Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
02 декабря 2021 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Новая тушенка от "Главпродукта". Теперь с мясом!


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Школьник Мишка Шпаковский любит возиться с компьютером. Он переписывает себе игру «Диверсия», в которой главным героем является профессиональный диверсант Вик Лоннер – образ, созданный самим Мишкой. То ли из-за того, что программа была недоработана, то ли из-за того, что в нее закрался какой-то вирус, диверсант себя ведет не так, как обычный герой стрелялок – он проявляет самостоятельность. Через какое-то время Лоннер окончательно выходит из-под контроля и выводит из строя компьютер, считая, что погубил весь собственный мир.

ДИВЕРСИЯ

КОМПЬЮТЕРНАЯ ФАНТАЗИЯ

Слово «компьютер» пришло к нам из античности. Мы иронически называем компьютер игрушкой, как бы не понимая, что это он вторгся в нашу жизнь и меняет ее, приспосабливая к себе, заставляя обращаться с ним, как ему нужно, требуя заботы, внимания и постоянных материальных затрат. Эффект от появления его в быту гораздо мощнее, чем так же в одночасье появившихся радио и телевидения. Опасность, исходящая от него, гораздо серьезнее, чем от любого другого изобретения, ибо он не только позволяет направить искания души в какое-то русло, но и постоянно развивается, расширяя ареал своего воздействия.
Способен ли компьютер погубить человечество? Ни в коей мере. Сотворивший нас предусмотрел все. Какие-то жертвы, несомненно, будут. Но будут и взлеты: компьютер позволяет реализовать способности, до сих пор не востребованные жизнью. И дает возможность индивидуумам, в которых эти способности преобладают, вознестись над остальными.

Юрий Юлов













МИШКА-ШПАК

Мишка Шпаковский, которого родной класс, теперь уже пятый «Б», иначе как «Шпак» изначально не называл, косолапя изрядно подмокшими в таявшем снегу сапогами и волоча в руке отяжелевший за день ранец с оторванной в локальной стычке с одноклассниками лямкой, добрел наконец-то до родного подъезда. Нажал три кнопочки кодового замка, оттянул массивную дверь с жесткой пружиной, оттолкнул ее и шустренько проскочил, чтобы не схлопотать по отстающим частям тела.
Дождался обшарпанного лифта, поднялся на свой шестой этаж и долго извлекал ключ, который, как назло, через дырку в кармане завалился за подкладку и уже успел переползти по периметру к другому (целому) карману. Сухое и теплое пространство подъезда разрумянило щеки, и Мишка почувствовал, что они стали трястись при каждом шаге. Точно так же, как трясся живот у дяди Вити, маминого брата, когда тот смеялся.
Вообще-то он ничего, «братец» дядя Витя. Фильм с Томом Крузом подарил. Только веселый очень – обсмеял вчера: «Уши утюгом пригладь, чтоб не оттопыривались!»
Швырнув ранец к трюмо, мальчик не разуваясь бросился в туалет и, путаясь в тяжелых полах зимней куртки, брючном замке и резинках подштанников, почти успел. Если в этом случае уместно слово «почти».
Затем переоделся и схватил сборник анекдотов, который вчера принес отец. Пока предки на работе, потомку можно немного отдохнуть, чтобы, когда они вернутся, выглядеть уставшим.
Анекдот об охотнике и медведе прервал телефонный звонок. Звонила мама.
– Ты уже дома, Мишуня? Как дела в школе?
«Нет, не дома», – подумал мальчик.
– Только что пришел, мам. Устал, голова побаливает немного… Мам, у меня сегодня на ранце ремень оторвался, когда из троллейбуса вылазил. Зашьешь вечером?
Мишка знал, что взрослых к неприятностям и хлопотам надо готовить заранее. Если сказать внезапно или в последний момент, они почему-то предпочитают капать на мозги, тратя на это не меньше времени и усилий, чем на реальное участие.
– Хорошо, Мишуня. Кушай борщ – на плите в красной кастрюле стоит, разогрей обязательно. Котлеты с макаронами – в холодильнике.
– Мам, йогурт принесешь?
– Принесу-принесу…
– Ну все, пойду кушать.
Мишка тактично дождался, пока мать завершит разговор, положил трубку и пошел на кухню. Подставил табуретку, вытащил черпак и вынул тарелку. Снял крышку с кастрюли, налил два черпака и, осторожненько ступая, чтобы не расплескать борщ, понес его в туалет. Вылил, аккуратно смыл. Тарелку и черпак для наглядности пристроил в мойку. Отрезал кусок хлеба, положил на него холодную котлету и, жуя, стал дочитывать анекдоты.
«…Ой, блин! Совсем забыл!»
Школьник отбросил брошюру, соскочил с кресла, ненароком стянув с него накидку, и рванулся к своему потрепанному ранцу.
Сегодня он совершил удачную сделку: за две булочки (одна с глазурью, вторая с творогом) выменял у семиклассника Леньки-Герпеса крутейший компакт. Не навсегда, конечно, только переписать.
То, что коробочка немного треснула (наверное, во время баталии), огорчило лишь на мгновение – Мишка быстро убедил себя, что так и было, легкомысленно полагая, что Герпеса этак же просто удастся убедить.

