Спроси Алену

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС

Сайт "Спроси Алену" - Электронное средство массовой информации. Литературный конкурс. Пришлите свое произведение на конкурс проза, стихи. Поэзия. Дискуссионный клуб. Опубликовать стихи. Конкурс поэтов. В литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. Читай критику.
   
Музыка | Кулинария | Биографии | Знакомства | Дневники | Дайджест Алены | Календарь | Фотоконкурс | Поиск по сайту | Карта


Главная
Спроси Алену
Спроси Юриста
Фотоконкурс
Литературный конкурс
Дневники
Наш форум
Дайджест Алены
Хочу познакомиться
Отзывы и пожелания
Рецепт дня
Сегодня
Биография
МузыкаМузыкальный блог
Кино
Обзор Интернета
Реклама на сайте
Обратная связь






Сегодня:

События этого дня
20 июня 2024 года
в книге Истории


Случайный анекдот:
Жена нового русского фотографируется на развалинах Парфенона, садится на упавшую колонну и дает инструкции гиду:
- Только ты смотри, чтобы на снимок не попала машиина, а то
муж подумает, что это я ее сшибла.


В литературном конкурсе участвует 15119 рассказов, 4292 авторов


Литературный конкурс

Уважаемые поэты и писатели, дорогие мои участники Литературного конкурса. Время и Интернет диктует свои правила и условия развития. Мы тоже стараемся не отставать от современных условий. Литературный конкурс на сайте «Спроси Алену» будет существовать по-прежнему, никто его не отменяет, но основная борьба за призы, которые с каждым годом становятся «весомее», продолжится «На Завалинке».
Литературный конкурс «на Завалинке» разделен на поэзию и прозу, есть форма голосования, обновляемая в режиме on-line текущих результатов.
Самое важное, что изменяется:
1. Итоги литературного конкурса будут проводиться не раз в год, а ежеквартально.
2. Победителя в обеих номинациях (проза и поэзия) будет определять программа голосования. Накрутка невозможна.
3. Вы сможете красиво оформить произведение, которое прислали на конкурс.
4. Есть возможность обсуждение произведений.
5. Есть счетчики просмотров каждого произведения.
6. Есть возможность после размещения произведение на конкурс «публиковать» данное произведение на любом другом сайте, где Вы являетесь зарегистрированным пользователем, чтобы о Вашем произведение узнали Ваши друзья в Интернете и приняли участие в голосовании.
На сайте «Спроси Алену» прежний литературный конкурс остается в том виде, в котором он существует уже много лет. Произведения, присланные на литературный конкурс и опубликованные на «Спроси Алену», удаляться не будут.
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (На Завалинке)
ПРИСЛАТЬ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Спроси Алену)
Литературный конкурс с реальными призами. В Литературном конкурсе могут участвовать авторские произведения: проза, поэзия, эссе. На форуме - обсуждение ваших произведений, представленных на конкурс. От ваших мнений и голосования зависит, какое произведение или автор, участник конкурса, получит приз. Предложи на конкурс свое произведение. Почитай критику. Напиши, что ты думаешь о других произведениях. Ваши таланты не останутся без внимания. Пришлите свое произведение на литературный конкурс.
Дискуссионный клуб
Поэзия | Проза
вернуться

Колона вторая

Всё вокруг усеяно цветами. Я таких, ещё никогда не видел. Это нечто. Я не могу их описать. На бутон дунешь, легонько и он весь лёгкой рябью идёт. Края у лепестков, как будто размыты, даже воздух колышется.
- Дурацкие цветы – подумал Пётр. И пнул, втоптал этот ужас.
А цветок аж почернел, уплотнился и такой же упругий, как и был. Стоит. Шипит на меня.
И другие цветы рядом с ним начинают чернеть.
- Стоп, стоп, стоп!! Так дело не пойдёт. Это, что за страхи такие? – сказал он, и отступил на три шага.
А если снова подуть, только нежнее, ласкова, цветок расслабляется, становится почти прозрачным и светится изнутри. И все вокруг светиться начинают.
Пётр оглянулся по сторонам. Он стоял на огромной поляне, метрах в ста он него, начинался лес. Светящейся зеленым, холодным цветом. То там фиолетовые всполохи, то где-то из глубины алые огоньки побежали.
- Так вот почему здесь нет солнца – Пётр улыбнулся – Оно здесь и не нужно.

