Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
20 июня 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Две блохи выходят из пивного бара.
- Так что, - говорит одна, - пешком пойдем или подождем собаку?


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Гныр

Есть и третья сила, Гныр, Гныр великий и могучий, самый гнырестый из всех Гныров, основа основ, Слово, как есть оно, из глубин небытия взошедшее, аки колос под палящими лучами. Гныр - это есть жизнь у первоисточника жизни.
Когда Гныр разворачивает себя, мир оглашается криками младенцев, когда Гныр сворачивает себя - раздаются стоны старческие. И он разворачивается с одного конца себя и сворачивается с другого, закручивая пространство вечности в спираль.
Ему не важно верят в него или нет, он Гныр.

Пролог

- Привет Крот.
Крот восседал рядом с родником, посередине пещеры. Его огромный бледный торс загораживал живой огонь, что предавало пафоса его, косящему влево лотосу.
- Привет Петр. С чем ты пожаловал на этот раз?
- Я узнал, что у тебя появилось новое зелье, которое помогает гулять между мирами.
- Да, мой алхимик сварил магическое вещество, которым пропитывают бумагу.
- И сколько будет стоить один билет?
Крот еще сильнее забрал влево и подмигнув белым глазом, промолвил:
- Что ты Петр, для тебя бесплатно. Тор!
Из глубины пещеры появился ребенок лет семи с блекло-голубыми глазами и свисающими до плеч седыми локонами.
- Тор, выдай этому господину билет, туда и обратно.
Тор молча удалился, но уже через пару секунд вернулся с билетом для проезда на наземном городском транспорте. Я бережно взял сию бумажку и осмотрел, числа совпадали в счастливое, хороший знак.
- И как оно работает?
- Съешь его, он видь счастливый, не так ли?
Я последовал его совету. Билет оказался немного горьковатым.
- А дальше что?
- Жди строитель троп, скоро тебя найдет одна из мириадов дверей, и ты продолжишь свой путь.
И я стал ждать. Минуты, часы, годы плавно текли по стенам, озаряемым оранжевыми всполохами костра. Крон пел песню бес слов, допев, он повернул ко мне свой затуманенный веками взор:
- Мой сын ушел пятнадцать снов тому назад, он взял билет в один конец. Петр, если ты его встретишь, передай ему привет.
- Ладно, Крот, передам.
Я повернул голову к костру и увидел, что над ним мерцает синий треугольник, площадью примерно с меня.
- Вот твоя дверь, Строитель троп – прозвучал из темноты голос Тора – ну же, смелей…
Я набрал в грудь воздуха и прыгнул…