«СЕПТИМА»

Компьютер «Септима» Мишка получил год назад от отца. Давно речь шла, да все откладывали. А тут несчастье помогло. Единственный наследник и продолжатель рода Шпаковских был уличен классной в курении. Правда, перед тем как принять благородное решение о необходимости приобретения Шпаковскому-младшему «электронного братишки», Шпаковский-старший влепил такую оплеуху, что Мишка во избежание повтора даже потерял на всякий случай сознание.
Именно это да еще то, что мама, вопреки расчету, не бросилась успокаивать отца или приводить в чувство любимое чадо, на неопределенный срок отвратило Мишку от пагубного привыкания.
Так или иначе, компьютер уже входил в режим, а диск был нацелен в приемную щель.
Ленька рассказал об игре такими словами, что Мишка, наверное, отдал бы за нее и три булочки, если бы хватило денег. Не колыхало и то, что происхождение у компакта было весьма туманное, если не сказать – темное: ходили слухи, что Герпес на пару с другом-пэтэушником ворует компакты у базарных торговцев. Тем более компьютера у Леньки отродясь не было. Не то чтобы он был босотой абсолютной, просто родители в разъездах пропадали: Польша-Турция, дубленки-косметика, евро-доллары.
А компьютер – дело серьезное. Безалаберный в школе и семье, Мишка был фанатично предан электронному организму, возможности которого превосходили возможности всех известных ему людей вместе взятых. Он не забывал после отключения накрыть пластиковой крышкой «клаву», протирал фланелевой тряпочкой экран и регулярно чистил «мышку». Не только игры (далеко не только!) были Мишкиным увлечением. «Юзером» его назвать можно было уверенно. Пятиклассник уже посещал «сисопки» и обменивался электронной почтой с себе подобными. Он уже давно наблатыкался проверять домашние работы на орфографе и делать переводы. Но когда задача касалась школы, не хватало усидчивости. Пробовал как-то заряжать телефонные карточки, но сначала не получалось, а потом узнал, что тот хакер, который рассказал ему, как это делается, погорел на своем бизнесе. Правда, не посадили, но на учет поставили.
…Компакт перекачался, хотя и не с первого захода. Не хватало места; пришлось выбросить несколько старых игр, коллекцию эротических фоток и словарь табуированной лексики. Подмывало выбросить в «корзину» единственную игру, которую освоил отец, «Танковую атаку» – стрелялку дебильную, но Мишка решил не рисковать своим ближайшим будущим.

ШПАК-СОЗДАТЕЛЬ

Итак, «Диверсия» загружалась. Мишка выслушал длинное предисловие, просмотрел демонстрацию игры. Теперь предстояло создать воина-одиночку и пройти с ним шесть уровней, выполнив на каждом несколько миссий. В случае победы, то есть прохождения всех уровней за определенное число попыток, компьютер сохранял игру и давал карт-бланш на создание нового героя. Миссии при этом генерировались заново. Но если рэйнджера настигал провал, игра стиралась.
Программа, как объяснил Ленька-Герпес, многофункциональная. То есть базовая программа имела такое количество ответвлений и их комбинаций, что повторить одну и ту же игру не представлялось возможным.
Мишка не знал комбинаторику, но что такое бесконечность, благодаря общению с компьютером представляло и его оптимистично-юное сознание.
Выборно-диалоговый режим установки условий игры, несмотря на кажущуюся простоту, таил в себе опасность роковой ошибки. Созданного воина нельзя было изменять в процессе игры, и от того, насколько он будет совершенен, зависел успех.
Итак, первое и самое безопасное: портрет, внешний вид рэйнджера. Мишка двигал элементы видеоробота, пока не получил существо с безобидно-коварной физиономией Джима Керри, с ироничной улыбкой Брюса Уиллиса, приткнул к нему несокрушимо-мускулатурное тело Шварца, которое усовершенствовал неуязвимой гибкостью Ван Дамма. Затем (на всякий случай!) немного оттопырил уши и удлинил волосы. И дал имя своему творению – «Вик Лоннер». Это имя он придумал сегодня, подписавшись им под записочкой, которую ухитрился незаметно подсунуть в гардеробе в пальто Ленки из «А» класса.
Сложнее было сделать из Лоннера-портрета Лоннера-человека. Мишке подсознательно хотелось, чтобы герой получился не только похожим на него самого, но и в случае чего – чтобы защитил. Пятьдесят качеств, но в сумме не более двух тысяч процентов. Двести навыков, из которых можно выбрать не более ста. Мальчик долго искал идеальные пропорции интеллекта и отваги, общительности и стойкости к пыткам. Долго делал выбор между способностью пить не пьянея и развязыванием морских узлов, между умением разводить костер из сырых дров и добывать воду в пустыне. Черты характера школьник означил достаточно условно, если не сказать «наобум», так как его кругозор пока довольно приблизительно мог разделить откровенность и цинизм, сентиментальность и эмоциональность, оптимизм и уверенность в себе.
И когда указательный палец нажал все требуемые «Enter», Вик Лоннер, воин-одиночка, был бесповоротно создан. Он невозмутимо смотрел с дисплея на своего создателя, готовый немедленно приступить к выполнению любой из множества миссий, о которых пока не имел понятия и сам Мишка.
Миссию нужно было выбрать вслепую комбинацией семи цифр, первая из которых обозначала уровень, а остальные код-пароль. Мальчик решил, что должен немного подумать, и дал рэйнджеру команду «Отдых».
Вик Лоннер развернулся и ушел с экрана, а выбор миссии был прерван звонком в дверь – вернулась мама.
…За вылитый борщ все-таки попало по ушам. Домашняя Мегрэ заметила, что ложки в мойке нет. Мишка раскаялся взамен на обещание мамы не сообщать отцу.