Спектры

Серый мотал на ус всё происходившее с ним за последнею сотню лет. Он сидел в пространстве, которое подарил ему Синей и созерцал. Как мало осталось в пространствах неизведанного им, совсем ничего. Серый сидел порожняком уже четвёртые сутки и пил горькую.
Вот Белый уже даже не колется и целый месяц не нюхает кокаин. Серому было жалко его, но скоро и он будет там же. Коричневый, Синей и Красный – уже второй цикл в гуще событий, но Серый им не завидовал, скоро им это наскучит, наскучит настолько, что даже простенького измерения создать не смогут, и , как в своё время он, пойдут с поклоном…возможно к Зелёному. Зелёный ещё молод для спектра, ему будет забавно.
Можно конечно создать новое самому, но опыт Чёрного с его рок-музыкой показал всю тщетность такой попытки, бедняга в депрессии уже с конца восьмидесятых.
Почему в сущности так много световых туннелей, когда ими никто не пользуется, кроме нас, сущностей восприятия? Будь, в своё время, в моде не чёрные цилиндры, а красные, что бы это изменило? Так нет же! Слава пыли, что есть художники…бедный Белый…слава пыли, что практически кончилась чёрно-белая плёнка.


Колона третия

Собранный из обрывков ангельской пыли и лучей закатного солнца, даже для этих мест это был особенный персонаж .Мистическое и волшебное существо, особенно этот, самый редкий вид.
Пётр притаился за мягко-зелёным шевелящемся кустом и откуда-то сбоку достал бинокль.
В такие места эти существа прилетали опорожняться. Собранные очень гордые, в интимные моменты своей жизни любят уединиться и хорошо прячутся. А там, где они сходят, всё время что-то разное появляется.
И тут я наступил на ветку, Собранный напрягся и улетел.
-Вот незадача- подумал Пётр.
Но решил проверит место его пребывания. На нём лежало пятно, идеально круглое, непроглядно чёрное и совершенно плоское, вровень с землёй.
- И что это может быть? – вопрошал я господа.
- И как это надо понимать? – вопросил я.
- И не манна ли это небесная?
Пётр промолчал.
-Но надо же это, как-то решить? Засунуть руку, или потрогать палкой? – Пётр оглянулся по сторонам и засунул в пятно руку.
А рука ушла по локоть даже не встретив преграды. Он поводил её там в разные стороны и нащупал твёрдый продолговатый предмет.
Я достал зонтик, темно-синей с серебристым отливом и белоснежной вышивкой японского дракона. Ручка из слоновой кости, резная, изображала штормовое рисовое поле, в мельчайших тенях и деталях. Славно.

Колона четвёртая.

-Когда-то, я был мотыльком. Летал и видел чудеса, ля-ля-ля…
-Пётр!
-Да, леди Джейн!
-Пора наступить утру, бегом марш на улицу юный принц. Сколько можно ещё ждать?
-Уже бегу, леди Джейн!
Голубоватая земля мягко шелестела под босыми ногами, а ветер играл его любимую мелодию, вальс.
-Парма, парам, парам, пам-пам…
Лучистый зеленоватый смех озарил бескрайние небесные просторы и водопадом низвергся на Землю. Люди наблюдали восход.


Итог, один и тот же.