Январь

Мой разум захлестнули синие блики и всполохи. Они бороздили мое сознание с усердием надоедливых мошек. Постоянно лезли в глаза, рот, уши, за шиворот, и при этом противно жужжали. Пришлось отбиваться кистью, которая служила мне, мечем правосудия.
Я стоял посреди большой снежной равнины. Откуда-то, с запада, восходило бриллиантовое солнце, и, как не странно, но холода я не ощущал.
-Смотрите, торчок!! Торчок!
-Торчок.
-Торчок?
Отовсюду стали выползать маленькие ржавого окраса кролики.
-Торчок.
-Торчок. Хи-хи-хи.
Они дрожали и нервно похихикивали, окружая меня со всех сторон.
-Настоящий торчок!
-Торчок.
-Точно торчок.
Над уже прилично образовавшейся толпой вознесся еще более ржавый, чем все остальные, крол с белыми крыльями. Он подлетел ко мне, и начал порхать где-то на уровне плеча.
-Я знаю торчок, тебя зовут Моисей и ты должен провести нас в рай, указать нам верную тропу. Так гласят легенды.
-Да, да.
-Так гласят легенды.
-Смотрите, торчок.
Я немного опешил, но отступать было некуда. У кролов окромя крыльев, также имелись острые когти и не менее острые зубы.
-Вы уверены, что вам нужен…
-Кто нужен?
-Что нужен?
-Рай! Вы уверенны, что он вам нужен? Вы знаете, что вас там ждет?
-Нет - хором прогундосили зайцы.
-И я не знаю. – ответил я, и побрел от них проч. Если даже зайцы пытаются слинять из этого мира, то мне здесь делать в принципе нечего. Вот, только найти ворота, и я от сюда слиняю, как пить дать!
Я брел весь день, и еще один день, потом наступила ночь. Надо было устраиваться на ночлег, но кругом простиралась только снежная пустыня.
Перебрав в уме все возможные варианты, весь один, уподобившись медведю, я начал делать себе берлогу. И в конечном итоге соорудил, что-то вроде чума, ну или юрты, как их там называют?
Моя крепость отличалась помятостью и характерными мне асимметричными пропорциями.
Вот так, сидя в этом сооружении, я начал постепенно засыпать. Мне снились снега Килиманджаро, знойное солнце Караибских островов и сумасшедшее чаепитие Льюис Керол.
-Зачем они засовывают Соню в чай?
-Чтобы проверить, сможет ли Соня жить в чае.
-Она же утонет!
-Это не важно, главное молчать, а то еще обидится кто.
Грохот разбившегося заварника вывел меня из сна. Рядом со мной лежал медведь, он собирал лапами осколки и ревел, точнее плакал. Эта душераздирающая картина тут же освежила меня, как целый галлон кофе, и я пулей вылетел из своей берлоги. Да, если есть берлога, то в ней должен быть медведь, неоспоримая аксиома.
Перед входом толпились ржавые кролики. Уже знакомый мне субъект опять подлетел на уровень моего плеча.
-Мы подумали и решили. Веди нас в ад Моисей.
-Ладно крылатые, пошли.
Наша процессия была еще той картиной. Тысячи летающих ржавых кроликов во главе с маленьким человеком по имени Петр, которого они именуют Моисеем, бредут по снежной пустыне, в поисках ада…

Рой бумажных стрел прервал идиллию. Зайцы, как горох сыпались на снег, заливая его бесцветной серой кровью, многие из них пытались спастись бегством, но бумажные болты знали свое дело, в одночасье полегли все.
Из-за бархана появилось человек тридцать с картонными луками.
- Назовись человек, принесший нам такое изобилие пищи, ты наверно посланник богов.
- Нет, я просто Петр.
- Апостол Петр! – мужики повалились на колени и начали усиленно мне кланяться.
- Встаньте. Не стоит этого делать. – сказал я, уже смирясь со своей пророческо-божественной сутью.
- Ты послан нам в помощь – проговорил один из мужиков – Мы уже лет тридцать бродим по этой пустыне, ты покажешь нам путь до нашего города.
- Нет ничего проще. Надо следовать по дороге из желтого кирпича.
Стрелки обрадовались, собрали кроликов и пригласили меня в свой лагерь, на пир в честь меня.
Лагерь был воистину огромен, человек на пятьсот. Здесь были женщины, дети, старики, воинов человек триста и верблюды с четырьмя горбами.
На этом идиллия завершалась: у детей были сморщенные, потрескавшиеся от пустынных ветров лица; женщины с впалыми глазами и обвисшей грудью; худые, еле стоящие на ногах воины.
- Нас было в десять раз больше – сообщил мне один из моих учеников – многих унесли болезни, кто-то от голода, кого загрызли мыши.
- Как такое могло случиться?
- Никто уже не помнит, незримый холод сжигает разум, снег не таит даже при ста градусах, его невозможно растопить. Эта пустыня живая, она гипнотизирует, разговаривает с нами. Мы ее пища.
Говорящий попросил меня подождать и я остался один посреди людного лагеря.
- Ты не сможешь нам помочь, строитель троп.
Я обернулся и увидел сгорбленного старика.
- Я не обижаюсь, не беспокойся. Только не говори это им. Они озлобленные на весь мир вампиры. Беги строитель троп, беги.
- Куда?
- Не знаю, здесь нет ничего: нет гор, лесов, здесь нет полей и уж точно нет ни одного города. Их разум сожгла эта пустыня, она навеяла им мечту о призрачном городе, а они в нее поверили.
Я еще один раз взглянул на лагерь и побежал к ближайшему бархану. Меня никто не преследовал, но я чувствовал кожей их ненавидящие взгляды.