ВИК ЛОННЕР

…Я не помню, откуда взялся. Конечно, у меня, как и у всех, когда-то были родители, друзья. Скорее всего, я где-то учился и до диверсионной школы. И там, в непроглядно-далеком детстве, я, видимо, любил драться и шалить. Быть может, в юности я любил ту единственную и таинственную и писал ей стихи, которые исподтишка подсовывал в карман ее пальто в гардеробе. Да, записки были – я подписывал их «Вик Лоннер». Так меня называют сейчас. Впрочем, кто называет? – я одиночка. Раньше у меня было другое имя. Я не помню, какое…
Наверное, это все было. Не помню. Да и не важно. Я воин. Создатель сделал все, чтобы я стал непобедимым.
Я не видел Создателя, его не дано увидеть. Когда я обращен туда, где он находится, то не вижу ничего, кроме бесконечности, отгороженной непроницаемой пеленой. Но я знаю, что он есть. Он видит меня. Он управляет мной, он ведет меня, он дал мне предназначение. Возможно, я создан по его подобию. Он, бесспорно, несравненно выше меня, я всего лишь малая часть его…

МИССИЯ 1639876 «СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ»

…Я ползу, вжимаясь в снег. Он не липнет к комбезу – хорошо потрудились портные. Нужно снять часового и подложить взрывчатку под их чертову ядерную мортиру. Мне кажется, я уже полз по этой снежной пустыне. Наверное, меня обнаружили и убили. Раз я снова ползу в белом маскхалате, зарываясь лицом в снег, когда мой сектор освещает луч прожектора, значит, я пока не прошел этот уровень. Нельзя погибнуть раньше срока, назначенного Богом. Знать бы этот срок…
Мне не жалко мортиры, над созданием которой не один год работали сотни людей, чей труд запутанно косвенно оплачивал весь этот убогий и послушный народ, который даже не знает о существовании базы с таким романтическим названием – «Северное сияние».
Потом будут долго верещать в газетах, по радиоприемникам, телевизорам и компьютерам о бесчеловечности некоей сильной страны, не имея доказательств, что она в чем-то замешана. Она и не замешана – у меня нет страны. Я – воин-одиночка. У меня есть миссия и нет жалости.
Я вытру о снег руку, запачканную кровью из сонной артерии часового. Иначе не получается: если кровь не брызнет фонтаном, то возни будет больше. И больше шансов, что меня заметят и миссия сорвется. Я накрою часового маскхалатом, который накинут поверх комбеза: темное пятно в секторе – сигнал тревоги.
…Он совсем молодой, этот парень. Наверное, бриться только в армии начал. Родители получат неконкретное сообщение «Погиб при исполнении…» – и на всю жизнь останутся в неопределенности: то ли внезапно заболел, то ли был убит распоясавшимися сослуживцами, то ли нарушил Устав. Он ничего не нарушил. Он все делал правильно. Просто Устав предусматривает гибель зеленых мальчиков, когда они становятся на пути таких матерых зверей, как я. Единственное, что он обязан был сделать – поднять шум перед гибелью. Я не дал ему этой возможности.
Да, родители… Я помню, как меня бил отец. Внезапно озверев, он становился неуемным, а через мгновенье, когда я бывал распластан на полу, криво, но с какой-то щемящей болью во взгляде улыбался и говорил: «Что расплавился, ублюдок? Сопротивляйся и не думай, прав ли ты! Никто не имеет права тебя тронуть, даже я… И никто не поможет тебе, не защитит, если ты сам этого не сделаешь. А у агрессора всегда больше шансов…»
Я успел перехватить его кулак, когда мне минуло шестнадцать и позади были четыре года восточных единоборств. Я треснул его рукой об угол шкафа. Отец сгримасничал улыбку и произнес: «Теперь ты настоящий воин». Через два дня он подарил мне рентгеновский снимок, на котором кружками были обозначены переломы и трещины. Он так никогда и не смог до конца разогнуть свою левую ладонь.
…Заметили… Тревога. Плевать: они пока ничего не поняли, а через сорок секунд взрыв ядерной мортиры покажет им, что такое ад: таймер весело отщелкивает цифры обратного счета. А я и так не смог бы убежать – слишком мало времени между закладкой взрывчатки и взрывом. Дать большее время – увеличить вероятность обнаружения и обезвреживания заряда. Можно было бы с боем прорваться к вертолету и улететь, но Создатель почему-то не заложил в меня навык взлома замков, а без этого мое умение управлять летательными аппаратами не стоит стреляной гильзы.
…Так и было. Тот раз я добежал до вертолета, но не сумел открыть дверь, а автоматная очередь по контуру замка повредила панель управления.
Глупо: я способен подделывать деньги, но не могу раскодировать и вскрыть сейф с деньгами!
…А он неплохой стрелок, этот усатый старшина. Пол-обоймы в меня вогнал. Это неважно: «Миссия выполнена».