- Женщина, как кабинка. Бывает свободна, а бывает и занята.
- А бывают общественные кабинки.
- Многие платные.
- В некоторых мужчины запираются навсегда. Из прочих, бегут.
- Некоторые не открываются..замок заело
- Разных форм и расцветок.
- Итог, один и тот же.
- Бывают кабинки, которые пытаются влезть в кабинки. Это вообще сюриализм)
- Бывают мужчины кабинки.
- Эти всегда заняты лишь временно.
- Итог, один и тот же.
- Внутри может быть разное.
- Зачастую одно и то же.
- О чём вы подумали?
- Итог, один и тот же.

Колона пятая

Едкая жидкость плавно стекала по коже, не причиняя ей видимого вреда.
- Я бессмертен, Фаргус! Я это сделал! Формула препарата идеальна, одна инъекция и регенерация организма обсалютна!
-Ты совсем обезумел Пётр, пора уходить.
-Куда, Фаргус? Да и зачем? Мне не страшна радиация, мой организм борет её . У меня есть ещё одна доза, бери её Фаргус! Я уже вижу, как предо мной склоняет свои колени время.
-Пётр, пошли, ты болен.
-Я богоподобен, смотри! Меня переполняет сила!
-Пётр! Ты горишь!
-Я вечен! Я сама вечность! Я Бог!
Шар белого огня взметнулся к потолку, завис там на пару мгновений, и, разбив окно, вылетел на улицу. Фаргус подбежал к его проёму: то тут, то там раздавались взрывы, рушились дома, повсюду сверкали вспышки. В грозовом небе уже кружились тысячи таких шаров. Они затевали хороводы и переплетались сумасшедшими, насыщенными цветами.
Фаргус быстро собрал в наплечную сумку самые необходимые вещи и вышел во двор. Ураганный ветер сбивал его с ног, но Фаргус держался, и быстро шел дальше. За очередным поворотом его взору открылась картина ужасного пиршества. Свора облезлых собак ела человеческое тело. Они остановились и смотрели в его сторону, чёрными, немигающими глазами.
Фаргус отстреливался, но это не помогало. Его окружили, и со всех сторон раздавался лай и рычание. Шприц бесшумно вошел в его шею…Собаки, поджав хвосты, разбежались в стороны.
- Я вечен Пётр! Я божественен!
В небо взметнулся шар белого огня…


Колона шестая

Веки постепенно открываются. Огромная бездна, черная, непроглядная, во все стороны: вниз, слева - вниз, справа - вниз, сзади – вниз; ноги, как влитые в бесконечно уходящий во все стороны, светящийся, стене из золотых кирпичей. Пётр висел в параллельном пространстве реального мира, изнанка обыденной жизни Павших Земель Эдема. Картина мира без лишних штрихов, чистая истинна, смерть и жизнь, и ты между выбором- хочешь всего, жаждешь, взалкал на мир, трепыхаешься, дергаешься, стена держит – не пускает, ещё сильней, поднатужиться, ещё чуть-чуть!!!! Слева от Петра раздался вскрик и от стены отделилось тело. Чвяк, и человек с дикими криками устремился в бесконечность бездны, на самое её дно.
- О, ба на! – Пётр оглянулся по сторонам, повсюду на всём протяжении стены миллиарды торчящих. Дети, взрослые, старики, младенцы, желтые, чёрные, белые, мытые, грязные, кто глаза открыть силится, кто не шелохнется, кто открыл и в ужасе пытается докричаться до соседнего, кто замолчал навечно, правду узрев.
- Эй, Мужик! МужИИИк….мжик!!! – рядом висел мужик, ноль эмоций, груша, и пах перегаром на мили вокруг.
Пётр покричал ещё с пол часа – мужик проснулся.
- О…эт что со мной? Ебать!! Да ну нахуй!! А ты кто , что эт за хуйня такая!!! Я умер? Полёнкой отравился? Ёёёёё маёёёёёёё, во Нинка расстроится.
- Не мужик, во твоя Нинка, возле весит.
- Да. (после долгой паузы) А звать, Гаврил Петрович я. Я вот жил, да ведал, что всё так. Токо признать себе это боялся. Годы прожил, силился туда - вверх, а он низом оказался.
Произнёс и стена начала его поглощать, мягко – мягко, засверкала цветными всполохами, заискрилась вокруг ног радостными искорками и, как змея, хомячка ам, и нет мужика.
Посмотрел Пётр, посоображал.
- Я вот так же висел всё это время?
- Да. Только в прошлый раз, ты не проснулся.