За барханом моему взору открылся огромный оазис и городские стены. Путь до них занял у меня не больше двадцати минут.
У ворот стояли два огромных громилы с синей кожей и зелеными глазами, совершенно голые и без единого волоска на всем теле.
- Во Зайка, прости за грубость!!…- громилы молчали.
Я еще минут пять смотрел на их упитанные лица, но они ничего не отражали.
- Ну и плевать! – произнес я нарочито громко и вошел в город.
Город блистал всеми цветами радуги, всеми звуками лиры и всеми излишествами матери природы. Походу дела, город готовился к празднеству. Он бурлил, разбрызгивая в разные стороны клочья пенящейся плоти.
Я стал пробиваться в глубь города. На площади толпа мужиков держала в воздухе огромную доску, символизирующую собой сцену, хихикающие детишки всячески над ними изгалялись: щекотали, снимали штаны, брили ягодицы, а на сцене стояла молодая девушка с пчелиным лицом и держала речь о вреде утреннего меда. Народ мрачно внимал, выковыривая, друг другу глаза.
- Утренний мед гораздо недоброкачественней меда дневного. С утра пчелы сонные и ленивые, они на лету засыпают, что сказывается на КПД их трудовой активности.…Наша партия смеет всех заверить, что как только мы вступим на пьедестал власти, эта проблема будет решена нами незамедлительно, раз и на всегда! Ура товарищи!
- Ура!!! – слитный хор толпы громогласно вознесся над площадью.
Я вырулил из нее и пошел в ближайшее кафе, благо в карманах моих завалялось пара процессоров PENTIYM 3,на обед хватит. Вечерело.
Ровно в восемь часов, с главной башни города скинулся монах, символизирующий собой солнце.

Маленькое кафе на краю площади с негромким чвяконьем принимало в себя посетителей, которые рыхлыми кучками слизи бугрились по краям сморщенных столиков.
Я сел на столик у входа, демонстративно брезгуя стулом, как я понял это могли себе позволить только состоятельные комочки слизи.
- Что будем заказывать? – спросила меня задница с длинными ногами, протягивая мне меню.
- Пищу. – задница нахмурилась и ушла.
Я стал изучать цветастый картон, который она мне протянула. Текст было почти не разобрать, он был измазан губной помадой, слезами и рыбьим жиром, странно, рыб я в этом кафе еще не видел.
В это время задница снова подплыла к моему столику и поставила не него, кишащее мясными запахами, блюдо, по левую сторону от моего тела.
- С вас один. – я вынул процессор и передал его официантке, та выписала счет и удалилась.
Я принялся поглощать принесенную мне еду.

Сон
Мне снилось, дико обиженное на небо, море. Оно из последних сил старалось стать более голубым, чем небосвод, но у него ровным счетом, мало чего получалось, люди по прежнему называли его Зеленым…

Проснулся я на том же столики от пушечного выстрела: покрытый гарью и копотью монах, что символизировал собой солнце, несся куда-то за линию горизонта. Наступило утро.
Я слез со столика, отряхнулся и вышел на улицу. Город был пуст и безлюден. По покрытым пылью и снегом мостовым, ветер гонял обрывки бумаги и картона. Кое-где площадь еще сохранила свои первозданные формы, но во многих других местах она напоминала разодранный халат.
Петр оглянулся назад, кафе с разбитой витриной, качающейся на одной петле дверью и еле заметный зеленый треугольник в дверном проеме.
Он улыбнулся ему и шагнул.