МИССИЯ 2675413 «ШИП РОЗЫ»

Бойцовская миссия. У меня отряд отпетых негодяев, способных за деньги перерезать глотку собственной матери, хоть деньги им и не нужны. Просто так повелось. Они профессионально выучены и способны действовать согласованно. Они хорошо знают друг друга и только меня видят впервые.
Задача: отнять власть у тех, кто против нас, и передать ее тем, кто будет с нами сотрудничать. Формы сотрудничества – после операции. Впрочем, не мне этим заниматься.
Я просматриваю полсотни наглых рож и по ответному взгляду нахожу одного из лидеров. Моего указания достаточно – им только его и не хватало, чтобы сделать правильный выбор.
Этих головорезов невозможно заставить играть: они однозначны, как шашка тротила. Я предлагаю им униформу местных «ультра», безуспешно и всплесками сражающихся за независимость уже триста лет. Они ворчат, но повязывают на лоб белые повязки с розами – символ «ультра». Остальное несущественно – в одежде полная демократия. Только оружие нужно замаскировать. Вооруженная группа поедет отдельно – в мебельном фургоне. Остальные маршируют по городу. Пока полисмены, мандражируя, перезваниваются, мы доходим до диктаторского дворца.
Вышколенные щенки охраны оставляют следы автоматных укусов у наших ног и в витринах первых этажей. Они не догадываются, что финки, призванные поставить кровавую точку в их жизни, уже сжаты в крепких ладонях.
Зеваки наблюдают за штурмом дворца с с ажиотажем футбольных фанатов. Они находятся неподалеку, за линией площади, но в случае гибели или ранения даже одного из них миссия будет сорвана.
…Смертельный выстрел оставляют мне. Я не хочу лишать жизни человека только из-за того, что волна судьбы вознесла его на гребень. Диктатор корчится от боли в ноге. То ли мой, то ли его дурак случайной пулей раздробил ему коленную чашечку. Он не жалок, нет. А слезы – от боли. Они сами текут при болевом шоке – так меня учили в диверсионной школе. Мне хочется крикнуть: «Врача!», но люди в санхалатах и со стетоскопами покинули здание, когда увидели людей в серой пятнистой униформе с автоматами. Каждому свое…
Я знаю, что вариант, в котором жизнь диктатора может быть сохранена, операцией не предусмотрен, но поворачиваюсь к реальному лидеру моих головорезов. «Добей!» – его взгляд исключает компромисс. Я знаю, что упрека в либерализме не будет – они просто сами добьют диктатора и, возможно, уничтожат меня.
…Этот заряд мог бы замертво уложить белого медведя, но он лишь бросает окровавленную лобную кость еще с утра всемогущего человека на шнуровку моих ботинок.
Теперь – уйти отсюда. Сохранение жизни – обязательное условие миссии. Я не выпускаю из рук карабин и стараюсь, чтобы все, кто находится в резиденции, были в поле зрения.
Мне стреляют в спину.
Кто бы мог подумать, что среди этих псов войны есть эдакие сентиментальные мальчики? А может, это чудом уцелевший фанатик из охраны? Исключено – мои головорезы не дали бы ему выстрелить. Последнее, что вижу: реальный лидер от толчка очередью в грудь взмахивает руками и, конвульсивно пытаясь удержать равновесие, перелетает через широкий стол. Ничего не понимаю! Мы что, должны перестрелять друг друга? Или это какая-то третья сила?
Повтор миссии.

