раз монаху увернуться не удалось, и его голова покатилась по траве. Туловище, лишенное головы, нагнулось и оставшейся рукой стало искать голову. Найдя, оно схватило её за волосы и исчезло в темноте.
А в это время Иван с Петром в ярости крушили крыс. Они их давили ногами, жгли огнем. Ильич оказался неплохим снайпером. Ни один патрон не пропал даром. Василь Василич, подняв крест, громко читал молитву.
После исчезнувшего старика, крысы, как по команде, растворились в лесу. Степан был весь в крови. Василь Василич тут же стал оказывать ему первую помощь. Промыв рану на спине, и перевязав, её он покачал головой.
– Не нравится мне эта рана. Как бы заражения не было.
– У нас на Кубани, – усмехнулся Степан, – и не такие раны были. Помочиться на нее, прижечь огнем, и все проходит. А это так – царапина.
Наступал рассвет, пора было трогаться в путь, а все от усталости просто падали с ног. К тому же у казака начался сильный жар, и рана покраснела и опухла.
– Его бы к тому лечебному источнику на реке Гнилушке, – предложил Иван.
– Все решено, едем, – категорично заявил Петр, – к черту клад, жизнь человека важней.
– А как же сокровища? – удивился Ильич.
– А вот ты оставайся и охраняй их, – зло ответил Петр, – а мы Степана повезём к источнику.
Петр с Иваном помогли Степану сесть в машину и помчались по знакомой дороге. Василь Василич придерживал голову начавшего бредить казака.
– Он нам жизни спас, а этот гад печется о сокровище, – процедил сквозь зубы Петр. Иван ничего не ответил, лишь тяжело вздохнул.
Речка Гнилушка начиналась недалеко от болот. Вода в ней была прозрачной и холодной и, если бы не болото, то название скорей всего она имела другое.
Иван с Петром несли Степана, а Василь Василич шел впереди с крестом. Опустив казака на прибрежную траву, друзья начали раздевать его. На местах укусов появились язвы. Почти всё тело Степана было покрыто ими. Петр с Иваном положили казака в воду.
– Я думаю, нам тоже надо это сделать, – предложил Иван. Друзья разделись и обнаружили на своём теле тоже начинающиеся язвы.
Не пострадал один Василь Василич, он, прислонив руку ко лбу Степана, читал молитву. А в это время Иван с Петром плескались в холодной воде.
– Жар спал! – прокричал Василь Василич, – пора вынимать казака из воды, а то еще простудим.
Вытащив Степана на берег, Иван достал продукты, а Петр занялся костром. Переркусив, друзья прилегли и заснули крепким сном.
Проснулись они, оттого что Степан, тарахтя банками, яростно поглощал пищу.
– Проголодался, силы нет, – проговорил он виновато проснувшимся приятелям. Петр с Иваном повскакивали и начали обнимать казака. Василь Василич тоже улыбался.
– Я знал, что все будет хорошо, – проговорил он, – мне видение было.
На спине у Степана от страшной раны, осталась лишь царапина, зато все гноящиеся укусы пауков исчезли бесследно.
– А где Ильич? – оглядываясь, спросил Степан. Иван коротко рассказал ему, что произошло, пока тот был в «отключке».
– Конечно, надо было остаться кому-то, – проговорил Степан, – зря что ли такие жертвы и лишения мы перенесли. Нужно возвращаться, он ведь там один на один с нечистью остался. Только сейчас все поняли, что до Ильича они к ночи не доберутся, и что там с ним произойдет, не мог никто даже предположить.
– Не завидую я ему, – содрогнулся Иван.
– Если не глупый мужик, бросил бы все к чертовой матери да тикал домой, – подвел черту Петр.
Ильич же после отъезда друзей лихорадочно переносил сокровища в люльку своего мотоцикла.
– Ничего, – успокаивал он себя, – верну эти сокровища государству, а если кто из них останется в живых, то… – Ильич задумался. – А почему я должен делиться? Они сами отказались.
Успокоив свою совесть этой мыслью, Ильич завел мотоцикл и помчался домой. Ночь настигла его в пути. Дальше ехать было невозможно, и участковый, остановившись, стал лихорадочно разводить костер. Первобытные страхи трусили Ильича, и он, схватив шашку в одну руку, а пистолет в другую, сидел, пытаясь не заснуть.
Подул ветер и над верхушками деревьев показался летящий гроб, а в нем во весь рост стоял обезглавленный старик, держащий в единственной руке голову. Ильич в истерике начал стрелять, когда патроны кончились, он стал яростно размахивать шашкой. Гроб медленно опускался, и Ильич уже различал оскал старика и его горящий взгляд. Вдруг в глазах у Ильича потемнело и, схватившись за сердце, он упал.
Ночь кладоискателей застала в пути, и друзья, выбрав место для ночлега, приготовились ко всяким неожиданностям, но кроме комаров, больше никто их не тревожил. К обеду они подъехали к месту недавней их стоянки.
– Похоже, наш друг, захватив содержимое сундука, решил спасаться бегством, – констатировал Степан.
– Вот гнида, – процедил Иван.
– Ну что ж, поехали, может, еще застанем его в живых, - зло проговорил Петр. Собрав разбросанные по поляне вещи и погрузив сундук, на этом настоял Степан, друзья двинулись в обратный путь. К вечеру машина выехала на поляну. То, что они увидели, не вызвало сомнений, что здесь побывал черный монах.
На середине поляны стоял мотоцикл, а рядом пепелище от костра. Чуть дальше лежал Ильич. Но больше всего присутствующих поразило то, что у края поляны стоял гроб старика. Сам же он лежал на груде сокровищ в люльке мотоцикла, а голова покоилась рядом с ним.
Василь Василич поспешил к Ильичу. Перевернув его на спину, все ужаснулись. Лицо Ильича распухло, а глаза были выпучены, словно он увидел что-то жуткое.
– Собаке – собачья смерть, – изрек Иван.
И тут заговорил Василь Василич.
– Да как ты смеешь человека обзывать. Не суди и не будешь судим. Бог все это время оберегал вас, вы живы и здоровы, так зачем же из-за минутной его слабости ругать человека. Мы же не знаем, что на самом деле толкнуло его на это поступок.
Никто не ожидал от Василь Василича такой горячей речи. Все привыкли к его молчанию.
– Извините, батюшка, – вдруг, неожиданно для самого себя, сказал Иван. Степан тем временем вытаскивал сундук из машины.
– Что ты хочешь? – не понял Петр.
– Похоронить в нем старика, – ответил Степан.
– Копайте ему могилу, а я переложу сумки из мотоцикла в машину.
Уложив тело старика в сундук, Степан обвязал его буксировочным тросом.
– А с гробом что будем делать? – спросил Петр.
– Отвезем в нем Ильича, – вздохнул Степан, – надеюсь, на этом наши приключения закончились. И его семье надо будет долю дать.
Хоронили на этот раз старика без отпевания. Опустить сундук в глубокую яму постарались Петр с Иваном, Василь Василич положил сверху крест и, перекрестившись, проговорил:
– Лежи с миром. Пусть твоя душа успокоится и больше не тревожит живых. Сверху могилы Степан навалил огромный валун, и, погрузив гроб с участковым, кладоискатели тронулись домой. Следом на мотоцикле Ильича ехал Иван.
На этом закончилась история о сокровищах и проклятье черного монаха. А может, и нет…

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
пять + пять = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