Кефир

У одного Прохожего была собака, рыжая и с ушами. А у его соседа пахли ноги, и он их прятал на ночь на балконе. А дворник любил хлеб, но постоянно отказывал себе в нём преодолевая страсти. А ноги ходили по балкону и пахли, поэтому собака выла. Прохожий просыпался и кидался в неё булочками.
Май сатанел.
А у другого Прохожего был чулан с грибами. Но он не знал, где он. Зато это знал дворник и поэтому преодолевал страсти.
В пол пятого каждого часа из крайнего с краю подъезда выходила женщина в каске и раскидывала семена цветов по асфальту. А семена прорастали и начинали светиться. А дворник их очень любил, и полевал кефиром. И Прохожий их любил и полевал кефиром, и сосед его бывало оденет ноги, выйдет на улицу и ну их кефиром полевать. И к вечеру они гнили. А на другой день женщина в каске садила их снова.
А собака умела думать на старославянском и жутко гордилась этим. А её хозяин старославянского не знал и тоже этим гордился. А на первом этаже в трёх квартирах жили бомжи и тоже гордились. Люди в правых подъездах ходили в гости к людям в левых и тоже этим гордились. А дворник непил и его это стремало. А женщина пила и её это тоже стремало. А ноги пахли.
А потом к ним приехал доктор и сказал что вылечит ноги, зашел на балкон и задохнулся. А за ним приехал другой доктор, чтобы спасти первого доктора и задохнулся. А потом приехали спасатели и задохнулись. А потом пригнали пехоту и танки, и авиацию, и цветы стали гнить быстрее.
Потом наступил вечер.
Из земли посреди двора начали лезть кроты. Один жёлтый, другой чёрный, третий фиолетовый и белка, но та сразу скипнула.
Желтый крот стал копать траншею и окапался, потом окопался фиолетовый крот, а черный лёг на землю и исчез. А солдаты спали какразна втором этаже. А на первом гордились бомжи, то сильнее, то слабее. А дворник ходил по дороге и подметал кефир.

Февраль

Февраль – самый лютый, но и самый слабый из зимних месяцев. Если в январе зима набирает максимальную силу и ей еще так долго править, то в феврале ее сила иссекает, она видит, что ее время проходит, и сильно лютует, только власть уже утекла от нее…

Петр стоял в полумраке огромного зала и с интересом разглядывал очередную тропу.
Тропа представляла собой покрытые старыми фресками стены и двенадцать колон вокруг него. Они уходили далеко вверх так,
Что разглядеть, чем они оканчиваются, не представлялось возможным.
- Добро пожаловать в Обитель, Строитель троп. – прогремел свистящий шепот, откуда-то сверху.
- Что ж, и тебе того же, кто бы ты ни был.
- Давно ты к нам не заходил. Я было подумал, что ты образумился, постиг свое предназначение и перестал совершать глупых ошибок, ан нет. Ты опять начинаешь с нуля и снова в Обители. Может оно и к лучшему…
- И так, ты знаешь, что мы тебе сообщим, ты не раз уже проходил это испытание, может в этот раз у тебя получиться сделать все правильно, глупец? Все вы глупцы! Начнем.
- Пусть грянет буря – подумал Петр со скукой – как помпезно, я просто млею.
Но буря не грянула, справа от него осветилась одна из колон, она должна стать первой.


Колона первая

Ветер рвался из легких
Пришлось закрыть глаза и заткнуть уши. Этот ураган мог смести все вокруг за считанные минуты, а кто виноват?
Виновных нет, глупо кого-то упрекать, злость рождается в тебе,
оправданий нет, держи своего зверя.
Его холодные глаза смотрели из меня с прищуром, мягкая шерсть, чуть подрагивала от дуновенья, а когти с немым упрямством пытались выйти из моих пальцев. Первым не выдержало лицо, его остатки осыпались на мои плечи исчезая в полете, потом руки, раздался вой и лопнула кожа на спине, к небу взметнулись белоснежные крылья и он прыгнул из меня, ураганным, грохочущим ветром. Не тут-то было!
Я стоял сжав кулаки и смеялся. Они смотрели на меня с явным удивлением.
- Почему ты не хочешь обрести это, ты же так хотел стать ангелом?
- Я вижу – ответил Петр и открыл глаз…
Они таяли, как свечи, молча, не понимая происходящего.
В этот миг разбилось небо…
Петр вдохнул стекло полной грудью и вышел из грота.




Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
девять + шесть = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