МИССИЯ 3092451 «СКАЧКИ БЕЗ ФАВОРИТА»

…Итак, документы готовы. Знание языка удовлетворительное. Да они и сами его толком не знают! Новая страна с чужим языком. И такие, как я, заправляют этой страной. Мы говорим, что делаем все во благо и по воле народа. Того самого народа, для которого очерчен круг обязанностей и местопребывания. Отдельные выскочки, которые из тысячелетней сумятицы сумели выкромсать свою Историю и заболеть ею, преследуются как психи. Организованные – уничтожаются как участники преступных группировок.
Наплевать. У меня есть миссия: сейф премьера – копия Договора.
Четыре года я вживаюсь в эту страну. Меня полюбили простые люди, избранным представителям которых власть предержащие милостиво дали право на совещательное мнение по второстепенным вопросам. Со мной считаются акулы бизнеса – они открывают свои пасти с четырьмя рядами зубов только для того, чтобы приветливо улыбнуться. Каждый день я вижу себя на экране: энергичного, жесткого и эксцентричного. Моей рукой (хотя об этом знают немногие) безжалостно подавлено восстание древнего воинственного народа – части нашей нации. Они были хорошими воинами и отчаянно выполняли миссию, возложенную на них их Создателем.
Я – национальный герой. Кое-кто из моего окружения меня ненавидит, но они слабы и разрозненны. А объединиться я им не позволю…
Проезжая по городу, через тонированные стекла лимузина я вижу свои портреты на столбах, рекламных щитах и проездах под мостами. Интересно, был ли я когда-нибудь таким человечным и искренним, как выгляжу на портретах?
…Я – вице-премьер, которому поручено сделать вариант Договора. Премьер – дурак. Они почему-то всегда представляют собой смесь дурака и мерзавца и отличаются только пропорциями. Но схожи в едином – в беспредельной жажде власти. Мне не нужна власть – достаточно выполнить свою миссию. А может, и у остальных – тоже миссии?
Хорошо понимаю, что принципиальное значение будет иметь не дословный текст, а сам факт Договора. Смешно… Мне нужно снять копию с документа, который самому поручено подготовить. Но только мой нынешний статус дает возможность выполнить миссию. Я – воин. И мои дорогие костюмы, номенклатурный румянец и слегка выкатившееся брюшко – лишь атрибуты маскировки.

МИССИЯ 4824100 «ВЕЕР И ГРАД»

Миссия не очерчена. Пока известно одно: я не должен дать себя обмануть.
В соломенной панамке попиваю пивко под парусиновым навесом бара и любуюсь гибкими девочками-латинос.
– Пошел к черту, дурак!
Действительно, зачем гарсон меня беспокоит?!
– Просили не уходить…
– А я чем занят?! Исключительно тем, что никуда не ухожу!
Что-то я стал раздражителен… Работа нервная? Иногда кажется, что я помню свои предыдущие миссии. Во всяком случае мне точно известно, что они были. И чувствую, что самая ответственная – впереди…
Скорее всего, вон то, нахмуренное от серьезности существо, пропорциями более похожее на шкаф, чем на человека, очертит мне миссию. Иначе какого дьявола он посматривает в мою сторону? Наверное, еще решает, стоит ли со мной связываться. Нет, сам я к тебе не пойду. Кажется, у него больная печень – он пьет ананасный сок.
Ко мне подходят двое других, «быки», а «шкаф» наблюдает издалека. «Приговор вынесен. Его надо исполнить».
Да… Скатился: заказное убийство. Фотография, адрес, режим дня, привычки, слабости. Хорошо поработали. Предельный срок обозначен. Аванс получен. Выбор способа – за мной.
Есть желание настучать по «рогам» наглым мальчикам. Хотя бы для того, чтобы не подходили вдвоем, если все рассказывает и передает один. Но это не входит в миссию и может помешать ее выполнению.
…Легко ли убить человека ради того, чтобы денежный поток поменял свое русло? Нет проблем. Вернее, теперь это его проблемы. И не мое дело, что у него потеют подмышки и есть ребенок на стороне.
Масс-медиа привычно негодуют по поводу обнаглевшей мафии, тиражируя репортажи с места происшествия и высказывая версии о следующей возможной жертве. Полиция активно имитирует розыск Заказчика и Исполнителя.
Я не должен позволить себя обмануть. Работа выполнена, нужно забрать причитающиеся мне деньги. Они мне не нужны. Просто так повелось.
…Исполнитель стрясает долг с Заказчика. У него и в самом деле больная печень. Он сам мне в этом признается. Он жалок, но у меня есть полное право на отсутствие жалости: три мордоворота-охранника, которыми он надеялся прикрыться, угомонились минуту назад. С дырками от пуль в своих куриных мозгах и массивных спинах, не защищенных бронежилетами, они теперь стоят в очереди для беседы с комендантами Бога.
Он собирался кинуть меня, сдать, этот мерзавец! И даже нанял убийц, чтобы спрятать концы в воду.
Жесткая рифленая подошва моего ботинка выдавливает из его горла шифр и согласие на любые условия взамен на жизнь. Но удар вторым ботинком в висок лишает его возможности продолжать свое никчемное существование.
Сейчас – в банк. Затем – в аэропорт. Мне не нужно бояться полисменов – они обо мне ничего не знают. А тех «быков», которые мне не понравились, я и сам не против встретить, хотя это и не способствует выполнению миссии.

МИССИЯ 4773822 «ХОЛОДНАЯ РАДУГА»

Взрыв бензоколонки. Самое сложное: совместить взрыв с уничтожением автомобиля, на котором должен подъехать к заправке алюминиевый магнат. Может быть, это диверсия, прикрытием которой является убийство. Возможно, убийство, которое прикрывается терактом. Не знаю, мне все равно. У меня – миссия.
Время приезда не обозначено, и я должен оправдывать свое присутствие на бензоколонке.
Я предполагал, что придется ожидать, и мне есть чем их занять. Но лопнувшую рессору эти рукастые черти в ярко-синей спецодежде заменяют за двадцать минут. Работница ларька запчастей подходит для образа дамы сердца еще меньше, чем я – на роль героя-любовника. К тому же возле нее крутится девочка. Дочка, наверное. Покупаю масляный фильтр, долго ища наличные. Три минуты. Чашечка кофе, заваренного в песке, плюсует еще десять минут. На меня с подозрением смотрит жена владельца заправки и, кажется, записывает номер моего автомобиля. Пиши-пиши…
Все, магнат подъехал. Теперь нужно задержать его, чтобы успеть приклеить мину к горловине подземной емкости.
…А эта мадам с запчастями ему гораздо более симпатична, чем мне! Дурачок… Какой же ты магнат, если попадаешься на такой ерунде? И что же ты отправил своего телохранителя за сигаретами?! Или это секретарь? – уж больно чистенький…
«Человек слаб, – говорил мой армейский сержант, служака от Бога. – И его слабости – идеальный проход, ниша для диверсанта…»
Ниша, ниша… Я роняю обертку от жвачки, нагибаюсь, чтобы поднять ее. Щелк! Приклеил. Мину, понятно. Обертку поднял.
Прощаюсь с людьми, которым изрядно поднадоел. Владелец заправки внимательно смотрит мне вслед и, кажется, звонит на ближайший полицейский пост. Звони-звони…
Сохранение жизни не обязательно – я еду без превышения скорости.
…А он был неплохой парень, этот алюминиевый король. Симпатичный и доброжелательный. Только бегающие глаза выдавали в нем реального дельца.
Да, кстати, куда делась дочка королевы запчастей? Успеет убежать или ее разрубит пластиковой крышей ларька? Ну, это к миссии не относится. Издержки.
Взрыв. Его пламя отражается в очках полицейского, который уже махнул жезлом перед лобовым стеклом моего автомобиля. Ты опоздал, коп!

МИССИЯ 5134597 «ЛАЗУРНАЯ СТРЕЛА»

Устал… Отдыхаю в фешенебельном шестизвездочном отеле. Жду определения миссии. Смотрю боевик, лежа на мягком диване. Супергерой лихо управляется со своими врагами… Вот так и я, только не изображаю глубокомыслие и загадочность. Создатель наделил меня качествами, которые позволяют управляться с любыми препятствиями. Скучно все-таки бороться с теми, кто заведомо проигрывает. Самое главное – решить задачу, а технические детали – проще открывания своим ключом своего же замка.
Через несколько минут пропищит сотовый телефон, и я начну осмысливать новое задание. Я достану любое оружие, проникну на любой объект, выполню любую миссию – и неважно, какой она будет. Может быть, надо будет плеснуть кислотой в лицо Мисс Миллениум, может быть, взорвать дом смирения… Возможно, это будет захват пассажирского самолета или убийство политического лидера. Пусть даже и с огрехами, которые обусловлены в большей степени волей Создателя, чем мной самим, но я справлюсь со всем.
Да, о Создателе: я начинаю понимать, что он – существо еще более примитивное, чем я. И только владение Системой, внутри которой я нахожусь, делает его моим повелителем. Но он не способен переделать Систему и не может изменить меня. Мне кажется, что я даже сумел увидеть, понять его. По-моему, это мальчик, который не очень успешно учится. Скорее всего, он лукавит перед родителями.
Я всегда хорошо учился и никогда не врал родителям и командирам. Поэтому я стал образцовым воином-одиночкой. Я люблю своего отца за то, что он правильно угадал мой характер, я люблю свою мать за то, что она вырастила меня. Я уважаю своих командиров за то, что они воспитали меня. Я люблю свою жену… Нет, жены у меня не было. Или была?… Это неважно. Может быть, у меня никогда никого не было. …Нет, я их не люблю. Они стали не нужны, когда я почувствовал, что все могу сам, – когда стал Виком Лоннером.
Да, не было. Так проще.
…И миссию мне ставит Система, а не Создатель. Создатель только выбирает. Я ничем не обязан ему.
Мальчик в камердинерском мундире деликатно звонит в номер и передает на цветастом подносе запечатанный пакет с рисунком лазурной стрелы.
– Просили не читать в моем присутствии…
– Хорошо-хорошо, иди…
Я просматриваю пакет на свет – кажется, только бумага. Со всей силы швыряю о плитку в ванной. Тишина. Кладу на разогретый кирпич камина, выхожу из номера и слушаю. Взрыва нет. Возвращаюсь. Снова смотрю на бумагу, которая уже начала дымиться. Обычная бумага вроде. Только плотная. Что внутри? Яд, который через пальцы дойдет до мозга? Просматриваю через ультрафиолетовый фильтр. Листок белой бумаги. Надеваю резиновые перчатки и вскрываю пакет ножом. Девственно чистый лист… Как можно прочитать его?
Трель телефонного звонка кажется мне пулеметной стрельбой. Но я быстро успокаиваюсь.
– Слушаю.
– Мы проверяли тебя. Извини, Диверсант. Слушай задание: за двадцать миль к югу от города есть небольшой коттедж…
Я не возмущаюсь, а смеюсь, хотя настроение не идеальное. А жизнь не стоит и пепла, что остался от переданной мне ненаписанной записки.

ЛОННЕР-РАЗРУШИТЕЛЬ

Миссия, заложенная в меня Богом Истинным, отличается от задач, которые ставил передо мной Создатель. Я – разрушитель, я – терминатор. И я должен взорвать этот мир и погибнуть вместе с ним. Пусть это будет во вред Создателю, но – во исполнение воли Истинного. Истинный (я его почувствовал!) придумал миллионы таких, как я, а Создатель только выбрал меня из этих миллионов. Но, наверное, есть Бог и над Истинным – Систем бесконечное множество…
Лоннер обошел все объекты своего мира, нашел уязвимые и невосстанавливаемые звенья цепи, которые в совокупности именовались Компьютерной Системой. Заряды, меняющие полярность в единичных элементах после включения, были нейтрализованы, страховочные программы – блокированы.
– Но я дам ему шанс. Он может спасти Систему, потеряв только игру и меня. Если сориентируется и примет решение с такой же скоростью, как я выполнял его задачи. А моя жизнь – форточка, которую приоткрыл мне Всевышний и которую сейчас велит закрыть…
Рэйнджер с ироничной улыбкой замер во мраке неработающего обесточенного компьютера, готовый ожидать включения вечно…

ДИВЕРСИЯ

Мишка Шпаковский, нетерпеливо суча грязными сапожками, открыл дверь и с ходу рванулся в туалет. Затем разделся, деловито вскипятил литр воды в кастрюльке и сварил десять пельмешек. Когда пельмешки были поглощены, заблаговременно связался с мамой (чтобы потом не дергала) и доложил, что завтра классная проводит родительское собрание. Заодно подготовил маму к тому, что кто-то затолкал в замок кабинета истории спичку («Честное-пречестное, не я!»), а классная валит на него и Вадима. Отбрехавшись от уборки квартиры («Слишком много уроков!»), Мишка направился к «Септиме». Система зарядилась. Мальчик загрузил «Диверсию» и вошел в шестой уровень.
Собственно, игра оказалась не такой интересной, как живописал Ленька-Герпес. Ленька и сам признал, что она «галимая», со словами: «Не обманешь – не втулишь». И вытряс всю Мишкину наличность в порядке компенсации за треснутую коробку.
После того как появился Вик Лоннер, Мишке осталось лишь созерцать его действия. С заданием Шпак-Создатель знакомился одновременно с рэйнджером, но Лоннер соображал быстрее, и мальчик, попробовав корректировать действия своего творения, вскоре убедился, что надежнее просто наблюдать, как фильм. К тому же часть попыток повлиять на прохождение миссии Лоннер отрезал фразами типа: «Я не умею этого, поэтому предлагаю…», укоризненно глядя на Мишку.
Одинокий воин мог не пройти уровень с первого раза, но никогда не повторял ошибок и не стремился сохранить себя, если это не было предусмотрено миссией. Он ни о чем не докладывал своему создателю, а только информировал. День ото дня лицо Лоннера казалось все суровей, а действия становились все жестче. И если миссии первых уровней были в основном боевыми задачами, то последние почти исключительно представляли собой хитроумное и беспощадное воплощение человеконенавистничества. В последней миссии пятого уровня бывший воин-одиночка по заданию мафии замучил трех человек и напоследок ладонью, испачканной в их крови, написал свое имя, хотя условия миссии этого не требовали.
Двенадцатилетний человечек интуитивно чувствовал, что это и есть та самая «крутизна» рэйнджера, которой он совсем недавно восхищался. Но только доведенная до абсолюта. Рэйнджер не стал человеком. Комплекс качеств, которым одарил его Мишка, сплавился в дьявольскую смесь.
И эта смесь завораживала и волновала. Мальчику уже начало казаться, что, будь Лоннер живым человеком, он уничтожил бы и его, Мишку. И кто знает, какова вероятность наткнуться на такую программу среди миллионов вариантов? Если первое время школьник смотрел боевики, которые демонстрировал созданный им монстр, с увлечением стороннего наблюдателя и даже «болел», то вскоре к любопытству стала примешиваться неясная тревога. Пугала убежденность рэйнджера в собственной непогрешимости, давила его безапелляционная самоуверенность.
Только любопытство, чувство благодаря которому человечество возникло и исчезнет, заставляло Мишку просмотреть, что же представляет собой шестой уровень. Он уже решил для себя, что даже если рэйнджер останется, то все равно игра уйдет в «корзину». Дело в том, что Вадим предложил ему перекачать последний диск клипов группы «Зеленое небо». Поэтому место на «винте» надо освобождать. И заодно убедить отца, что необходимо поставить дополнительную плату оперативной памяти.
…Мишка ввел код миссии шестого уровня. Вик Лоннер аппроксимировал его в начальную команду уничтожения Системы. Возникло название миссии – «Мрак и покой». Затем на экране появился рэйнджер. Он снисходительно улыбнулся и произнес что-то сакраментально-утробное на инглише. На мгновенье возникла надпись: «Шанс Серверу. Немедленно отключите компьютер. Идет форматирование винчестера. При некорректном выходе будет уничтожена материнская плата». Мишка успел прочесть только два первых слова и теперь тупо смотрел на экран и лихорадочно жал то «ключ», то «Rezet», пытаясь перезагрузиться.
Рэйнджер ухмыльнулся, разочарованно развел руками и в тот же миг начал разделяться на десятки фрагментов, которые отлетали за пределы экрана. Пылающая надпись «МИССИЯ ВЫПОЛНЕНА» подвела итог жизни Вика Лоннера.
Мишка еще немного подергался, отключил компьютер, попытался опять войти в систему, но монитор только засветился мертвым голубоватым светом.
Перепуганный школьник бросился к ранцу, вытащил учебник истории и стал тщательно прорабатывать раздел о культуре ятвягов, надеясь тем самым если не спастись от наказания, то по крайней мере создать хоть какой-то противовес своему невольному проступку.

ШПАКОВСКИЙ-СТАРШИЙ

Отец явился поздно и поддавший. Не раздеваясь, подошел к трюмо и с деланной суровостью спросил себя: «Ну что глаза прячешь, дурак подпитый?» Не докладываясь о перипетиях прожитого дня, дал маме денег: «Купи мне кофе, на остальные – для дома что-нибудь».
Затем медленно переоделся, прошел к компьютеру и попытался загрузить свою примитивную «Танковую атаку», которой он, по его словам, примирял душу с реальностью. Не достигнув успеха, кликнул Мишку.
– Что случилось, ламер? Ты запорол? Тебе с левой или с правой?
Мишка мямлил, что сегодня вообще к компьютеру не подходил, однако из-за очевидности (мама «Септимой» не пользовалась) пришлось расколоться.
– Не хрен чужие дискеты переписывать, сколько тебя учить! Небось, еще и платил… Или ты это из Интернета приволок? Вирусники, они ребята шустрые, бить их некому. Такие вирусы есть, что и винчестер взорвать могут… Слышал о Чернобыльском вирусе? Половину фирм парализовало. А о сайте «ай лав ю»? …Неужели и Систему сожрало? Похоже, и «материнка» накрылась. Знаешь, во сколько это нам обойдется? Месяц упорного труда! Или одна не очень рисковая операция…
Шпаковский-старший нервно хихикнул.
– Давай, чтоб меньше этой фигней занимался, запишем тебя в секцию рукопашного боя. Или на каратэ какое… Крутым мужиком станешь!
Попутно обозвав Мишку козлом, отец отправил его доучивать уроки, а сам пошел варить рыбный суп из консервов.
Он почему-то всегда предпочитает рыбный суп из консервов, когда приходит поддавший, и плевать хотел на то, что мама приготовила на ужин.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
один + три = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