Ночь

Ночь, тени, равномерно уплотняясь, становятся материальными, осязаемыми и чуточку живыми. Они сплетаются в замысловатый узор, увидеть который дано ни каждому. Словно, чьи-то сущности начинают медленно оживать и плясать в безмолвном хороводе.
Кто бы мог сказать, может этот танец и есть, то, ради чего светит солнце, растёт трава, просыпается ненавистный сосед?
Тени дают бал, да как грянет марш, выстукиваемый дробью по белым костям вчерашних чудовищ. И всей разнице то, что масок нет. Чернила пенятся и испаряются в атмосферу. Нет на свете лжецов и деградантов, просто бумага не терпит правды, уже не терпит.
Ха! Кто знает, как пишут правду? И одно бессвязное молчание. Мелко её пишут и неразборчиво.
Вот и крутится тень с тенью в безудержном танце: Бах, Моцарт, Паганини, марш, марш, гвоздь вечера марш Шопена! Вот на сцене Тишина – главное действующее лицо спектакля. Она смотрит на тебя.
-Здравствуй, родная!
И ты, засунув в складки плаща свою косу, поднимаешь взор в темноту, только сейчас заметив в ней свет. Свет настольной лампы свихнувшегося Ван Гога.


Колона седьмая

Сегодня мне надо приготовить приворотное зелья из синеватых листьев вечернего хлеба, холодных слёз спиленного долларом дуба и пары капель своей крови. Объект приворота – Я. Пора избавится от эгоцентризма, иначе дальше не пройти. Шестая колона заставила всерьёз задуматься. Бесконечность моих лиц смотрит в разные стороны закрытыми глазами, два лица их открыло, и стало страшно. Нет, это не трусость. Увиденное лишь одним из лиц, перевернуло мой взгляд на путь, сколько всего я ещё не вижу? Можно резать ножом колбасу, а на самом деле жать на кнопку ядерного запуска, или сажать цветы. Можно разбить блюдо….раздался звон бьющегося метала…и ждать гостей с того света, а они придут и влепят пощёчину, не тревожь.
Пётр помешивал, мерцающее зелёным, варево в небольшом медном котелке. Костёр он соорудил из еловых веток в изобилии лежащих на земле. Но хвойных деревьев вокруг не было. Равнина. Ни кустика, не деревца, чахлая серая трава и ветки, много веток, самые разнообразные, принадлежность многих он не мог даже предположить.
Смесь неспешно закипала. От котелка шёл густой пар. И тут с неба полил чёрный дождь, чёрный, вязкий, горячий, как смола или нефть. Хорошо под рукой есть зонтик, найденный в испражнениях Собранного из обрывков ангельской пыли и лучей закатного солнца. Я впервые раскрыл его…
Над Петром образовался купол. Полупрозрачный, слегка колыхающийся, но сам по себе, в не зависимости от внешних раздражителей. На нем переливались картинки, преимущественно фиолетовые с полутонами фиолетового. Картинки жизни, прожитой им в Павших Землях Эдема. Вот он рождается на свет, глаза сощурены, рот беззвучно открывается и закрывается, вот он идёт первый раз в школу, вот его первая кровь, вот вторая, вот третья…Пётр отвернулся, крови было много, это надолго. Ручка зонта удлинилась и ушла в землю рядом с его левой ногой, вроде крепко. С краёв зонта стекала чёрная жижа, и, злобно пенясь, впитывалась в грунт. Нет, не впитывалась. Или впитывалась? На земле оставались бугорки и холмики разных форм, вроде древесного угля. Варево закипело и пар начал искрится. Он искрился всё интенсивней и интенсивней, пока не вспыхнул, лишь на миг и костёр погас.
- Готово.
Пётр в недоумении оглянулся по сторонам. На его правом плече седела фея.
-Готово твоё приворотное зелье. Видать в первый раз его готовишь? Хи-хи-хи. А ты смешной, видел бы ты себя. Меня зовут Гриндел, а тебя? Ну что? Воды в рот набрал?
- Меня зовут Пётр. Я даже не заметил, ты откуда прилетела?
- Из последнего мгновения. Какой ты невнимательный. Да, тебе необходимо попить приворотное зелье. Как ты смог сюда забраться такой? Ну что? Шучу – шучу, это нормально. Предыдущий Последний Прохожий был экипирован хуже тебя, тут ты молодец, зонтиком запасся.
- А кто был тут передо мной?
- Гныр, какой-то. Сын Тора. Милый мальчик, только без зонтика. Пришлось его пыльцой окропить, а то бы оброс.
- Оброс?
- Ну да, оброс, а что? Многие обрастают, особенно без зонтика. Посмотри на землю.
Я посмотрел на землю и увидел. Холмики, остававшиеся от чёрного дождя, превратились в переплетающиеся между собой причудливые ветки неизвестных мне деревьев, а может кустарников.
- А, что будет , если обрасти?
- Глупый! Но милый. Пей. – Гриндел захихикала, взлетела с его плеча и растворилась в воздухе.


Шапочки

На берегу озера сидят два мужика, и роют землю лицом. Усердно роют. Оба умеют рыть. Профессионалы рытья. Как Боги роют, лицами. Окоп могут вырыть. Сидят и роют. А мимо лотка плывёт, над водой, но не по течению. Небольшая, ничем не примечательная рыбацкая лотка. А в лотке грек сидит. Как есть грек, прямиком из Греции. И говорит им по русски:
-И, что это вы тут делаете мужики?
А они ему в ответ:
-Вот, сидим, землю рожами роем.
Заинтересовался Грек такими делами, с командой попрощался, подарил лотку юнге, и сошёл на берег.
-И зачем – говорит – вы это делаете?
Они головы подняли, лица чумазые:
-Умеем рыть – хором говорят – Профессионально роем. Всю жизнь рыли, и роем, и будем рыть. – Сказали оба, и уткнулись лицами в озёрный берег.
-А я – говорит Грек – Вязать умею. Что угодно могу связать. Отройте мне земляного меха, я вам шапочки для плаванья свяжу. Да не простые шапочки, а смирительные. Сможете в них на дно этого озера спускаться, и рыть там.
Мужики переглянулись меж собой. Встали. Согнулись. Приложили лица к земле, и, как плуги, начали бегать вокруг озера. Три дня и три ночи бегали. Подходят к Греку, и протягивают ему пакет полиэтиленовый чёрный. А в пакете, что-то.
- Нихрена себе – подумал Грек – Нашли, что ли? – говорит.
Подошёл с этим пакетом к двум деревьям близь берега. Достал из пакета чёрные комья пряжи. Намазал один на ствол слева, и начал вязать шапочки. А вязать Грек умел. Связал. Отдаёт шапочки и говорит:
-Вот, носите, и не снимайте.
Мужики шапочки одели, и нырк в озеро, дно рыть. Больше их никто не видел.

Мнение посетителей:

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя:*
E-mail:
Комментарий:*
Защита от спама:
пять + четыре = ?


Перепечатка информации возможна только с указанием активной ссылки на источник tonnel.ru



Top.Mail.Ru Яндекс цитирования
В online чел. /
создание сайтов в СМИТ